Чернильница

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Чернильница » Колизей » Внутренний конкурс: "Я — робот" (памяти А. Азимова)


Внутренний конкурс: "Я — робот" (памяти А. Азимова)

Сообщений 1 страница 30 из 39

1

Неспешно организуется набор в конкурс, посвященный памяти одного из классиков мировой фантастики, Айзека Азимова.
Я хотел бы, чтобы мы вспомнили этого писателя, его замечательный сборник рассказов о роботах и немножко растряслись в писательском смысле, на время отложив в сторону ПА и фэнтези.
Объем — 12 к
Никакой магии — чистая НФ
В рассказе должна подниматься какая-либо потенциальная проблема сосуществования роботов и людей. И ее решение. Проблемы могут быть любого масштаба: от частных до глобальных — все на усмотрение авторов.
Непременный атрибут рассказа — использование или хотя бы упоминания трех законов робототехники, сформулированных Айзеком Азимовым.
Конкурс стартует в тот момент, когда наберется не менее 5—6 участников.
На работу отведу неделю.
Публиковать и судить будем по правилам пристрелки: т.е. готовые работы участники будут присылать мне в личку, а я буду публиковать их в обезличенном режиме.
Судьи выберут по три лучших работы на их взгляд. Баллы просуммируем и выберем абсолютного победителя конкурса.
Судьи могут принимать участие в конкурсе.

Принимаю заявки на судейство.
Очень хотел бы видеть среди судей Дракона, Стива, Деда и несравненную Крикову. :)
Готов рассмотреть и другие кандидатуры, обращайтесь.

Заявки на участие размещаем здесь. Заявки на судейство — в личку.

http://s1.uploads.ru/t/xPaJB.jpg

0

2

Участвую

0

3

Участвую

0

4

участвую

0

5

Я вернулся, братья мои. Участвую.

0

6

Участвую.

0

7

Я, разумеется, участвую тоже. В принципе, состав уже подобрался вполне достаточный. Подождем еще маленько — мож кто еще из форумчан подтянется — и стартуем.

0

8

Участвую.

0

9

А почему бы тоже не поучаствовать ? =))

0

10

Ну все, кто хотел — к нам примкнул. Остальных, кто вдруг "проснется", готов принять по ходу дела при условии объяснения основной идеи рассказа.
Для этого писать мне в ЛС.

Итак, конкурс "Я — робот", посвященный памяти А.Азимова, объявляю открытым.
На работу даю очень много времени — аж целую неделю. Т.к. хочу увидеть качественные и вычитанные рассказы.
Соответственно жду ваши работы в ЛС до 12—00 MSK 28.09.2012.
Потом вывешиваю их в обезличенном варианте, чтобы знакомые имена не портили судьям восприятие.
Объем текста до 12к.
Обязательное условие: в рассказе должны быть использованы или хотя бы озвучены три закона робототехники, сформулированные Азимовым.
Хотелось бы, чтобы как и у классика, речь шла об андроидах, т.е. о человекоподобных машинах, т.к. конфликт со станком ЧПУ не столь нагляден и интересен.
Если рассказ будет носить детективную окраску, как это было в большинстве рассказов канонического сборника — будет просто отлично. Но и другие стороны возможного конфликта "человек-человекоподобная машина" тоже прекрасно подойдут.
Судьи конкурса: Krikova, Стив-О, Drakon v palto, egituman. Все еще надеюсь увидеть в этой компании Деда.
По итогам судейства будут озвучены три лучшие работы.

UPD
Случайно обнаружил неизвестный мне ранее факт.
В 1986 году в романе Роботы и Империя (англ. Robots and Empire) Азимов предложил Нулевой Закон:
0. Робот не может причинить вреда человеку, если только он не докажет, что в конечном счёте это будет полезно для всего человечества.

Соответственно, в рассказах можно применять и его.

0

11

Законы робототехники достаточно упомянуть, а не строить на них весь сюжет. Но кто сумеет заложить их в основу текста — будет замечательно.

0

12

До завершения конкурса меньше суток.
Напоминаю, что результаты забрасывать мне в ЛС (первая работа, кстати, уже пришла)

0

13

egituman
дружище, прошу дань мне еще денек! прощу прощения за задержку, но увы работа занимает время и физически не успеваю набрать текст! Он готов, просто нужно перенести его в электронный вариант

0

14

Даю еще два денька.
Т.к. случилась тех. накладка и я просто физически не справляюсь с объемом подвалившей работы, а Дракон отъехал за жирной селедкой и будет в аккурат через пару дней.
Эй, все кто продинамил! Есть время поправить ситуацию!
В понедельник, надеюсь, выложим журнал и плотно займемся разбором работ по этому конкурсу.

0

15

Приношу свои извинения за срыв подведения итогов конкурса.
Дедлайн завтра, 03.10.2012 в 12—00 MSK
Кто не успел — успевайте засылать свои рассказы в ЛС.

0

16

Еще раз приношу свои извинения — задержка произошла исключительно из-за моей недальновидности.
Судьи — к бою!

Участник №1. Четвертый закон.

