Чернильница

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Чернильница » Песочница » Наёмник Базил (Рассказ по вселенной-Технотьма)


Наёмник Базил (Рассказ по вселенной-Технотьма)

Сообщений 1 страница 30 из 46

1

http://i063.radikal.ru/1207/40/e189968e1085.jpg
Автор обложки: Александр Сергеевич

Версия 6

Наёмник Базил
                        Наёмник Базил
-Тинь, не перебивай! Больше я повторять не буду! — Обозлился учитель.
                        -Простите, — виновато отозвался ученик, сложив ноги по-турецки.
                        Тинь глотнул из кружки. Настой, который чем-то напоминал ром, оказался крепковат. Глоток за глотком, тепло разливалось по телу ребёнка. Тинь улыбнулся. Увидев это, учитель ободряюще подмигнул.
                        -Итак, слушай дальше, времени ещё много.
                        -Хорошо, учитель. Я постараюсь всё запомнить!
                        -Я тебе уже сказал: не перебивай!
                        ***
                        Ветер нёс с Гнилой Ложбины запах серы и озона. Небо, скрытое свинцовыми тучами, могло в любой момент разродиться мелким дождиком, а то и ливнем.  Некроз покрывал остов разрушенного приземистого здания, переходя на часть растрескавшегося асфальта и на погнутый фонарный столб, испещеренный дырками от пуль.
                        Техническая тьма правила бал на заражённых территориях. На её развалинах обитали не только монстры, вооружённые длинными клыками, но и разные отбросы человечества — бандиты, самые отпетые сволочи на пустошах. А самыой главной сволочью в новой Московии был Макс Церцей.
***
                        Операция по травле его клана готовилась очень долго.
                       Наёмника Базила тренировал глава клана — Торбай. Ученик на его занятиях отдавался полностью познаниям боевых искусств. Первыми жертвами обучаемого стали тряпочные манекены, расстрелянные в упор из пистолета.
        Также у Базила был свой принцип — "Ранил враг — убей его, ранил друг — пускай убьет, ибо лучше умереть, чем жить опозоренным другом."
            В Бога он не верил, как и другие, выжившие после Погибели, люди. Теперь для каждого был свой идол, собственный символ поклонения и веры.
                        После Большой войны в живых остались немногие. И то, благоприятных мест для существование, так мало, что их по пальцам можно пересчитать.
Опасностей сейчас полно.  Постоянно кто-то норовит, если не пустить пулю в спину, так впиться острыми клыками в горло и хлебать тёплую кровь, бьющую из разорванных артерий толчками.
В сторону пустующего метро, никто не совался, боясь распрощаться с жизнью — самой главной ценностью, но которая сейчас стоит слишком мало, чтобы за неё бороться.
Низко над землёй парил ядовитый зелёный туман. Фильтры противогазов забивались на раз из-за высокой кислотности среды, а ядовитые пары так и норовили пробраться к открытым участкам кожи, чтобы разъесть её до костей, словно гремучая жидкость — кислота. А некроз постепенно подбирался к участкам, обжитыми людьми. Он уж точно никого не пощадит.
                    Огромные территории превратились в радиоактивные пустоши. Многие здания разрушились, и по руинам сновали мутафаги. Пространство развалин бороздили лишь отчаянные бродяги, бандиты и представители "Ордена Чистоты", истребляющие нечисть.
Базил монахов презирал, как и многих других сумасшедших фанатиков, которые свихнулись на своей вере и поклонениях.
Москву контролировали топливные кланы.
Ближайшие к Киеву территории заняты фермерами. Также орудовал клан "Омега", зачищая местность от кетчеров и монахов "Ордена Чистоты".
                        Одна из топливных группировок принадлежала Сербу.
Клан Макса Церцея находился на северо-западе и был самый крупный в Московии, не считая клан "Омега" в центральной долине.
***
                        Запах прелой листвы и мокрой земли неприятно отдавал сыростью. Где-то вдали протяжно и невыносимо грустно завывал мутант.
Базил подёрнул плечами, визг нечисти ему явно приходился не по душе.
Рыжая трава покалывала ляжки через тонкие штаны. Кофта, со вшитыми в неё металлическими пластинами, взмокла от пота.
                        Базил держал лидера разбойничьего клана на мушке автомата. Серб находился метрах в тридцати от заброшенного здания.
                        Выбранная точка засады Базила, тщательно замаскирована и скрыта за перевёрнутой телегой. Точка просматривалась только со стороны оврага. Но оттуда точно никто из людей не высунется, если только мутафаги, чёрт, дери их за ногу.
Наёмник ждал клиента, который должен был подойти, приблизительно, минут пять назад. Базил перевёл оружие в сторону укреплённого района. То место тщательно охранялось головорезами Серба, его шестёрки суетно сновали вдоль центральных ворот и высокого забора.
Несколько человек заняло место за брустверами из мешков, набитых землёй и песком.
                    Люди Серба занимали три здания кадетской школы. Одно из строений наполовину разрушено, крыша местами прогнулась и ветер свободно гулял в верхних помещениях. На бывшем плацу расположилась техника. Её, к счастью, немного, всего три модернизированных трицикла, и два маленьких самохода с открытым верхом, откуда торчали короткие стволы небольших пулемётов.
Часовые стояли под навесом трибуны. На ржавом флагштоке красовалось чёрное знамя с белым черепом, как в классических фильмах про пиратов. В столовой располагались цистерны с топливом. Именно на содержимом этих бочек работала вся техника головорезов. В спортивном зале, на первом этаже, образована мастерская по починке техники и снаряжения. Спальные корпуса и часть учебного здания переоборудованы в казармы. Остальные помещения заняты штабом. На крыше установлены пулемёты, такие же, как на самоходах.
Угол спального корпуса обвалился, и из него торчал ствол орудия, больше напоминавшего длинную пушку.
Хороший район для базы выбрали, люди. С трёх сторон её окружали обвалы — в тех местах подхода нет, с четвёртой — подъезд. Кадетская школа находилась на небольшой возвышенности. К металлическому забору приварены листы железа, в некоторых местах дыры залатаны фанерой и доской.
План зданий и базы в общем, Базил знал на зубок, учитель Торбай постарался на славу.
Основная масса людей Серба ушла в сторону заброшенного автопарка, где им предстояло разобраться с малочисленным отрядом Горца. Зазнавшегося старца, лизоблюда и просто мелкой сошки, которая лебезит перед всеми.
Некоторую технику люди Серба захватили с собой, пополнив заодно боеприпасы и топливо для машин.  Сейчас на территории базы осталось человек, от силы, двадцать. И то те сидят по своим норам, нос не кажут.
                        Женщин бандитов очень мало, также как и детей. Поэтому они в первую очередь отсиживаются в закрытых помещениях. Потомство всем нужно живым и здоровым.
***
                        Торбай специально выбрал время для начала операции, когда все уйдут к автопарку. Потому что, чисто физически со всеми бандитами справиться не реально.
                        Сам главарь головорезов ждал клиента на, спускающейся к «укреплёнке», дороге, разместившись за растрескавшимся бетонным бруствером.
                        Это Базил изучил при подготовке к операции в штабе Наёмников. Все препятствия и строения базы были отмечены на карте и хранились в самом надёжном месте — голове наёмника. 
                        На всякий случай в кармане у Базила находилось два запасных рожка, в подсумке — противогаз, из набедренной кобуры торчала рукоять массивного пистолета.
***
                        Торбай — высокий мужчина, лет под пятьдесят. Покрытые сединой виски, но она его не старила, а предавала благородства. Про прошлое он вспоминать не любил. Говорил мужчина громким басом, но редко, больше предпочитая молчать.
                        Серб являлся полной противоположностью: хитёр, быстр, юрк, низок. Телосложение тощее, голова лысая. Серб, когда орал и ругался, постоянно срывался на визг. Авторитет среди разбойников постоянно поддерживался. Изменников и трусов казнил при всех.
                        ***
                        Через семь минут на дорогу, перед укрепленным районом, выехал небольшой сендер. На крыше установлена пулемётная турель, за ней находился совсем молоденький паренёк, с танкистским шлемом на голове, из-под него торчал чуб ярко-рыжих волос. Нос и раскрасневшиеся щёки покрывали веснушки.
                        Когда машина подъехала к воротам, те распахнулись. Водитель махнул кому-то рукой, и к окну подбежал высокий мужичок в чёрной куртке и в синих трениках. Что-то недовольно промямлил.
                        Серб двигался вниз к «укреплёнке». Машина тоже поехала на встречу, выпустив из выхлопной трубы чёрную копоть.
                        ***
                        Главарь и самоход сравнялись.
Двигатель заглушили, и из пассажирской двери вышел Макс Церцей. Базил аж ахнул, такого поворота наверняка не ожидал даже Торбай. Жаль, его тут нет.
                        Макс протянул руку, Серб её пожал и жестом показал, чтобы тот проследовал за ним. Церцей направился за бандитом широким шагом. Также из машины вышли два крепких парня в оранжевых куртках поверх тельняшек. На головах красные засаленные кепки с надписью «Сибнефть», на штанах масляные пятна топлива. В руках они держали по «потрошителю». Эта парочка вселяла ужас, рожи страшные, словно в детстве их кислотой облили.
У одного из головорезов Серба, на макушке красовалась помятая, с отвисшими краями,  фуражка.
***
                        Макс был мужчиной лет, этак, тридцати с гаком, и маленькой аккуратной чёрной бородкой. Над губами тоненькая полоска усиков. В плечах широк, руки мощные, и взгляд ясный не свойственный человеку нынешнего времени. Движения плавные размеренные, одет в чистое.
***
                        Наёмник перевёл прицел в сторону клиента. Прильнул к нему. Голова Церцея появилась прямо в перекрестии. Задержав дыхание, Базил надавил на спусковой крючок.
Громкий хлопок. Автомат плюнул смертью, отдача толкнула в плечо. Охрана Серба присела, укрывая за собой главаря, их вороные стволы зыркали повсюду. Пора вставать, только Базил не дёрнулся и на миллиметр. Выпущенная пуля попала в фасад корпуса.
                        Церцей кинулся на землю и прикрыл голову руками. Два его подручных в куртках навалились сверху, защищая от пуль. Парнишка, сидевший за пулемётом, навёл ствол в сторону наёмника и нажал на гашетку. Снаряды забарабанили по корпусу телеги, то и дело, рикошетя по сторонам. Наёмник откатился в сторону с линии огня. Присел, облокотившись спиной о днище телеги. Металл под выстрелами скрежетал.
                        Правое ухо заложило. Чёрт! Выставив автомат из-за колеса с лысой шиной, Базил выстрелил. Голова парнишки дёрнулась, тело обмякло и скользнуло внутрь автомобиля. Пулемёт умолк, из ствола поднимался сизый молочно-белый дымок. Завидев откуда летели пули, один из охранников, прикрываясь за деревом, с облезшей корой, выпустил пол обоймы пистолета по укрытию наёмника. Пуля чиркнула по скуле, оставив бурую борозду. Два охранника, прикрывая Церцея, двинулись в сторону открытой двери медпункта, где на пороге ждал ещё головорез.
                        -Уходите и прикрывайте Макса! — Прокричал головорез Серба.
                        -Всё понял? Бегом! — Отозвался кто-то.
                        Наёмник перекатился вправо под прикрытие большого камня. Со сменой позиции огонь всё равно продолжился. Позади камня находился первый и огромный обвал. Базил присел на корточки, и, положив вороной ствол автомата поверх камня, заранее переведя планку одиночного огня на огонь очередями, дал короткую очередь по охраннику Серба. Как раз по тому, который стрелял из пистолета. Тело завалилось с простреленной грудью. Враг задыхался, видно повреждено лёгкое, или сразу два, но это в лучшем случае. В прицеле появилось ещё три головореза, поднимавшиеся по дороге со стороны укреплённого района. Один из них держал в руках трубу самодельного гранатамёта. За спиной из рюкзака торчало две головки зарядов. Наёмник полоснул очередью, двое завалилось, один схватился за простреленную руку. Опять сев за камень, Базил выудил из кармана запасные обоймы. Перезарядил автомат и дал залп. Гранатомётчик уткнулся лицом в потрескавшийся асфальт. Раненый в руку подбежал к нему и вырвал из рук орудие. Присев на одно колено, он положил оружие на плечо и нажал на курок. С задней стороны вырвалось пламя и копоть, снаряд полетел точно в камень. Отдача немного дезориентировала гранатомётчика номер два.
                        Базил только начал отпрыгивать от камня, в этот момент снаряд разорвал природное укрытие, к чертям собачьим. Взрывной волной наёмника отбросило в сторону огромного обвала. Плюхнувшись на самый край, тело по инерции продолжило ход и соскользнуло вниз. Руки в совокупности с реакцией ухватились за толстый корень, торчащий из земли. Тело безвольно повисло над пропастью. Базил матюгнулся, поминая маму чёрта и ещё много чего. Кожа на руках содралась. Отсюда дальнейших действий головорезов не видно, зато радовало, что безумная стрельба прекратилась. Несколько ногтей сломалось, из ушей шла кровь. В переносице нос распух. Похоже, что сломан. Ресницы и брови опалились, место, куда попала пуля, болело. Наверняка головорезы решили, что с наёмником покончено, но сила воли у того куда больше, чем у всех остальных.
                        Его учитель даже не Торбай, а жизнь. Пора заявить о себе. Игра стоит свеч. Немного раскачавшись на корне, наёмник определил, что тот достаточно крепок. Стоило лишь на нём раскачаться и перекинуть ногу наверх, а потом, подтянувшись на руках, вернуть себе статус-кво. Именно этим занялся Базил. Правда, первый блин оказался комом, но со второй попытки задуманное удалось. Оседлав землю, он пригнулся, чтобы его со стороны корпуса было не видно. Повсюду на земле раскиданы булыжники, некогда составлявшие камень за которым, наёмнику доводилось укрываться. Трава возле бывшей позиции опалилась, а в некоторых местах земля дымилась. Автомат оказался неподалёку, но, к сожалению, приклад треснул. Наёмник, повесив его на плечо, отполз в сторону телеги и сел за ней. Вставил новый магазин.
                        Машина Макса стояла на месте, видно тот всё ещё здесь, и надо его убрать. Если это не сделать, то Торбай семь шкур снимет, да ещё и жизнь прихватит, за его физическое истощение, после тренировок с наёмником.

                        Возле трупов головореза сновали три их собрата. Видать, как кочевники, решили падалью поживиться, но так как это закон после апокалипсиса, то можно. Один рылся по карманам, того что с простреленными лёгкими. Другой стягивал поношенные, не раз перелатанные кеды, с гранатомётчика. А третий просто стоял и смотрел по сторонам, видать следит чтобы мародёрство осталось безнаказанным. Огромная, и наверняка тяжёлая дверь медпункта закрыта. Базил перевёл взгляд в сторону плаца, а именно на трибуну. Ранее стоявших там часовых, нет. Скорее всего, именно они сейчас занимаются мародёрством.
                        Пригибаясь, наёмник стал обходить их по флангу, но так чтобы человек у орудия не заметил его с крыши. Единственным прикрытием Базилу служила внезапность. В окне третьего этажа показалась голова головореза. Тот пристально посмотрел на мародёрствующих, махнул им рукой и что-то прокричал. Смотрящий, в ответ тоже проорал и показал «фак». Голова всунулась обратно и больше не появлялась, наёмник лишь облегчённо выдохнул. А те так и остались заниматься своим безбожным делом.
                        ***
                        Базил прошмыгнул в приоткрытую дверь медпункта, оставив после себя ещё три трупа со сломанными шейными позвонками, и наполовину разрушенное крыльцо. У мародёров наёмник прихватил нож, и несколько рожков к автомату. На одной койке валялась вся в крови скомканная простыня.
                        Лишнее внимание к персоне Базила сейчас ни к чему, но со стола он все-таки умудрился смахнуть в карманы три бинта и пузырёк с вязким веществом. Подбежал к заколоченному окну и посмотрел в щель между досками.
                        На улице стал моросить мелкий дождь, смывая с земли следы крови. Погода окончательно испортилась. В небе сверкнула яркая молния, её отростки коснулись земли.
                        Базил отошёл от окна и направился к деревянному проёму, который судя по заученной схеме, вёл в учебный корпус, а ещё по нему можно попасть в спальный отделение. Наёмник ступал мягко на мыски, не создавая лишнего шума. Нырнув в проем, он оказался в квадратном помещении, на одной из стен висел старый выцветший стенд с изображениями детей в странной одежде. На подоконнике лежала потрёпанная с плесенью невиданная шапка. Пол устлан различным мусором.
                        Кусочки битого стекла и кирпича хрустели под ногами. Пахло затхлостью. Базил присел за выступом стены, и провёл стволом в сторону учебного корпуса, именно оттуда послышались торопливые шаги. Все действия в голове наёмника имели алгоритм. Расчёт до мелочей, вот козырь его. Вскоре появился первый головорез с пистолетом наизготовку. Базил высунулся из укрытия и запустил нож в сторону противника. Лезвие на половину вошло в район живота. Тот схватился за него и стал падать, стукнувшись головой о кирпич. Что-то хрустнуло. Второй враг присел за перевёрнутым шкафом, и кинул гранату. Покатая опасность поскакала по полу. В последний момент наёмник скрылся за выступом и раздался взрыв. Осколки изрешетили деревянный шкаф, остатки стекла разбились, оставляя острые зубья в рамах. Пыль взвилась плотным занавесом, скрывая Базила от глаз головореза. Он дал короткую очередь в сторону последнего появления противника. Также часть острых осколков посекла тело врага с ножом в животе. Постепенно занавес пропадал, лучи света сквозь прорехи окон резали его. Наёмник сменил позицию, прыгнул на пол и пополз в сторону шкафа.
                        Подсечка сбила Базила с ног, он рухнул, перед глазами поползли синие мухи. Наёмник вернул себе исходное положение, и вцепился в шею головорезу. Это оказался один из подручных Макса Церцея, в оранжевой куртке. Противник вывернулся, нырнул под руку готовую к удару, и треснул по хребту двумя сцепленными в замок руками. Наёмник опять оказался на полу. Ещё один болезненный удар пришёлся ногой, в тяжёлом берце, по рёбрам. Воздух в очередной раз выбило из лёгких. Пыль окончательно осела, и взору ничего не мешало. Руки рефлекторно схватили противника за ногу и резко дёрнули, он свалился всей массой на Базила. Тот оттолкнул ногой в живот. Враг моментально загнулся, но с неимоверной прытью нашёл в себе силы. За секунду наёмник успел встать и направил ствол автомата, который всю бойню бесполезно болтался на плече. Бровь заплыла, губа рассечена, а костяшки сбились. Их неприятно щипало, но терпимо. Головорез наклонил голову вперёд и набросился, на не успевшего среагировать Базила. Палец не смог вдавить спусковой крючок, чтобы изрешетить бренное тело человека из самого большого топливного клана Макса Церцея. Толстые пальцы сжали горло, наёмник стал задыхаться, автомат отлетел в сторону в груду мусора, взметнув осевшую пыль. Они перекатились и оказались около бездыханного тела головореза, из которого всё торчала рукоять ножа. Показывая фантастическую изворотливость, Базил ударил лбом врагу по переносице. Она хрустнула и из среза кожи брызнула кровь. Рука дотянулась до ножа и выдернула из мёртвого тела, клинок блестел багрянцем. Одним резким движением, лезвие пропороло кожу под подбородком и пробило нёбо. Зубы клацнули по металлу, и тело осело бездыханным мешком.
        Одной проблемой стало меньше. Наёмник поднялся, стряхнул с себя пыль и наклонился за автоматом. Он безотказный ему всё равно. Бросив через плечо беглый взгляд, он убедился, что со стороны спального корпуса никто не идёт.
        Базил выбежал из «кишки» в просторное помещение. Свернул вправо, оказался на капитанской палубе. Окна заделаны листовым железом. Возле глухой стены приютился кособокий диванчик. В углу валялись фрагменты гипсовой статуи, неизвестного мужика. На стене висел плакат со строевыми занятиями, с молодцами в камуфляже. Обстановка действовала угнетающе. Шаги раздавались в полупустом помещении гулким эхом. На секунду остановившись, наёмник вытащил магазин, он оказался поло наполовину. Щелчок и старый магазин лёг в карман, а его паз занял новый. Время на нормальную перезарядку ограничено, и смысл рисковать отсутствует. Потом пришлось свернуть на лево, там опять оказались всякие стенды и кожаное кресло с дырявым подлокотником. Под ногами шелестел бумажный мусор, видно у головорезов с гигиеной хреново. В углублении в стороне оказалась деревянная дверь. Базил свернул туда, подёргал за ручку, и убедившись что она заперта высадил её ногой. В кабинете оказалось пусто, лишь на полу разложено несколько спальных мешков.
        Похоже, Торбай запихнул его в самое осиное гнездо головорезов. И всё наёмнику порядком надоело, теперь надо действовать не по инструкциям.
        -Церцей выходи, не дури меня, — не сдержался Базил.
        Вынырнув из кабинета он вернулся в предыдущее помещение и направился к другим дверям. После того как он крикнул, напрягся слух. Слуховые каналы уловили едва слышимый звук работающего генератора. Тарахтение по мере приближения усиливалось.
        -Выходи!
        Та дверь, к которой направлялся наёмник, тихонько скрипнула, но звук сквозь тарахтение уловим. Базил перешёл на трусцу и не колеблясь направился в сторону звука. Дуло "калаша" смотрело на дверь, с потрескавшейся табличкой «Камбуз». Маслины готовы в любое время угостить неприятеля щедрой порцией. На другой табличке красовалась ярко-красная табличка «Топливная». Базил сразу догадался, что именно в этом помещении находятся цистерны с чёрным золотом.
        Наёмник встретил дверь подошвой ботинка. Она при ударе слетела с петель и, падая, поломала часть себя в щепу. Это было огромное помещение, посередине которого, находилось четыре огромные цистерны. Рядом с ними стояли металлические вёдра с пятнами от топлива для тарантаек.
        В стороне мелькнула фигура и скрылась в умывальном помещении. Базил отправился туда, нахмурив чёрные брови. Прядь волос по-героически падала на бледное лицо с кровоподтёками. Палец нажал на курок и несколько пуль полетели, туда, где раньше находился головорез. На стенах покрытых штукатуркой, расцвели серые розочки. Грохот наполнил помещение, перекрывая тарахтение генератора. Плитка обвалилась, падая на пол и разбиваясь на множество мелких кусочков.
        Вскоре он увидел, что в углу между двумя раковинами сидел весь вымазанный грязью Серб. В руках он держал взведённый пистолет неизвестной работы. Базил посмотрел на главаря взглядом, сочетающем жалость и ненависть. Тот вытянул вперёд руку с пистолетом, и мгновенно нажал на курок. Тишина взорвалась сразу мириадами различных звуков. Пуля чиркнула по рукаву, царапая кожу, как раз там, где небольшое расстояние между броневых пластин. Наёмник цыкнул от боли, пронзившей руку.
        — Падла!!!
        Не потеряв ориентацию, Базил дал короткую очередь по Сербу. На теле расцвели красные кровавые розочки. Несколько «маслин» однако не достигли цели отколов солидный кусок от раковины. Рука раненного обмякла, пистолет упал на пол уложенной грязно-серой плиткой, звонко брякнувшись. Но он ещё дышал, хотя грудь прополосана очередью немалого калибра. Наёмник подошёл к Сербу и присел перед ним на корточки, и заглянул в широко распахнутые карие глаза. У него наворачивалась слеза. Базил выпрямился, одёрнул полы кофты, отряхнул от грязи ладони и с размаху треснул каблуком головорезу по черепу. Он ударился затылком об стену и, оставляя кровавый след, испустил душу. Потускневший взор уставился в неведомые просторы.
        -Браво, браво, молодец, наёмник!— сзади раздался громкий бас.
        Базил чуть от неожиданности не подпрыгнул.
        К горлу подобрался комок. Зубы стиснулись. Рука сильнее сжала рукоять автомата. Медленно развернувшись, он уставился на Церцея. Да, это был именно он.
        -Ух, ты сам ко мне пришёл, не ожидал,— решился заговорить наёмник.
        -Это не я к тебе пришёл, а ты, ты здесь гость, а я правлю бал.
        -Хером по лбу не дать? Ты мой клиент, а я всего лишь вершитель твоей судьбы.
        -Нет, ты не вправе распоряжаться моей жизнью, ты всего лишь мелкая сошка в пищевой цепочке!— голос Церцея даже не дрогнул.
        -Ага, перебьёшся!
        -Нет, ты ничего не понял.
        Макс развернулся спиной к Базилу и хотел отправиться восвояси. Для большей демонстрации крутизны он выудил из пачки сигарет одну, засунул в рот и аккуратно прикурил от старомодной зажигалки «Zippo». Сизый дымок поднялся к потолку.
        -Стоять, я ещё не закончил!— сорвался Базил.
        -А я да,— спокойно и лаконично ответил Церцей.
        Вдруг из входа в топливную вылетел головорез-второй охранник Церцея, но прежде чем он понял, что к чему, наёмник срезал его короткой очередью. И тут без согласования всяких действий Макс нырнул в сторону под прикрытие огромных цистерн с топливо. В голове у Базила пульсировала лишь одна мысль,— Только бы не нарваться. Наёмник последовал за ним, на ходу выставляя напоказ вороной ствол «калаша». В промежутке между цистернами мелькнул конец куртки Макса, что подстегнуло наёмника ещё сильнее. И жажда убивать застелила глаза. Дыхание не сбивалось, а работало в одном темпе с сердцем.
        ***
        Макс застыл как изваяние между двумя наиболее большими цистернами. Напротив него на полной изготовке стоял Базил. На всякий случай запасённая граната ещё лежала в кармане. Теперь на лице лежало сразу несколько прядей волос. Грудь вздымалась и опускалась, воздух из ноздрей выходил со свистом. Церцей до побеления костяшек сжимал небольшой компактный пистолет. Задание наёмник практически выполнил. Наверное, Торбай гордился бы им. Ствол автомата немного подёргивался, но в любую секунду мог найти жертву. Два врага сверлили друг друга пристальными взглядами. Во рту головореза ещё тлела сигарета. Оба напряжены до предела. Лица застыли в разных выражениях. У Базила выражение ненависти, а у Макса блаженности. Вот пойми кто из них один дурак. Или оба дураки. Церцей выкинул в сторону пистолет, и тот закатился под массивную подставку цистерны. Автомат наёмника соскользнул с плеча и брякнулся об пол. Из карманов Базил вывалил магазины, и нащупал ребристую рубашку гранаты. Макс достал острый тесак, заточенный мастерами головорезов. При всей этой кругопляске, наёмник умудрился потерять свой нож.
        -Ну что, наёмник поехали, на том свете передай привет Торбаю,— неожиданно заговорил головорез.
        -Откуда ты его знаешь? — на автомате выпалил Базил.
        -Он мой брат, ты уж не серчай, сейчас его косточки глодают множество крыс и мышей.
        -Но, как!
        -Легко, это жизнь малыш! — выхухолился Церцей
        -Да иди ты.
        -Это судьба, мой дорогой ученик мёртвого Торбая Базил.
        Наёмник ещё сильней сжал гранату в руке и прокрутил в голове дальнейший алгоритм действий. Судя по лицу Церцея, он тоже был занят думанием. Остался последний рывок.
        Базил всё по алгоритму, резким движение выдернул чеку и побежал на своего «клиента». Кровь пульсировала в жилах, мысли работали в такт. Противник повторил всё то же самое только без гранаты, и побежал на наёмника. Они сцепились в последнем танце жизни и смерти, мгновение и всё кончено
        И РАЗДАЛСЯ ВЗРЫВ…

