Чернильница

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Чернильница » Колизей » Конкурс "Вампиры vs Роботы"


Конкурс "Вампиры vs Роботы"

Сообщений 1 страница 30 из 62

1

Неспешно веду набор в пристрелочный (текст до 5к) конкурс, начало которому будет положено, как наберется штук восемь пишущих голов. Надеюсь, что это случится не ранее, чем через несколько дней. 
В центре повествования будут лежать непростые отношения между вампирами будущего и весьма качественно сделанными андроидами, мало отличимыми от людей по внешним признакам.
Андроиды союзны людям (можно применять правила робототехники или иные условия), вампиры хотят кушать и делать новых вампиров внеполовым путем.
Можно привлекать все укоринившиеся штампы как из жизни вампиров (страх серебра, осины, кусание за яремную вену и создание этим себе подобных, долга жизнь и т.д. и т.п.), так и из жизни андроидов (непрерывное идиотские рассуждения о смысле жизни, стремление стать человеками, может быть тайная злокозненность холодного металлического разума). А можно штампы и не применять — как хочите.
Все остальное — тоже на усмотрение авторов.
Крайне приветствуются внезапные повороты сюжета, раскрытие характеров, ошеломляющий и опрокидывающий сложившиеся представления, финал.
Объем — пристрелочный.
С судейством разберемся отдельно. Пока заявляемся.

UPD
Правила изменились. Подробности тут:
Конкурс "Вампиры vs Роботы"

0

2

Буду.

0

3

Опередил с идеей ))

0

4

Как по мне, то 5к для такой убойной темы маловато.

0

5

Идея привела в лютый восторг, но участвовать, как обычно, не буду. Возьму на заметку тему.

0

6

Loki написал(а):

Как по мне, то 5к для такой убойной темы маловато.

Подумаю.
Пока собираем головы для участия.

0

7

:question: меня возьмете поучаствовать?

0

8

Участвую!

0

9

ArkSmoke, конечно.

Всем: собирайтесь с мыслями, стройте сюжет. Пока набираем команду до нужного объема.
Чтобы не было соскоков потом.

0

10

Я тут подумал, что у нас уже достаточно наплодилось структур для командных состязаний.
Предлагаю такой вариант: этот конкурс будет командный.

Команда 1 — экипаж криптографов.
Команда 2 — экипаж пулеметчиков.
Команда 3 — вольные стрелки вроде меня, Дракона и всех желающих.

Я выложу тексты, как обычно, анонимно, оценки в каждой команде сложим и поделим на число членов. И кого среднее по больнице выше — тот и круче.
Интересует в первую очередь мнение командиров экипажей. Готовы поднять своих людей на соревнование?

0

11

Ох, какая шикарная тема... Надо подумать.

0

12

Пулеметчики на спецзадании.
Криптографы vs остальные? :)

0

13

Ну, я не командир экипажа, но думаю Криптографы тоже участвуют :)

0

14

Лично я категоричный не любитель командных писательских работ (да-да, я закостенелый отшельник).
Но если мои ребята хотят, то придется дать добро.
Только я все о том же — 5к мне до сих пор кажутся слишком зауженными.

0

15

Loki тут командность — только в подведении итогов. Про объем порешаем.

0

16

Ну все, хорош тянуть шерстяное животное за причиндалы.
Кто хочет — стартуем. Принимаю работы в ЛС до полудня пятницы 02.11.12
Объем до 15к
Две команды: Криптографы и прочие.
Если прочих будет больше, переведу случайно выбранного человека на помощь криптографам ДО подведения итогов.
Судействовать приглашаю всех желающих со следующими ограничениями:

1. Допуск "Форумный критик"
2. Изучение всех представленных рассказов.
3. Выставление за каждый рассказ трех оценок (по пятибальной):
  а) Сюжет (5 ставим только в случае внятной сюжетной линии и хорошей концовки)
  б) Атмосфера (качество эмоционального восприятия образов вампиров, роботов, людей, общее ощущение погружения в мир)
  в) Интересность (5 ставим только если было интересно от первой до последней строчки. 1 ставим, если интересно не было вообще или один коротко в одном эпизоде)
4. Выводим среднюю оценку по трем выставленным.
5. Объяснять ничего не нужно. Но если есть желание — можно написать кратенькую рецензию с пожеланиями.
6. Судейство заканчивается в ночь с ближайшего воскресенья на понедельник.
7. Участники могут быть и судьями. Свои рассказы тоже оцениваем, стараясь быть объективными и не демонстрируя при этом авторство. 

Собрав все оценки, я выведу средний балл по командам.

0

17

Тоже, что-то с вампирами связано)

0

18

Знахарь написал(а):

Тоже, что-то с вампирами связано)

И к чему эта сопливая попсня о вампирской диарее здесь? При чем здесь "роботы против вампиров"?

0

19

Общался с Александрой — она тоже только идеей конкурса прониклась. И у меня пара абзацев написано. Вообще, кто-то прислал работы? Может, сделать второй тур?

0

20

Да.

0

21

Drakon v palto написал(а):

Общался с Александрой — она тоже только идеей конкурса прониклась. И у меня пара абзацев написано. Вообще, кто-то прислал работы? Может, сделать второй тур?

Я написал и уже выслал.

0

22

Я тож выслал еще днем.

0

23

И я выслал.

0

24

Тоже выслал, но и не против второго тура

0

25

Сначала первый тур закончить надо.
Но я тоже не против.

0

26

Ну, если второй тур будет, постараюсь уложиться в срок :)

0

27

Сколько ни ждал — больше работ так и не пришло. По сути, за всех отработал безупречный экипаж.
Судействовать приглашаю всех желающих со следующими ограничениями:
1. Допуск "Форумный критик"
2. Изучение всех представленных рассказов.
3. Выставление за каждый рассказ трех оценок (по пятибальной):
  а) Сюжет (5 ставим только в случае внятной сюжетной линии и хорошей концовки)
  б) Атмосфера (качество эмоционального восприятия образов вампиров, роботов, людей, общее ощущение погружения в мир)
  в) Интересность (5 ставим только если было интересно от первой до последней строчки. 1 ставим, если интересно не было вообще или один коротко в одном эпизоде)
4. Выводим среднюю оценку по трем выставленным.
5. Объяснять ничего не нужно. Но если есть желание — можно написать кратенькую рецензию с пожеланиями.
6. Судейство заканчивается вечером 7 ноября.
7. Участники могут быть и судьями. Свои рассказы тоже оцениваем, стараясь быть объективными и не демонстрируя при этом авторство.