Робот следил за мной, потому как на окрик «эй, парень!» обернулся сразу, не смотря на то, что в комнате было полно народу.
-Поди-ка сюда, — поманил я, без стеснения разглядывая человекообразную машину.
-Да? – он вежливо наклонил голову, от чего каскад длинных черных волос упал на худощавое лицо.
-Как тебя зовут?
-Кай.
Я нахмурился. Первый раз робот не рассыпался в длинной цепочке цифр и букв модели.
-А изначально?
Настала его очередь хмуриться.
-Мое имя Кай, — повторил андроид, но тут его точно осенило, — или человек имеет ввиду серийный номер?
Я кивнул.
—34—67РО, — пояснил робот и тут же добавил, — но зовут меня – Кай.
Я усмехнулся. Конечно, кто кроме Кая может поселиться во дворце Снежной королевы?
-Как давно ты живешь в этом доме?
-Три месяца, четырнадцать дней, два часа и пятьдесят шесть минут.
—Что входило в твои обязанности?
Кай таинственно улыбнулся:
-Ответ подразумевает оглашение конфиденциальной информации.
Я знал, как устроен искусственный мозг роботов, в том числе и их «врожденную» склонность к полному подчинению людям. Но эта модель, видимо, была собрана на заказ и имела некие изменения в стандартном алгоритме мышления.
-Тогда, — я не стал вносить смуту в хрупкую систему ценностей андроида, — расскажи то, что можешь.
Кай снова улыбнулся, обнажая длинные глазные зубы.
-Я следил за домом, — начал перечислять он, — готовил еду, поддерживал порядок в виртуальном пространстве леди Анны, отвечал на электронные письма, встречал ее гостей, кормил кошку…
При этих словах, мимо прошмыгнул какой-то светлый ком шерсти и метнулся к обнесенной желтой лентой постели.
-Держите кошака! – крикнул один из криминалистов, но было поздно.
Дико шипя и прижимая пушистые уши, кот сел рядом с трупом Анны Далль и бесстрашно встал на защиту тела хозяйки. Судмедэксперт Франк, уже приготовившийся к проведению местной экспертизы, пораженно застыл на месте.
-Забери животное, — приказал я. На что Кай удивленно вскинул тонкие брови, но поручение выполнил.
-Герда, девочка, иди ко мне!
Животное нехотя спрыгнуло на пол и вжалось в ноги андроида. Тот взял перепуганную кошку и унес на кухню, где и закрыл, от греха подальше. А мне не терпелось продолжить расспросы. Ведь кто как не личный помощник с таинственными обязанностями мог рассказать о последних часах жизни жертвы?
Андроид вернулся, и я снова подивился странному вкусу Анны. Слишком бледный, с заостренными скулами и шрамом, пересекающим лицо, Кай далеко не походил на своего сказочного тёзку. Он, в самом деле, смахивал на хищника и клыки, которые актрисса невесть зачем установила на своего робота, были как нельзя к месту.
-Расскажи, — приказал я, — что хозяйка делала в день до убийства?
Кай снова удивленно глянул на меня.
-Хозяйка? У меня нет хозяев. 
-То есть как? – не понял я.
-В моей оценочной шкале нет иерархического значения «хозяин» или «хозяйка», — и добавил, посмотрев на меня почти с издевкой, — я не слуга.
-Тогда, кем ты считаешь…Считал, Анну Далль?
-Леди.
Да уж, мудреные у этого субъекта мозги. Придется нелегко, ведь на курсе криминалистов проходят устройство только стандартного алгоритма мышления. Последний закон, принятый под давлением взяток, позволяет клиентам корпорации «Dolls&Souls» лично и без ограничений разрабатывать модель поведения комплектуемых роботов, вплоть до тональности храпа. Благо, исключать из сознания машин три основных закона роботехники все же не дозволялось.
-Хорошо, — согласился я, решив пока не ломать психику Кая, — как твоя леди провела последний день своей жизни?
Робот кивнул и повернулся ко мне боком. От синтетической плоти на виске отслоился квадратик, размером с ноготь мизинца, обнажа крошечный разъем, куда я вставил не менее крошечный ридер. Через секунду, на мой наладонник скопировались те данные, которыми Кай соизволил поделиться.
Исходя из увиденного, леди Далль, вернувшись с генрепетиции спектакля «Снежная королевна», где играла главную роль, приняла душ и уехала на встречу с таинственным Джоном Эскером, личностью мифической, так как в регистре населения его не нашлось. Придя домой, женщина поужинала, приняла душ и спешно погрузилась в личное виртуальное пространство. Далее видеоархив обрывался, и я удивленно посмотрел на Кая.
-А дальше?
-Информация отсутствует.
-Как отсутствует?
-Данные зачищены, — просто пояснил робот.
-Как такое возможно? Кто еще имеет доступ к пульту управления?
-Никто.
-Тогда, как архив может пустовать?
Робот смотрел на меня спокойными черными глазами и явно не намеревался отвечать. Но времени на разборки с искусственным мальчишкой не было – меня подозвал Франк.
-Гляди, — кивнул эксперт на лоб женщины, в котором красовалась аккуратненько просверленная дырка, — след от миниатюрного штопора. Знаешь, те, которыми открывают новую тару с горлышком в медицинский шприц?
Я поморщился.
-Кому могла помешать безобидная актрисса?
-Да кому угодно, — подал голос один из оперативников, — от сумасшедших фанатов, до не менее чокнутых конкурентов.
-На грани спектакля, — тихо сказал я, — а ведь у нас с женой были билеты…
***
Менеджер «Dolls&Souls» с неподдельным сочувствием выслушал вести о трагичной смерти Анны Далль, посетовав на то, что кредит, в счет которого взят Кай, остался не выплачен.
-Можно ли восстановить удаленный архив? – я сразу перешел к делу.
-Зависит от модели. Кай, к сожалению, относиться к тем, чей мозг не выдержит вмешательства.
-То есть..?
-То есть, вся информация будет немедленно удалена со всех накопителей, а сам робот пойдет в утилизацию, так как все жизненно важные соединения будут сожжены в процессе экстренной очистки архивов. Это сделано для того, чтобы недоброжелатели не могли полакомиться конфиденциальной информацией хозяина робота. Универсальный код, позволяющий безвредно вторгаться в голову андроида, имеется только у самого владельца, который мы рекомендуем не фиксировать на стороне.
Вариант стирания памяти окончательно меня далеко не устроил.
-Значит, следствие не сможет получить удаленной информации?
-Думаю, да.
-Думаете?
-Видите ли…Кай может лгать.
Вот это новость.
-Я думал, роботы обязаны повиноваться человеку? Разве не в этом один из трех…
-Основных законов роботехники, — менеджер закончил за меня и улыбнулся, — да, вы правы. Но надо понимать – Кай, это экспериментальная версия, единственный в своем роде…механический человек. Не возьмусь утверждать, что у него есть душа. Но алгоритм мышления настолько многослоен, что по своей сложности не уступает человеческому. Встроенный процессор позволяет андроиду проводить постоянное обновление системы, и…
-Не будем вдаваться в подробности, — перебил я, — суть в том, что проверить истинность слов этого вашего эксклюзива, не расплавив синтетических мозгов, никто не сможет?
-Именно так.
-И зачем такой андроид-лгун?
-Личный заказ Леди Далль.
-Я оставлю робота себе,— после раздумий, сказал я, — до окончания следствия.
-Да, — кивнул менеджер, — думаю, руководство одобрит такой вариант. Мы будем рады, если наш 34—67 поможет вам.
-Кай назвался 34—67РО? – полюбопытствовал я.
-Последние две буквы – аббревиатура, означающая характер модели.
-И что значит «РО»?
—«Романтичный охотник» — улыбнулся менеджер.
Я не стал уточнять, какие именно функции, кроме всего прочего, запрограммированы в Кае. Догадаться не сложно.
***
А ведь ее не зря называли Снежной королевой, по имени главной роли, принесшей наибольший успех. Актрисса Анна Далль была красивой, холодной женщиной. Вероятно, слишком умной, что позволяло затмевать более молодых и эпатажных лицедеек. Блистая с экранов телевидения и сцен лучших театров мира, она, тем не менее, оставалась одинока в своем ледяном дворце. Вероятно, поэтому ей и понадобился Кай?
Менеджер не соврал – 34—67РО был удивительным роботом. На время следствия я поселил его в примыкающей к рабочему офису комнатке, где андроид уютно расположился на мягкой кушетке у окна. Мы подолгу беседовали, и в ходе разговора я постоянно пытался нащупать слабое место мышления Кая. Ведь я точно знал – у каждой машины есть такое слабое место. Но со временем, знание это перерастало в неловкую, ущербную надежду.
-Знал ли ты, — спросил я, бросив на стол наладонник, — что твоя леди была двойным агентом?
Кай удивленно склонил голову.
-Ты ведь заведовал ее личным виртуальным пространством, — заметил я, — и должен был иметь доступ к личным данным хозяйки…то есть, леди.
-Я не заглядывал туда, куда не должен был, — просто ответил робот.
-А любопытство не разбирало?
Андроид только улыбнулся и почти по человечьи пожал плечами.
-Попытайся я залезть в закрытые паролем файлы, леди Анна сразу узнала бы о моей…диверсии.
-Хочешь сказать, что не мог обхитрить женщину? – переспросил я. Раз уж мы играем в двух хомо сапиенсов, то уж по всем правилам.
-Она была очень умной женщиной, — ответил робот.
Я продолжил.
-Нам не удалось узнать практически ничего из того, чем занималась Далль. Откуда брала информацию и кому передавала, кто ее прикрывал и на кого она работала изначально. Все следы уничтожены, информационный канал разорван и по оставшимся ошметкам следствию не выйти на источник.  Достоверно известно только то, что у Анны имелось несколько паспортных чипов, она трижды вылетала из страны под плотным прикрытием, а в ее компьютере были обнаружены следы проникновения в государственные закрытые архивы.
Кай покачал головой:
-При мне она страну не покидала.
-Последний вылет – четыре месяца назад.
Робот кивнул:
-Тонко сработано?
-Еще как. Нам дали понять – дамочке просверлили «третий глаз» не из ревности или зависти. Преступник ликвидировал угрозу, жука в системе. Но вот чем именно занимался жук – это уже не наше дело. Если я, конечно же, правильно истолковал оставленные убийцей знаки.
Я отчаянно пытался спровоцировать робота, заставить говорить. Или убедиться в том, что он, в самом деле, ничего не знает. Впервые столкнувшись с андроидом, способным лгать и мыслить, схоже с человеком, я не мог быть уверен ни в чем. Кай, точно зная об этом, был спокоен и не выдавал себя ни одним лишним словом. Наоборот – он помогал мне, даже несколько раз согласился провести для следствия анализ, исходя из имеющихся у него данных об Анне. Поскольку я не являлся для него авторитетом, способным приказывать, эту услугу приходилось считать за милость и быть благодарным.
-Мне грустно осознавать то, что она вела двойную жизнь, — сказал он, и, встретив мой удивленный взгляд, пояснил, — я запрограммирован на имитацию грусти.
-И чем состояние грусти отличается от обычного состояния? – я не смог удержаться от вопроса.
-Когда я удручен, моя внутренняя активность падает на пятьдесят процентов, теряется мотивация к некоторым действиям.
-Например?
-Например, к долгим беседам.
Порой я начинал забывать, что Кай – робот. Менеджер, и правда, не наврал.
-Но если провести анализ озвученной вами информации, — продолжил он, — то убийца просто пытался предотвратить конфликт между странами.
-То есть? – не сразу понял я.
-Он уничтожил канал утечки информации, не выдав при этом заинтересованных сторон. Вам некого винить и некому предъявлять претензии. Мир сохранен. Пока.
-Пока, — задумчиво повторил я, пытаясь открыть принесенную сотрудником бутылочку вина. Новая форма тары исключала использование старых добрых методов проталкивания пробки или откупоривания простым штопором. Сжалившись, Кай протянул руку. Я согласно отдал ему бутылку.
Палец робота распался на дольки, обнажая металлическую начинку синтетического тела. Я увидел прочную хромированную кость, тончайшие нити проводов, переплетения каких-то трубок, толщиной едва ли с волос. Что-то щелкнуло, и от сверкающей полированной поверхности пальца отделился продолговатый «штырь» с резьбой – встроенный набор инструментов, понял я. Одно движение, и Кай прорезал твердую синтетическую пробку, точно масло. Стало ясно – такой инструмент и кость пробьет, не заметив.
Точно завороженный я смотрел на то, как длинный штопор врос в кость и исчез, будто его и не было. Палец андроида вернулся в исходное состояние. Кай протянул мне бутылку и улыбнулся. А потом я вспомнил про четвертый, нулевой закон роботехники, и все встало на свои места.