        ***
        Огонь потрескивал в небольшом костре, тускло озаряя небольшое помещение. На полу сидел Тинь и его учитель. На полу перед ними стояло две чашки с настоем из различных трав, по рецепту Ивр-Седина. В зрачках каждого отражался печальный огонь. Учитель всё говорил медленно, не спеша, тщательно подбирая слова. Он говорил практически на автомате, а сам думал о прошлом. Ностальгия мучила его уже много лет. Поленья всё трещали, испуская приятный запах смолы, ещё вдобавок свою ноту играл прекрасный запах настоя.
        -Учитель, расскажите, что было дальше, ну пожалуйста,— умоляюще просил тоненький голосок ученика Тиня.
        -Нет, мои дорогие друзья, на сегодня хватит, жизнь большая и я ещё много чего успею вам рассказать.
        -Пожалуйста, пожалуйста.
        -Нет,— учитель сказал, как отрезал и на глазах у него навернулись слёзы.
        Ученик отвернулся в сторону. А учитель сразу же вспомнил в детстве себя, он также первый раз нахмурился и отвернулся от Торбая.
        -Сынок, ты ещё не чувствовал ветер свободы, он не дурманил тебя, ты не чувствовал ещё горечь поражения, ты не чувствовал вкус победы.
        Учитель закрыл глаза, и больше не сказал ни слова.
        А технотьмы на наш век хватит…

Отредактировано Geshem fu Tioamat (31-12-2012 17:32:04)

0

2

Рад тебя здесь видеть! :)

0

3

Артём написал(а):

Рад тебя здесь видеть! :)

Давайте без флуда! Это можно было в ЛС написать.

0

4

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Итак: написано плохо. Очень. Выделяется бессвязность предложений, наличие орфографических и пунктуационных ошибок. Текст совсем не вычитан. Я проверил только до вторых "звездочек", дальше бесполезно. Перепиши проверенное и выложи, потом посмотрим...

0

5

НАЁМНИК БАЗИЛ
Наёмник Базил
-Тинь, не перебивай, сколько раз я тебе могу говорить?! (Риторический вопрос. вопрос и восклицательный знак.)обозлился (С большой буквы) учитель
-Простите, я больше не буду, — отозвался ученик и сложил ноги по-турецки.
Поменяв (Красивее звучит "сменив") позу, Тинь сделал глоток из кружки. Настой оказался немного крепковат. И так глоток за глотком, тепло разливалось по тренированному организму ребёнка. Он улыбнулся, (Вместо запятой — тире) это увидел учитель и подбадривающее подмигнул.
-И так, (Вводное слов — поэтому нужна запятая) слушай дальше, время (Времени) ещё много.
-Хорошо учитель, я познаю все азы наёмничества. (Звучит будто "Да мой повелитель. Да Мнолит! Чего угодно монолит? Я все сделаю, о хозяин)
-Я тебе уже сказал, (двоеточие) не перебивай!!!
***
Ветер нёс с Гнилой Ложбины запах серы и озона. Небо было прикрыто свинцовыми подушками (неудачное сравнение), которые в любой момент должны (Могли) разродиться назойливым дождиком. Некроз покрывал остов разрушенного приземистого здания. Технотьма правила бал на заражённых территориях. Операция по травле этого клана готовилась очень долго по меркам жизни и смерти (Непонятное сравнение, снова).__ (Абзац) Базила готовил лично Торбай, тот всё делал с неимоверной ответственностью. Первыми жертвами наёмника стали три тряпочных манекена, уничтоженные тремя патронами, угодившими им в сердце. Также у него была своя философия, и в Бога он не верил, как и многие другие выжившие люди. Принцип был один, (Двоеточие) «Убивай, но не дай себя убить» (Лучше заменить на "Либо ты, либо тебя", а то звучит, будто одни маньяки вокруг...).__ (абзац) После большой войны мало кто остался. В сторону пустующего метро, (лишняя) мало кто совался, боясь потерять жизнь. Низко над землёй парил ядовитый зелёный туман. Фильтры противогазов забивались на раз. По огромной территории расползались радиоактивные пустоши. Многие здания превратились в руины. Пространство бороздили лишь отчаянные бродяги, бандиты и представители Ордена Чистоты, истребляющие нечисть. Ближайшие к Киеву территории были заняты фермерами, Москву контролировали топливные кланы. Один из таких принадлежал Сербу, но по сравнению с топливным кланом Макса Церцея, это (Замени на "его гильдия" — (обязательно тире)) полное ничтожество.
Запах прелой листвы и мокрой земли (Не пахнет!) неприятно щекотали ноздри. Где-то вдали завывал мутант. Пожухлая трава покалывала ляжки через тонкие тряпочные штаны. Самодельная кофта с вшитыми в неё металлическими пластинами, (Лишняя) отлично держала (сдерживала) сырость. Над ней пришлось долго попотеть. (пришлось попотеть с сыростью? Если вы хотели написать, что над изготовлением кофты пришлось попотеть, то не брезгуйте, и пишите прямо)
Базил держал лидера разбойничьего клана на мушке безотказного автомата (Ни к чему это уточнение).  Серб находился метрах в тридцати от заброшенного здания кадетской школы, стены которой покрывали большие ярко-зелёные лишаи. Сзади (Позади) него стояло три подручных с обычными пистолетами в кобурах.
Выбранная точка Базила была тщательно скрыта за перевёрнутым «уазиком», и просматривалась только со стороны оврага. Наёмник ждал клиента, который должен был подойти пять минут назад. Он перевёл ("Сместил". переводят стрелки и деньги) прицел в сторону укреплённого района. Оно (Заменить на "Тот" в целях избавления от повтора и красивейшего написания) тщательно охранялось головорезами Серба. Его люди занимали три здания кадетской школы; (Либо точка с запятой, либо точка и новое предложение) одно из них наполовину разрушено, о которой ("Чем")свидетельствовал старый выцветший под окружающими факторами плакат (Смысл предложения глуп. Причем тут плакат, и как он свидетельствует, характеризует или хотя бы намекает на разрушенное здание?). На бывшем плацу расположилась их техника. Её, к счастью, (Водные слова, пропустил запятые) было немного, (Двоеточие) всего три модернизированных мотоцикла, и две маленьких тарантайки с открытым верхом. Часовые стояли на бывшей трибуне. На ржавом флагштоке красовался чёрный флаг с белым черепом, как в классических фильмах про пиратов. В столовой расположились цистерны с топливом. Именно на нём работала вся техника [color=red]головорезов (Разве топливные кланы — это головорезы?).[/color] (Знаете, похоже вы через чур прямо поняли фразу "Читатель не должен ни о чем догадываться". Удалить предложение!) В спортивном зале на первом этаже, образовалась мастерская. Где был медпункт там и остался (Медпункт где был, там и остался). Спальные корпуса и часть учебного превратились в казармы. Остальная же часть стала штабом. На крыше были установлены крупнокалиберные орудия, невесть откуда притащенные. Угол спального корпуса обвалился и из него торчал ствол пулемёта. Хороший район для базы выбрали, люди Серба. С трёх сторон его базу окружали обвалы. Кадетская школа находилась на небольшой возвышенности. К металлическому забору были приварены листы железа, в некоторых местах фанера.___ Основная масса людей Серба ушла в сторону заброшенного автопарка, где им предстояло разобраться с малочисленным отрядом Горца. Некоторую технику они захватили с собой. Сейчас на территории осталось человек от силы двадцать (Поменять местами). Женщин у них (У кого у НИХ? Да и странное это предложение. Возможно, немного пошло, но без женщин никак в плане физического удовлетворения. Надеюсь, это понятно. Поэтому отсутствие женщин — минимум неадекватно звучит. Нужно же солдатам как-то расслабляться. и тут, увы, кто бы что ни говорил, но считаю замечание обоснованным и логичным. Женщины должны быть, хотя бы рабыни, что придаст атмосфере определенный шарм) У топливных кланов должны быть) никто не видел, но наличие детей было (Странно. переделать.  :insane: ). Торбай специально выбрал время начала операции, когда все свалят. (Ты разорвал предложения. Поэтому советую это поставить после "Сейчас на территории...")

Отредактировано Novator (06-07-2012 10:08:24)

0

6

Спасибо за разбор, исправлюсь.

0

7

GfuT написал(а):

Спасибо за разбор, исправлюсь.

Ждем не дождемся.

0

8

То что успел отредактировать)

Наёмник Базил
-Тинь, не перебивай, дай до конца расскажу, и больше я повторять не буду! — Обозлился учитель
-Простите, — отозвался ученик и сложил ноги по-турецки.
Сменив позу, Тинь попил из кружки. Настой оказался немного крепковат. Так глоток за глотком, тепло разливалось по организму ребёнка. Он улыбнулся -это увидел учитель и подбадривающее подмигнул.
-И так, слушай дальше, времени ещё много .
-Хорошо учитель, я постараюсь всё запомнить!
-Я тебе уже сказал: не перебивай!
***
Ветер нёс с Гнилой Ложбины запах серы и озона. Небо прикрыто свинцовыми тучами, которые в любой момент могли разродиться назойливым дождиком. Некроз покрывал остов разрушенного приземистого здания.
Техническая тьма правила бал на заражённых территориях.
Операция по травле клана Макса Церцея готовилась очень долго.
Базила тренировал лично Торбай: тот всё делал с неимоверной ответственностью. Первыми жертвами наёмника стали три тряпочных манекена, уничтоженные из пистолета. Так же у Базила есть своя философия, и в Бога он не верил, как и многие другие выжившие люди.
Принцип один: "Укусили тебя — кусай врага"
После большой войны остались немногие. В сторону пустующего метро, никто совался, боясь распрощаться с жизнью. Низко над землёй парил ядовитый зелёный туман. Фильтры противогазов забивались на раз. На огромной территории расползались радиоактивные пустоши. Многие здания превратились в руины. Пространство бороздили лишь отчаянные бродяги, бандиты и представители Ордена Чистоты, истребляющие нечисть. Ближайшие к Киеву территории были заняты фермерами, Москву контролировали топливные банды. Сам по себе орудовал клан "Омега"
Одна из топливных группировок принадлежала Сербу. Клан Макса Церцея был самым крупным в Москве.
Запах прелой листвы и мокрой земли неприятно щекотали ноздри. Где-то вдали завывал мутант. Пожухлая трава покалывала ляжки через тонкие штаны. Самодельная кофта, со вшитыми металлическими пластинами, отлично держала сырость и пули малого калибра. Над ней пришлось долго попотеть.
Базил держал лидера разбойничьего клана на мушке автомата с магазином, торчащим в бок. Серб находился метрах в тридцати от заброшенного здания кадетской школы, стены которой покрывали большие ярко-зелёные лишаи. Сзади него стояло три подручных с обычными пистолетами в кобурах.
Выбранная точка Базила тщательно скрывалась за перевёрнутой телегой и просматривалась только со стороны оврага. Наёмник ждал клиента, который должен был подойти пять минут назад. Он перевёл прицел в сторону, укреплённого района. То место тщательно охранялось головорезами Серба. Его люди занимали три здания кадетской школы одно из них наполовину разрушен. На бывшем плацу расположилась их техника. Её, к счастью, немного, всего три модернизированных трицикла, и два маленьких самохода с открытым верхом. Часовые стояли под навесом трибуны. На ржавом флагштоке красовалось чёрное знамя с белым черепом, как в классических фильмах про пиратов. В столовой располагались цистерны с топливом. Именно на содержимом этих бочек работала вся техника головорезов. В спортивном зале на первом этаже, образована мастерская. Спальные корпуса и часть учебного превратились в казармы. Остальная же часть стала штабом. На крыше установлены крупнокалиберные орудия, невесть откуда притащенные. Угол спального корпуса обвалился и из него торчал ствол пулемёта. Хороший район для базы выбрали, люди Серба. С трёх сторон базу окружали обвалы, с четвёртой был подъезд. Кадетская школа находилась на небольшой возвышенности. К металлическому забору приварены листы железа, в некоторых местах дыры залатаны фанерой. Основная масса людей Серба ушла в сторону заброшенного автопарка, где им предстояло разобраться с малочисленным отрядом Горца. Некоторую технику они захватили с собой. Сейчас на территории осталось человек, от силы, двадцать.
Женщин бандитов было мало, также в лагере находились дети, произведение после репродуктивной деятельности.
Торбай специально выбрал время для начала операции, когда все уйдут к автопарку.
Сам главарь головорезов ждал клиента на, спускающейся к «укреплёнке», дороге.
Всё это Базил изучил при подготовке к операции в штабе Наёмников, где руководил Торбай.
На всякий случай в кармане у Базила находилось два запасных рожка, в подсумке противогаз, в набедренной кобуре торчала рукоять пистолета.
Торбай высокий мужчина, лет так под пятьдесят. Виски седые, но она его не старила, а предавала благородства. Про прошлое он вспоминать не любил, а если вспоминал по чужой вине, впадал в слепую ярость. Говорил мужчина громким басом, но редко. А стрельба у Торбая отменная.
Серб являлся полной противоположностью, но хитёр не по-детски. Телосложение тощее, волосяной покров головы по каким-то причинам отсутствовал. Метр с кепкой, когда орал и ругался, постоянно срывался на визг. Авторитет среди разбойников, постоянно поддерживался. Изменников и трусов убивал при всех, чтобы следующим неповадно было.
***
Через семь минут на дорогу, перед укрепленным районом, выехал небольшой сендер. На крыше установлена пулемётная турель, за ней находился совсем молоденький паренёк, с танкистским шлемом на голове, из-под него торчал чуб ярко-рыжих волос. Нос и щёки покрывали веснушки.
Когда машина подъехала к воротам, те распахнулись. Водитель махнул кому-то рукой, и к окну подбежал высокий мужичок в чёрной куртке и в синих тренниках. Он что-то промямлил.
Серб двигался вниз к «укреплёнке». Машина тоже поехала на встречу, выпустив из выхлопной трубы противную копоть.
***
Главарь и самоход поравнялись. Двигатель заглушили, и из пассажирской двери вышел Макс Церцей. Базил аж ахнул, такого поворота наверняка не ожидал даже Торбай. Жаль, его тут нет.
Макс протянул руку, Серб её пожал и жестом показал, чтобы тот проследовал за ним. Церцей направился за ним широким шагом. Так же из машины вышло два крепких парня в оранжевых куртках поверх тельняшек. На головах красные засаленные кепки с надписью «Сибнефть», на штанах масляные патна топлива. В руках держали по «потрошителю». Эта бригада вселяла ужас. У одного из головорезов Серба, на маковке красовалась фуражка.
Макс был мужчиной лет этак тридцати с гаком, и маленькой аккуратной чёрной бородкой. Над губами тоненькая полоска усиков. В плечах широк, руки мощные, и взгляд ясный не свойственный человеку апокалипсиса. Движения плавные размеренные, одет в чистое.
Наёмник перевёл прицел в сторону клиента. Прильнул к нему. Голова появилась прямо в перекрестии. Задержав дыхание, Базил надавил на спусковой крючок. Автомат выплюнул смертельную "маслину", отдача толкнула в плечо. Охрана Серба присела, укрывая за собой главаря, их вороные стволы зыркали повсюду. Пора было вставать, только Базил не дёрнулся и на миллиметр. Выпущенная пуля попала в фасад корпуса.
Церцей кинулся на землю и прикрыл голову руками. Два его подручных в куртках навалились на сверху, защищая от выстрелов. Парнишка, сидевший за пулемётом, навёл ствол в сторону наёмника и нажал на гашетку. Пули забарабанили по корпусу телеги, то и дело, рикошетя по сторонам. Наёмник откатился в сторону с линии огня. Присел, облокотившись спиной о днище. Металл скрежетал.
Правое ухо заложило, но скоро пройдёт. Выставив автомат из-за колеса с лысой шиной, Базил выстрелил. Голова парнишки дёрнулась, тело обмякло и соскользнуло внутрь автомобиля. Пулемёт умолк, из ствола поднимался сизый молочно-белый дымок. Завидя откуда летели пули, один из охранников, прикрываясь за деревом, с облезшей корой, выпустил пол обоймы пистолета по укрытию наёмника. Пуля чиркнула по скуле, и умчалась дальше. Два охранника, прикрывая Церцея, двинулись в сторону открытой двери медпункта, где на пороге ждал ещё головорез.
-Уходите и прикрывайте Макса! — Прокричал головорез Серба.
-Всё понял? Бегом! — Отозвался кто-то.
Наёмник перекатился вправо под прикрытие большого камня. Со сменой позиции огонь всё равно продолжился. Позади камня находился первый и огромный обвал. Базил сел на корточки, и, положив вороной ствол автомата поверх камня, заранее переведя планку одиночного огня на огонь очередями, дал короткую очередь по охраннику Серба. Как раз по тому, который стрелял из пистолета. Тело завалилось с простреленной грудью. Враг задыхался, видно повреждено лёгкое, или сразу два, но это в лучшем случае. В прицеле появилось ещё три головореза, поднимавшиеся по дороге со стороны укреплённого района. Один из них держал в руках трубу самодельного гранатамёта. За спиной из рюкзака торчало две головки зарядов. Наёмник полоснул очередью, двое завалилось, один схватился за простреленную руку. Опять сев за камень, Базил выудил из кармана запасные обоймы. Перезарядил автомат и дал залп. Гранатомётчик уткнулся лицом в потрескавшийся асфальт. Раненый в руку подбежал к нему и вырвал из рук орудие. Присев на одно колено, он положил оружие на плечо и нажал на курок. С задней стороны вырвалось пламя и копоть, снаряд полетел точно в камень. Отдача немного дезориентировала гранатомётчика номер два.
Базил только начал отпрыгивать от камня, в этот момент снаряд разорвал природное укрытие, к чертям собачьим. Взрывной волной наёмника отбросило в сторону огромного обвала. Плюхнувшись на самый край, тело по инерции продолжило ход и соскользнуло вниз. Руки в совокупности с реакцией ухватились за толстый корень, торчащий из земли. Тело безвольно повисло над пропастью. Базил матюгнулся, поминая маму чёрта и ещё много чего. Кожа на руках содралась. Отсюда дальнейших действий головорезов не видно, зато радовало, что безумная стрельба прекратилась. Несколько ногтей сломалось, из ушей шла кровь. В переносице нос распух. Похоже, что сломан. Ресницы и брови опалились, место, куда попала пуля, болело. Наверняка головорезы решили, что с наёмником покончено, но сила воли у того куда больше, чем у всех остальных.
Его учитель даже не Торбай, а жизнь. Пора заявить о себе. Игра стоит свеч. Немного раскачавшись на корне, наёмник определил, что тот достаточно крепок. Стоило лишь на нём раскачаться и перекинуть ногу наверх, а потом, подтянувшись на руках, вернуть себе статус-кво. Именно этим занялся Базил. Правда, первый блин оказался комом, но со второй попытки задуманное удалось. Оседлав землю, он пригнулся, чтобы его со стороны корпуса было не видно. Повсюду на земле раскиданы булыжники, некогда составлявшие камень за которым, наёмнику доводилось укрываться. Трава возле бывшей позиции опалилась, а в некоторых местах земля дымилась. Автомат оказался неподалёку, но, к сожалению, приклад треснул. Наёмник, повесив его на плечо, отполз в сторону телеги и сел за ней. Вставил новый магазин.
Машина Макса стояла на месте, видно тот всё ещё здесь, и надо его убрать. Если это не сделать, то Торбай семь шкур снимет, да ещё и жизнь прихватит, за его физическое истощение, после тренировок с наёмником.