Участник 1

Арена
Я вошел в круглый просторный зал, слабо освещенный тремя неоновыми лампочками, висевшими под потолком. Они изредка моргали от перепадов напряжения, отчего помещение то погружалось во мрак, то снова озарялось слабым зеленым светом. Миновав тренажеры, мишени, манекены и стойки с оружием, расставленные вдоль стен, я поднялся по винтовой лестнице на второй этаж и приоткрыл дверь, ведущую в комнату подготовки. Чихнул. Звук эхом разнесся по пустому коридору, уносясь дальше, вглубь здания.
— Не болей, — послышался за дверью приятный женский голос.
— Постараюсь, — ответил я и вошел в помещение. Четверо находившихся в комнате встали и приложили праые руки к груди в приветственном жесте. Я сделал тоже самое. — Ну что, товарищи: надерем задницу армейцам?
— А то, — бодрым голосом отозвался молодой парень, стоящий чуть поодаль. — Финал как-никак. Попляшут у нас "красноперые", ох попляшут.
— Не заводись, Мелкий, — осадила его девушка, натягивающая на себя синтетический костюм с броневставками, матово блестящими в тусклом свете неонок.
— Да ладно тебе, Лиза. Наваляем по самое нехочу и им, и роботу вдобавок, — ответил Мелкий и передернул затворную раму автомата.  Перевел взгляд на меня. — Ведь главное, Призрак, что? Правильно: настроить себя на победу, а остальное — тлен.
Девушка лишь фыркнула и продолжила облачаться в защиту, а я двинулся к своему шкавчику. Ну как шкавчику: длинный, метров пять, стальной шкаф с кодовым замком и системой распознавания хозяина по радужной оболочке глаза. СтОящая вещь. Хоть с гранатомета по нему садани — выдержит. Быстро пробежав пальцами по сенсорной клавиатуре, я посмотрел в объектив сканера. Красный сигнал на панели сменился зеленым, и створки двери разъехались в стороны, демонстрируя взгляду содержимое этакого "сейфа".
И ведь было что демонстрировать: два комбинезона высшей степени защиты, легкий "Комбинезон Убийцы", тактические шлемы, наладонники и ноутбуки, стойки с автоматическим и полуавтоматическим оружием, а в углу даже гранатомет револьверного типа "Тайфун", могущий одним выстрелом покрошить в фарш пару-тройку хорошо укомплектованных бойцов Армии Сопротивления. Я, улыбаясь как дурак, глядел на все это чудо, размышляя что взять на сегодняшний бой.
— Лиза, — окликнул я девушку. — Кого на сей раз выставила против нас доблестная Армия Сопротивления?
— Да ты поэт, — усмехнулась девушка, уже закончившая одеваться и теперь подбирающая оружие. — Ничего сверхъестественного: ЛДП-150, укрепленный сверхпрочной броней и двумя шестистволками по бокам. Может быть еще охрана, два-три человека.
— Значит и вооружаемся по минимуму, — приказал я. — Чтобы движения ничего не стесняло.
— Да ладно тебе, Призрак, — возразил Мелкий, отвлекшись от своего автомата. — Вампиры мы, или кто? Нам же скорости не занимать. Мы людей раскрошим, они нас даже заметить не успеют.
— Вот пройдется по тебе очередь из шестистволки, и твою скорость по всей Арене собирать будут. Кусочками.
Вампир тяжело вздохнул и вернул громоздкий автомат на место, подбирая что-нибудь полегче.
Я снял с вешалки легкий "Комбинезон Убийцы" и уже начал стаскивать с себя тренировочный костюм, как вдруг отчетливо услышал звук шагов. Обернулся: Лиза привстала и напряглась, а Мелкий снял с предохранителя автомат. Дверь отворилась и на пороге показался человек, одетый в красно-черный плащ, черные штаны и высокие берцы. На руках — перчатки. Голубые глаза смотрели внимательно на нас.
— Готовитесь, кровососы? — сжав зубы произнес он и перевел взгляд на меня. — Все еще надеешься победить? В прошлый раз ты, Призрак, показал не очень высокий результат. Думаешь, что-то изменится?
— Пошел вон, — прошипела девушка. Ее глаза загорелись красным пламенем, а клыки начали удлиняться.
— Закрой рот, грязнокровка, — прокричал человек. — Все еще надеешься стать чемпионкой Арены? Не смеши меня. Твои предки погибли, сражаясь с Армией, и ты отправишься вслед за ними.
Девушка сорвалась с места и в мгновение ока оказалась рядом с человеком, схватив того за горло и прижав к стене. Ее грудь, скрытая синтетическим костюмом, тяжело вздымалась в такт частому свистящему дыханию.
— Давай, убей меня, — прохрипел человек. — Здесь будет взвод охраны, которые от вас пустого места не оставят.
— Лиза, отпусти его, — тихо приказал я. — Пускай убирается прочь. Обещаю: мы с ним еще поговорим.
Девушка отпустила человека.
— До встречи на Арене, кровососы, — сказал он, отряхнулся и вышел. Мелкий, не проронивший ни слова и все это время державший чужака на прицеле, опустил автомат.
— Кто это был? — Спросил вампир, глядя то на меня, то на Лизу.
— Долгая история, — отмахнулся я и продолжил переодеваться. — Как-нибудь потом расскажу.
— Сволочь, — прошипела девушка подходя к шкавчику. — Назвал меня грязнокровкой. Тварь!
— Успокойся, родная, — сказал я. — Выбирай оружие. Через пять минут выходим.
***
Бетонный круг Арены был ярко освещен, и нам пришлось одеть очки, дабы не ослепнуть. Через затемненные стекла были видны деревянные ящики, в случайном порядке расставленные по всей площади помещения, и служившие защитой. К слову: довольно слабой. Пуля из простенького автомата без труда пробивала дерево. Трибуны были забиты до отказа. Находящиеся на них зрители, — преимущественно люди, —  ликовали, в ожидании  боя между Армией и Вампирами, всегда изобилующим большим количетвом крови.
Я еще раз посмотрел на свою команду: Мелкий, держа в руках автомат, нервно переминался с ноги на ногу, рассеянно поглядывая по сторонам. Увидев, что я смотрю на него улыбнулся и кивнул головой, мол, все в порядке. Волнуется парень: первый серьезный бой как-никак. Ничего, внимательнее будет. Лиза же наоборот, полная противоположенность: взгляд сосредоточенный, дыхание ровное, в руках крепко сжаты два пистолета, твердо стоит на ногах.
— Все в порядке? — на всякий случай спросил я, поудобнее перехватывая дробовик. — Еще есть время отказаться...
— Нормально, — ответил Мелкий, стараясь изображать спокойствие, но я заметил, как голос парня слегка дрогнул. Девушка ограничилась коротким кивком.
— Дамы и господа, — раздался голос коментатора, усиленный громкоговорителем, — через несколько минут свершится то, чего все мы так долго ждали и ради чего собрались: финальная битва между Армией Сопротивления во главе с непревзойденным генералом Адамсом и Вампирами, под командованием не менее легендарного охотника Призрака. Кто же победит: техника или ловкость? Скоро узнаем! Все, кто не успел сделать ставки спешите: до конца приема взносов осталось буквально пару минут!
— Адамсом? — тупо спросила Лиза, удивленно подняв брови. — Какого хрена? Он же никогда не участвовал в сражениях.
— Родная, тебе от этого не хуже: поквитаешься за то, что назвал тебя грязнокровкой, — самым елейным тоном ответил я.
— Он мой, — довольно осклабилась девушка. — Слышишь, Мелкий, я бронирую.
— Да мне пофиг. Хоть всех там перестреляй.
Лиза лишь усмехнулась и уставилась на пистолеты, а я замер, в ожидании начала боя. Честно сказать, было слегка не по себе. Несмотря на всю ловкость и силу, которой я обладал, мандраж то и дело пробирал до костей, мешая сосредоточиться.