Участник №2. Плоть и сталь.

Плоть и сталь

Закон номер два: "Робот должен повиноваться командам человека, если эти команды не противоречат Первому Закону."
Три коротких стука буквально выдернули Марину из сна.
— Войдите, — сонно пробормотала она, потягиваясь.
Дверь в комнату отворилась, и на пороге возник высокий, широкоплечий брюнет с подносом в руках на котором дымелась чашка с чем-то горячим.
— Доброе утро, госпожа. Утренний кофе, как вы и любите.
— Адж, сколько раз я тебе говорила: не называй меня "госпожа", — сделала замечание Марина, а сама подумала "ну почему ты ни разу не сказал "любимая"?!". — Поднос поставь на столик.
— Что еще, гос... — начал было биоробот, но осекся. — Марина.
— Спасибо. Пока ничего, — тихо ответила девушка.
— Хорошо! — бодро ответил Адж и удалился из комнаты.
Марина извлекла из сумочки пачку сигарет и закурила, погружаясь в воспоинания. Мысленно она вернулась на семь месяцев назад, в тот день, когда впервые увидела биоробота в интернет-магазине. Тогда девушка не смогла удержаться и купила его. Что послужило причиной для столь смелого поступка, Марина до сих пор не поняла — прекрасная внешность или многофункциональность? Скорее и то, и другое. Адж был идеален во всем. Он безоговорочно исполнял любые приказания девушки, не нарушающие "законы робототехники для роботов". Однако сам неосознанно нарушал один из них...
Марина затушила сигарету и выбросила в окно. Взяла в руки уже остывшую чашку с кофе и сделала глоток. Крепкий сладкий напиток окончательно убрал остатки сна. Делая очередной глоток, девушка закрыла глаза от удовольствия. Адж приготовил превосходный кофе. Впрочем, как всегда.
Неловким движением Марина опрокинула чашку на пол и та разбилась. Темная жидкость растеклась, обрамляя белый коврик черным цветом. Девушка выругалась и крикнула:
— Адж, иди сюда!
Послышались шаги и спустя пару секунд Адж вошел в комнату.
— Прибери здесь, а я пока оденусь, — приказала Марина вставая с постели и глядя в голубые, безжизненные глаза биоробота.
Адж коротко кивнул и отправился за тряпкой, не обратив на фигуру девушки ни малейшего внимания. Бессильная злоба затмила разум Марины. "Ну как ему понравиться? — лихорадочно думала она, одеваясь. — Вот ведь дура! Влюбилась в биоробота, теперь мучайся!" Подсознательно девушка понимала, что между биороботом и человеком не может быть никакой любви, но сердцу не прикажешь.
Тем временем Адж вернулся и принялся убирать разлитый кофе.
— Кровать заправишь, — приказала девушка и громко хлопнула дверью, выходя из комнаты. В ванной Марина умылась и почистила зубы, после чего пошла на кухню. Вся ее злоба бесследно исчезла, когда девушка увидела завтрак, приготовленный Аджем: хорошо прожаренный белый хлеб с запеченым внутри яйцом, в форме сердечка. Сердце бешено заколотилось, готовое выпрыгнуть из груди от счастья. Неужели?! Неужели и он меня любит? — пронеслась шальная мысль в голове Марины. Девушка побежала в спальню и бросилась на шею биороботу, который уже проводил дезинфекцию помещения, закончив уборку.
— Адж, ты — самый лучший! — почти прокричала Марина, целуя биоробота в губы.
— Серия биороботов ЗНК сто тринадцать по праву считается самой современной, — невозмутимо продекламировал биоробот. — Наш микропроцессор состоит...
— Я не в том смысле, дурачок! Ты ведь тоже меня любишь?
— Любовь —  это способность не раздумывая отдать свою жизнь за другого, — безэмоционально произнес Адж. — Это запрещено третьим законом робототехники. Любовь — чувство присущее человеку, но не роботу.
— Обними меня, — неожиданно попросила девушка.
— Зачем? — Удивился биоробот.
— Обними!
Адж приобнял Марину за талию, продолжая смотреть ей в глаза.
— Что ты чувствуешь, Адж?
— Тепло. Учащенное сердцебиение. Вам нужно успокоиться.
— Но ведь тот завтрак, — девушка отстранила от себя биробота. — Такой готовят влюбленные...
— Нет. Я видел это в Сети. Рецепт от шеф повара.
— Да пошел ты со своим шеф поваром, урод! — не выдержала девушка. — Я ведь люблю тебя, идиот! Как твоя тупая стальная башка не может этого понять?!
Со слезами на глазах девушка выбежала из комнаты и направилась в кухню, где выбросила завтрак в мусорное ведро.
Закон номер один: "Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинен вред."