Возле трупов головореза сновали три их собрата. Видать, как кочевники, решили падалью поживиться, но так как это закон после апокалипсиса, то можно. Один рылся по карманам, того что с простреленными лёгкими. Другой стягивал поношенные, не раз перелатанные кеды, с гранатомётчика. А третий просто стоял и смотрел по сторонам, видать следит чтобы мародёрство осталось безнаказанным. Огромная, и наверняка тяжёлая дверь медпункта закрыта. Базил перевёл взгляд в сторону плаца, а именно на трибуну. Ранее стоявших там часовых, нет. Скорее всего, именно они сейчас занимаются мародёрством.
Пригибаясь, наёмник стал обходить их по флангу, но так чтобы человек у орудия не заметил его с крыши. Единственным прикрытием Базилу служила внезапность. В окне третьего этажа показалась голова головореза. Тот пристально посмотрел на мародёрствующих, махнул им рукой и что-то прокричал. Смотрящий, в ответ тоже проорал и показал «фак». Голова всунулась обратно и больше не появлялась, наёмник лишь облегчённо выдохнул. А те так и остались заниматься своим безбожным делом.
***
Базил прошмыгнул в приоткрытую дверь медпункта, оставив после себя ещё три трупа со сломанными шейными позвонками, и наполовину разрушенное крыльцо. У мародёров наёмник прихватил нож, и несколько рожков к автомату. На одной койке валялась вся в крови скомканная простыня.
Лишнее внимание к персоне Базила сейчас ни к чему, но со стола он все-таки умудрился смахнуть в карманы три бинта и пузырёк с вязким веществом. Подбежал к заколоченному окну и посмотрел в щель между досками.
На улице стал моросить мелкий дождь, смывая с земли следы крови. Погода окончательно испортилась. В небе сверкнула яркая молния, её отростки коснулись земли.
Базил отошёл от окна и направился к деревянному проёму, который судя по заученной схеме, вёл в учебный корпус, а ещё по нему можно попасть в спальный отделение. Наёмник ступал мягко на мыски, не создавая лишнего шума. Нырнув в проем, он оказался в квадратном помещении, на одной из стен висел старый выцветший стенд с изображениями детей в странной одежде. На подоконнике лежала потрёпанная с плесенью невиданная шапка. Пол устлан различным мусором.
Кусочки битого стекла и кирпича хрустели под ногами. Пахло затхлостью. Базил присел за выступом стены, и провёл стволом в сторону учебного корпуса, именно оттуда послышались торопливые шаги. Все действия в голове наёмника имели алгоритм. Расчёт до мелочей, вот козырь его. Вскоре появился первый головорез с пистолетом наизготовку. Базил высунулся из укрытия и запустил нож в сторону противника. Лезвие на половину вошло в район живота. Тот схватился за него и стал падать, стукнувшись головой о кирпич. Что-то хрустнуло. Второй враг присел за перевёрнутым шкафом, и кинул гранату. Покатая опасность поскакала по полу. В последний момент наёмник скрылся за выступом и раздался взрыв. Осколки изрешетили деревянный шкаф, остатки стекла разбились, оставляя острые зубья в рамах. Пыль взвилась плотным занавесом, скрывая Базила от глаз головореза. Он дал короткую очередь в сторону последнего появления противника. Также часть острых осколков посекла тело врага с ножом в животе. Постепенно занавес пропадал, лучи света сквозь прорехи окон резали его. Наёмник сменил позицию, прыгнул на пол и пополз в сторону шкафа.
Подсечка сбила Базила с ног, он рухнул, перед глазами поползли синие мухи. Наёмник вернул себе исходное положение, и вцепился в шею головорезу. Это оказался один из подручных Макса Церцея, в оранжевой куртке. Противник вывернулся, нырнул под руку готовую к удару, и треснул по хребту двумя сцепленными в замок руками. Наёмник опять оказался на полу. Ещё один болезненный удар пришёлся ногой, в тяжёлом берце, по рёбрам. Воздух в очередной раз выбило из лёгких. Пыль окончательно осела, и взору ничего не мешало. Руки рефлекторно схватили противника за ногу и резко дёрнули, он свалился всей массой на Базила. Тот оттолкнул ногой в живот. Враг моментально загнулся, но с неимоверной прытью нашёл в себе силы. За секунду наёмник успел встать и направил ствол автомата, который всю бойню бесполезно болтался на плече. Бровь заплыла, губа рассечена, а костяшки сбились. Их неприятно щипало, но терпимо. Головорез наклонил голову вперёд и набросился, на не успевшего среагировать Базила. Палец не смог вдавить спусковой крючок, чтобы изрешетить бренное тело человека из самого большого топливного клана Макса Церцея. Толстые пальцы сжали горло, наёмник стал задыхаться, автомат отлетел в сторону в груду мусора, взметнув осевшую пыль. Они перекатились и оказались около бездыханного тела головореза, из которого всё торчала рукоять ножа. Показывая фантастическую изворотливость, Базил ударил лбом врагу по переносице. Она хрустнула и из среза кожи брызнула кровь. Рука дотянулась до ножа и выдернула из мёртвого тела, клинок блестел багрянцем. Одним резким движением, лезвие пропороло кожу под подбородком и пробило нёбо. Зубы клацнули по металлу, и тело осело бездыханным мешком.

0

9

Настой оказался немного крепковат. Так глоток за глотком, тепло разливалось по организму ребёнка.

Какая связь между "крепковат" и "так, глоток за глотком, тепло разливалось"? Судя по всему, лишнее слово "Так".

Он улыбнулся -это увидел учитель и подбадривающее подмигнул.

Два слова начинаются на "под" — неудобно читать. Есть слово "ободряюще".

Базила тренировал лично Торбай: тот всё делал с неимоверной ответственностью.

Лично мне не нравится использование в контексте слова "неимоверный".

Так же у Базила есть своя философия, и в Бога он не верил,

В одной фразе и "есть", и "верил" -надо бы определиться в каком времени пишешь.

Принцип один: "Укусили тебя — кусай врага"

Интересный принцип. А если укусил друг?

После большой войны остались немногие.


Что значит "остались"? В смысле "остались в живых" или в смысле "не ушли"?

Низко над землёй парил ядовитый зелёный туман.

Не может туман парить. Тут либо слово в значении "летал за счет сопротивления воздуха", либо в значении "генерировал пар". Орел может парить и теплый пруд. Туман — не может.

Фильтры противогазов забивались на раз.

Фильтры забиваются пылью. Или перестают работать из-за деградации абсорбирующих свойств. Про пыль ничего не сказано.

На огромной территории расползались радиоактивные пустоши.

В контексте выглядит как расползание живых зверей по имени "пустоши". Вернее будет: "радиоактивные пустоши расползались и росли, поглащая все новые территории". Или "огромные территории оказались поглощены" или "превратились в радиоактивные пустоши".

Многие здания превратились в руины. Пространство бороздили лишь отчаянные бродяги, бандиты и представители Ордена Чистоты, истребляющие нечисть. Ближайшие к Киеву территории были заняты фермерами, Москву контролировали топливные банды. Сам по себе орудовал клан "Омега"
Одна из топливных группировок принадлежала Сербу. Клан Макса Церцея был самым крупным в Москве.

Считаю выделенный кусок в каком-то смысле ошибкой более высокого уровня, чем все предыдущие придирки. Мы видим скучноватое описание-пересказ основы сеттинга Технотьмы. То же самое можно давать по ходу дела, привязывая к текущей информации. Пример: "сперва Вася собирался идти в Москву, но верные люди отговорили — ведь орудовали топливные кланы, а войны между Омегой и Орденом не прекращалась ни на один день." Здесь в одно предложение уложена сложная обстановка в Москве, положение кланов и их отношения, а также планы Василия и его текущее понимание ситуации. И гораздо бодрее читается.

Запах прелой листвы и мокрой земли неприятно щекотали ноздри.


Запах — щекотали?

Пожухлая трава покалывала ляжки через тонкие штаны.


Пожухлая — это что-то мягкое, старое и дряблое. Что ж там за ляжки, если что-то пожухлое их и то колет?

Самодельная кофта, со вшитыми металлическими пластинами, отлично держала сырость и пули малого калибра.

Напомнило "на улице шел дождь и рота красноармейцев". Либо "одинаково хорошо держала ", либо "сырость" — название холодного оружия либо пули/стрелы.

Над ней пришлось долго попотеть.

"Пришлось попотеть". Или "пришлось долго потеть". 

Базил держал лидера разбойничьего клана на мушке автомата с магазином, торчащим в бок.

Зачем здесь уточнение про магазин, если смысл предложения не в этом?

Выбранная точка Базила тщательно скрывалась за перевёрнутой телегой и просматривалась только со стороны оврага.

Что такое "выбранная точка?

Он перевёл прицел в сторону, укреплённого района.


Что ж у него там за прицел за такой, что его нужно переводить? А куда он в этом время свое оружие складывает?

Его люди занимали три здания кадетской школы одно из них наполовину разрушен.

Что к чему? Это предложение мутант?

На крыше установлены крупнокалиберные орудия, невесть откуда притащенные.


Опять вперемешку настоящее и прошедшее. Пробую представить крупнокалиберное орудие на крыше. Возникает масса вопросов, начиная от "анахуа???" и заканчивая "как они туда такую дуру затащили и как крепят, чтоб она не свалилась во время выстрела?"

С трёх сторон базу окружали обвалы, с четвёртой был подъезд.


Какие обвалы? И почему это подается в значении "непроходимое место"?

Женщин бандитов было мало, также в лагере находились дети, произведение после репродуктивной деятельности.

Женщин-бандитов. Последние четыре слова — какой-то мрак. Бессмысленный  беспощадный к читателю.

Виски седые, но она его не старила, а предавала благородства.


Кто "она"?

Про прошлое он вспоминать не любил, а если вспоминал по чужой вине, впадал в слепую ярость. Говорил мужчина громким басом, но редко. А стрельба у Торбая отменная.

http://img3.visualizeus.com/thumbs/d0/6 … d8b9_h.jpg

Серб являлся полной противоположностью, но хитёр не по-детски.

Противоположностью кого? Дети не хитрые?

Телосложение тощее, волосяной покров головы по каким-то причинам отсутствовал.


Да что ж это за описание такое? Откуда канцелярщина лезет?

Метр с кепкой, когда орал и ругался, постоянно срывался на визг.


Не понимаю о чем это предложение. Какой метр? И кто такая кепка? Жена евойная?

Авторитет среди разбойников, постоянно поддерживался.


А среди полиционеров постоянно опускался.

Изменников и трусов убивал при всех, чтобы следующим неповадно было.

Если речь идет УЖЕ о следующих, значит не помогает ему это.

Я позволю себе здесь остановиться. Правь все, что я написал. И вычитывай оставшийся кусок. А то у меня замечаний по объему скоко будет больше, чем твоего текста. Главное — разберись со временем. Ну и просто: как следует вычитай текст.

0

10

Спасибо за разбор)

Отредактированное

Наёмник Базил
    -Тинь, не перебивай, дай до конца расскажу, и больше я повторять не буду! — Обозлился учитель
    -Простите, — отозвался ученик и сложил ноги по-турецки.
    Сменив позу, Тинь попил из кружки. Настой, который чем-то напоминал ром, оказался немного крепковат. Глоток за глотком, тепло разливалось по организму ребёнка. Он улыбнулся -это увидел учитель и ободряюще подмигнул.
    -И так, слушай дальше, времени ещё много .
    -Хорошо учитель, я постараюсь всё запомнить!
    -Я тебе уже сказал: не перебивай!
    ***
    Ветер нёс с Гнилой Ложбины запах серы и озона. Небо прикрыто свинцовыми тучами, которые в любой момент могли разродиться назойливым дождиком. Некроз покрывал остов разрушенного приземистого здания.
    Техническая тьма правила бал на заражённых территориях.
    Операция по травле клана Макса Церцея готовилась очень долго.
    Базила тренировал глава клана Наёмников, Торбай: тот всё делал с полной выкладкой. Первыми жертвами наёмника стали тряпочные манекены, уничтоженные из пистолета. Так же у Базила есть своя философия. В Бога он не верил, как и многие другие выжившие после Погибели люди.
    Принцип один: "Укусил враг — кусай его, укусил друг — забудь о нём" "
    После большой войны остались в живых немногие. В сторону пустующего метро, никто совался, боясь распрощаться с жизнью. Низко над землёй витал ядовитый зелёный туман. Фильтры противогазов забивались на раз из-за высокой кислотности.
Огромные территории превратились в радиоактивные пустоши. Многие здания разрушились, и по руинам сновали мутафаги. Пространство бороздили лишь отчаянные бродяги, бандиты и представители Ордена Чистоты, истребляющие нечисть. К таким Базил не принадлежал и монахов презирал. Ближайшие к Киеву территории заняты фермерами, Москву контролировали топливные банды. Сам по себе орудовал клан "Омега".
Наёмники не с одним из них не вели сотрудничество.
    Одна из топливных группировок принадлежала Сербу. Клан Макса Церцея самый крупный в Москве.
    Запах прелой листвы и мокрой земли неприятно шибали в ноздри. Где-то вдали завывал мутант. Рыжая трава покалывала ляжки через тонкие штаны. Самодельная кофта, со вшитыми металлическими пластинами, одинаково держала сырость и пули малого калибра. При создании её пришлось попотеть.
    Базил держал лидера разбойничьего клана на мушке автомата. Серб находился метрах в тридцати от заброшенного здания. Позади главаря стояли подручные с пистолетами в кобурах.
    Выбранная точка засады Базила, тщательно скрывалась за перевёрнутой телегой и просматривалась только со стороны оврага. Наёмник ждал клиента, который должен был подойти пять минут назад. Он перевёл оружие в сторону, укреплённого района. То место тщательно охранялось головорезами Серба.
Его люди занимали три здания кадетской школы одно из них наполовину разрушено. На бывшем плацу расположилась их техника. Её, к счастью, немного, всего три модернизированных трицикла, и два маленьких самохода с открытым верхом. Часовые стояли под навесом трибуны. На ржавом флагштоке красовалось чёрное знамя с белым черепом, как в классических фильмах про пиратов. В столовой располагались цистерны с топливом. Именно на содержимом этих бочек работала вся техника головорезов. В спортивном зале на первом этаже, образована мастерская. Спальные корпуса и часть учебного превратились в казармы. Остальная же часть стала штабом. На крыше установлены пулемёты. Угол спального корпуса обвалился и из него торчал ствол оружия. Хороший район для базы выбрали, люди Серба. С трёх сторон базу окружали обвалы, в тех местах подхода к базе нет, с четвёртой был подъезд. Кадетская школа находилась на небольшой возвышенности. К металлическому забору приварены листы железа, в некоторых местах дыры залатаны фанерой. Основная масса людей Серба ушла в сторону заброшенного автопарка, где им предстояло разобраться с малочисленным отрядом Горца. Некоторую технику они захватили с собой. Сейчас на территории осталось человек, от силы, двадцать.
    Женщин бандитов очень мало, также в лагере находились дети.
    Торбай специально выбрал время для начала операции, когда все уйдут к автопарку.
    Сам главарь головорезов ждал клиента на, спускающейся к «укреплёнке», дороге.
    Всё это Базил изучил при подготовке к операции в штабе Наёмников, где руководил Торбай.
    На всякий случай в кармане у Базила находилось два запасных рожка, в подсумке противогаз, из набедренной кобуры торчала рукоять пистолета.
    Торбай высокий мужчина, лет так под пятьдесят. Виски покрывала седина, но она его не старила, а предавала благородства. Про прошлое он вспоминать не любил. Говорил мужчина громким басом, но редко.
    Серб являлся полной противоположностью: хитёр, быстр, юрк, низок. Телосложение тощее, волосы на голове отсутствовали. Серб, когда орал и ругался, постоянно срывался на визг. Авторитет среди разбойников, постоянно поддерживался. Изменников и трусов казнил при всех.
    ***
    Через семь минут на дорогу, перед укрепленным районом, выехал небольшой сендер. На крыше установлена пулемётная турель, за ней находился совсем молоденький паренёк, с танкистским шлемом на голове, из-под него торчал чуб ярко-рыжих волос. Нос и щёки покрывали веснушки.
    Когда машина подъехала к воротам, те распахнулись. Водитель махнул кому-то рукой, и к окну подбежал высокий мужичок в чёрной куртке и в синих тренниках. Он что-то промямлил.
    Серб двигался вниз к «укреплёнке». Машина тоже поехала на встречу, выпустив из выхлопной трубы противную копоть.
    ***
    Главарь и самоход поравнялись. Двигатель заглушили, и из пассажирской двери вышел Макс Церцей. Базил аж ахнул, такого поворота наверняка не ожидал даже Торбай. Жаль, его тут нет.
    Макс протянул руку, Серб её пожал и жестом показал, чтобы тот проследовал за ним. Церцей направился за ним широким шагом. Так же из машины вышло два крепких парня в оранжевых куртках поверх тельняшек. На головах красные засаленные кепки с надписью «Сибнефть», на штанах масляные патна топлива. В руках держали по «потрошителю». Эта бригада вселяла ужас. У одного из головорезов Серба, на маковке красовалась фуражка.
    Макс был мужчиной лет этак тридцати с гаком, и маленькой аккуратной чёрной бородкой. Над губами тоненькая полоска усиков. В плечах широк, руки мощные, и взгляд ясный не свойственный человеку апокалипсиса. Движения плавные размеренные, одет в чистое.
    Наёмник перевёл прицел в сторону клиента. Прильнул к нему. Голова появилась прямо в перекрестии. Задержав дыхание, Базил надавил на спусковой крючок. Автомат выплюнул смертельную "маслину", отдача толкнула в плечо. Охрана Серба присела, укрывая за собой главаря, их вороные стволы зыркали повсюду. Пора было вставать, только Базил не дёрнулся и на миллиметр. Выпущенная пуля попала в фасад корпуса.
    Церцей кинулся на землю и прикрыл голову руками. Два его подручных в куртках навалились на сверху, защищая от выстрелов. Парнишка, сидевший за пулемётом, навёл ствол в сторону наёмника и нажал на гашетку. Пули забарабанили по корпусу телеги, то и дело, рикошетя по сторонам. Наёмник откатился в сторону с линии огня. Присел, облокотившись спиной о днище. Металл скрежетал.
    Правое ухо заложило, но скоро пройдёт. Выставив автомат из-за колеса с лысой шиной, Базил выстрелил. Голова парнишки дёрнулась, тело обмякло и соскользнуло внутрь автомобиля. Пулемёт умолк, из ствола поднимался сизый молочно-белый дымок. Завидя откуда летели пули, один из охранников, прикрываясь за деревом, с облезшей корой, выпустил пол обоймы пистолета по укрытию наёмника. Пуля чиркнула по скуле, и умчалась дальше. Два охранника, прикрывая Церцея, двинулись в сторону открытой двери медпункта, где на пороге ждал ещё головорез.
    -Уходите и прикрывайте Макса! — Прокричал головорез Серба.
    -Всё понял? Бегом! — Отозвался кто-то.
    Наёмник перекатился вправо под прикрытие большого камня. Со сменой позиции огонь всё равно продолжился. Позади камня находился первый и огромный обвал. Базил сел на корточки, и, положив вороной ствол автомата поверх камня, заранее переведя планку одиночного огня на огонь очередями, дал короткую очередь по охраннику Серба. Как раз по тому, который стрелял из пистолета. Тело завалилось с простреленной грудью. Враг задыхался, видно повреждено лёгкое, или сразу два, но это в лучшем случае. В прицеле появилось ещё три головореза, поднимавшиеся по дороге со стороны укреплённого района. Один из них держал в руках трубу самодельного гранатамёта. За спиной из рюкзака торчало две головки зарядов. Наёмник полоснул очередью, двое завалилось, один схватился за простреленную руку. Опять сев за камень, Базил выудил из кармана запасные обоймы. Перезарядил автомат и дал залп. Гранатомётчик уткнулся лицом в потрескавшийся асфальт. Раненый в руку подбежал к нему и вырвал из рук орудие. Присев на одно колено, он положил оружие на плечо и нажал на курок. С задней стороны вырвалось пламя и копоть, снаряд полетел точно в камень. Отдача немного дезориентировала гранатомётчика номер два.
    Базил только начал отпрыгивать от камня, в этот момент снаряд разорвал природное укрытие, к чертям собачьим. Взрывной волной наёмника отбросило в сторону огромного обвала. Плюхнувшись на самый край, тело по инерции продолжило ход и соскользнуло вниз. Руки в совокупности с реакцией ухватились за толстый корень, торчащий из земли. Тело безвольно повисло над пропастью. Базил матюгнулся, поминая маму чёрта и ещё много чего. Кожа на руках содралась. Отсюда дальнейших действий головорезов не видно, зато радовало, что безумная стрельба прекратилась. Несколько ногтей сломалось, из ушей шла кровь. В переносице нос распух. Похоже, что сломан. Ресницы и брови опалились, место, куда попала пуля, болело. Наверняка головорезы решили, что с наёмником покончено, но сила воли у того куда больше, чем у всех остальных.
    Его учитель даже не Торбай, а жизнь. Пора заявить о себе. Игра стоит свеч. Немного раскачавшись на корне, наёмник определил, что тот достаточно крепок. Стоило лишь на нём раскачаться и перекинуть ногу наверх, а потом, подтянувшись на руках, вернуть себе статус-кво. Именно этим занялся Базил. Правда, первый блин оказался комом, но со второй попытки задуманное удалось. Оседлав землю, он пригнулся, чтобы его со стороны корпуса было не видно. Повсюду на земле раскиданы булыжники, некогда составлявшие камень за которым, наёмнику доводилось укрываться. Трава возле бывшей позиции опалилась, а в некоторых местах земля дымилась. Автомат оказался неподалёку, но, к сожалению, приклад треснул. Наёмник, повесив его на плечо, отполз в сторону телеги и сел за ней. Вставил новый магазин.
    Машина Макса стояла на месте, видно тот всё ещё здесь, и надо его убрать. Если это не сделать, то Торбай семь шкур снимет, да ещё и жизнь прихватит, за его физическое истощение, после тренировок с наёмником.