— До начала боя осталось: пять секунд!
Я весь напрягся, руки крепко сжали дробовик.
— Четыре!
Занял удобную позицию для старта.
— Три!
Облизал пересохшие губы и сглотнул враз загустевшую слюну.
— Два!
Сердце бешено колотится о ребра, мышцы напряжены до предела.
— Один!
Короткий рывок, доля секунды — и я под защитой ящика, прижимая к себе дробовик оглядываюсь в поисках Лизы и Мелкого. Парень сидит чуть правее меня и, уперев приклад автомата в плечо, выглядывает из укрытия, готовый в любую секунду открыть огонь. Девушки нигде не видно. Ничего страшного, справится, не маленькая.
Чуть в стороне послышался звук работающих сервоприводов и тяжелая поступь робота. Я выглянул из-за укрытия: металлическая махина двигалась в нашу сторону, круша ящики, попадающиеся на пути. Дело дрянь: этой шняге хватит пары минут, чтобы разнести все тут в щепки, не оставив нам ни малейшего шанса спрятаться. Значит, нужно действовать предельно быстро.
Вдохнув-выдохнув, я рванул с места в направлении противника, стараясь не попадаться на глаза пилоту боевой машины. Красный плащ промелькнул справа и я, не целясь, сделал два выстрела в сторону армейца, сразу же нырнув под прикрытие ящика. В ответ послышалась длинная очередь. Пули продырявили ящик в паре сантиметров от моего плеча, а не сколько впилось в песок, подняв фонтанчики земли. Я сплюнул и, что было мочи, ринулся в контратаку. Но обломался: армеец, видимо ожидавший чего-то подобного, встретил меня жестким ударом приклада в лицо. Я рефлекторно дернулся в сторону, перехватывая оружие, как вдруг услышал громкий пушечный выстрел. Это могло означать только одно: только что кто-то погиб. Кто именно, гадать не было времени и я, вырвав автомат из рук противника, выпустил в него длинную очередь. Армеец обмяк и кулем свалился мне под ноги. Раздался очередной пушечный выстрел.
— Вампиры показывают превосходный бой, — возвестил коментатор. — Один солдат Армии Сопротивления и робот, против троих охотников!
Ну вот и отлично. Я рванулся на поиски Лизы и Мелкого. Долго искать не пришлось: парень отвлекал внимание робота, пока девушка гоняла по Арене последнего солдата. Видимо — генерала Адамса. Слишком уж размеренно он двигался. Движения точные и быстрые, несмотря на немалый возраст. Секунду поколебавшись, я двинулся на помощь Мелкому — Лиза не дура, сама справится с человеком.
Робот крутился вокруг своей оси и стрелял из обоих шестистволок рискуя зацепить своих и круша все, что можно, но тщетно пытаясь попасть по Мелкому. Однако и попытки вампира подобраться к роботу вплотную и отключить сервоприводы или блок питания к успеху не привели.
Выбрав подходящий момент, я рванул в сторону боевой машины, изрыгая проклятия в адрес техников Армии Сопротивления, ибо робот выглядел внушительно и грозно. Когда я был на полпути, прогремел очердной пушечный выстрел. Я мысленно порадовался за Лизу: убила таки генерала. Молодец, девчонка! Подобравшись вплотную к боевой машине, я протянул руку к проводам, торчащим из раскуроченного корпуса, однако мощный удар так не вовремя развернувшегося робота отбросил меня к стенке. Я сильно приложился спиной, в глазах на миг потемнело. И тут произошло то, чего я никак не ожидал: прогремел еще один выстрел. Краем глаза я заметил, как Мелкий заваливается на бок с кровавой кашей вместо головы, а чуть дальше, в стороне, лежит обезглавленный труп Лизы.
Зрители ревели в предвкушении скорой развязки, а я сидел, пытаясь прийти в себя, после осознания произошедшего. Все происходило, как в замедленной съемке: поворачивающийся в мою сторону робот, стволы шестиствольных пулеметов, уже начинающие вращаться, генерал, неспешно шагающий в мою сторону, и труп вампира, падающий на влажный от крови песок.
Когда первые пули вылетели из шестистволок, я уже был позади боевой машины. Распахнув дверцу, я крепко схватил пучок проводов и вырвал их "с мясом", обездвижив робота. Единственное, что пилот теперь мог, так это стрелять, и то, только в одном направлении, так как развернуться возможности не было.
Две пули впились мне в плечо и я невольно сделал шаг в сторону, но тут же нырнул вперед и буквально через секунду оказался за спиной нападавшего. Но снова обломался: удар локтем по дых выбил из меня воздух, а мощная рука выхватила из рук дробовик и отшвырнула в сторону. В подбородок уперся теплый ствол пистолета.
— Вот и все, мразь, — услышал я знакомый шепот. — Конец тебе.
Палец генерала вдавил спусковой крючок, но за мгновение до этого я резко дернулся в сторону. Раздался выстрел и пуля пролетела в нескольких милиметрах от моей щеки. Оглушило меня порядочно, зато жив остался. Мощный удар в челюсть сбил Адамса с ног. Он выронил пистолет и упал на спину. Попытался было встать, но я прижал его коленом к земле, не давая даже вдохнуть. Занес кулак для решающего удара. Трибуны взревели, а коментатор начал что-то говорить, срываясь на крик.
— Постой, постой, — сквозь крик зрителей я расслышал хриплый голос генерала. — Не убивай меня! Я вижу, ты сильный вампир. Ты, Призрак, лучший из лучших. Таких я еще не встречал. У меня к тебе предложение: ты сохраняешь мне жизнь, а я, в свою очередь, принимаю поражение и беру тебя в к сбе в отряд. Ты понимаешь, чего мы добьемся?! С армией таких, как ты, мы сможем многое! Все будут падать ниц только при упоминании твоего имени, Призрак...
Адамс хотел сказать что-то еще, но я его уже не слушал. Кулак с глухим звуком опустился на голову генерала, который, конвульсивно дернувшись, замолк. Изо рта пошла кровь. Поднявшись и взяв пистолет, я направился в сторону робота. Бронебойное стекло лежало в нескольких метрах от машины, а пилот судорожно пытался выбраться из ремней безопасности, намертво заклинивших в "гнездах". Я прицелился в человека, который смотрел на меня карими глазами, полными слез и отчаяния. В них читалась мольба о пощаде. Чем-то пилот был похож на Мелкого: такие же глаза, крупный нос, волевой подбородок. Вдруг мне стало жалко человека. По сути, зачем его убивать? Он примет поражение, а мне защитают победу и мы разойдемся, и больше никогда не увидим друг друга. Я хотел было опустить пистолет, но, неожиданно для себя, нажал на спусковой крючок. Во лбу человека появилась маленькая дырочка, он инстинктивно дернулся и замер, так и оставшись прикованный ремнями.
Я отбросил пистолет и упал на колени. До слуха долетал рев трибун, крик коментатора, залпы из пушек, а мне хотелось только одного — умереть. Ведь сегодня я потерял все: нет, не команду. Я потерял семью. Лиза была моя жена, а Мелкий — сын. Когда-то, еще до обращения, у них были другие имена, но я их уже не помнил. Слезы текли по лицу, оставляя мокрые дорожки на запыленных щеках. Руки тряслись как в агонии, по телу пробегали ледяные мурашки. Я мог предположить любой расклад событий, но только не этот. Теперь не хотелось ничего — ни победы, ни жизни. Было одно навязчивое желание: закрыть глаза и никого не видеть и не слышать. В голове заиграла песня, слышанная мною в далеком детстве и ставшая финальным аккордом этой жестокой схватки:
Круг Арены, весь его мир,
Для глаз голодных волшебный пир,
Гибкою змейкой в сиянье огней,
Он кружится все быстрей и быстрей...