Марина сидела в лоджии и, мягко держа кисть, размашисто выводила причудливые узоры на холсте. Рядом, на круглом деревянном столике, лежали пачка сигарет и зажигалка. Девушка привыкла рисовать в минуты, когда хочется побыть одной и просто обо всем подумать. Отвлечься от ненужной суеты, забыться в творчестве, создавая что-то новое и прекрасное. "Способен же он хоть что-то чувствовать, — усердно размышляла девушка, нанося очередной векторный мазок. — Неужели биороботы настолько просты, что им чуждо прекрасное? Почему он ощущает боль, тепло, холод, прикосновения в конце концов, но не может любить?!" Марина отложила в сторону кисть и закурила. Серый дым струйками вырывался из ноздрей и, подхваеченный легким ветерком, уносился прочь. Невесомый пепел, плавно кружась, опускался на пол.
— Вы снова курите, — раздался за спиной бархатный голос. — Это вредно.
— Адж, уйди, — поморщилась Марина, делая очередную тягу. — Не до тебя сейчас.
— Я всего лишь проявляю заботу о вашем здоровье, — пожал плечами биоробот.
— Заботу? — девушка повернулась к роботу. — Нет, Адж. Ты не заботу проявляешь. Ты исполняешь команду, которую записали в твой тупой микропроцессор. Если бы ты мог чувствовать, то давно бы уже полюбил меня. А так только боль причиняешь, — спокойно произнесла Марина, стараясь не сорваться на крик.
— Боль? — тупо переспросил биоробот. — Но я... не понимаю. Я не нарушал Первого закона. Я не причинял вам боль, госпожа.
— На называй меня так! — Вскрикнула Марина, хлопнув ладошкой по столу. — Я не о физической боли говорю, а о моральной. Каждый день своим безразличием ты убиваешь меня. Знаешь, как мне тяжело?
— Что я могу сделать? — напрямую спросил Адж.
— Поцелуй меня, — девушка поднялась из кресла.
Адж сделал шаг вперед и обнял хрупкое тело, чувствуя, как кровь бежит по ее венам, а сердце учащенно бьется. Закрыв глаза, девушка приникла губами к губам биоробота. Они стояли так минуту, или больше, пока Марина не перестала его целовать.
— Ну как? Ты почувствовал что-нибудь, кроме тепла и сердцебиения? Только честно, — предупредила Марина, зная, что некоторые биороботы склонны к вранью дабы окончательно уподобиться человеку.
— Ничего, — признался Адж. — Мне не очень понравилось.
— Что?! — в глазах девушки промелькнули искорки гнева и она с силой оттолкнула биоробота от себя. — Да как ты можешь такое говорить?
— Вы просили ответить честно, вот я и ответил, — пожал плечами Адж.
— Сволочь! Тварь! — Марина вихрем вылетела из лоджии громко хлопнув дверью. Биоробот последовал за ней.
— Вам нельзя нервничать, — пытался успокоить девушку биоробот, но она была непреклонна.
— Нервничать? Да ты знаешь, как я тебя люблю?! Знаешь, как мне сложно видеть, что ты не обращаешь на меня внимания как на человека, а не как на хозяина. И все потому, что у тебя нет такой функции, как любовь! — Марина взяла вазу, стоящую на журнальном столике, и запустила ею в Аджа. С громким звоном ваза разбилась об стену, рядом с головой биоробота, который посмотрел на девушку не так, как раньше.
— Вы нарушаете третий закон, — медленно произнес он. — Робот должен заботиться о своей безопасности, поскольку это не противоречит Первому и Второму законам. В случае прямой угрозы...
— И что, что ты мне сделаешь? — с вызовом спросила Марина.
— Я буду вынужден принять меры, — закончил Адж.
— Третий закон значит. Хорошо, будет тебе третий закон! — прокричала девушка и убежала на кухню.
Марина открыла холодильник и взяв бутылку водки, одиноко стоящуюю на дверце, отправилась к себе в комнату.
— Будет тебе третий закон, козел, — пообещала Марина и громко хлопнула дверью.
— Марина, откройте. Вам нельзя пить, — Адж настойчиво барабанил в дверь, но ему никто не открыл. Не получив должного результата, биоробот взял веник и направился убирать осколки разбитой вазы.
Закон номер три: "Робот должен заботиться о своей безопасности, поскольку это не противоречит Первому и Второму законам."