    Возле трупов головореза сновали три их собрата. Видать, как кочевники, решили падалью поживиться, но так как это закон после апокалипсиса, то можно. Один рылся по карманам, того что с простреленными лёгкими. Другой стягивал поношенные, не раз перелатанные кеды, с гранатомётчика. А третий просто стоял и смотрел по сторонам, видать следит чтобы мародёрство осталось безнаказанным. Огромная, и наверняка тяжёлая дверь медпункта закрыта. Базил перевёл взгляд в сторону плаца, а именно на трибуну. Ранее стоявших там часовых, нет. Скорее всего, именно они сейчас занимаются мародёрством.
    Пригибаясь, наёмник стал обходить их по флангу, но так чтобы человек у орудия не заметил его с крыши. Единственным прикрытием Базилу служила внезапность. В окне третьего этажа показалась голова головореза. Тот пристально посмотрел на мародёрствующих, махнул им рукой и что-то прокричал. Смотрящий, в ответ тоже проорал и показал «фак». Голова всунулась обратно и больше не появлялась, наёмник лишь облегчённо выдохнул. А те так и остались заниматься своим безбожным делом.
    ***
    Базил прошмыгнул в приоткрытую дверь медпункта, оставив после себя ещё три трупа со сломанными шейными позвонками, и наполовину разрушенное крыльцо. У мародёров наёмник прихватил нож, и несколько рожков к автомату. На одной койке валялась вся в крови скомканная простыня.
    Лишнее внимание к персоне Базила сейчас ни к чему, но со стола он все-таки умудрился смахнуть в карманы три бинта и пузырёк с вязким веществом. Подбежал к заколоченному окну и посмотрел в щель между досками.
    На улице стал моросить мелкий дождь, смывая с земли следы крови. Погода окончательно испортилась. В небе сверкнула яркая молния, её отростки коснулись земли.
    Базил отошёл от окна и направился к деревянному проёму, который судя по заученной схеме, вёл в учебный корпус, а ещё по нему можно попасть в спальный отделение. Наёмник ступал мягко на мыски, не создавая лишнего шума. Нырнув в проем, он оказался в квадратном помещении, на одной из стен висел старый выцветший стенд с изображениями детей в странной одежде. На подоконнике лежала потрёпанная с плесенью невиданная шапка. Пол устлан различным мусором.
    Кусочки битого стекла и кирпича хрустели под ногами. Пахло затхлостью. Базил присел за выступом стены, и провёл стволом в сторону учебного корпуса, именно оттуда послышались торопливые шаги. Все действия в голове наёмника имели алгоритм. Расчёт до мелочей, вот козырь его. Вскоре появился первый головорез с пистолетом наизготовку. Базил высунулся из укрытия и запустил нож в сторону противника. Лезвие на половину вошло в район живота. Тот схватился за него и стал падать, стукнувшись головой о кирпич. Что-то хрустнуло. Второй враг присел за перевёрнутым шкафом, и кинул гранату. Покатая опасность поскакала по полу. В последний момент наёмник скрылся за выступом и раздался взрыв. Осколки изрешетили деревянный шкаф, остатки стекла разбились, оставляя острые зубья в рамах. Пыль взвилась плотным занавесом, скрывая Базила от глаз головореза. Он дал короткую очередь в сторону последнего появления противника. Также часть острых осколков посекла тело врага с ножом в животе. Постепенно занавес пропадал, лучи света сквозь прорехи окон резали его. Наёмник сменил позицию, прыгнул на пол и пополз в сторону шкафа.
    Подсечка сбила Базила с ног, он рухнул, перед глазами поползли синие мухи. Наёмник вернул себе исходное положение, и вцепился в шею головорезу. Это оказался один из подручных Макса Церцея, в оранжевой куртке. Противник вывернулся, нырнул под руку готовую к удару, и треснул по хребту двумя сцепленными в замок руками. Наёмник опять оказался на полу. Ещё один болезненный удар пришёлся ногой, в тяжёлом берце, по рёбрам. Воздух в очередной раз выбило из лёгких. Пыль окончательно осела, и взору ничего не мешало. Руки рефлекторно схватили противника за ногу и резко дёрнули, он свалился всей массой на Базила. Тот оттолкнул ногой в живот. Враг моментально загнулся, но с неимоверной прытью нашёл в себе силы. За секунду наёмник успел встать и направил ствол автомата, который всю бойню бесполезно болтался на плече. Бровь заплыла, губа рассечена, а костяшки сбились. Их неприятно щипало, но терпимо. Головорез наклонил голову вперёд и набросился, на не успевшего среагировать Базила. Палец не смог вдавить спусковой крючок, чтобы изрешетить бренное тело человека из самого большого топливного клана Макса Церцея. Толстые пальцы сжали горло, наёмник стал задыхаться, автомат отлетел в сторону в груду мусора, взметнув осевшую пыль. Они перекатились и оказались около бездыханного тела головореза, из которого всё торчала рукоять ножа. Показывая фантастическую изворотливость, Базил ударил лбом врагу по переносице. Она хрустнула и из среза кожи брызнула кровь. Рука дотянулась до ножа и выдернула из мёртвого тела, клинок блестел багрянцем. Одним резким движением, лезвие пропороло кожу под подбородком и пробило нёбо. Зубы клацнули по металлу, и тело осело бездыханным мешком.

Отредактировано GfuT (12-07-2012 11:30:54)

0

11

Я еще не разобрал — дай закончить.

0

12

Заново вешаю редактуру. Извини, что не закончил — текст нуждается в очень серьезной доработке. Поэтому мои замечания там плавают как муха в супе.

Работать, работать, работать...

Настой оказался немного крепковат. Так глоток за глотком, тепло разливалось по организму ребёнка.

Какая связь между "крепковат" и "так, глоток за глотком, тепло разливалось"? Судя по всему, лишнее слово "Так".

Он улыбнулся -это увидел учитель и подбадривающее подмигнул.

Два слова начинаются на "под" — неудобно читать. Есть слово "ободряюще".

Базила тренировал лично Торбай: тот всё делал с неимоверной ответственностью.

Лично мне не нравится использование в контексте слова "неимоверный".

Так же у Базила есть своя философия, и в Бога он не верил,

В одной фразе и "есть", и "верил" -надо бы определиться в каком времени пишешь.

Принцип один: "Укусили тебя — кусай врага"

Интересный принцип. А если укусил друг?

После большой войны остались немногие.


Что значит "остались"? В смысле "остались в живых" или в смысле "не ушли"?

Низко над землёй парил ядовитый зелёный туман.

Не может туман парить. Тут либо слово в значении "летал за счет сопротивления воздуха", либо в значении "генерировал пар". Орел может парить и теплый пруд. Туман — не может.

Фильтры противогазов забивались на раз.

Фильтры забиваются пылью. Или перестают работать из-за деградации абсорбирующих свойств. Про пыль ничего не сказано.

На огромной территории расползались радиоактивные пустоши.

В контексте выглядит как расползание живых зверей по имени "пустоши". Вернее будет: "радиоактивные пустоши расползались и росли, поглащая все новые территории". Или "огромные территории оказались поглощены" или "превратились в радиоактивные пустоши".

Многие здания превратились в руины. Пространство бороздили лишь отчаянные бродяги, бандиты и представители Ордена Чистоты, истребляющие нечисть. Ближайшие к Киеву территории были заняты фермерами, Москву контролировали топливные банды. Сам по себе орудовал клан "Омега"
Одна из топливных группировок принадлежала Сербу. Клан Макса Церцея был самым крупным в Москве.

Считаю выделенный кусок в каком-то смысле ошибкой более высокого уровня, чем все предыдущие придирки. Мы видим скучноватое описание-пересказ основы сеттинга Технотьмы. То же самое можно давать по ходу дела, привязывая к текущей информации. Пример: "сперва Вася собирался идти в Москву, но верные люди отговорили — ведь орудовали топливные кланы, а войны между Омегой и Орденом не прекращалась ни на один день." Здесь в одно предложение уложена сложная обстановка в Москве, положение кланов и их отношения, а также планы Василия и его текущее понимание ситуации. И гораздо бодрее читается.

Запах прелой листвы и мокрой земли неприятно щекотали ноздри.


Запах — щекотали?

Пожухлая трава покалывала ляжки через тонкие штаны.


Пожухлая — это что-то мягкое, старое и дряблое. Что ж там за ляжки, если что-то пожухлое их и то колет?

Самодельная кофта, со вшитыми металлическими пластинами, отлично держала сырость и пули малого калибра.

Напомнило "на улице шел дождь и рота красноармейцев". Либо "одинаково хорошо держала ", либо "сырость" — название холодного оружия либо пули/стрелы.

Над ней пришлось долго попотеть.

"Пришлось попотеть". Или "пришлось долго потеть". 

Базил держал лидера разбойничьего клана на мушке автомата с магазином, торчащим в бок.

Зачем здесь уточнение про магазин, если смысл предложения не в этом?

Выбранная точка Базила тщательно скрывалась за перевёрнутой телегой и просматривалась только со стороны оврага.

Что такое "выбранная точка?

Он перевёл прицел в сторону, укреплённого района.


Что ж у него там за прицел за такой, что его нужно переводить? А куда он в этом время свое оружие складывает?

Его люди занимали три здания кадетской школы одно из них наполовину разрушен.

Что к чему? Это предложение мутант?

На крыше установлены крупнокалиберные орудия, невесть откуда притащенные.


Опять вперемешку настоящее и прошедшее. Пробую представить крупнокалиберное орудие на крыше. Возникает масса вопросов, начиная от "анахуа???" и заканчивая "как они туда такую дуру затащили и как крепят, чтоб она не свалилась во время выстрела?"

С трёх сторон базу окружали обвалы, с четвёртой был подъезд.


Какие обвалы? И почему это подается в значении "непроходимое место"?

Женщин бандитов было мало, также в лагере находились дети, произведение после репродуктивной деятельности.

Женщин-бандитов. Последние четыре слова — какой-то мрак. Бессмысленный  беспощадный к читателю.

Виски седые, но она его не старила, а предавала благородства.


Кто "она"?

Про прошлое он вспоминать не любил, а если вспоминал по чужой вине, впадал в слепую ярость. Говорил мужчина громким басом, но редко. А стрельба у Торбая отменная.

http://img3.visualizeus.com/thumbs/d0/6 … d8b9_h.jpg

Серб являлся полной противоположностью, но хитёр не по-детски.

Противоположностью кого? Дети не хитрые?

Телосложение тощее, волосяной покров головы по каким-то причинам отсутствовал.


Да что ж это за описание такое? Откуда канцелярщина лезет?

Метр с кепкой, когда орал и ругался, постоянно срывался на визг.


Не понимаю о чем это предложение. Какой метр? И кто такая кепка? Жена евойная?

Авторитет среди разбойников, постоянно поддерживался.


А среди полиционеров постоянно опускался.

Изменников и трусов убивал при всех, чтобы следующим неповадно было.

Если речь идет УЖЕ о следующих, значит не помогает ему это.

Я позволю себе здесь остановиться. Правь все, что я написал. И вычитывай оставшийся кусок. А то у меня замечаний по объему скоро будет больше, чем твоего текста. Главное — разберись со временем. Ну и просто: как следует вычитай текст.