Участник 2

новое начало
Он увидел ее, когда зашел на закрытую двустороннюю связь класса «Эос». Блажь, безусловно – ведь столько лет прошло. Более того – обычно, опустевшие линии самоуничтожаются через три-четыре года, освобождая место для новых, активно используемых каналов. Сеть постоянно перекраивала себя по заложенной в нее программе, но Сай, повинуясь какому-то глупому, наивному порыву, законсервировал свою линию.
Верил ли он, что Эрика пошлет ему весточку с того света? Конечно, нет. Ведь он-то знал – никакого «того света» не существует. После смерти ждет только смерть, варьируются лишь ее формы – забытье, рефлекторное функционирование зомби, вампиризм…
Несколько мимолетных прикосновений к голографическим схемным панелям, и перед его глазами вспыхнуло предупреждение: в закрытой системе «Эос» находятся два пользователя. Произвести синхронизацию?
Сначала, Сай не поверил и решил, что сеть дала сбой. Такое нередко случалось теперь, когда от некогда мировой «паутины» связи остались жалкие ошметки, едва охватывающие центральную Европу – территорию, где еще теплилась жизнь. Но чем дольше он смотрел на мерцающую табличку, тем сильней ему хотелось проверить, кто ворвался в пространство, хранящее столько личных, даже интимных секретов?
Это была она. Сай подпрыгнул в кресле и едва не закричал, растеряв, казалось бы, въевшееся в его натуру холодное самообладание. Сомнений нет – это Эрика, такая, какой он ее помнил – живая, любопытная, большеглазая…Бормоча себе под нос, она неумело дотрагивалась до панелей компьютера и не догадывалась, что за каждым ее движением…Да что там – за каждым вдохом следит тот, кто оплакивал ее почти двадцать лет! И оплакивал – это мягко сказано, ведь только вкусивший жизнь, смерть и вечность мог скорбеть так, как скорбел Сай.
-Да что же это… — простонало изображение, и связь прервалась.
Через несколько дней, дав себе время все обдумать, он снова зашел на закрытый канал. Эрика сидела спиной к монитору и что-то высматривала в окно дворца конунга.
-Кто там? – настороженно спросила Эрика, привлеченная звуком активации канала.
Сай не знал, что сказать. Тогда он нажал на кнопку видеосвязи. Теперь, смертная могла видеть его, сидящего в своем высоком кресле, окруженного сверкающими шарами информации, схемными панелями, мониторами и мириадами функциональных кнопок.
На ее лице не вспыхнуло радости, страха или даже ненависти. Эрика была удивлена и не более.
-Кто ты? – спросила она все тем же недоуменным голосом.
-Ты не помнишь меня? – от долгого молчания, его голос страшно охрип.
-Нет. Что ты делаешь в «Эосе» мамы?
«Мамы…» отозвалось в сознании Сая. Все встало на свои места, но он не хотел в это верить и немного слишком резко подался вперед. Девушка так же резко отшатнулась и положила руку на кнопку разрыва связи.
-Подожди! – взмолился Сай.
Теперь он видел – да, это лицо знакомой ему женщины, и в то же время в нем было нечто чужое. Мордашка девчонки безусловно принадлежала молодой Эрике, но ее взгляд…Эти глаза он видел в зеркале тогда, когда все еще был жив, когда сердце билось, а в душе теплились цветные надежды. Это были его глаза.
-Кто ты? – голос девушки стал требовательным.
-Я не враг, это главное. Скажи, твоя мать – Эрика?
-Да, — она медленно убрала руку с командной панели, — меня зовут Алета.
-Алета, — повторил Сай, едва сдерживая дрожь в голосе, — знаешь, а ведь я твой отец.
***
Конунг вышел на просторный балкон своего дворца и задумчиво поглядел вдаль, туда, где простирались руины некогда величественного города – это все, что осталось от человеческой цивилизации. Небольшой лагерь в центральной Европе, окруженный целым миром, выкошенным в ходе бессмысленной битвы.  Война между людьми, прикрывшимися синтетической плотью андроидов, и вампирами, унесла не только сотни тысяч жизней, но и перечеркнула надежду на светлое будущее, которое должно было остаться за человеческой расой. Впрочем, и за кровопийцами оно тоже не осталось – их удалось истребить. Во всяком случае, патрульные андроиды уже давно не находили следов вампирской жизнедеятельности.
От города остались руины, но и от его – конунга – семьи, тоже остались лишь жалкие остовы, внушающие скорей апатию, нежели стремление выстраивать жизнь заново. Любимая женщина, на которую он молился – Эрика, умерла, оставив после себя ребенка, ставшего болью и проклятьем владыки. В ней было нечто чужое, чуждое любому человеку. Но внешне девочка была копией матери, Алета переняла все – даже тягу скитаться по унылым городским руинам.
Иногда, конунгу казалось, что так даже лучше – чем дальше девочка от него, тем реже он будет вспоминать, что она такое. Но потом он понимал – это всего лишь очередной самообман. Он навсегда запомнит тот день, когда из утробы умирающей Эрики появилось это. Дитя, зачатое от мертвого семени вампира. Он запомнит, как маленькая Алета, в борьбе за собственную жизнь, убила мать. Как вместо того, чтобы заплакать, укусила священника, принимавшего рода, за палец, делясь своим проклятьем. Этот ужас будет преследовать конунга всю жизнь. До тех пор, пока его не поглотит пропитанная радиацией и усыпанная боеголовками – немыми свидетелями минувших битв – земля.
Сумасшедший Ситка, терпеливо дожидаясь конунга, курил, как будто в последний раз. Владыка не упрекал гостя, даже наоборот – позволил полакомиться из собственной коллекции редких, довоенных сигар.
-Какие новости?
-Жизнеутверждающие, — откликнулся Ситка, не вынимая сигары изо рта, — девочка по прежнему ни о чем не догадывается и сейчас планируется очередная операция. Мы чуть увеличим ее рост, внесем возрастные коррективы во внешность, так же слегка ухудшим зрение – исходя из анализов, она слишком много времени проводит за мониторами, а это негативно повлияло бы на любое органическое…
-Довольно, — скривился конунг, — я знаю – ты мастер своего дела и великий биоинженер, конструктор и еще черти что. Меня волнует другое — Ситка, она видит сны.
-Сны? – ученый нахмурился.
-Про кровь. Думаю, это ее природа дает о себе знать.
-Странно, — конструктор выдохнул струю дыма, — когда мы пересаживали ее мозг в первое синтетическое тело, были произведены все профилактические процедуры, вплоть до обнуления некоторых записей ДНК. Она должна функционировать как любой нормальный…
-Ей сниться кровь! – крикнул конунг. – Она видит себя, пожирающей кровь! Сделай что ни будь, или я лишу тебя всех привилегий, вплоть до права работать мелким лаборантом!
Ситка заговорил только тогда, когда докурил сигару.
-Я сделаю все, что в моих силах.
-Отлично, — вздохнул конунг, — не для того я превратил ее в киборга, чтобы она рано или поздно вспомнила о своей врожденной…клыкастой натуре. И еще, у меня появились кое какие подозрения…
***
-А как вы с ней познакомились? – спросила Алета, когда оправилась от удара. Девочка оказалась сильной. Прямо как мать.
-Мы встретились в Городе, — ответил Сай, жадно разглядывая лицо дочери.
-В Городе?!
-А что?
-Я тоже люблю лазать по руинам! В нашем лагере их бояться, говорят – это призраки прошлого, черные зубы войны. Но когда я прихожу на заброшенные улицы, когда слышу, как ветер шелестит осыпающейся листвой, или, как звенят капли в подвалах…Меня пробирает до костей чувством могущества.
-Утерянного могущества, — завороженно добавил он – некогда, Эрика говорила те же слова.
-Но как так случилось…, — Алета запнулась, — почему все так произошло?
-Вам не рассказывают? – удивился Сай.
-Рассказывают священники. Вот только я им не верю.