Наполовину пустая бутылка водки стояла на полу, рядом с кроватью. Хозяка дома сидела за столом и, что-то гневно бормоча, трясущимися руками пыталась зарядить револьвер. Два патрона уже были помещены в "барабан", но третий никак не хотел залазить, и Марина бросила это занятие. Вздохнула, потянулась к бутылке водки но, не удержав равновесия, упала. Лежа на полу приложилась к горлышку. Горло схватил спазм, глаза стали влажными и девушка закашлялась. Жидкость стекала по подбородку, капая на пол.
Сильно шатаясь, Марина встала и взяв оружие, взвела курок.
— Сейчас я покажу тебе "третий закон", — зло, сквозь зубы, сообщила она тишине. — Ты у меня за все заплатишь, тупая машина.
Девушка вышла из комнаты и застала биоробота сидящего за ноутбуком. Он повернул голову в сторону хозяйки и резко встал, опрокинув стул. Глаза-сенсоры смотрели прямо на револьвер, который девушка на него направила.
— Марина, ты пьяна, — биоробот впервые обратился к девушке на "ты". — Не делай глупостей, иначе я буду вынужден принять меры.
Невинное, казалось бы, предупреждение только спровоцировало Марину. Она покрепче сжала рукоять револьвера и нажала на спусковой крючок. Пуля со свистом пролетела возле головы Аджа и врезалась в стену, выбив из нее кирпичную крошку. Биоробот, продемонстрировав неожиданное проворство, оказался рядом с девушкой и с силой вырвал пистолет из ее рук. Сделал три шага назад, направив оружие на хозяйку.
— Я предупреждал, — медленно произнес робот. — Третий закон гласит...
— Да плевать мне, что гласит Третий закон, Адж! — Сорвалась девушка. — Что ТЫ можешь мне сделать, тупой биоробот, не способный на элементарные чувства?!
— Я могу тебя убить, — все так же безэмоцилнально отчеканил он.
— Убить?! Валяй! — Взмахнула рукой девушка и чуть не упала от столь простого движения.
— Я не буду. Я в безопасности, оружие у меня.
— Не будешь? — Усмехнулась Марина. — Да что ты вообще можешь? Стреляй, я приказываю!
— Не буду, — сказал как отрезал Адж.
— Ты нарушаешь Закон номер два, придурок! Знаешь, что в Корпорации делают с плохими роботами? Их сжигают!
Адж выпрямился, глаза были устремлены на хозяйку, покачивающуюся из стороны в сторону в пьяном угаре. Оружие подрагивало в крепких руках биоробота.
— Я так и думала, — тихо произнесла Марина. — Ты даже выстрелить не можешь.
Девушка повернулась и направилась в комнату. Раздался выстрел. Пуля впилась в грудь девушки и та упала на пол. Изо рта пошла кровь, растекаясь по полу. Адж подошел к умирающей хозяйке и, подняв ее, положил на диван. Кровавая дорожка потянулась следом.
— Марина, — девушке на миг показалось, что голос биоробота дрогнул. — Что... что я наделал?
— Ты все правильно сделал, дорогой, — прошептала девушка. — Я люблю тебя.
Биоробот склонился над хозяйкой, изо рта которой пошла кровавая пена и, издав короткий стон, Марина умерла.