0

13

Отредактированное 2

Наёмник Базил
        -Тинь, не перебивай, дай до конца расскажу, и больше я повторять не буду! — Обозлился учитель
        -Простите, — отозвался ученик и сложил ноги по-турецки.
        Сменив позу, Тинь попил из кружки. Настой, который чем-то напоминал ром, оказался немного крепковат. Глоток за глотком, тепло разливалось по организму ребёнка. Он улыбнулся -это увидел учитель и ободряюще подмигнул.
        -И так, слушай дальше, времени ещё много .
        -Хорошо учитель, я постараюсь всё запомнить!
        -Я тебе уже сказал: не перебивай!
        ***
        Ветер нёс с Гнилой Ложбины запах серы и озона. Небо прикрыто свинцовыми тучами, которые в любой момент могли разродиться назойливым дождиком. Некроз покрывал остов разрушенного приземистого здания.
        Техническая тьма правила бал на заражённых территориях.
        Операция по травле клана Макса Церцея готовилась очень долго.
        Базила тренировал глава клана Наёмников, Торбай: тот всё делал с полной выкладкой. Первыми жертвами наёмника стали тряпочные манекены, уничтоженные из пистолета. Так же у Базила есть своя философия. В Бога он не верил, как и многие другие выжившие после Погибели люди.
        Принцип один: "Укусил враг — кусай его, укусил друг — забудь о нём" "
        После большой войны остались в живых немногие. В сторону пустующего метро, никто совался, боясь распрощаться с жизнью. Низко над землёй витал ядовитый зелёный туман. Фильтры противогазов забивались на раз из-за высокой кислотности.
    Огромные территории превратились в радиоактивные пустоши. Многие здания разрушились, и по руинам сновали мутафаги. Пространство бороздили лишь отчаянные бродяги, бандиты и представители Ордена Чистоты, истребляющие нечисть. К таким Базил не принадлежал и монахов презирал. Ближайшие к Киеву территории заняты фермерами, Москву контролировали топливные банды. Сам по себе орудовал клан "Омега".
    Наёмники не с одним из них не вели сотрудничество.
        Одна из топливных группировок принадлежала Сербу. Клан Макса Церцея самый крупный в Москве.
        Запах прелой листвы и мокрой земли неприятно шибали в ноздри. Где-то вдали завывал мутант. Рыжая трава покалывала ляжки через тонкие штаны. Самодельная кофта, со вшитыми металлическими пластинами, одинаково держала сырость и пули малого калибра. При создании её пришлось попотеть.
        Базил держал лидера разбойничьего клана на мушке автомата. Серб находился метрах в тридцати от заброшенного здания. Позади главаря стояли подручные с пистолетами в кобурах.
        Выбранная точка засады Базила, тщательно скрывалась за перевёрнутой телегой и просматривалась только со стороны оврага. Наёмник ждал клиента, который должен был подойти пять минут назад. Он перевёл оружие в сторону, укреплённого района. То место тщательно охранялось головорезами Серба.
    Его люди занимали три здания кадетской школы одно из них наполовину разрушено. На бывшем плацу расположилась их техника. Её, к счастью, немного, всего три модернизированных трицикла, и два маленьких самохода с открытым верхом. Часовые стояли под навесом трибуны. На ржавом флагштоке красовалось чёрное знамя с белым черепом, как в классических фильмах про пиратов. В столовой располагались цистерны с топливом. Именно на содержимом этих бочек работала вся техника головорезов. В спортивном зале на первом этаже, образована мастерская. Спальные корпуса и часть учебного превратились в казармы. Остальная же часть стала штабом. На крыше установлены пулемёты. Угол спального корпуса обвалился и из него торчал ствол оружия. Хороший район для базы выбрали, люди Серба. С трёх сторон базу окружали обвалы, в тех местах подхода к базе нет, с четвёртой был подъезд. Кадетская школа находилась на небольшой возвышенности. К металлическому забору приварены листы железа, в некоторых местах дыры залатаны фанерой. Основная масса людей Серба ушла в сторону заброшенного автопарка, где им предстояло разобраться с малочисленным отрядом Горца. Некоторую технику они захватили с собой. Сейчас на территории осталось человек, от силы, двадцать.
        Женщин бандитов очень мало, также в лагере находились дети.
        Торбай специально выбрал время для начала операции, когда все уйдут к автопарку.
        Сам главарь головорезов ждал клиента на, спускающейся к «укреплёнке», дороге.
        Всё это Базил изучил при подготовке к операции в штабе Наёмников, где руководил Торбай.
        На всякий случай в кармане у Базила находилось два запасных рожка, в подсумке противогаз, из набедренной кобуры торчала рукоять пистолета.
        Торбай высокий мужчина, лет так под пятьдесят. Виски покрывала седина, но она его не старила, а предавала благородства. Про прошлое он вспоминать не любил. Говорил мужчина громким басом, но редко.
        Серб являлся полной противоположностью: хитёр, быстр, юрк, низок. Телосложение тощее, волосы на голове отсутствовали. Серб, когда орал и ругался, постоянно срывался на визг. Авторитет среди разбойников, постоянно поддерживался. Изменников и трусов казнил при всех.
        ***
        Через семь минут на дорогу, перед укрепленным районом, выехал небольшой сендер. На крыше установлена пулемётная турель, за ней находился совсем молоденький паренёк, с танкистским шлемом на голове, из-под него торчал чуб ярко-рыжих волос. Нос и щёки покрывали веснушки.
        Когда машина подъехала к воротам, те распахнулись. Водитель махнул кому-то рукой, и к окну подбежал высокий мужичок в чёрной куртке и в синих тренниках. Он что-то промямлил.
        Серб двигался вниз к «укреплёнке». Машина тоже поехала на встречу, выпустив из выхлопной трубы противную копоть.
        ***
        Главарь и самоход поравнялись. Двигатель заглушили, и из пассажирской двери вышел Макс Церцей. Базил аж ахнул, такого поворота наверняка не ожидал даже Торбай. Жаль, его тут нет.
        Макс протянул руку, Серб её пожал и жестом показал, чтобы тот проследовал за ним. Церцей направился за ним широким шагом. Так же из машины вышло два крепких парня в оранжевых куртках поверх тельняшек. На головах красные засаленные кепки с надписью «Сибнефть», на штанах масляные патна топлива. В руках держали по «потрошителю». Эта бригада вселяла ужас. У одного из головорезов Серба, на маковке красовалась фуражка.
        Макс был мужчиной лет этак тридцати с гаком, и маленькой аккуратной чёрной бородкой. Над губами тоненькая полоска усиков. В плечах широк, руки мощные, и взгляд ясный не свойственный человеку апокалипсиса. Движения плавные размеренные, одет в чистое.
        Наёмник перевёл прицел в сторону клиента. Прильнул к нему. Голова появилась прямо в перекрестии. Задержав дыхание, Базил надавил на спусковой крючок. Автомат выплюнул смертельную "маслину", отдача толкнула в плечо. Охрана Серба присела, укрывая за собой главаря, их вороные стволы зыркали повсюду. Пора было вставать, только Базил не дёрнулся и на миллиметр. Выпущенная пуля попала в фасад корпуса.
        Церцей кинулся на землю и прикрыл голову руками. Два его подручных в куртках навалились на сверху, защищая от выстрелов. Парнишка, сидевший за пулемётом, навёл ствол в сторону наёмника и нажал на гашетку. Пули забарабанили по корпусу телеги, то и дело, рикошетя по сторонам. Наёмник откатился в сторону с линии огня. Присел, облокотившись спиной о днище. Металл скрежетал.
        Правое ухо заложило, но скоро пройдёт. Выставив автомат из-за колеса с лысой шиной, Базил выстрелил. Голова парнишки дёрнулась, тело обмякло и соскользнуло внутрь автомобиля. Пулемёт умолк, из ствола поднимался сизый молочно-белый дымок. Завидя откуда летели пули, один из охранников, прикрываясь за деревом, с облезшей корой, выпустил пол обоймы пистолета по укрытию наёмника. Пуля чиркнула по скуле, и умчалась дальше. Два охранника, прикрывая Церцея, двинулись в сторону открытой двери медпункта, где на пороге ждал ещё головорез.
        -Уходите и прикрывайте Макса! — Прокричал головорез Серба.
        -Всё понял? Бегом! — Отозвался кто-то.
        Наёмник перекатился вправо под прикрытие большого камня. Со сменой позиции огонь всё равно продолжился. Позади камня находился первый и огромный обвал. Базил сел на корточки, и, положив вороной ствол автомата поверх камня, заранее переведя планку одиночного огня на огонь очередями, дал короткую очередь по охраннику Серба. Как раз по тому, который стрелял из пистолета. Тело завалилось с простреленной грудью. Враг задыхался, видно повреждено лёгкое, или сразу два, но это в лучшем случае. В прицеле появилось ещё три головореза, поднимавшиеся по дороге со стороны укреплённого района. Один из них держал в руках трубу самодельного гранатамёта. За спиной из рюкзака торчало две головки зарядов. Наёмник полоснул очередью, двое завалилось, один схватился за простреленную руку. Опять сев за камень, Базил выудил из кармана запасные обоймы. Перезарядил автомат и дал залп. Гранатомётчик уткнулся лицом в потрескавшийся асфальт. Раненый в руку подбежал к нему и вырвал из рук орудие. Присев на одно колено, он положил оружие на плечо и нажал на курок. С задней стороны вырвалось пламя и копоть, снаряд полетел точно в камень. Отдача немного дезориентировала гранатомётчика номер два.
        Базил только начал отпрыгивать от камня, в этот момент снаряд разорвал природное укрытие, к чертям собачьим. Взрывной волной наёмника отбросило в сторону огромного обвала. Плюхнувшись на самый край, тело по инерции продолжило ход и соскользнуло вниз. Руки в совокупности с реакцией ухватились за толстый корень, торчащий из земли. Тело безвольно повисло над пропастью. Базил матюгнулся, поминая маму чёрта и ещё много чего. Кожа на руках содралась. Отсюда дальнейших действий головорезов не видно, зато радовало, что безумная стрельба прекратилась. Несколько ногтей сломалось, из ушей шла кровь. В переносице нос распух. Похоже, что сломан. Ресницы и брови опалились, место, куда попала пуля, болело. Наверняка головорезы решили, что с наёмником покончено, но сила воли у того куда больше, чем у всех остальных.
        Его учитель даже не Торбай, а жизнь. Пора заявить о себе. Игра стоит свеч. Немного раскачавшись на корне, наёмник определил, что тот достаточно крепок. Стоило лишь на нём раскачаться и перекинуть ногу наверх, а потом, подтянувшись на руках, вернуть себе статус-кво. Именно этим занялся Базил. Правда, первый блин оказался комом, но со второй попытки задуманное удалось. Оседлав землю, он пригнулся, чтобы его со стороны корпуса было не видно. Повсюду на земле раскиданы булыжники, некогда составлявшие камень за которым, наёмнику доводилось укрываться. Трава возле бывшей позиции опалилась, а в некоторых местах земля дымилась. Автомат оказался неподалёку, но, к сожалению, приклад треснул. Наёмник, повесив его на плечо, отполз в сторону телеги и сел за ней. Вставил новый магазин.
        Машина Макса стояла на месте, видно тот всё ещё здесь, и надо его убрать. Если это не сделать, то Торбай семь шкур снимет, да ещё и жизнь прихватит, за его физическое истощение, после тренировок с наёмником.

        Возле трупов головореза сновали три их собрата. Видать, как кочевники, решили падалью поживиться, но так как это закон после апокалипсиса, то можно. Один рылся по карманам, того что с простреленными лёгкими. Другой стягивал поношенные, не раз перелатанные кеды, с гранатомётчика. А третий просто стоял и смотрел по сторонам, видать следит чтобы мародёрство осталось безнаказанным. Огромная, и наверняка тяжёлая дверь медпункта закрыта. Базил перевёл взгляд в сторону плаца, а именно на трибуну. Ранее стоявших там часовых, нет. Скорее всего, именно они сейчас занимаются мародёрством.
        Пригибаясь, наёмник стал обходить их по флангу, но так чтобы человек у орудия не заметил его с крыши. Единственным прикрытием Базилу служила внезапность. В окне третьего этажа показалась голова головореза. Тот пристально посмотрел на мародёрствующих, махнул им рукой и что-то прокричал. Смотрящий, в ответ тоже проорал и показал «фак». Голова всунулась обратно и больше не появлялась, наёмник лишь облегчённо выдохнул. А те так и остались заниматься своим безбожным делом.
        ***
        Базил прошмыгнул в приоткрытую дверь медпункта, оставив после себя ещё три трупа со сломанными шейными позвонками, и наполовину разрушенное крыльцо. У мародёров наёмник прихватил нож, и несколько рожков к автомату. На одной койке валялась вся в крови скомканная простыня.
        Лишнее внимание к персоне Базила сейчас ни к чему, но со стола он все-таки умудрился смахнуть в карманы три бинта и пузырёк с вязким веществом. Подбежал к заколоченному окну и посмотрел в щель между досками.
        На улице стал моросить мелкий дождь, смывая с земли следы крови. Погода окончательно испортилась. В небе сверкнула яркая молния, её отростки коснулись земли.
        Базил отошёл от окна и направился к деревянному проёму, который судя по заученной схеме, вёл в учебный корпус, а ещё по нему можно попасть в спальный отделение. Наёмник ступал мягко на мыски, не создавая лишнего шума. Нырнув в проем, он оказался в квадратном помещении, на одной из стен висел старый выцветший стенд с изображениями детей в странной одежде. На подоконнике лежала потрёпанная с плесенью невиданная шапка. Пол устлан различным мусором.
        Кусочки битого стекла и кирпича хрустели под ногами. Пахло затхлостью. Базил присел за выступом стены, и провёл стволом в сторону учебного корпуса, именно оттуда послышались торопливые шаги. Все действия в голове наёмника имели алгоритм. Расчёт до мелочей, вот козырь его. Вскоре появился первый головорез с пистолетом наизготовку. Базил высунулся из укрытия и запустил нож в сторону противника. Лезвие на половину вошло в район живота. Тот схватился за него и стал падать, стукнувшись головой о кирпич. Что-то хрустнуло. Второй враг присел за перевёрнутым шкафом, и кинул гранату. Покатая опасность поскакала по полу. В последний момент наёмник скрылся за выступом и раздался взрыв. Осколки изрешетили деревянный шкаф, остатки стекла разбились, оставляя острые зубья в рамах. Пыль взвилась плотным занавесом, скрывая Базила от глаз головореза. Он дал короткую очередь в сторону последнего появления противника. Также часть острых осколков посекла тело врага с ножом в животе. Постепенно занавес пропадал, лучи света сквозь прорехи окон резали его. Наёмник сменил позицию, прыгнул на пол и пополз в сторону шкафа.
        Подсечка сбила Базила с ног, он рухнул, перед глазами поползли синие мухи. Наёмник вернул себе исходное положение, и вцепился в шею головорезу. Это оказался один из подручных Макса Церцея, в оранжевой куртке. Противник вывернулся, нырнул под руку готовую к удару, и треснул по хребту двумя сцепленными в замок руками. Наёмник опять оказался на полу. Ещё один болезненный удар пришёлся ногой, в тяжёлом берце, по рёбрам. Воздух в очередной раз выбило из лёгких. Пыль окончательно осела, и взору ничего не мешало. Руки рефлекторно схватили противника за ногу и резко дёрнули, он свалился всей массой на Базила. Тот оттолкнул ногой в живот. Враг моментально загнулся, но с неимоверной прытью нашёл в себе силы. За секунду наёмник успел встать и направил ствол автомата, который всю бойню бесполезно болтался на плече. Бровь заплыла, губа рассечена, а костяшки сбились. Их неприятно щипало, но терпимо. Головорез наклонил голову вперёд и набросился, на не успевшего среагировать Базила. Палец не смог вдавить спусковой крючок, чтобы изрешетить бренное тело человека из самого большого топливного клана Макса Церцея. Толстые пальцы сжали горло, наёмник стал задыхаться, автомат отлетел в сторону в груду мусора, взметнув осевшую пыль. Они перекатились и оказались около бездыханного тела головореза, из которого всё торчала рукоять ножа. Показывая фантастическую изворотливость, Базил ударил лбом врагу по переносице. Она хрустнула и из среза кожи брызнула кровь. Рука дотянулась до ножа и выдернула из мёртвого тела, клинок блестел багрянцем. Одним резким движением, лезвие пропороло кожу под подбородком и пробило нёбо. Зубы клацнули по металлу, и тело осело бездыханным мешком.

0

14

Эх...

-Тинь, не перебивай, дай до конца расскажу, и больше я повторять не буду! — Обозлился учитель

Здесь учитель не обозлился, а именно просит Тиня не перебивать. А все из за слов "дай до конца расскажу". Звучит как-то умоляюще.

-Простите, — отозвался ученик и сложил ноги по-турецки.
        Сменив позу, Тинь попил из кружки.

То есть он сел по-турецки и вдруг сразу же сменил позу и попил рому? А не проще это как-то в одном абзаце сделать?

Он улыбнулся -это увидел учитель и ободряюще подмигнул.

"Он улыбнулся. Учитель, увидев это, ободряюще подмигнул." Сравни: как лучше?

Небо прикрыто свинцовыми тучами,

Если прикрыто, то подразумевается, что тучи сверху. Где логика? Ведь если ты ляжешь на одеяло, ты не будешь утверждать что ты им прикрыт...

Так же у Базила есть своя философия. В Бога он не верил, как и многие другие выжившие после Погибели люди.

Это не философия. Ее я вообще не вижу. Не верование в бога — атеизм.

Принцип один: "Укусил враг — кусай его, укусил друг — забудь о нём" "

Лишняя кавычка.

Москву контролировали топливные банды.

Топливные кланы!

Сам по себе орудовал клан "Омега".

Данный клан не орудует сам по себе, а ведет борьбу с кетчерами и монахами "Ордена Чистоты". И можешь не спорить, я прав.

Наёмники не с одним из них не вели сотрудничество


К тому же очень плохо построенное предложение. Создается впечатление, что Наймиты не вели сотрудничества ни с одни кланом "Омега".

Одна из топливных группировок принадлежала Сербу. Клан Макса Церцея самый крупный в Москве.

Кланы топливные а не группировки? И при чем тут Церцей? Блин, я ничего не понимаю!

Позади главаря стояли подручные с пистолетами в кобурах.

Это он тоже с тридцати метров разглядел?

был подойти пять минут назад.

Ровно-ровно пять? Не больше не меньше не примерно?

Его люди занимали три здания кадетской школы одно из них наполовину разрушено. На бывшем плацу расположилась их техника.

Кого их? Зданий?

В спортивном зале на первом этаже, образована мастерская.

И все равно не верно. "Спортивный зал, на первом этаже, переделан под мастерскую" и укажи мастерскую по ремонту/изготовлению чего?

Пока все. Хватит. Ничего говорить не хочу. Редактируй...

Отредактировано Растишка (18-07-2012 22:37:13)

0

15

Растишка написал(а):

Одна из топливных группировок принадлежала Сербу. Клан Макса Церцея самый крупный в Москве.

Кланы топливные а не группировки? И при чем тут Церцей? Блин, я ничего не понимаю!

Это я своего перса ввёл.

Отредактированное 3

Наёмник Базил
        -Тинь, не перебивай, подожди до конца расскажу, и больше я повторять не буду! — Обозлился учитель
        -Простите, — отозвался ученик и сложил ноги по-турецки.
        Тинь попил из кружки. Настой, который чем-то напоминал ром, оказался немного крепковат. Глоток за глотком, тепло разливалось по организму ребёнка. Он улыбнулся. Увидев это, учитель ободряюще подмигнул.
        -И так, слушай дальше, времени ещё много .
        -Хорошо учитель, я постараюсь всё запомнить!
        -Я тебе уже сказал: не перебивай!
        ***
        Ветер нёс с Гнилой Ложбины запах серы и озона. Небо скрыто свинцовыми тучами, которые в любой момент могли разродиться назойливым дождиком. Некроз покрывал остов разрушенного приземистого здания.
        Техническая тьма правила бал на заражённых территориях.
        Операция по травле клана Макса Церцея готовилась очень долго.
        Базила тренировал глава клана Наёмников, Торбай: тот всё делал с полной выкладкой. Первыми жертвами наёмника стали тряпочные манекены, уничтоженные из пистолета. Так же у Базила есть свой принцип. В Бога он не верил, как и многие другие выжившие после Погибели люди.
        Принцип один: "Укусил враг — кусай его, укусил друг — забудь о нём"
        После большой войны остались в живых немногие. В сторону пустующего метро, никто совался, боясь распрощаться с жизнью. Низко над землёй витал ядовитый зелёный туман. Фильтры противогазов забивались на раз из-за высокой кислотности.
    Огромные территории превратились в радиоактивные пустоши. Многие здания разрушились, и по руинам сновали мутафаги. Пространство бороздили лишь отчаянные бродяги, бандиты и представители "Ордена Чистоты", истребляющие нечисть. К таким Базил не принадлежал и монахов презирал. Москву контролировали топливные кланы.Ближайшие к Киеву территории заняты фермерами. Так же орудовал клан "Омега", зачищая местность от кетчеров и монахов "Ордена чистоты".
    Наёмники сотрудничали только с "Омегой".
        Одна из топливных группировок принадлежала Сербу. Клан Макса Церцея самый крупный в Москве.
        Запах прелой листвы и мокрой земли неприятно шибали в ноздри. Где-то вдали завывал мутант. Рыжая трава покалывала ляжки через тонкие штаны. Самодельная кофта, со вшитыми металлическими пластинами, одинаково держала сырость и пули малого калибра. При создании её пришлось попотеть.
        Базил держал лидера разбойничьего клана на мушке автомата. Серб находился метрах в тридцати от заброшенного здания.
        Выбранная точка засады Базила, тщательно скрывалась за перевёрнутой телегой и просматривалась только со стороны оврага. Наёмник ждал клиента, который должен был подойти приблизительно минут пять назад. Он перевёл оружие в сторону, укреплённого района. То место тщательно охранялось головорезами Серба.
    Его люди занимали три здания кадетской школы. Одно из строений наполовину разрушено. На бывшем плацу расположилась их техника. Её, к счастью, немного, всего три модернизированных трицикла, и два маленьких самохода с открытым верхом. Часовые стояли под навесом трибуны. На ржавом флагштоке красовалось чёрное знамя с белым черепом, как в классических фильмах про пиратов. В столовой располагались цистерны с топливом. Именно на содержимом этих бочек работала вся техника головорезов. В спортивном зале на первом этаже, образована мастерская, по починке техники и снаряжения. Спальные корпуса и часть учебного превратились в казармы. Остальная же часть стала штабом. На крыше установлены пулемёты. Угол спального корпуса обвалился и из него торчал ствол оружия. Хороший район для базы выбрали, люди Серба. С трёх сторон базу окружали обвалы, в тех местах подхода к базе нет, с четвёртой был подъезд. Кадетская школа находилась на небольшой возвышенности. К металлическому забору приварены листы железа, в некоторых местах дыры залатаны фанерой. Основная масса людей Серба ушла в сторону заброшенного автопарка, где им предстояло разобраться с малочисленным отрядом Горца. Некоторую технику они захватили с собой. Сейчас на территории осталось человек, от силы, двадцать.
        Женщин бандитов очень мало, также в лагере находились дети.
        Торбай специально выбрал время для начала операции, когда все уйдут к автопарку.
        Сам главарь головорезов ждал клиента на, спускающейся к «укреплёнке», дороге.
        Всё это Базил изучил при подготовке к операции в штабе Наёмников, где руководил Торбай.
        На всякий случай в кармане у Базила находилось два запасных рожка, в подсумке противогаз, из набедренной кобуры торчала рукоять пистолета.
        Торбай высокий мужчина, лет так под пятьдесят. Виски покрывала седина, но она его не старила, а предавала благородства. Про прошлое он вспоминать не любил. Говорил мужчина громким басом, но редко.
        Серб являлся полной противоположностью: хитёр, быстр, юрк, низок. Телосложение тощее, волосы на голове отсутствовали. Серб, когда орал и ругался, постоянно срывался на визг. Авторитет среди разбойников, постоянно поддерживался. Изменников и трусов казнил при всех.
        ***
        Через семь минут на дорогу, перед укрепленным районом, выехал небольшой сендер. На крыше установлена пулемётная турель, за ней находился совсем молоденький паренёк, с танкистским шлемом на голове, из-под него торчал чуб ярко-рыжих волос. Нос и щёки покрывали веснушки.
        Когда машина подъехала к воротам, те распахнулись. Водитель махнул кому-то рукой, и к окну подбежал высокий мужичок в чёрной куртке и в синих тренниках. Он что-то промямлил.
        Серб двигался вниз к «укреплёнке». Машина тоже поехала на встречу, выпустив из выхлопной трубы противную копоть.
        ***
        Главарь и самоход поравнялись. Двигатель заглушили, и из пассажирской двери вышел Макс Церцей. Базил аж ахнул, такого поворота наверняка не ожидал даже Торбай. Жаль, его тут нет.
        Макс протянул руку, Серб её пожал и жестом показал, чтобы тот проследовал за ним. Церцей направился за ним широким шагом. Так же из машины вышло два крепких парня в оранжевых куртках поверх тельняшек. На головах красные засаленные кепки с надписью «Сибнефть», на штанах масляные патна топлива. В руках держали по «потрошителю». Эта бригада вселяла ужас. У одного из головорезов Серба, на маковке красовалась фуражка.
        Макс был мужчиной лет этак тридцати с гаком, и маленькой аккуратной чёрной бородкой. Над губами тоненькая полоска усиков. В плечах широк, руки мощные, и взгляд ясный не свойственный человеку апокалипсиса. Движения плавные размеренные, одет в чистое.
        Наёмник перевёл прицел в сторону клиента. Прильнул к нему. Голова появилась прямо в перекрестии. Задержав дыхание, Базил надавил на спусковой крючок. Автомат выплюнул смертельную "маслину", отдача толкнула в плечо. Охрана Серба присела, укрывая за собой главаря, их вороные стволы зыркали повсюду. Пора было вставать, только Базил не дёрнулся и на миллиметр. Выпущенная пуля попала в фасад корпуса.
        Церцей кинулся на землю и прикрыл голову руками. Два его подручных в куртках навалились на сверху, защищая от выстрелов. Парнишка, сидевший за пулемётом, навёл ствол в сторону наёмника и нажал на гашетку. Пули забарабанили по корпусу телеги, то и дело, рикошетя по сторонам. Наёмник откатился в сторону с линии огня. Присел, облокотившись спиной о днище. Металл скрежетал.
        Правое ухо заложило, но скоро пройдёт. Выставив автомат из-за колеса с лысой шиной, Базил выстрелил. Голова парнишки дёрнулась, тело обмякло и соскользнуло внутрь автомобиля. Пулемёт умолк, из ствола поднимался сизый молочно-белый дымок. Завидя откуда летели пули, один из охранников, прикрываясь за деревом, с облезшей корой, выпустил пол обоймы пистолета по укрытию наёмника. Пуля чиркнула по скуле, и умчалась дальше. Два охранника, прикрывая Церцея, двинулись в сторону открытой двери медпункта, где на пороге ждал ещё головорез.
        -Уходите и прикрывайте Макса! — Прокричал головорез Серба.
        -Всё понял? Бегом! — Отозвался кто-то.
        Наёмник перекатился вправо под прикрытие большого камня. Со сменой позиции огонь всё равно продолжился. Позади камня находился первый и огромный обвал. Базил сел на корточки, и, положив вороной ствол автомата поверх камня, заранее переведя планку одиночного огня на огонь очередями, дал короткую очередь по охраннику Серба. Как раз по тому, который стрелял из пистолета. Тело завалилось с простреленной грудью. Враг задыхался, видно повреждено лёгкое, или сразу два, но это в лучшем случае. В прицеле появилось ещё три головореза, поднимавшиеся по дороге со стороны укреплённого района. Один из них держал в руках трубу самодельного гранатамёта. За спиной из рюкзака торчало две головки зарядов. Наёмник полоснул очередью, двое завалилось, один схватился за простреленную руку. Опять сев за камень, Базил выудил из кармана запасные обоймы. Перезарядил автомат и дал залп. Гранатомётчик уткнулся лицом в потрескавшийся асфальт. Раненый в руку подбежал к нему и вырвал из рук орудие. Присев на одно колено, он положил оружие на плечо и нажал на курок. С задней стороны вырвалось пламя и копоть, снаряд полетел точно в камень. Отдача немного дезориентировала гранатомётчика номер два.
        Базил только начал отпрыгивать от камня, в этот момент снаряд разорвал природное укрытие, к чертям собачьим. Взрывной волной наёмника отбросило в сторону огромного обвала. Плюхнувшись на самый край, тело по инерции продолжило ход и соскользнуло вниз. Руки в совокупности с реакцией ухватились за толстый корень, торчащий из земли. Тело безвольно повисло над пропастью. Базил матюгнулся, поминая маму чёрта и ещё много чего. Кожа на руках содралась. Отсюда дальнейших действий головорезов не видно, зато радовало, что безумная стрельба прекратилась. Несколько ногтей сломалось, из ушей шла кровь. В переносице нос распух. Похоже, что сломан. Ресницы и брови опалились, место, куда попала пуля, болело. Наверняка головорезы решили, что с наёмником покончено, но сила воли у того куда больше, чем у всех остальных.
        Его учитель даже не Торбай, а жизнь. Пора заявить о себе. Игра стоит свеч. Немного раскачавшись на корне, наёмник определил, что тот достаточно крепок. Стоило лишь на нём раскачаться и перекинуть ногу наверх, а потом, подтянувшись на руках, вернуть себе статус-кво. Именно этим занялся Базил. Правда, первый блин оказался комом, но со второй попытки задуманное удалось. Оседлав землю, он пригнулся, чтобы его со стороны корпуса было не видно. Повсюду на земле раскиданы булыжники, некогда составлявшие камень за которым, наёмнику доводилось укрываться. Трава возле бывшей позиции опалилась, а в некоторых местах земля дымилась. Автомат оказался неподалёку, но, к сожалению, приклад треснул. Наёмник, повесив его на плечо, отполз в сторону телеги и сел за ней. Вставил новый магазин.
        Машина Макса стояла на месте, видно тот всё ещё здесь, и надо его убрать. Если это не сделать, то Торбай семь шкур снимет, да ещё и жизнь прихватит, за его физическое истощение, после тренировок с наёмником.