Сай грустно улыбнулся, вспоминая начало, знакомство со смертными, попытки сотрудничать…Он был там, когда его отец – глава клана Сальвадоре, синьор Фраучи, заключил мирный договор с мировым правительством человеков. Какое-то время, все было как в утопических рассказах писателей-романтиков. А потом, люди вторглись в закрытую вампирскую сеть «Эос». Хакеры взломали главные компьютеры, переняли управление андроидами, создателями которых были именно вампиры, и обратили детище против его создателя. Последовала война двух развитых народов, в ходе которой в небо взмыло облако, до сих пор не дающее солнцу дотронуться до поверхности земли.
Он не сказал ей этого, понимая, что далеко не за этим девочка спрашивает. Она жаждет не истории, но надежды на будущее. А у Сая ее не было.
-Сейчас это уже неважно, — сказал он, ласково улыбнувшись разочарованному взгляду дочери, — сейчас главное…
Она так и не услышала, что именно хотел сказать отец – раздался голос.
-Алета, дитя! С кем ты разговариваешь?
-Я должна отключиться, — прошептала она, — встретимся сегодня вечером. Жди меня у Большого Купола!
Картинка погасла. Сай лишь успел заметить, как в комнату вошел высокий седой мужчина, а за ним семенил худощавый, тщедушный человечек, неистово дымящий сигарой.
***
Большим Куполом прозвали стадион, чудом сохранивший свои грандиозные формы. Металлический каркас когда-то охватывала стеклянная поверхность, но теперь это был исполинский скелет, хорошо различимый на фоне темного, туманного неба.
Сай впервые за долгое время покинул свое убежище. Он давно не находил достойной причины выходить за пределы бункера, где намеревался провести остатки вечности. У него было все – анонимный доступ к сети, несколько андроидов-шпионов на поверхности и лаборатория, где он выращивал синтетическую кровь. И сейчас, выбравшись на тусклый, но все же свет, ему показалось, что в глаза сыпанули песком. Вампир зажмурился, закрыл лицо руками и затаился, привыкая к освещению.
Алета ждала у заваленного мусором входа на стадион, но Сай не торопился выходить к дочери. Ему снова показалось, что на ее месте – сама Эрика. Возможно, даже он ошибался, все эти годы считая смерть – конечным пунктом назначения?
Она вздрогнула, когда позади раздался горький смешок.
-О! – вырвалось у нее. Девушка непроизвольно отшатнулась.
-Испугалась? – спросил он, спускаясь по куче покорёженного металла.
-Нет…Но ты лучше не подходи.
Сай послушно остался в стороне.
-Так ты…хм, — Алета задумалась, и он отметил, что внешность девушки чуть изменилась. Кажется, кожа стала чуть пористей, скулы – острей, изгиб бровей круче. Да и глаза она теперь щурила, точно зрение внезапно ухудшилось.
-Да, — сказал Сай, — я вампир. И все это время я считал себя последним. Но теперь, нас уже двое.
-Двое? – девушка попыталась засмеяться, но улыбка быстро сошла с ее лица.
-Твоя мать умерла от того, что ты – вампир. Смертные женщины не могут репродуцировать представителей другой расы, — пояснил Сай, отлично понимая, что эти откровения принесут дочери боль. Но она имела право знать правду, так как конунг – он был уверен – девочке ничего не рассказывал.
-Но я не пью кровь, — заметила Алета, хоть в ее голосе и было сомнение.
-Это удивляет меня, — согласился Сай, — вероятно, произошел…сбой. Обычно, дети вампиров – мертворожденные. Но ты выжила. И ты не испытываешь жажды – это тоже необычно. Это чудо.
-Или – баг системы, — усмехнулась она, и вдруг ее лицо исказилось, — так вот почему все эти сны…
Она не успела договорить – в воздухе тихо загудело. Сай среагировал моментально. Там, где мгновение назад стоял он, что-то взорвалось. Из укрытий,  отшвыривая маскировочные металлические сооружения, повыскакивали роботы-бойцы. В их руках были тяжелые, свитые из серебряных нитей, сети.
-Беги! – закричала Алета, пытаясь встать между Саем и одним из андроидов.
-Я устал скрываться, — только и успел сказать вампир, так как  в следующую секунду пришлось отбиваться от двух настырных синтетиков. Руки первого трансформировались в длинные бритвенно-острые клинки, из ладоней второго выглянули дула огнеметов.
Саю было не впервой сражаться с роботами. Уверенным движением он ударил правого противника в район солнечного сплетения – панцирь под синтетической кожей треснул. Рука вампира быстро нащупала овитый резиновыми патрубками внутренний генератор. Резкое движение на себя, и «меченосец» упал замертво. Восстановлению не подлежит.
Второй робот успел подпалить одежду на Сае, но в это время Алета, схватив кусок арматурины, от души ударила обидчика своего бессмертного отца по затылку. Глазные яблоки выскочили из гнезд, и огнеметы пошли по воздуху, будто взбесившийся фейерверк. Вампир помог синтетику обрести вечный покой, свернув голову и разорвав жизненно-важные соединения. Оставшиеся роботы, воспользовавшись тем, что на них не обращали внимания, подкрались с двух сторон и попытались набросить на Сая сразу две сети. Поняв, что ему не сбежать, вампир по возможности нежно схватил дочь за локоть и обнажил клыки.
-Еще шаг, и я разорву ей горло, — крикнул он, чтобы роботы услышали, а затем добавил шепотом, — не бойся, Алета. Я не сделаю ничего дурного.
Девочка не ответила.
Из-за большой кучи мусора выскочила паучья-капсула – подобие средства передвижения на восьми лапках.
-Я надеялся, — сказал голос, усиленный динамиками на корпусе капсулы, — что однажды мне доведется заглянуть тебе в глаза.
-Мы уже виделись, — коротко ответил Сай, краем глаза следя за двумя роботами в стороне. Подумать только – а ведь когда-то, они были лояльны народу вампиров!
-Да, — защитное стекло поднялось, и на землю спрыгнул сам конунг, — сколько лет назад это было?
-Я не слежу за временем.
-Ну конечно…Ведь у тебя его так много…Бессмертный лорд, свидетель заката цивилизации вампиров. Зря вы пришли в наш мир. А лично ты – зря пришел в жизнь мою. Ты украл ее у меня! Эрику! – конунг говорил с надрывом, и Саю стало ясно – эту ненависть человек вынашивал долго.
—Что было, то прошло, — Сай, напротив, был спокоен, — Эрику не вернуть. Лучше скажи, что ты сделал с Алетой?
-А что с ней? – наигранно удивился владыка людского лагеря.
-Почему она не чувствует жажды? Это противоречит законам…
—Чьим? – перебил конунг, — чьим законам? Твоим? Или Вселенским? Или ты опечален, потому что твоя маленькая доченька не кровососка? Не будь тебя, у нас с Эрикой родилась бы живая, настоящая дочь. Но вы, вы всегда считали себя вправе вмешиваться в жизни смертных, как будто вы – перст божий! Алета, девочка! Покажи своему папочке, как сильно ты его любишь!
Девушка шевельнулась. Только сейчас Сай понял – что-то не так…
Как же он мог так ошибиться? Как мог не распознать биение синтетического, резинового сердца вместо настоящего? Ответ прост – ему застлала глаза радость и внезапно вспыхнувшая надежда…
Алета вывернулась из рук отца. Ее глаза походили на две пустышки. Из ладони девушки выскользнуло нечто тонкое и вонзилось в грудь вампира. Сай упал и за считанные секунды превратился в кучку седого праха. Последним, что он сказал, было:
-Эрика…
***
Алета выключила видеоархив. Она не хотела вспоминать, как пришла в себя, пересиливая насильственную программу безумного Ситки, как напала на конунга и оставшихся двух роботов. Девушка так же не стала лишний раз напоминать себе, как рыдала у горстки праха, оплакивая как своего отца, так и саму себя, вдруг оставшуюся один на один со страшной правдой. Все это уже неважно. Все это было очень давно. Важно только то, что за ее спиной стоял новообращенный вампир-андроид, представитель нового поколения гибридов, во главе которого она встанет и которое закончит дело погибших с ее отцом чистокровных вампиров. И Алета не была уверена, найдется ли в новом мире место для людей. 