Участник №3. Старик и робот

Раз в неделю Иван Петрович ждал звонка от единственного приятеля. В этот день он поднимался раньше обычного, тщательно брился стареньким сорокалезвенным станком, сам варил себе кофе в допотопной кофеварке с ручным контролем всех стадий процесса приготовления, и устраивался в подстраивающемся к телу, кресле перед большим, во всю стену, экраном.
Его не смущало, что такие экраны уже много лет как вышли из моды, и что система климат-контроля , уловив аромат кофе, принималась судорожно фильтровать воздух. Дожив до своих весьма солидных лет, Иван Петрович считал, что в мире не осталось никого, кто мог  бы поучить его жизни, и ничего, что могло бы изменить его привычки.
Он прекрасно знал, что раньше определенного времени звонка не может быть в принципе, но упрямо сидел по нескольку часов, настраиваясь на предстоящую игру.
— Хозяин, — донеслось из домашней серверной, — у меня по графику уборка кухни и поливка цветов на балконе. Разреши покинуть пункт постоянной дислокации.
— Сиди и не высовывайся даже, — привычно повышая голос, крикнул Иван Петрович. — Видеть тебя не желаю!
— Тебе нельзя напрягаться, хозяин, — донеслось из серверной. — Говори как обычно — я все равно услышу.
— Хватит за мной шпионить! — неожиданно обозлился Иван Петрович. — Мало того, что преследуешь меня день ночь, так теперь и подслушивать будешь? Вот сдам на на вторсырье!   Чтоб не лез куда не надо.
— Хозяин, это для твоего же блага. Согласно второго закона робототехники я не могу ...
— Умолкни, болван металлический, — тоном ниже пробурчал Иван Петрович. — А то нажалуюсь на тебя куда следует.
Жаловаться было некуда, да и незачем, но адаптивный робот-опекун из позапрошлогодней серии «Лучший друг 2.0» давно ввел поправки в свой модуль поведения в соответствии со вкусами хозяина, и замолчал, расслышав нотки настоящего, а не показного  недовольства.
Ровно в полдень экран засветился и грудной женский голос объявил о готовности системы к сеансу дальней связи. В качестве заставки, как и положено, медленно поворачивалась вокруг своей оси, объемная модель Земли.
— Ну что, Айвен, по сколько сегодня забанкуем? — не утруждая себя приветствием, весело спросил седой благообразный старичок, вряд ли намного младше самого Ивана Петровича. По соточке?
— Все о деньгах думаешь, Карл, — ворчливо отозвался Иван Петрович, пряча улыбку в недовольной гримасе. — А как же душа? О душе пора подумать!
— О моей душе поздно думать, Айвен, — засмеялся старичок. — Ну что, доверишь сегодня моей Кэтрин банковать?
Он игриво поманил пальцем из глубины комнаты человекоподобного робота в форм-факторе, имитирующем молодую девушку. Андроид медленно приблизился к хозяину и повернул к Ивану Петровичу красивое искусственное лицо. Идеальный овал абсолютно гладкой искусственной кожи обезобразила ослепительная улыбка.
— Здравствуйте, Айвен. Как поживаете? — женское грудное контральто в исполнении робота звучало безупречно. Слишком безупречно.
— Ты же знаешь, Карл, не люблю я этого, — недовольно буркнул Иван Петрович. — Убери ее.
— Да перестань, Айвен, не будь занудой. Давай как-нибудь встретимся за настоящим игорным столом, познакомим наших помощников. Ты еще не разбил кувалдой голову своему Василию, как обещал прошлый раз?
Старичок весело захохотал, андроид-девушка вторил ему красивым женским смехом.
Ивана Петровича передернуло.
— Васька! — крикнул он, разворачиваясь всем телом в сторону от экрана. — Неси чай!
Игра не задалась. Кэтрин не к месту улыбалась, Карл смеялся и постоянно ронял карты, вызывая настоящий хаос в их отображении на правой стороне экрана, на руки шла какая-то мелочь и с каждой следующей партией проигрыш Ивана Петровича становился все больше.
Глядя на выигрышные очки, за которыми маячила вполне приличная сумма, Карл веселился все больше, Кэтрин при этом улыбалась все чаще, а Васька беспокойно перемещался за спиной Ивана Петровича, не решаясь, впрочем, издать и звука — хозяин очень не любил, когда ему говорили под руку. Когда же очередная партия закончилась очередным выигрышем приятеля, Иван Петрович даже не успел предложить сменить колоду:  Карл поднялся со своего места и разведя руки в стороны, доброжелательно сказал:
— Извини, Айвен, дальше играть не могу — принципы не позволяют, пока не расплатишься за этот проигрыш.
— Не волнуйся Карл, я схожу в банк, сниму деньги и переведу тебе анонимной наличкой.
— Вот за это я тебя и люблю! — снова развеселился Карл, поддавая своему андроиду чуть пониже спины.
— Хозяин, тебя обманывают, — сказал Васька, стоило приятелям попрощаться и прервать связь. — Я вел запись и готов это доказать.
— Молчи, дурак! — рассердился Иван Петрович. — Это мой единственный друг, с которым мы можем поговорить по душам! А о чем можно с тобой говорить, железка с лампочками?
— Я могу поддержать разговор на любые темы, — осторожно сказал андроид, глядя в лицо Ивана Петровича глазками объективов.
— Поддержать! — передразнил робота Иван Петрович. — Говорить с тобой — все равно, что изливать душу табуретке. Одевайся, в банк пойдем.
— Опять будешь привлекать к себе внимание органов полузаконными операциями? — спросил андроид. — Предупреждаю: это может негативно сказаться на состоянии твоего  здоровья.
— Тебя не спросил, — сварливо ответил Иван Петрович и принялся собираться: карточный долг — дело святое.
Первый ярус улицы выглядел безжизненным. Если не поднимать взгляд, можно было подумать, что город вымер. Однако, сорок ярусов вверх были плотно забиты потоками бесшумно летящих по своим делам машин, заполненных людьми и роботами. Андроиды давно и прочно вошли в обиход человеческой цивилизации, но Иван Петрович еще помнил времена, когда человекоподобный механизм собирал на улицах толпы зевак.
— Иди сзади, в десяти метрах от меня, — строго сказал он своему помощнику и двинулся вдоль линии аккуратно постриженных пластиковых кустов. — А то еще подумают, что мы с тобой знакомы.
— Хозяин, если ты не прекратишь переводить деньги этому жулику, я сообщу о нем в органы правопорядка.
— Стукач, — презрительно бросил Иван Петрович. — Нисколько не сомневался в том, зачем правительство выделяет электронного болвана для каждого одинокого, но самодостаточного человека.
— Если бы я был человеком, — донеслось сзади, — твои речи могли бы показаться мне обидными. А ведь мне так хочется, чтобы ты доверял мне хоть чуть-чуть.
— Но ты не человек! — возвестил на всю улицу Иван Петрович. — А консервная банка с электронной начинкой. Программа! Какой же нормальный человек доверится запрограммированому арифмометру?
И старик засмеялся, довольный тем, как он срезал наглеца.
Единственный служащий-человек в банке брезгливо посмотрел на старика с роботом, выслушал пожелание клиента, молча бросил на стол три десятка листов электронной бумаги  какого-то договора и скрылся за тяжелой дверью хранилища.
Иван Петрович сразу же принялся тыкать пальцами в небольшой квадрат на каждом листе, подтверждая согласие с текстом, но Васька снова встрял, уже который раз за этот день:
— Хозяин, этот договор содержит новые пункты — раньше таких не было. Если ты сейчас возьмешь анонимную наличку, то потеряешь примерно две трети этой же суммы на банковских процентах!
— Ну что ты несешь? — с досадой спросил Иван Петрович. — Я в этому банку верю, тут не обманут.
Протрезвление пришло уже на улице, когда пересчитав физически доступную анонимную наличку и сверив цифры с данными счета, выведенного на экране, вмонтированного в спину Васьки, Иван Петрович понял, что его только что обокрали. Причем официально и с его собственного согласия.
— Это все из-за тебя! — крикнул он в чувствах помощнику. — Уходи! Ты мне не нужен!
— Я не могу, — ответил упрямый андроид, — поскольку мое отсутствие может отрицательно сказаться на состоянии твоего здоровья. Что согласно второму закону...
— Если ты приблизишься ко мне ближе, чем на сто метров, это сильно-пресильно навредит моему здоровью, — мстительно сказал Иван Петрович. — Я даже могу умереть.
Пока не доказано обратное, роботы должны верить сказанному человеком. Андроид в нерешительности замер, как это было всегда, когда ему приходилось решать сложные логические задачи, увязанные с принципиальными ограничениями, а Иван Петрович резко развернулся и пошел прочь. Он не сомневался, что скоро Васька запросит помощь центра поддержки роботов и справится с несложной задачкой, замешанной на этике и лжи, но надеялся, что к тому времени сумеет уйти достаточно далеко.
Во дворах, куда он свернул, было абсолютно пусто — этот заброшенный район города не посещался даже роботами-мусорщиками. И здесь был шанс спрятаться от назойливого опекуна. Тем удивительней стала встреча с настоящим живым человеком.
Мужчина выбрался из окна стандартного заброшенного здания и легким шагом направился к старику.
— Как я рад, — расплылся в улыбке Иван Петрович.
— Деньги есть? — сразу перешел «к делу» незнакомец и ткнул лицо старику импульсным пистолетом.
— Я фиксирую нарушение закона и нападение на человека, — произнес вдруг знакомый голос. — Человек, опусти оружие, а то я буду вынужден применить насилие.
— Даже, если это приведет к моей немедленной смерти? — насмешливо спросил грабитель, усмехнулся, подождал, пока робот замер и неторопясь прицелился ему в руку. — Давно не палил по такой чудной мишени.
— Не стреляй, — быстро сказал Иван Петрович. — Вот, возьми все деньги, что у меня есть, только Ваську не трогай.   
Грабитель присвистнул при виде пачки полупрозрачных пластинок, но пистолет от робота не отвел:
— Странный ты, старик. На эту кучу денег можно десяток таких роботов купить.
— Не твое дело, — грубовато ответил Иван Петрович. — Забирай и уходи.
— Не могу, — вздохнул незнакомец, — записал он меня. Хотя от денег не откажусь.
Бесшумный выстрел из импульсника оторвал роботу левую руку и разметал ее остатки по двору.
— Остановись человек, а не то я вынужден буду применить силу, — как показалось Ивану Петровичу, жалобно сказал Васька.
-Не сможешь, — уверенно сказал грабитель, приближаясь к роботу вплотную, и демонстративно приставляя пистолет к одному из объективов. — Первый закон не позволит.
— Васька, — в каком-то внутреннем озарении сказал Иван Петрович, — это не человек, а замаскированный робот!
— Спасибо хозяин, — то ли раздалось, то ли послышалось в ответ.
Иван Петрович не понял, что раньше произошло: выстрел из импульсника или взмах многосуставчатой руки. Во все стороны брызнули куски металла и пластика, на уровне третьего этажа пустого дома напротив, образовалась огромная дыра, а грабитель отлетел на несколько метров в сторону и замер, и впрямь похожий на сломанного робота.
Иван Петрович почувствовал, как кольнуло под сердцем и медленно опустился на колени. Последним, что он увидел, опускаясь во тьму, была половинка робота, медленно ползущая с помощью одной руки в сторону улицы.