        Возле трупов головореза сновали три их собрата. Видать, как кочевники, решили падалью поживиться, но так как это закон после апокалипсиса, то можно. Один рылся по карманам, того что с простреленными лёгкими. Другой стягивал поношенные, не раз перелатанные кеды, с гранатомётчика. А третий просто стоял и смотрел по сторонам, видать следит чтобы мародёрство осталось безнаказанным. Огромная, и наверняка тяжёлая дверь медпункта закрыта. Базил перевёл взгляд в сторону плаца, а именно на трибуну. Ранее стоявших там часовых, нет. Скорее всего, именно они сейчас занимаются мародёрством.
        Пригибаясь, наёмник стал обходить их по флангу, но так чтобы человек у орудия не заметил его с крыши. Единственным прикрытием Базилу служила внезапность. В окне третьего этажа показалась голова головореза. Тот пристально посмотрел на мародёрствующих, махнул им рукой и что-то прокричал. Смотрящий, в ответ тоже проорал и показал «фак». Голова всунулась обратно и больше не появлялась, наёмник лишь облегчённо выдохнул. А те так и остались заниматься своим безбожным делом.
        ***
        Базил прошмыгнул в приоткрытую дверь медпункта, оставив после себя ещё три трупа со сломанными шейными позвонками, и наполовину разрушенное крыльцо. У мародёров наёмник прихватил нож, и несколько рожков к автомату. На одной койке валялась вся в крови скомканная простыня.
        Лишнее внимание к персоне Базила сейчас ни к чему, но со стола он все-таки умудрился смахнуть в карманы три бинта и пузырёк с вязким веществом. Подбежал к заколоченному окну и посмотрел в щель между досками.
        На улице стал моросить мелкий дождь, смывая с земли следы крови. Погода окончательно испортилась. В небе сверкнула яркая молния, её отростки коснулись земли.
        Базил отошёл от окна и направился к деревянному проёму, который судя по заученной схеме, вёл в учебный корпус, а ещё по нему можно попасть в спальный отделение. Наёмник ступал мягко на мыски, не создавая лишнего шума. Нырнув в проем, он оказался в квадратном помещении, на одной из стен висел старый выцветший стенд с изображениями детей в странной одежде. На подоконнике лежала потрёпанная с плесенью невиданная шапка. Пол устлан различным мусором.
        Кусочки битого стекла и кирпича хрустели под ногами. Пахло затхлостью. Базил присел за выступом стены, и провёл стволом в сторону учебного корпуса, именно оттуда послышались торопливые шаги. Все действия в голове наёмника имели алгоритм. Расчёт до мелочей, вот козырь его. Вскоре появился первый головорез с пистолетом наизготовку. Базил высунулся из укрытия и запустил нож в сторону противника. Лезвие на половину вошло в район живота. Тот схватился за него и стал падать, стукнувшись головой о кирпич. Что-то хрустнуло. Второй враг присел за перевёрнутым шкафом, и кинул гранату. Покатая опасность поскакала по полу. В последний момент наёмник скрылся за выступом и раздался взрыв. Осколки изрешетили деревянный шкаф, остатки стекла разбились, оставляя острые зубья в рамах. Пыль взвилась плотным занавесом, скрывая Базила от глаз головореза. Он дал короткую очередь в сторону последнего появления противника. Также часть острых осколков посекла тело врага с ножом в животе. Постепенно занавес пропадал, лучи света сквозь прорехи окон резали его. Наёмник сменил позицию, прыгнул на пол и пополз в сторону шкафа.
        Подсечка сбила Базила с ног, он рухнул, перед глазами поползли синие мухи. Наёмник вернул себе исходное положение, и вцепился в шею головорезу. Это оказался один из подручных Макса Церцея, в оранжевой куртке. Противник вывернулся, нырнул под руку готовую к удару, и треснул по хребту двумя сцепленными в замок руками. Наёмник опять оказался на полу. Ещё один болезненный удар пришёлся ногой, в тяжёлом берце, по рёбрам. Воздух в очередной раз выбило из лёгких. Пыль окончательно осела, и взору ничего не мешало. Руки рефлекторно схватили противника за ногу и резко дёрнули, он свалился всей массой на Базила. Тот оттолкнул ногой в живот. Враг моментально загнулся, но с неимоверной прытью нашёл в себе силы. За секунду наёмник успел встать и направил ствол автомата, который всю бойню бесполезно болтался на плече. Бровь заплыла, губа рассечена, а костяшки сбились. Их неприятно щипало, но терпимо. Головорез наклонил голову вперёд и набросился, на не успевшего среагировать Базила. Палец не смог вдавить спусковой крючок, чтобы изрешетить бренное тело человека из самого большого топливного клана Макса Церцея. Толстые пальцы сжали горло, наёмник стал задыхаться, автомат отлетел в сторону в груду мусора, взметнув осевшую пыль. Они перекатились и оказались около бездыханного тела головореза, из которого всё торчала рукоять ножа. Показывая фантастическую изворотливость, Базил ударил лбом врагу по переносице. Она хрустнула и из среза кожи брызнула кровь. Рука дотянулась до ножа и выдернула из мёртвого тела, клинок блестел багрянцем. Одним резким движением, лезвие пропороло кожу под подбородком и пробило нёбо. Зубы клацнули по металлу, и тело осело бездыханным мешком.

0

16

Только часть. Исправляй, потом продолжу
GfuT написал(а):

-Тинь, не перебивай, подожди до конца расскажу, и больше я повторять не буду! — Обозлился учитель

-Тинь, не перебивай, подожди,(Запятая нужна) до конца расскажу, и больше я повторять не буду! — Обозлился учитель.(Точку не поставил)

GfuT написал(а):

И так, слушай дальше, времени ещё много .

Слитно пишется: итак

GfuT написал(а):

Базила тренировал глава клана Наёмников, Торбай: тот всё делал с полной выкладкой.

Базила тренировал глава клана Наёмников Торбай: тот всё делал с полной выкладкой.
Тот — кто? Базил или Торбай? Непонятно

GfuT написал(а):

Так же у Базила есть свой принцип. В Бога он не верил, как и многие другие выжившие после Погибели люди.
        Принцип один: "Укусил враг — кусай его, укусил друг — забудь о нём"

Ты написал что? "...есть свой принцип" Стало быть, он один. А дальше — бабах! —  "Принцип один..."
Как это понимать?

GfuT написал(а):

После большой войны остались в живых немногие.

После большой воны в живых остались немногие.
Как лучше?

GfuT написал(а):

Москву контролировали топливные кланы.Ближайшие к Киеву территории заняты фермерами. Так же орудовал клан "Омега", зачищая местность от кетчеров и монахов "Ордена чистоты".
    Наёмники сотрудничали только с "Омегой".

Москву контролировали... — это с красной строки надо.
"Так же" слитно надо писать. А то получается, что клан "Омега" орудовал так же, как и фермеры :)
Наёмники сотрудничали только с "Омегой".  o.O  Открою тебе секрет:

Пошепчу...

"Омега" — клан наёмников. :D

GfuT написал(а):

В спортивном зале на первом этаже, образована мастерская, по починке техники и снаряжения.

В спортивном зале,(Тут пропустил) на первом этаже, образована мастерская,(А тут лишняя) по починке техники и снаряжения.

GfuT написал(а):

Спальные корпуса и часть учебного превратились в казармы.

Учебного чего? Центра? Корпуса?

GfuT написал(а):

Хороший район для базы выбрали, люди Серба. С трёх сторон базу окружали обвалы, в тех местах подхода к базе нет, с четвёртой был подъезд.

Ну, ты понял :)

GfuT написал(а):

Сам главарь головорезов ждал клиента на, спускающейся к «укреплёнке», дороге.

Зачем выделял запятыми? Здесь это не нужно

GfuT написал(а):

На всякий случай в кармане у Базила находилось два запасных рожка, в подсумке противогаз, из набедренной кобуры торчала рукоять пистолета.
        Торбай высокий мужчина, лет так под пятьдесят.

...в подсумке (Тире надобно) противогаз...
Торбай — высокий мужчина, лет под пятьдесят.

Избегай лишних слов, предлогов. Например "так", "вот" и т.д и т.п.
Обрати внимание на связность предложений. А то у тебя в большинстве случаев просто набор слов, объединённых в предложения. И набор таких предложений.
Особенно тяжко было читать и воспринимать описание базы. То забор опишешь, то расположение базы, то ещё что-то.
Следи за связностью!

0

17

Димка написал(а):

Сам главарь головорезов ждал клиента на, спускающейся к «укреплёнке», дороге.

Зачем выделял запятыми? Здесь это не нужно

Тут поспорю, запятые нужны они выделяют причастный оборот.

Отредак. 4

Наёмник Базил
            -Тинь, не перебивай, подожди, до конца расскажу, и больше я повторять не буду! — Обозлился учитель.
            -Простите, — отозвался ученик и сложил ноги по-турецки.
            Тинь попил из кружки. Настой, который чем-то напоминал ром, оказался немного крепковат. Глоток за глотком, тепло разливалось по организму ребёнка. Он улыбнулся. Увидев это, учитель ободряюще подмигнул.
            -Итак, слушай дальше, времени ещё много .
            -Хорошо учитель, я постараюсь всё запомнить!
            -Я тебе уже сказал: не перебивай!
            ***
            Ветер нёс с Гнилой Ложбины запах серы и озона. Небо скрыто свинцовыми тучами, которые в любой момент могли разродиться назойливым дождиком. Некроз покрывал остов разрушенного приземистого здания.
            Техническая тьма правила бал на заражённых территориях.
            Операция по травле клана Макса Церцея готовилась очень долго.
            Базила тренировал глава клана Наёмников, Торбай: учитель на занятиях отдавался полностью. Первыми жертвами наёмника стали тряпочные манекены, уничтоженные из пистолета. Так же у Базила есть свой принцип — "Укусил враг — кусай его, укусил друг — забудь о нём"
В Бога он не верил, как и многие другие выжившие после Погибели люди.
            После большой войны в живых остались немногие.  В сторону пустующего метро, никто совался, боясь распрощаться с жизнью. Низко над землёй витал ядовитый зелёный туман. Фильтры противогазов забивались на раз из-за высокой кислотности.
        Огромные территории превратились в радиоактивные пустоши. Многие здания разрушились, и по руинам сновали мутафаги. Пространство бороздили лишь отчаянные бродяги, бандиты и представители "Ордена Чистоты", истребляющие нечисть. К таким Базил не принадлежал и монахов презирал. Москву контролировали топливные кланы.Ближайшие к Киеву территории заняты фермерами. Также орудовал клан "Омега", зачищая местность от кетчеров и монахов "Ордена чистоты".
            Одна из топливных группировок принадлежала Сербу. Клан Макса Церцея самый крупный в Москве.
            Запах прелой листвы и мокрой земли неприятно шибали в ноздри. Где-то вдали завывал мутант. Рыжая трава покалывала ляжки через тонкие штаны. Самодельная кофта, со вшитыми металлическими пластинами, одинаково держала сырость и пули малого калибра. При создании её пришлось попотеть.
            Базил держал лидера разбойничьего клана на мушке автомата. Серб находился метрах в тридцати от заброшенного здания.
            Выбранная точка засады Базила, тщательно скрывалась за перевёрнутой телегой и просматривалась только со стороны оврага. Наёмник ждал клиента, который должен был подойти приблизительно минут пять назад. Он перевёл оружие в сторону, укреплённого района. То место тщательно охранялось головорезами Серба.
        Его люди занимали три здания кадетской школы. Одно из строений наполовину разрушено. На бывшем плацу расположилась их техника. Её, к счастью, немного, всего три модернизированных трицикла, и два маленьких самохода с открытым верхом. Часовые стояли под навесом трибуны. На ржавом флагштоке красовалось чёрное знамя с белым черепом, как в классических фильмах про пиратов. В столовой располагались цистерны с топливом. Именно на содержимом этих бочек работала вся техника головорезов. В спортивном зале, на первом этаже, образована мастерская по починке техники и снаряжения. Спальные корпуса и часть учебного здания превратились в казармы. Остальное стало штабом. На крыше установлены пулемёты. Угол спального корпуса обвалился и из него торчал ствол оружия. Хороший район для базы выбрали, люди Серба. С трёх сторон её окружали обвалы, в тех местах подхода нет, с четвёртой был подъезд. Кадетская школа находилась на небольшой возвышенности. К металлическому забору приварены листы железа, в некоторых местах дыры залатаны фанерой. Основная масса людей Серба ушла в сторону заброшенного автопарка, где им предстояло разобраться с малочисленным отрядом Горца. Некоторую технику они захватили с собой. Сейчас на территории осталось человек, от силы, двадцать.
            Женщин бандитов очень мало, также в лагере находились дети.
            Торбай специально выбрал время для начала операции, когда все уйдут к автопарку.
            Сам главарь головорезов ждал клиента на, спускающейся к «укреплёнке», дороге.
            Всё это Базил изучил при подготовке к операции в штабе Наёмников, где руководил Торбай.
            На всякий случай в кармане у Базила находилось два запасных рожка, в подсумке — противогаз, из набедренной кобуры торчала рукоять пистолета.
            ТТорбай — высокий мужчина, лет под пятьдесят. Виски покрывала седина, но она его не старила, а предавала благородства. Про прошлое он вспоминать не любил. Говорил мужчина громким басом, но редко.
            Серб являлся полной противоположностью: хитёр, быстр, юрк, низок. Телосложение тощее, волосы на голове отсутствовали. Серб, когда орал и ругался, постоянно срывался на визг. Авторитет среди разбойников, постоянно поддерживался. Изменников и трусов казнил при всех.
            ***
            Через семь минут на дорогу, перед укрепленным районом, выехал небольшой сендер. На крыше установлена пулемётная турель, за ней находился совсем молоденький паренёк, с танкистским шлемом на голове, из-под него торчал чуб ярко-рыжих волос. Нос и щёки покрывали веснушки.
            Когда машина подъехала к воротам, те распахнулись. Водитель махнул кому-то рукой, и к окну подбежал высокий мужичок в чёрной куртке и в синих тренниках. Он что-то промямлил.
            Серб двигался вниз к «укреплёнке». Машина тоже поехала на встречу, выпустив из выхлопной трубы противную копоть.
            ***
            Главарь и самоход поравнялись. Двигатель заглушили, и из пассажирской двери вышел Макс Церцей. Базил аж ахнул, такого поворота наверняка не ожидал даже Торбай. Жаль, его тут нет.
            Макс протянул руку, Серб её пожал и жестом показал, чтобы тот проследовал за ним. Церцей направился за ним широким шагом. Так же из машины вышло два крепких парня в оранжевых куртках поверх тельняшек. На головах красные засаленные кепки с надписью «Сибнефть», на штанах масляные патна топлива. В руках держали по «потрошителю». Эта бригада вселяла ужас. У одного из головорезов Серба, на маковке красовалась фуражка.
            Макс был мужчиной лет этак тридцати с гаком, и маленькой аккуратной чёрной бородкой. Над губами тоненькая полоска усиков. В плечах широк, руки мощные, и взгляд ясный не свойственный человеку апокалипсиса. Движения плавные размеренные, одет в чистое.
            Наёмник перевёл прицел в сторону клиента. Прильнул к нему. Голова появилась прямо в перекрестии. Задержав дыхание, Базил надавил на спусковой крючок. Автомат выплюнул смертельную "маслину", отдача толкнула в плечо. Охрана Серба присела, укрывая за собой главаря, их вороные стволы зыркали повсюду. Пора было вставать, только Базил не дёрнулся и на миллиметр. Выпущенная пуля попала в фасад корпуса.
            Церцей кинулся на землю и прикрыл голову руками. Два его подручных в куртках навалились на сверху, защищая от выстрелов. Парнишка, сидевший за пулемётом, навёл ствол в сторону наёмника и нажал на гашетку. Пули забарабанили по корпусу телеги, то и дело, рикошетя по сторонам. Наёмник откатился в сторону с линии огня. Присел, облокотившись спиной о днище. Металл скрежетал.
            Правое ухо заложило, но скоро пройдёт. Выставив автомат из-за колеса с лысой шиной, Базил выстрелил. Голова парнишки дёрнулась, тело обмякло и соскользнуло внутрь автомобиля. Пулемёт умолк, из ствола поднимался сизый молочно-белый дымок. Завидя откуда летели пули, один из охранников, прикрываясь за деревом, с облезшей корой, выпустил пол обоймы пистолета по укрытию наёмника. Пуля чиркнула по скуле, и умчалась дальше. Два охранника, прикрывая Церцея, двинулись в сторону открытой двери медпункта, где на пороге ждал ещё головорез.
            -Уходите и прикрывайте Макса! — Прокричал головорез Серба.
            -Всё понял? Бегом! — Отозвался кто-то.
            Наёмник перекатился вправо под прикрытие большого камня. Со сменой позиции огонь всё равно продолжился. Позади камня находился первый и огромный обвал. Базил сел на корточки, и, положив вороной ствол автомата поверх камня, заранее переведя планку одиночного огня на огонь очередями, дал короткую очередь по охраннику Серба. Как раз по тому, который стрелял из пистолета. Тело завалилось с простреленной грудью. Враг задыхался, видно повреждено лёгкое, или сразу два, но это в лучшем случае. В прицеле появилось ещё три головореза, поднимавшиеся по дороге со стороны укреплённого района. Один из них держал в руках трубу самодельного гранатамёта. За спиной из рюкзака торчало две головки зарядов. Наёмник полоснул очередью, двое завалилось, один схватился за простреленную руку. Опять сев за камень, Базил выудил из кармана запасные обоймы. Перезарядил автомат и дал залп. Гранатомётчик уткнулся лицом в потрескавшийся асфальт. Раненый в руку подбежал к нему и вырвал из рук орудие. Присев на одно колено, он положил оружие на плечо и нажал на курок. С задней стороны вырвалось пламя и копоть, снаряд полетел точно в камень. Отдача немного дезориентировала гранатомётчика номер два.
            Базил только начал отпрыгивать от камня, в этот момент снаряд разорвал природное укрытие, к чертям собачьим. Взрывной волной наёмника отбросило в сторону огромного обвала. Плюхнувшись на самый край, тело по инерции продолжило ход и соскользнуло вниз. Руки в совокупности с реакцией ухватились за толстый корень, торчащий из земли. Тело безвольно повисло над пропастью. Базил матюгнулся, поминая маму чёрта и ещё много чего. Кожа на руках содралась. Отсюда дальнейших действий головорезов не видно, зато радовало, что безумная стрельба прекратилась. Несколько ногтей сломалось, из ушей шла кровь. В переносице нос распух. Похоже, что сломан. Ресницы и брови опалились, место, куда попала пуля, болело. Наверняка головорезы решили, что с наёмником покончено, но сила воли у того куда больше, чем у всех остальных.
            Его учитель даже не Торбай, а жизнь. Пора заявить о себе. Игра стоит свеч. Немного раскачавшись на корне, наёмник определил, что тот достаточно крепок. Стоило лишь на нём раскачаться и перекинуть ногу наверх, а потом, подтянувшись на руках, вернуть себе статус-кво. Именно этим занялся Базил. Правда, первый блин оказался комом, но со второй попытки задуманное удалось. Оседлав землю, он пригнулся, чтобы его со стороны корпуса было не видно. Повсюду на земле раскиданы булыжники, некогда составлявшие камень за которым, наёмнику доводилось укрываться. Трава возле бывшей позиции опалилась, а в некоторых местах земля дымилась. Автомат оказался неподалёку, но, к сожалению, приклад треснул. Наёмник, повесив его на плечо, отполз в сторону телеги и сел за ней. Вставил новый магазин.
            Машина Макса стояла на месте, видно тот всё ещё здесь, и надо его убрать. Если это не сделать, то Торбай семь шкур снимет, да ещё и жизнь прихватит, за его физическое истощение, после тренировок с наёмником.