Участник 3

И я глаза безумные закрыл, целуя.
Она была само совершенство. Мягкие, шелковистые волосы ниспадали на её хрупкие плечи и словно расплавленное золото полыхали в лучах закатного солнца. Когда она обернулась, я увидел богиню и, будь у меня сердце, оно бы непременно содрогнулось при виде такой неземной красоты. А так – всего лишь восторг и неподдельный интерес в глазах выдавал мои чувства к ней. Она усмехнулась и очень женственно повела хрупкими плечами. Вечер, пустынный парк на берегу моря и даме холодно. Я снимаю куртку и заботливо накидываю ей на плечи. В ответном взгляде – благодарность, жуткая смесь беззащитности и преданности. Чувствую в себе силы, чтобы своротить горы, но она, положив точёную головку на моё плечо, всего лишь нуждается в защите. Она одинока. Мои тёплые руки обвивают её талию и чувствуют холод её кожи. О Создатель, как же она холодна! Я обнимаю крепче. Она, согреваясь, дрожит.
Такое чувство, что время бесконечно. Только мы вдвоём и никого вокруг. Солнце, утопившись в морских волнах, уступает место лунной извилистой дорожке призрачного света, что пляшет на тёмных волнах. Наши глаза встречаются, и я понимаю, что её полуоткрытые губы просто созданы для поцелуев. Кажется, это длится вечность. Смутившись, она опускает голову и жарко дышит мне в шею. Спустя мгновение её острые клыки, прокусив тонкий слой кожи, впиваются в мою яремную вену.
Тонкий, надсадный вой разлетается на пустынном берегу и его эхо гаснет где-то далеко в горах. Кажется, она сломала клык.
Отстранившись от меня, роковая красавица в ярости. Маленькая, грациозная фурия. Я ободряюще улыбаюсь, и в её глазах поселяется страх – мои клыки из высоколегированной стали в лунном свете смотрятся весьма эффектно. Она пытается убежать, но мои объятия крепки, а поцелуи жарки. Тонкие иглы на кончиках клыков, прикоснувшись к её шее, вводят лекарство и красавица засыпает. И я глаза безумные закрыл, целуя.
Но даже во сне она прекрасна. И, уверен, будь у робота-полицейского сердце, я бы её точно полюбил.