***
Когда Ивана Петровича выписали из больницы, полностью восстановленный Васька  ждал его у входа в дом.
— Как твое здоровье, хозяин? — спросил помощник, отворяя тяжелую дверь.
— Спасибо, дружок, — ласково ответил ему Иван Петрович. — Твоими заботами — неплохо.
— Я знал, что ты рано или поздно изменишь свое мнение о роботах, — сказал Васька.  —  Ужин готов, комнаты убраны, постель застелена.
— Вот молодец! — обрадованно сказал Иван Петрович. — Как же хорошо возвращаться в дом, где тебя ждут! А ты покамест зайди в серверную.
Робот беспрекословно вошел в маленькую комнатушку.
Иван Петрович закрыл за ним дверь, наложил тяжелый засов и лишь после этого с облегчением вздохнул.         
Мало ли, что придет на ум человекоподобной твари?

Участник №4. Первый закон

На базе их появление вызвало повышенный интерес – давно в лагере не было здоровых из города. После опроса Лены и осмотра ее доктором общины, Макс отправился показывать спасенной девушке устройство базы.
Мастерские Гоши и Палыча он приберег напоследок – их работа наверняка произведет на нее впечатление. Да и самому было интересно глянуть, насколько далеко продвинулись изобретатели.
— А, Макс! – растерянно приветствовал у дверей бункера Гоша. – А это кто с тобой?
— Новенькая, Ленка, в городе подобрал, — махнул рукой парень.
— Вот как? Георгий! – представился Лене изобретатель.
— Мой друг, — важно добавил Макс. – Раньше с Палычем работали на правительство, а теперь вот создают будущее под нашей защитой.
Изобретатель скромно отмахнулся:
— Какое там будущее? Выжить бы! – И спросил парня: – Ну, как там обстановка?
Втроем они прошли в мастерские, где напарник Гоши – Палыч, работал за компьютером. Правда, наваленные кучи деталей делали это место больше похожим на свалку. Слегка пришибленный и свихнувшийся на работе Палыч вообще не обратил внимание на пришедших, лишь рассеянно кивнув. Он увлеченно стучал по клавиатуре, даже не глядя на экраны многочисленных мониторов перед ним.
— Да все то же, — ответил Макс на вопрос изобретателя. — Одни трупаки кругом. Я от базы уродов подальше увел и вернулся. Вот, ее спас, — и он указал на Лену.
— Все нормально прошло? – поинтересовался Гоша, вновь погружаясь в работу.
— Одного зомбака завалил, — важно развалившись на подранном диване, рассказывал Макс, краем глаза поглядывая на Лену – слышит ли? — В жбан хэдшот засадил, только мозги разлетелись.
— Ниче, вот закончим нашу работу – настанет зомбакам край! – возился с железками Гоша.
— А что это вы делаете? – спросила Лена.
Макс ответил за изобретателей:
— Роботов.
— Что?! – удивленно повернулась Лена.
— Роботов, — повторил подросток и указал пальцем за стеклянную стену.
Девушка посмотрела в указанном направлении и увидела десяток боксов, внутри которых находилось десять одинаковых человекообразных тел из стали и пластика. То и дело руки-манипуляторы или другие части всех десяти роботов синхронно двигались. Как Лена заметила, все это происходило с очередной паузой в стуке пальцев Палыча по кнопкам клавиатуры.
— Но зачем?! – вновь посмотрела девушка на Макса.
На этот раз ответил Гоша.
— Уничтожать зомби. Роботам не страшны укусы и царапины. И они не будут знать ни усталости, ни жалости, ни страха. Десяток этих машин защитят нас, а если все пойдет успешно, то и очистят город от этой заразы за несколько недель.
— А на чем они работают? – спросила Лена.
— Портативные атомные источники энергии, — ответил Гоша и, увидев, как вытянулось лицо собеседницы, тут же добавил: — И даже не спрашивай, откуда мы их взяли. Это очень грустная история, — погрустнел он.
— Мы десять человек потеряли, пока достали этот гребанный уран, — шепнул Макс.
— А долго вам их еще делать? – спросила Лена.
— Они уже практически готовы, — улыбнулся Гоша. – Главное – о будущем позаботиться.
— В смысле?
— Ну, это же боевые роботы, киборги! – произнес изобретатель таким тоном, как будто эти слова все объясняли.
— И? – не поняла девушка.
— Ты «Терминатора» смотрела? – спросил ее Макс.
— Какую часть?
— Да неважно! – махнул рукой подросток. – Прикинь, когда роботы всех зомбаков переколошматят, а потом возьмут, да и решат мир захватить. Будет нам новая проблема.
— И как же от этого защититься? – спросила девушка.
— Как раз этим мы и занимаемся, — продолжил объяснять Гоша, не прерывая работы –изобретатель что-то собирал из разбросанных на столе деталей. – Палыч прописывает им три основных закона робототехники.
— Каких закона? – не поняла Лена.
Гоша вздохнул так, как будто ему этот вопрос уже задавали сотню раз. В принципе, оно почти что так и было. Потому изобретатель кивнул Максу:
— Объясни!
— Три закона робототехники, — важно начал вещать подросток, обрадовавшись обращенному на него вниманию, — сформулированы писателем-фантастом Айзеком Азимовым в своих рассказах о роботах. Первый Закон: Робот не может своим действием или бездействием причинить вред человеку. Второй: Робот должен подчиняться всем приказам человека, за исключением тех случаев, когда эти приказы противоречат Первому Закону. Третий: Робот должен заботиться о своей безопасности в той мере, в которой это не противоречит Первому и Второму Законам.
— И что, они будут соблюдать это? – перевела взгляд на Гошу девушка.
— Естественно! – посмотрел на нее изобретатель. — Они будут действовать, прежде всего, руководствуясь этими законами.
— Здорово! – восхищенно взглянула Лена на железных воинов. – И скоро они их выучат?
— Если новый алгоритм не заглючит – то сегодня вечером проведем испытания, — ответил Гоша. — Палыч как раз всё проверяет.
Вечером вся база собралась в зале смотреть за испытаниями роботов. Все три десятка выживших собрались в мастерских, из-за стекол наблюдая за пуском боевых машин. Бойцы на всякий случай принесли с собой оружие. Палыч прописывал последние команды на компьютере, Гоша мучил микрофон – колонки в зале за стеклом то и дело вторили его голосу:
— Раз, раз! Проверка!
Наконец, Палыч закончил стучать по клавишам.
— Всё! – произнес он.
— Ну, — взволнованно сказал Гоша, повернувшись к собравшимся, — начинаем!