            Возле трупов головореза сновали три их собрата. Видать, как кочевники, решили падалью поживиться, но так как это закон после апокалипсиса, то можно. Один рылся по карманам, того что с простреленными лёгкими. Другой стягивал поношенные, не раз перелатанные кеды, с гранатомётчика. А третий просто стоял и смотрел по сторонам, видать следит чтобы мародёрство осталось безнаказанным. Огромная, и наверняка тяжёлая дверь медпункта закрыта. Базил перевёл взгляд в сторону плаца, а именно на трибуну. Ранее стоявших там часовых, нет. Скорее всего, именно они сейчас занимаются мародёрством.
            Пригибаясь, наёмник стал обходить их по флангу, но так чтобы человек у орудия не заметил его с крыши. Единственным прикрытием Базилу служила внезапность. В окне третьего этажа показалась голова головореза. Тот пристально посмотрел на мародёрствующих, махнул им рукой и что-то прокричал. Смотрящий, в ответ тоже проорал и показал «фак». Голова всунулась обратно и больше не появлялась, наёмник лишь облегчённо выдохнул. А те так и остались заниматься своим безбожным делом.
            ***
            Базил прошмыгнул в приоткрытую дверь медпункта, оставив после себя ещё три трупа со сломанными шейными позвонками, и наполовину разрушенное крыльцо. У мародёров наёмник прихватил нож, и несколько рожков к автомату. На одной койке валялась вся в крови скомканная простыня.
            Лишнее внимание к персоне Базила сейчас ни к чему, но со стола он все-таки умудрился смахнуть в карманы три бинта и пузырёк с вязким веществом. Подбежал к заколоченному окну и посмотрел в щель между досками.
            На улице стал моросить мелкий дождь, смывая с земли следы крови. Погода окончательно испортилась. В небе сверкнула яркая молния, её отростки коснулись земли.
            Базил отошёл от окна и направился к деревянному проёму, который судя по заученной схеме, вёл в учебный корпус, а ещё по нему можно попасть в спальный отделение. Наёмник ступал мягко на мыски, не создавая лишнего шума. Нырнув в проем, он оказался в квадратном помещении, на одной из стен висел старый выцветший стенд с изображениями детей в странной одежде. На подоконнике лежала потрёпанная с плесенью невиданная шапка. Пол устлан различным мусором.
            Кусочки битого стекла и кирпича хрустели под ногами. Пахло затхлостью. Базил присел за выступом стены, и провёл стволом в сторону учебного корпуса, именно оттуда послышались торопливые шаги. Все действия в голове наёмника имели алгоритм. Расчёт до мелочей, вот козырь его. Вскоре появился первый головорез с пистолетом наизготовку. Базил высунулся из укрытия и запустил нож в сторону противника. Лезвие на половину вошло в район живота. Тот схватился за него и стал падать, стукнувшись головой о кирпич. Что-то хрустнуло. Второй враг присел за перевёрнутым шкафом, и кинул гранату. Покатая опасность поскакала по полу. В последний момент наёмник скрылся за выступом и раздался взрыв. Осколки изрешетили деревянный шкаф, остатки стекла разбились, оставляя острые зубья в рамах. Пыль взвилась плотным занавесом, скрывая Базила от глаз головореза. Он дал короткую очередь в сторону последнего появления противника. Также часть острых осколков посекла тело врага с ножом в животе. Постепенно занавес пропадал, лучи света сквозь прорехи окон резали его. Наёмник сменил позицию, прыгнул на пол и пополз в сторону шкафа.
            Подсечка сбила Базила с ног, он рухнул, перед глазами поползли синие мухи. Наёмник вернул себе исходное положение, и вцепился в шею головорезу. Это оказался один из подручных Макса Церцея, в оранжевой куртке. Противник вывернулся, нырнул под руку готовую к удару, и треснул по хребту двумя сцепленными в замок руками. Наёмник опять оказался на полу. Ещё один болезненный удар пришёлся ногой, в тяжёлом берце, по рёбрам. Воздух в очередной раз выбило из лёгких. Пыль окончательно осела, и взору ничего не мешало. Руки рефлекторно схватили противника за ногу и резко дёрнули, он свалился всей массой на Базила. Тот оттолкнул ногой в живот. Враг моментально загнулся, но с неимоверной прытью нашёл в себе силы. За секунду наёмник успел встать и направил ствол автомата, который всю бойню бесполезно болтался на плече. Бровь заплыла, губа рассечена, а костяшки сбились. Их неприятно щипало, но терпимо. Головорез наклонил голову вперёд и набросился, на не успевшего среагировать Базила. Палец не смог вдавить спусковой крючок, чтобы изрешетить бренное тело человека из самого большого топливного клана Макса Церцея. Толстые пальцы сжали горло, наёмник стал задыхаться, автомат отлетел в сторону в груду мусора, взметнув осевшую пыль. Они перекатились и оказались около бездыханного тела головореза, из которого всё торчала рукоять ножа. Показывая фантастическую изворотливость, Базил ударил лбом врагу по переносице. Она хрустнула и из среза кожи брызнула кровь. Рука дотянулась до ножа и выдернула из мёртвого тела, клинок блестел багрянцем. Одним резким движением, лезвие пропороло кожу под подбородком и пробило нёбо. Зубы клацнули по металлу, и тело осело бездыханным мешком.

0

18

GfuT написал(а):

Димка написал(а):

Сам главарь головорезов ждал клиента на, спускающейся к «укреплёнке», дороге.

Зачем выделял запятыми? Здесь это не нужно

Тут поспорю, запятые нужны они выделяют причастный оборот.


Если причастный оборот стоит перед словом, к которому относится, то запятыми он не выделяется! Запомни!

0

19

Последний разбор произведений Гфута.

Ветер нёс с Гнилой Ложбины запах серы и озона. Небо скрыто свинцовыми тучами, которые в любой момент могли разродиться назойливым дождиком.

Ветер нёс, небо скрыто. В каком времени ведётся повествование?

Базила тренировал глава клана Наёмников, Торбай: учитель на занятиях отдавался полностью.

Учитель на занятиях отдавался полностью? Не, не слышал.

Так же у Базила есть свой принцип — "Укусил враг — кусай его, укусил друг — забудь о нём"

Таким макаром друг может и половину лодыжки отхватить. Странный принцип.

Одна из топливных группировок принадлежала Сербу. Клан Макса Церцея самый крупный в Москве.

У меня уже глаза вылазят от такой чудовищной подачи информации. Как первое предложение связано со вторым? Что за манера? Второе — это лозунг на плакате?

Запах прелой листвы и мокрой земли неприятно шибали в ноздри.

Шибали в ноздри? Не, не слышал.

Самодельная кофта, со вшитыми металлическими пластинами, одинаково держала сырость и пули малого калибра.

Кофте наверняка очень тяжело одинаково держать сырость и пули малого калибра. Сырость ведь невесома, вдруг пули перевесят?

Выбранная точка засады Базила, тщательно скрывалась за перевёрнутой телегой и просматривалась только со стороны оврага.

Точка скрывалась? Она что, бегала? Не, не слышал.

Спальные корпуса и часть учебного здания превратились в казармы. Остальное стало штабом. На крыше установлены пулемёты.

Нет, я до конца этого канцелярского отчёта точно не доживу. Креплюсь.

0

20

Отредак. 5

Наёмник Базил
                -Тинь, не перебивай, подожди, до конца расскажу, и больше я повторять не буду! — Обозлился учитель.
                -Простите, — отозвался ученик и сложил ноги по-турецки.
                Тинь попил из кружки. Настой, который чем-то напоминал ром, оказался немного крепковат. Глоток за глотком, тепло разливалось по организму ребёнка. Он улыбнулся. Увидев это, учитель ободряюще подмигнул.
                -Итак, слушай дальше, времени ещё много.
                -Хорошо учитель, я постараюсь всё запомнить!
                -Я тебе уже сказал: не перебивай!
                ***
                Ветер нёс с Гнилой Ложбины запах серы и озона. Небо скрыто свинцовыми тучами, которые в любой момент могут разродиться назойливым дождиком. Некроз покрывал остов разрушенного приземистого здания.
                Техническая тьма правила бал на заражённых территориях.
                Операция по травле клана Макса Церцея готовилась очень долго.
                Базила тренировал глава клана Наёмников, Торбай: ученик на занятиях отдавался полностью. Первыми жертвами наёмника стали тряпочные манекены, уничтоженные из пистолета.
Так же у Базила есть свой принцип — "Ранил враг — убей его, ранил друг — пускай убьёт, ибо жить опозоренным другом равно смерти"
    В Бога он не верил, как и многие другие выжившие после Погибели люди.
                После большой войны в живых остались немногие.  В сторону пустующего метро, никто совался, боясь распрощаться с жизнью. Низко над землёй витал ядовитый зелёный туман. Фильтры противогазов забивались на раз из-за высокой кислотности.
            Огромные территории превратились в радиоактивные пустоши. Многие здания разрушились, и по руинам сновали мутафаги. Пространство бороздили лишь отчаянные бродяги, бандиты и представители "Ордена Чистоты", истребляющие нечисть. К таким Базил не принадлежал и монахов презирал. Москву контролировали топливные кланы.Ближайшие к Киеву территории заняты фермерами. Также орудовал клан "Омега", зачищая местность от кетчеров и монахов "Ордена чистоты".
                Одна из топливных группировок принадлежала Сербу. Клан Макса Церцея находился на северо-западе и был самый крупный в Москве.
                Запах прелой листвы и мокрой земли неприятно отдавали сыростью. Где-то вдали завывал мутант. Рыжая трава покалывала ляжки через тонкие штаны. Самодельная кофта, со вшитыми металлическими пластинами, одинаково противостояла сырости и пулям малого калибра. При создании её пришлось попотеть.
                Базил держал лидера разбойничьего клана на мушке автомата. Серб находился метрах в тридцати от заброшенного здания.
                Выбранная точка засады Базила, тщательно была скрыта перевёрнутой телегой и просматривалась только со стороны оврага. Наёмник ждал клиента, который должен был подойти приблизительно минут пять назад. Он перевёл оружие в сторону, укреплённого района. То место тщательно охранялось головорезами Серба.
            Его люди занимали три здания кадетской школы. Одно из строений наполовину разрушено. На бывшем плацу расположилась их техника. Её, к счастью, немного, всего три модернизированных трицикла, и два маленьких самохода с открытым верхом. Часовые стояли под навесом трибуны. На ржавом флагштоке красовалось чёрное знамя с белым черепом, как в классических фильмах про пиратов. В столовой располагались цистерны с топливом. Именно на содержимом этих бочек работала вся техника головорезов. В спортивном зале, на первом этаже, образована мастерская по починке техники и снаряжения. Спальные корпуса и часть учебного здания превратились в казармы. Остальные помещения стали штабом. На крыше установлены пулемёты. Угол спального корпуса обвалился и из него торчал ствол оружия. Хороший район для базы выбрали, люди Серба. С трёх сторон её окружали обвалы, в тех местах подхода нет, с четвёртой был подъезд. Кадетская школа находилась на небольшой возвышенности. К металлическому забору приварены листы железа, в некоторых местах дыры залатаны фанерой. Основная масса людей Серба ушла в сторону заброшенного автопарка, где им предстояло разобраться с малочисленным отрядом Горца. Некоторую технику они захватили с собой. Сейчас на территории осталось человек, от силы, двадцать.
                Женщин бандитов очень мало, также в лагере находились дети.
                Торбай специально выбрал время для начала операции, когда все уйдут к автопарку.
                Сам главарь головорезов ждал клиента на, спускающейся к «укреплёнке», дороге.
                Всё это Базил изучил при подготовке к операции в штабе Наёмников, где руководил Торбай.
                На всякий случай в кармане у Базила находилось два запасных рожка, в подсумке — противогаз, из набедренной кобуры торчала рукоять пистолета.
                ТТорбай — высокий мужчина, лет под пятьдесят. Виски покрывала седина, но она его не старила, а предавала благородства. Про прошлое он вспоминать не любил. Говорил мужчина громким басом, но редко.
                Серб являлся полной противоположностью: хитёр, быстр, юрк, низок. Телосложение тощее, волосы на голове отсутствовали. Серб, когда орал и ругался, постоянно срывался на визг. Авторитет среди разбойников, постоянно поддерживался. Изменников и трусов казнил при всех.
                ***
                Через семь минут на дорогу, перед укрепленным районом, выехал небольшой сендер. На крыше установлена пулемётная турель, за ней находился совсем молоденький паренёк, с танкистским шлемом на голове, из-под него торчал чуб ярко-рыжих волос. Нос и щёки покрывали веснушки.
                Когда машина подъехала к воротам, те распахнулись. Водитель махнул кому-то рукой, и к окну подбежал высокий мужичок в чёрной куртке и в синих тренниках. Он что-то промямлил.
                Серб двигался вниз к «укреплёнке». Машина тоже поехала на встречу, выпустив из выхлопной трубы противную копоть.
                ***
                Главарь и самоход поравнялись. Двигатель заглушили, и из пассажирской двери вышел Макс Церцей. Базил аж ахнул, такого поворота наверняка не ожидал даже Торбай. Жаль, его тут нет.
                Макс протянул руку, Серб её пожал и жестом показал, чтобы тот проследовал за ним. Церцей направился за ним широким шагом. Так же из машины вышло два крепких парня в оранжевых куртках поверх тельняшек. На головах красные засаленные кепки с надписью «Сибнефть», на штанах масляные патна топлива. В руках держали по «потрошителю». Эта бригада вселяла ужас. У одного из головорезов Серба, на маковке красовалась фуражка.
                Макс был мужчиной лет этак тридцати с гаком, и маленькой аккуратной чёрной бородкой. Над губами тоненькая полоска усиков. В плечах широк, руки мощные, и взгляд ясный не свойственный человеку апокалипсиса. Движения плавные размеренные, одет в чистое.
                Наёмник перевёл прицел в сторону клиента. Прильнул к нему. Голова появилась прямо в перекрестии. Задержав дыхание, Базил надавил на спусковой крючок. Автомат выплюнул смертельную "маслину", отдача толкнула в плечо. Охрана Серба присела, укрывая за собой главаря, их вороные стволы зыркали повсюду. Пора было вставать, только Базил не дёрнулся и на миллиметр. Выпущенная пуля попала в фасад корпуса.
                Церцей кинулся на землю и прикрыл голову руками. Два его подручных в куртках навалились на сверху, защищая от выстрелов. Парнишка, сидевший за пулемётом, навёл ствол в сторону наёмника и нажал на гашетку. Пули забарабанили по корпусу телеги, то и дело, рикошетя по сторонам. Наёмник откатился в сторону с линии огня. Присел, облокотившись спиной о днище. Металл скрежетал.
                Правое ухо заложило, но скоро пройдёт. Выставив автомат из-за колеса с лысой шиной, Базил выстрелил. Голова парнишки дёрнулась, тело обмякло и соскользнуло внутрь автомобиля. Пулемёт умолк, из ствола поднимался сизый молочно-белый дымок. Завидя откуда летели пули, один из охранников, прикрываясь за деревом, с облезшей корой, выпустил пол обоймы пистолета по укрытию наёмника. Пуля чиркнула по скуле, и умчалась дальше. Два охранника, прикрывая Церцея, двинулись в сторону открытой двери медпункта, где на пороге ждал ещё головорез.
                -Уходите и прикрывайте Макса! — Прокричал головорез Серба.
                -Всё понял? Бегом! — Отозвался кто-то.
                Наёмник перекатился вправо под прикрытие большого камня. Со сменой позиции огонь всё равно продолжился. Позади камня находился первый и огромный обвал. Базил сел на корточки, и, положив вороной ствол автомата поверх камня, заранее переведя планку одиночного огня на огонь очередями, дал короткую очередь по охраннику Серба. Как раз по тому, который стрелял из пистолета. Тело завалилось с простреленной грудью. Враг задыхался, видно повреждено лёгкое, или сразу два, но это в лучшем случае. В прицеле появилось ещё три головореза, поднимавшиеся по дороге со стороны укреплённого района. Один из них держал в руках трубу самодельного гранатамёта. За спиной из рюкзака торчало две головки зарядов. Наёмник полоснул очередью, двое завалилось, один схватился за простреленную руку. Опять сев за камень, Базил выудил из кармана запасные обоймы. Перезарядил автомат и дал залп. Гранатомётчик уткнулся лицом в потрескавшийся асфальт. Раненый в руку подбежал к нему и вырвал из рук орудие. Присев на одно колено, он положил оружие на плечо и нажал на курок. С задней стороны вырвалось пламя и копоть, снаряд полетел точно в камень. Отдача немного дезориентировала гранатомётчика номер два.
                Базил только начал отпрыгивать от камня, в этот момент снаряд разорвал природное укрытие, к чертям собачьим. Взрывной волной наёмника отбросило в сторону огромного обвала. Плюхнувшись на самый край, тело по инерции продолжило ход и соскользнуло вниз. Руки в совокупности с реакцией ухватились за толстый корень, торчащий из земли. Тело безвольно повисло над пропастью. Базил матюгнулся, поминая маму чёрта и ещё много чего. Кожа на руках содралась. Отсюда дальнейших действий головорезов не видно, зато радовало, что безумная стрельба прекратилась. Несколько ногтей сломалось, из ушей шла кровь. В переносице нос распух. Похоже, что сломан. Ресницы и брови опалились, место, куда попала пуля, болело. Наверняка головорезы решили, что с наёмником покончено, но сила воли у того куда больше, чем у всех остальных.
                Его учитель даже не Торбай, а жизнь. Пора заявить о себе. Игра стоит свеч. Немного раскачавшись на корне, наёмник определил, что тот достаточно крепок. Стоило лишь на нём раскачаться и перекинуть ногу наверх, а потом, подтянувшись на руках, вернуть себе статус-кво. Именно этим занялся Базил. Правда, первый блин оказался комом, но со второй попытки задуманное удалось. Оседлав землю, он пригнулся, чтобы его со стороны корпуса было не видно. Повсюду на земле раскиданы булыжники, некогда составлявшие камень за которым, наёмнику доводилось укрываться. Трава возле бывшей позиции опалилась, а в некоторых местах земля дымилась. Автомат оказался неподалёку, но, к сожалению, приклад треснул. Наёмник, повесив его на плечо, отполз в сторону телеги и сел за ней. Вставил новый магазин.
                Машина Макса стояла на месте, видно тот всё ещё здесь, и надо его убрать. Если это не сделать, то Торбай семь шкур снимет, да ещё и жизнь прихватит, за его физическое истощение, после тренировок с наёмником.