Участник 4

Понимание простых вещей.
Два правителя Аригонии встречаются, чтобы поиграть в шахматы, обсудить сложившуюся обстановку на «фермах».
Там появился очередной лидер, собирающийся вернуть людям былое величие. Топ-менеджеру ботов и принцу вампиров спешить некуда, у них в запасе вечность. Бунт людей скоро выдохнется, жизнь вернется на привычные рельсы, но написанные сотни лет назад инструкции обязывают правителей быть рядом с местом волнением. И они коротают время за беседой.
Пришла очередная сводка о состоянии дел на ферме. Люди снова взбунтовались, и теперь события складывались так, что без участия союзников, обойтись не получится.
Арни посмотрел на свою руку. Ресурс этого тела уже выработан, еще немного и придется менять. Этого делать не очень хотелось. За двадцать пять лет привыкаешь к внешней биологической оболочке и как-то забываешь, что она просто чехол, для других модулей. Сейчас есть более «продвинутые» модели, в которые можно устанавливать самое современное оборудование. Арни вообще был консерватором и без крайней на то необходимости старался не менять свою аппаратную начинку, но ревностно отслеживал все нововведения в области программ – и дешевле и надежнее. Наверное, поэтому Арни и прожил дольше, чем все остальные боты его серии.
Вообще, боты и вампиры считаются бессмертными. В «нормальных» условиях так оно и есть. Если же условия отличные от «нормальных», то мало кто знает, получится ли сохранить целостность сознания. Поэтому нельзя допускать любые отклонение от нормы. Арни уже изучил все самые свежие сводки, уточняющие данные его не интересовали. Топ-менеджер ждал коллегу.
Сферы обитания между кланами ботов и вампиров поделили сразу после войны. Каждый из правителей руководил своим народом. Когда случалось что-то неординарное, правители собирались вместе и разрабатывали общую стратегию поведения. Системы управления у кланов были различными, в зависимости от важности управляемой ими сферы. У ботов правили в основном менеджеры. Топ-менеджеров, таких как Арни, было всего три единицы. Они составляли единою сеть, от имени которой руководил один из трех топ-менеджеров, кто именно, не играло никакой роли – сознание у них было объединенным. Сейчас функции координатора работы верховного менеджмента осуществлял Арни. У вампиров была другая иерархия управления. Любой из ботов всегда мог, подключившись к сети, узнать все тонкости политики союзников.
Скрипнула дверь. Вошел принц Герцег. Принцем он был по происхождению, а звали его Герцегом, или сокращенно Герцем. Странное имя, но что взять с вампиров. Они вообще достаточно странные. Вот имя Герцег у них довольно распространенное. Арни задумался. Точнее сказать, управляющая система сформировала запрос, который с задержкой времени начал обрабатывать массив информации, внесенный в несколько активных баз данных. Есть еще и резервные, но работа с ними требует больше энергии. Модуль питания барахлил, поэтому Арни старался использовать такой ресурс крайне экономно. Можно обойтись без всей этой архаичной ерунды, избавиться от задержки времени в обработке информации, заменить поисковую подсистему на более совершенную, или вообще использовать внешние поисковые движки, высвободив ресурсы и энергию. Но Арни был консерватором. Да и время от времени нужно диагностировать внешнюю память. Бывали случаи, живет бот, общается, выполняет свои социальные функции, а модули внешней памяти повреждены и никакой это ни друг тебе, и ни товарищ — так биологический механизм, с определенным набором функций, прописанных в сети. Общаешься с таким «товарищем», а он о тебе помнит лишь то, что ты сам про себя в открытый доступ разместил.
Был случай в практике Арни, испортился беспроводной передатчик выхода в сеть, и жена не смогла вспомнить имя супруга, она вообще ничего не смогла: «залипла» в режиме ожидания. Обидно тогда было. Арни надеялся, что это сбой в программе, перезагрузил Метчел, а у той даже управляющая система не запустилась. «Сбой при загрузке. Код ошибки: ААF52H». Это значило, что вышли из строя основной и резервный внешние модули памяти. Копии сознания супруги не оказалось. С тех пор, уже лет пятьдесят, Арни обходится без жены, обзавелся роботами-прислугой, уехал в отдаленную местность, чтобы только реже бывать на светских раутах. Вампиры расценили этот шаг по-своему, искали какой-то подвох. Видимо, нашли, раз поставили управлять заштатными фермами принца. Топ-менеджеру такой шаг вампиров не казался странным, но очень больно для самого старейшего бота оказалось терять близких. Но еще страшнее для него стала назойливая мысль, что он не заметно для себя самого умер, лишился своего сознания и памяти. Поэтому Арни регулярно, раз в неделю, копировал сознание, сравнивал полученный слепок с предыдущим, убеждаясь, что ничего не потерялось, досконально анализировал изменения. При первом же удобном случаи топ-менеджер тестировал работоспособность модулей внешней памяти, не доверяя встроенным программам. Арни помнил доктора Стэнфорда – создателя первой в мире нейросети, позволившей ботам обрести сознание. Этот старик всегда говорил молодому и неокрепшему боту:
— Никогда, сынок, не доверяй и не уподобляйся программам. Страшнее всего в этом мере оказаться программой.
Арни не понимал, что такого страшного в том, чтобы стать роботом и выполнять какую-то программу, он всегда гордился свои превосходством, но никогда это доктору не выказывал. Просто слушал старика, запоминал, производил анализ – выполнял заложенную в него программу.