                Возле трупов головореза сновали три их собрата. Видать, как кочевники, решили падалью поживиться, но так как это закон после апокалипсиса, то можно. Один рылся по карманам, того что с простреленными лёгкими. Другой стягивал поношенные, не раз перелатанные кеды, с гранатомётчика. А третий просто стоял и смотрел по сторонам, видать следит чтобы мародёрство осталось безнаказанным. Огромная, и наверняка тяжёлая дверь медпункта закрыта. Базил перевёл взгляд в сторону плаца, а именно на трибуну. Ранее стоявших там часовых, нет. Скорее всего, именно они сейчас занимаются мародёрством.
                Пригибаясь, наёмник стал обходить их по флангу, но так чтобы человек у орудия не заметил его с крыши. Единственным прикрытием Базилу служила внезапность. В окне третьего этажа показалась голова головореза. Тот пристально посмотрел на мародёрствующих, махнул им рукой и что-то прокричал. Смотрящий, в ответ тоже проорал и показал «фак». Голова всунулась обратно и больше не появлялась, наёмник лишь облегчённо выдохнул. А те так и остались заниматься своим безбожным делом.
                ***
                Базил прошмыгнул в приоткрытую дверь медпункта, оставив после себя ещё три трупа со сломанными шейными позвонками, и наполовину разрушенное крыльцо. У мародёров наёмник прихватил нож, и несколько рожков к автомату. На одной койке валялась вся в крови скомканная простыня.
                Лишнее внимание к персоне Базила сейчас ни к чему, но со стола он все-таки умудрился смахнуть в карманы три бинта и пузырёк с вязким веществом. Подбежал к заколоченному окну и посмотрел в щель между досками.
                На улице стал моросить мелкий дождь, смывая с земли следы крови. Погода окончательно испортилась. В небе сверкнула яркая молния, её отростки коснулись земли.
                Базил отошёл от окна и направился к деревянному проёму, который судя по заученной схеме, вёл в учебный корпус, а ещё по нему можно попасть в спальный отделение. Наёмник ступал мягко на мыски, не создавая лишнего шума. Нырнув в проем, он оказался в квадратном помещении, на одной из стен висел старый выцветший стенд с изображениями детей в странной одежде. На подоконнике лежала потрёпанная с плесенью невиданная шапка. Пол устлан различным мусором.
                Кусочки битого стекла и кирпича хрустели под ногами. Пахло затхлостью. Базил присел за выступом стены, и провёл стволом в сторону учебного корпуса, именно оттуда послышались торопливые шаги. Все действия в голове наёмника имели алгоритм. Расчёт до мелочей, вот козырь его. Вскоре появился первый головорез с пистолетом наизготовку. Базил высунулся из укрытия и запустил нож в сторону противника. Лезвие на половину вошло в район живота. Тот схватился за него и стал падать, стукнувшись головой о кирпич. Что-то хрустнуло. Второй враг присел за перевёрнутым шкафом, и кинул гранату. Покатая опасность поскакала по полу. В последний момент наёмник скрылся за выступом и раздался взрыв. Осколки изрешетили деревянный шкаф, остатки стекла разбились, оставляя острые зубья в рамах. Пыль взвилась плотным занавесом, скрывая Базила от глаз головореза. Он дал короткую очередь в сторону последнего появления противника. Также часть острых осколков посекла тело врага с ножом в животе. Постепенно занавес пропадал, лучи света сквозь прорехи окон резали его. Наёмник сменил позицию, прыгнул на пол и пополз в сторону шкафа.
                Подсечка сбила Базила с ног, он рухнул, перед глазами поползли синие мухи. Наёмник вернул себе исходное положение, и вцепился в шею головорезу. Это оказался один из подручных Макса Церцея, в оранжевой куртке. Противник вывернулся, нырнул под руку готовую к удару, и треснул по хребту двумя сцепленными в замок руками. Наёмник опять оказался на полу. Ещё один болезненный удар пришёлся ногой, в тяжёлом берце, по рёбрам. Воздух в очередной раз выбило из лёгких. Пыль окончательно осела, и взору ничего не мешало. Руки рефлекторно схватили противника за ногу и резко дёрнули, он свалился всей массой на Базила. Тот оттолкнул ногой в живот. Враг моментально загнулся, но с неимоверной прытью нашёл в себе силы. За секунду наёмник успел встать и направил ствол автомата, который всю бойню бесполезно болтался на плече. Бровь заплыла, губа рассечена, а костяшки сбились. Их неприятно щипало, но терпимо. Головорез наклонил голову вперёд и набросился, на не успевшего среагировать Базила. Палец не смог вдавить спусковой крючок, чтобы изрешетить бренное тело человека из самого большого топливного клана Макса Церцея. Толстые пальцы сжали горло, наёмник стал задыхаться, автомат отлетел в сторону в груду мусора, взметнув осевшую пыль. Они перекатились и оказались около бездыханного тела головореза, из которого всё торчала рукоять ножа. Показывая фантастическую изворотливость, Базил ударил лбом врагу по переносице. Она хрустнула и из среза кожи брызнула кровь. Рука дотянулась до ножа и выдернула из мёртвого тела, клинок блестел багрянцем. Одним резким движением, лезвие пропороло кожу под подбородком и пробило нёбо. Зубы клацнули по металлу, и тело осело бездыханным мешком.
Одной проблемой стало меньше. Наёмник поднялся, стряхнул с себя пыль и наклонился за автоматом. Он безотказный ему всё равно. Бросив через плечо беглый взгляд, он убедился, что со стороны спального корпуса никто не идёт.
Базил выбежал из «кишки» в просторное помещение. Свернул вправо, оказался на капитанской палубе. Окна заделаны листовым железом. Возле глухой стены приютился кособокий диванчик. В углу валялись фрагменты гипсовой статуи, неизвестного мужика. На стене висел плакат со строевыми занятиями, с молодцами в камуфляже. Обстановка действовала угнетающе. Шаги раздавались в полупустом помещении гулким эхом. На секунду остановившись, наёмник вытащил магазин, он оказался поло наполовину. Щелчок и старый магазин лёг в карман, а его паз занял новый. Время на нормальную перезарядку ограничено, и смысл рисковать отсутствует. Потом пришлось свернуть на лево, там опять оказались всякие стенды и кожаное кресло с дырявым подлокотником. Под ногами шелестел бумажный мусор, видно у головорезов с гигиеной хреново. В углублении в стороне оказалась деревянная дверь. Базил свернул туда, подёргал за ручку, и убедившись что она заперта высадил её ногой. В кабинете оказалось пусто, лишь на полу разложено несколько спальных мешков.
Похоже, Торбай запихнул его в самое осиное гнездо головорезов. И всё наёмнику порядком надоело, теперь надо действовать не по инструкциям.
-Церцей выходи, не дури меня, — не сдержался Базил.
Вынырнув из кабинета он вернулся в предыдущее помещение и направился к другим дверям. После того как он крикнул, напрягся слух. Слуховые каналы уловили едва слышимый звук работающего генератора. Тарахтение по мере приближения усиливалось.
-Выходи!
Та дверь, к которой направлялся наёмник, тихонько скрипнула, но звук сквозь тарахтение уловим. Базил перешёл на трусцу и не колеблясь направился в сторону звука. Дуло "калаша" смотрело на дверь, с потрескавшейся табличкой «Камбуз». Маслины готовы в любое время угостить неприятеля щедрой порцией. На другой табличке красовалась ярко-красная табличка «Топливная». Базил сразу догадался, что именно в этом помещении находятся цистерны с чёрным золотом.
Наёмник встретил дверь подошвой ботинка. Она при ударе слетела с петель и, падая, поломала часть себя в щепу. Это было огромное помещение, посередине которого, находилось четыре огромные цистерны. Рядом с ними стояли металлические вёдра с пятнами от топлива для тарантаек.
В стороне мелькнула фигура и скрылась в умывальном помещении. Базил отправился туда, нахмурив чёрные брови. Прядь волос по-героически падала на бледное лицо с кровоподтёками. Палец нажал на курок и несколько пуль полетели, туда, где раньше находился головорез. На стенах покрытых штукатуркой, расцвели серые розочки. Грохот наполнил помещение, перекрывая тарахтение генератора. Плитка обвалилась, падая на пол и разбиваясь на множество мелких кусочков.
Вскоре он увидел, что в углу между двумя раковинами сидел весь вымазанный грязью Серб. В руках он держал взведённый пистолет неизвестной работы. Базил посмотрел на главаря взглядом, сочетающем жалость и ненависть. Тот вытянул вперёд руку с пистолетом, и мгновенно нажал на курок. Тишина взорвалась сразу мириадами различных звуков. Пуля чиркнула по рукаву, царапая кожу, как раз там, где небольшое расстояние между броневых пластин. Наёмник цыкнул от боли, пронзившей руку.
— Падла!!!
Не потеряв ориентацию, Базил дал короткую очередь по Сербу. На теле расцвели красные кровавые розочки. Несколько «маслин» однако не достигли цели отколов солидный кусок от раковины. Рука раненного обмякла, пистолет упал на пол уложенной грязно-серой плиткой, звонко брякнувшись. Но он ещё дышал, хотя грудь прополосана очередью немалого калибра. Наёмник подошёл к Сербу и присел перед ним на корточки, и заглянул в широко распахнутые карие глаза. У него наворачивалась слеза. Базил выпрямился, одёрнул полы кофты, отряхнул от грязи ладони и с размаху треснул каблуком головорезу по черепу. Он ударился затылком об стену и, оставляя кровавый след, испустил душу. Потускневший взор уставился в неведомые просторы.
-Браво, браво, молодец, наёмник!— сзади раздался громкий бас.
Базил чуть от неожиданности не подпрыгнул.
К горлу подобрался комок. Зубы стиснулись. Рука сильнее сжала рукоять автомата. Медленно развернувшись, он уставился на Церцея. Да, это был именно он.
-Ух, ты сам ко мне пришёл, не ожидал,— решился заговорить наёмник.
-Это не я к тебе пришёл, а ты, ты здесь гость, а я правлю бал.
-Хером по лбу не дать? Ты мой клиент, а я всего лишь вершитель твоей судьбы.
-Нет, ты не вправе распоряжаться моей жизнью, ты всего лишь мелкая сошка в пищевой цепочке!— голос Церцея даже не дрогнул.
-Ага, перебьёшся!
-Нет, ты ничего не понял.
Макс развернулся спиной к Базилу и хотел отправиться восвояси. Для большей демонстрации крутизны он выудил из пачки сигарет одну, засунул в рот и аккуратно прикурил от старомодной зажигалки «Zippo». Сизый дымок поднялся к потолку.
-Стоять, я ещё не закончил!— сорвался Базил.
-А я да,— спокойно и лаконично ответил Церцей.
Вдруг из входа в топливную вылетел головорез-второй охранник Церцея, но прежде чем он понял, что к чему, наёмник срезал его короткой очередью. И тут без согласования всяких действий Макс нырнул в сторону под прикрытие огромных цистерн с топливо. В голове у Базила пульсировала лишь одна мысль,— Только бы не нарваться. Наёмник последовал за ним, на ходу выставляя напоказ вороной ствол «калаша». В промежутке между цистернами мелькнул конец куртки Макса, что подстегнуло наёмника ещё сильнее. И жажда убивать застелила глаза. Дыхание не сбивалось, а работало в одном темпе с сердцем.
***
Макс застыл как изваяние между двумя наиболее большими цистернами. Напротив него на полной изготовке стоял Базил. На всякий случай запасённая граната ещё лежала в кармане. Теперь на лице лежало сразу несколько прядей волос. Грудь вздымалась и опускалась, воздух из ноздрей выходил со свистом. Церцей до побеления костяшек сжимал небольшой компактный пистолет. Задание наёмник практически выполнил. Наверное, Торбай гордился бы им. Ствол автомата немного подёргивался, но в любую секунду мог найти жертву. Два врага сверлили друг друга пристальными взглядами. Во рту головореза ещё тлела сигарета. Оба напряжены до предела. Лица застыли в разных выражениях. У Базила выражение ненависти, а у Макса блаженности. Вот пойми кто из них один дурак. Или оба дураки. Церцей выкинул в сторону пистолет, и тот закатился под массивную подставку цистерны. Автомат наёмника соскользнул с плеча и брякнулся об пол. Из карманов Базил вывалил магазины, и нащупал ребристую рубашку гранаты. Макс достал острый тесак, заточенный мастерами головорезов. При всей этой кругопляске, наёмник умудрился потерять свой нож.
-Ну что, наёмник поехали, на том свете передай привет Торбаю,— неожиданно заговорил головорез.
-Откуда ты его знаешь? — на автомате выпалил Базил.
-Он мой брат, ты уж не серчай, сейчас его косточки глодают множество крыс и мышей.
-Но, как!
-Легко, это жизнь малыш! — выхухолился Церцей
-Да иди ты.
-Это судьба, мой дорогой ученик мёртвого Торбая Базил.
Наёмник ещё сильней сжал гранату в руке и прокрутил в голове дальнейший алгоритм действий. Судя по лицу Церцея, он тоже был занят думанием. Остался последний рывок.
Базил всё по алгоритму, резким движение выдернул чеку и побежал на своего «клиента». Кровь пульсировала в жилах, мысли работали в такт. Противник повторил всё то же самое только без гранаты, и побежал на наёмника. Они сцепились в последнем танце жизни и смерти, мгновение и всё кончено
И РАЗДАЛСЯ ВЗРЫВ…

***
Огонь потрескивал в небольшом костре, тускло озаряя небольшое помещение. На полу сидел Тинь и его учитель. На полу перед ними стояло две чашки с настоем из различных трав, по рецепту Ивр-Седина. В зрачках каждого отражался печальный огонь. Учитель всё говорил медленно, не спеша, тщательно подбирая слова. Он говорил практически на автомате, а сам думал о прошлом. Ностальгия мучила его уже много лет. Поленья всё трещали, испуская приятный запах смолы, ещё вдобавок свою ноту играл прекрасный запах настоя.
-Учитель, расскажите, что было дальше, ну пожалуйста,— умоляюще просил тоненький голосок ученика Тиня.
-Нет, мои дорогие друзья, на сегодня хватит, жизнь большая и я ещё много чего успею вам рассказать.
-Пожалуйста, пожалуйста.
-Нет,— учитель сказал, как отрезал и на глазах у него навернулись слёзы.
Ученик отвернулся в сторону. А учитель сразу же вспомнил в детстве себя, он также первый раз нахмурился и отвернулся от Торбая.
-Сынок, ты ещё не чувствовал ветер свободы, он не дурманил тебя, ты не чувствовал ещё горечь поражения, ты не чувствовал вкус победы.
Учитель закрыл глаза, и больше не сказал ни слова.
А технотьмы на наш век хватит…

Отредактировано GfuT (17-08-2012 23:01:51)

0

21

Чуток исправил)

0

22

Уверен, что ничего исправлено не было. Критику делать не буду, т.к. своей работы хватает. Оставлю это кому-нибудь так.

Отредактировано Растишка (17-08-2012 23:07:29)

0

23

Как это не было, я концовку приписал, и немного исправил.

0

24

Последнюю версию скинул в первый пост. Прошу на помощь критиков.

0

25

Критику в студию)))

0

26

Разобрал немного

-Тинь, не перебивай, подожди, до конца расскажу, и больше я повторять не буду! — Обозлился учитель. Кривоватое предложение немного, в основном из-за того, что учитель три раза повторяет одно и то же: не перебивай, подожди, до конца расскажу. Разговорная речь, понимаю, но смотрится не очень. Можно хотя бы одно убрать и получится что-то вроде: "Тинь, не перебивай, дай до конца рассказать, а то больше повторять не буду!"
                    -Простите, — отозвался ученик и сложил ноги по-турецки. А здесь то, что он сложил ноги по-турецки выглядит как следствие того, что он извинился. Т.е. это выглядело бы нормально в предложении наподобие "отозвался ученик и покорно притих". Здесь же, если ты хочешь сделать акцент на том, что он сел по-турецки, надо немного изменить предложение.
                    Тинь попил из кружки. Настой, который чем-то напоминал ром, оказался немного крепковат. Глоток за глотком, тепло разливалось по организму ребёнка. Он улыбнулся. Увидев это, учитель ободряюще подмигнул.
                    -Итак, слушай дальше, времени ещё много.
                    -Хорошо учитель, я постараюсь всё запомнить!
                    -Я тебе уже сказал: не перебивай!
                    ***
                    Ветер нёс с Гнилой Ложбины запах серы и озона. Небо скрыто свинцовыми тучами, которые в любой момент могут разродиться назойливым дождиком. Некроз покрывал остов разрушенного приземистого здания. Хм, некроз — это же омертвение тканей. Можно ли его применить к зданию — не уверен. Или это особенность вселенной?
           
         Техническая тьма правила балом на заражённых территориях.
                    Операция по травле клана Макса Церцея готовилась очень долго. Мне кажется, что к операции нужно подвести плавнее, а то читатель может застрять.
                    Базила тренировал глава клана Наёмников, Торбай: ученик на занятиях отдавался полностью. Первыми жертвами наёмника стали тряпочные манекены, уничтоженные из пистолета Хм, "уничтоженные"? Ты бы еще сказал "стертые с лица Земли". Да и "жертвы" к манекенам не очень подходят. Плюс, предложение лучше перестоить.
    Так же (слитно) у Базила есть свой принцип — "Ранил враг — убей его, ранил друг — пускай убьёт, ибо жить опозоренным другом равно смерти" Дурацкий принцип. Ну да ладно. Смущает другое: "пускай убьет, ибо жить равно смерти". Глупо звучит. "Ранил друг — пускай убьет, ибо лучше умереть, чем жить опозоренным другом."
        В Бога он не верил, как и многие другие, выжившие после Погибели люди.
                    После большой войны в живых остались немногие Только что же написал, что многие).  В сторону пустующего метро, никто не совался, боясь распрощаться с жизнью (Как это соотносится с предыдущим предложением?). Низко над землёй витал ядовитый зелёный туман. Фильтры противогазов забивались на раз из-за высокой кислотности. Идет перечисление опасностей. Тогда в первом предложении так и надо было написать. Мол, опасностей сейчас полно.
                Огромные территории превратились в радиоактивные пустоши. Многие здания разрушились, и по руинам сновали мутафаги. Пространство бороздили лишь отчаянные бродяги, бандиты и представители "Ордена Чистоты", истребляющие нечисть. А мутафаги? Они ведь тоже сновали. Или руины уже не пространство? К таким Базил не принадлежал и монахов презирал Странно было бы, если бы он их презирал, входя при этом в их число, как считаешь?. Москву контролировали топливные кланы.Ближайшие к Киеву территории заняты фермерами. Также орудовал клан "Омега", зачищая местность от кетчеров и монахов "Ордена чистоты".
                    Одна из топливных группировок принадлежала Сербу. Клан Макса Церцея находился на северо-западе и был самый крупный в Москве.
                    Запах прелой листвы и мокрой земли неприятно отдавали сыростью. Где-то вдали завывал мутант. Рыжая трава покалывала ляжки через тонкие штаны О_О. Самодельная кофта, со вшитыми металлическими пластинами  :crazyfun: Гфут, ну попробуй сделать (не связать, не сшить, а имено сделать) кофту с металлическими пластинами., одинаково противостояла сырости и пулям малого калибра. При создании её пришлось попотеть. Еще бы, нелегко ведь пластины к кофте пришивать.
                    Базил держал лидера разбойничьего клана на мушке автомата. Серб находился метрах в тридцати от заброшенного здания.
                    Выбранная точка засады Базила, тщательно была скрыта перевёрнутой телегой и просматривалась только со стороны оврага. Наёмник ждал клиента, который должен был подойти приблизительно минут пять назад. Он перевёл оружие в сторону, лишняя укреплённого района. То место тщательно охранялось головорезами Серба.

Думаю, закончу на этом. Текст читается сложно, даже не из-за ошибок и нелогичностей, а из-за странных перескоков с одного на другое. После звездочек у нас идет: описание местности, потом, как готовилась операция (причем, даже не сказано в чем ее суть, но, возможно, будет позже) и как тренировался Базил, потом его принципы и знакомство с группировками, потом снова описание местности и резкий переход к действию. Намешано знатно, все это нужно перестроить. Плюс, многие предложения построены достаточно кривовато. Подозреваю, что дальше идет все та же картина. Поэтому, предлагаю взять на заметку то, что я отметил и исправить остальное. Более всего это относится к "перескокам". 

0

27

Спасибо в ближайшее время буду править)

0

28

3 вопросика)
Hugin написал(а):

Некроз покрывал остов разрушенного приземистого здания. Хм, некроз — это же омертвение тканей. Можно ли его применить к зданию — не уверен. Или это особенность вселенной?

Это полная особенность вселенной Технотьма:)

Hugin написал(а):

Техническая тьма правила балом на заражённых территориях.

Точно не уверен, потом ещё у кого-нибудь уточню. Как писать в данном случае.

Hugin написал(а):

Рыжая трава покалывала ляжки через тонкие штаны О_О.

Что тут не так? 0_о — вот этого значка я не понял :)

0

29

Geshem fu Tioamat написал(а):

Что тут не так? 0_о — вот этого значка я не понял

Да просто сперва у тебя вой мутанта, т.е. некая гнетущая картина, создающая определенное настроение, а потом "рыжая трава покалывала ляжки через тонкие штаны". Настроение немного сбивается :)

0

30

Hugin
Всё спасибо, сию минуту исправлю.

0


Вы здесь » Чернильница » Песочница » Наёмник Базил (Рассказ по вселенной-Технотьма)