— О чем думаешь, друг мой любезный? – осведомился вампир вместо приветствия.
Не прерывая процесс поиска нужной информации и тестирования модулей памяти, Арни ответил:
— Пытаюсь вспомнить, знаю ли я хоть одного герцога по имени Герцег?
— Не утруждай себя, друг мой любезный, — у герцога все боты были «друзья любезные».
Война между батами и вампирами уже давно закончилась. Третья или четвертая оболочка Арни не несет следов боевых действий, а Герцег все никак не может привыкнуть к мирной жизни. Постоянно поддевает ботов, но сейчас говорил вполне серьезно:
— Не могут герцога называть Герцем, это исключение такое, — за годы общения с ботами вампир привык к их языку, — давай что ли, друг мой любезный, сыграем партийку, прежде чем я загляну на ферму, а ты меня в курс дела введешь. Ты же уже все сводки прочел, наверное.
— А если вампира по имени Герц назначают герцогом, — осведомился Арни, формируя еще одни запрос.
— Он либо меняет имя, либо не становится герцогом. Чаще – отказывается от титула.
Не поймешь этих вампиров. Арни прервал процесс поиска и отдал мысленную команду роботу обслуги. Маленькое механическое устройство, не претерпевшее изменений еще с тех пор, когда люди жили в городах и считались хозяевами этой земли, начало на столике расставлять фигурки. Шахматы тоже не претерпели изменений – изменились только люди: из гордых сильных, независимых особей, заполняющих собой всю планету, они превратились в тупых и жирных животных, живущих на фермах вампиров. Не все, конечно, некоторые до сих пор остаются в сопротивлении, продолжают воевать, но люди смертны, популяция их восстанавливается не быстро. И как показала практика: самые лучшие из представителей людей гибнут первыми, надеясь, что своим примером вдохновят соплеменников на какие-нибудь действия.
— Спешить нам некуда, — Начал Герцег, садясь за шахматный столик. — У бессмертных неограниченный запас времени на все дела.
— Все же человеком быть хорошо, — ответил бот, занимая свое место и делая первый ход.
Вампир состроил удивленное лицо. Арни находился в состоянии легкой грусти – из всех ныне существующих ботов грустить мог только он. Топ-менеджер не стал рассказывать все, что сейчас ему выдавали запросы. Просто озвучил некий итог своей «умственной» деятельности:
— Им есть, чем рисковать, они знают, что всего не успеют, и это знание их не страшит, они ценят каждый миг своей жизни.
— Кто? – принц вампиров удивленно посмотрел на бота.
«Про кого ты вообще говоришь, — читалось во взгляде Герцега, — ты не путаешь этих жирных безвольных существ с кем-нибудь еще, с вампирами, например?»
Арни не хотелось разводить дискуссию. Он был старейшим ботом. Не только своего класса, а просто первым в истории ботов, только не афишировал это. Он помнил людей до того, как те деградировали до состояния пищи вампиров.
Тогда, когда создали Арни, не употребляли понятие «бот», в то время механизмы подобного класса называли: «биороботы». Выглядели они далеко не так, как даже сто лен назад. На молекулярном уровне каждый биоробот считал, что человека убивать нельзя ни при каких обстоятельствах. Жаль, только, сами люди думали иначе. Они создавали ботов, модифицировали их с одной лишь целью, как можно извращение ликвидировать своих противников. Не всегда цели биороботов находились в лагере врагов. Очень часто машинам приходилось «зачищать» следы деятельности хозяев в своих лагерях. «Убивать нельзя, но убить нужно, как поступать?» простые платы «плавились», пытаясь разрешить данный парадокс. Людям пришлось изобретать принципиально иные схемы.
Доктор Стэнфорд быстрее всех осознал, к чему приведет такая тенденция. И, не дожидаясь разработки более «гибкой» нечеткой логики, изменил базовый набор манифестов Арни. Любая форма жизни для бота стала священной, с одним лишь исключением. «Любая форма жизни, — было прописано в манифесте, — имеет право на существование, ровно до тех пор, пока не возникнет угроза целостности системы носителя…», дальше шел сложнейший алгоритм ранжирования угроз, чтобы робот не начал охотится на собак, решивших порычать на машину. Этот манифест позволил обойти основную проблему, сводящую биороботов «с ума».
Когда наемники пришли убивать доктора, Арни этого сделать людям не позволил. Те пытались «заклинить» робота стандартными средствами. Но у Арни была принципиально новая программная начинка, пусть на очень старом «железе», что и сбило с толку убийц. Биоробот спас своего создателя.
Потом была война. Людей с людьми, затем, когда люди ушли в укрытия, появились вампиры. Люди стали лишь пищей для одних и источником «абгрейдов» для других. Где-то — Арни не хотел извлекать из базы точную дату — в это время умер доктор Стэнфорд. Просто заснул и не проснулся. Это стало первой потерей робота, тогда он серьезно задумался о смерти. Вернее, ее влиянии жизнь. Бот понял, что имел в виду доктор, почему страшно стать программой, и ему больше всего захотел стать человеком, таким, каким был его «отец», доктор Стэнфорд.

Я сошел с дистанции и поставлю себе совершенно заслуженный минус в дуэлях.

0

28

Вопрос:
Текст №3 — это что?

0

29

Loki написал(а):

Вопрос:
Текст №3 — это что?


Как по мне — практически идеальная поэма. :cool:

0

30

Присоединяюсь. Текст номер три — рулез!

0


Вы здесь » Чернильница » Колизей » Конкурс "Вампиры vs Роботы"