Он подошел к пульту у прозрачной стены и нажал черную кнопку. Один из боксов открылся. Человекоподобное тело осталось неподвижно стоять.
— Старт! Проверка узлов! – произнес Гоша.
Тут же робот «ожил»: сделал несколько шагов, повращал руками-манипуляторами, покрутил головой с установленными в ней четырьмя глазами-камерами.
— Активировать голосовое общение! – произнес изобретатель.
— Голосовые коммуникаторы включены, — отозвался робот. – Жду дальнейших приказаний!
Люди довольно зашумели. Гоша шикнул на них и продолжил испытание.
— Проверка боевого режима!
Правое предплечье трансформировалось в набор острых клинков, которые начали вращаться. Из предплечья второй руки выехал диск, раздалось гудение, как от работы трансформатора.
— Проверка метательного диска. Цель – верхний ящик, — снова произнес команду Гоша.
— Вас понял! — Робот поднял левое предплечье и выстрелил.
Диск сорвался с руки и полетел вперед, бешено вращаясь. Снаряд попал в пирамиду установленных в зале ящиков – точно в центр самого верхнего из них, после чего вернулся назад к роботу.
Раздался радостный смех, послышались аплодисменты. Гоша смущенно улыбнулся и снова призвал всех к тишине.
— Самое главное… — он занес палец над красной кнопкой и на миг задержался.
Палыч, до того тихо взиравший на экраны мониторов, посмотрел на коллегу. Они встретились взглядами, и программист ободряюще кивнул. Гоша нажал кнопку.
Часть стены напротив стеклянной перегородки отъехала вверх, и в зал выбежала целая стая зомбособак. Шесть изодранных окровавленных монстров, отловленных членами общины специально для испытания, угрожающе рыча, направилось в сторону видневшихся за прозрачной перегородкой людей. Встреча с одной такой тварью даже группе вооруженных людей не сулила ничего хорошего.
Лена испуганно вскрикнула и невольно прижалась к стоявшему рядом Максу. Парень усмехнулся и покровительственно обнял девушку:
— Не боись, ща будет самое интересное!
Гоша снова приблизился к микрофону:
— Приказ – уничтожить монстров!
— Принято! – тут же отозвался робот и развернулся к псам, принимая боевую позицию. Собаки мгновенно отреагировали на движение, повернув уродливые морды в сторону машины. Но, не почуяв желанного запаха живого мяса, тут же потеряли интерес к цели. Между тем, взвизгнул метательный диск – и голова одной из тварей упала на пол. Тогда уж оставшиеся в строю псы решили действовать. Они бросились на железного человека всем скопом, но прежде, чем успели добежать до робота, лишились еще двух членов стаи. Когда же дистанция для метания стала совсем неподходящей, завертелись ножи на правом манипуляторе робота – и в считанные мгновения с зомби было покончено.
— Задание выполнено! – отрапортовал робот, струей сжатого воздуха из пальцев рук очищая корпус от налипших на него внутренностей и крови.
Наблюдательная комната взорвалась радостными возгласами.
— Отбой! Перейти в спящий режим! – устало улыбнулся Гоша.
Робот остановился и затих.
Утром перед воротами собрались все.
— Запомни, Макс, этот день! Он войдет в историю! – не мог скрыть своей радости Гоша.
Глаза изобретателя задорно блестели – почти так же, как корпуса роботов, выстроившихся двумя стройными шеренгами у выхода с базы. Палыч остался в лаборатории, наблюдая за показателями на экранах мониторов.
Лена радостно захлопала в ладоши, когда ворота открыли, и десять пар стальных ног в унисон застучали по асфальту. Гоша с пятью бойцами отправились следом. Макс тоже напросился. На прощанье парень повернулся к Лене и подмигнул. Та помахала в ответ.
За пределами лагеря роботы перестроились в каре, внутри которого расположились люди.
— Охранять! – отдал приказ Гоша.
— Приказ принят! – отозвались десять машин в один голос.
Ворота со скрипом закрылись за их спинами и небольшой отряд двинулся по дороге в сторону города. Зомби они встретили намного раньше. Вначале показалось несколько псов – сородичей тех тварей, что вечером разделал единственный железный боец. Стая из семи особей попыталась пробиться к группе живых, но их ждала та же печальная участь, что и вчерашних зомбособак. Еще больше уверовав в силы своих стальных охранников, люди направились прямиком к показавшимся из леса двуногим мертвецам, которых наверняка привлек шум схватки. Хотя и без боя роботы довольно громко топали по дороге и жужжали сервоприводами, от чего привыкший к тихим незаметным перемещениям Макс чувствовал себя не в своей тарелке.
За тремя первыми зомби появился еще десяток. Двигались они не в пример медленнее собак, потому никто даже не усомнился в победе искусственного интеллекта над мертвяками.
— Уничтожить! – приказал Гоша, когда первые из ходячих трупов оказались на дистанции выстрела.
Роботы стали вертеть головами. Но выстрелов так и не последовало.
— Цель — зомби! – уточнил изобретатель. – Выполнять!
— Ответ отрицательный! – синхронно произнесло десять механических голосов.
И эти слова, прозвучавшие со всех сторон, заставили Макса сильно испугаться и вновь почувствовать себя беззащитным. И не он один был шокирован и напуган.
— Т-то есть… к-как? – от удивления Гоша даже стал заикаться.
А расстояние между людьми и зомби стремительно сокращалось.
— Первый закон запрещает атаковать людей! – ответил десяток голосов.
Максу показалось, что волосы у изобретателя встали дыбом. Остальная группа занервничала, люди вскинули стволы, целясь в зомби, до которых оставалось не более десятка метров.
— Это не люди, это мертвецы! – воскликнул Гоша.
— Неверно – эти люди функционируют! – снова донеслось с разных сторон.
— Огонь! – не желая дальше ждать, воскликнул командир маленького отряда, тот самый Андрюха, что учил Макса стрелять.
Ухнула двустволка, затарахтели АК, на их фоне почти неслышными казались выстрелы ПМ-а в руках подростка. Несколько зомби упало, другие продолжили движение, невзирая на ранения. Только попадание в голову выводило мертвецов из строя.
Неожиданно роботы развернулись к людям и быстро обезоружили всю группу.
— Че за херня?! – воскликнул Андрей.
— Робот не может своим действием или бездействием причинить вред человеку, — продекламировали десять голосов.
— Они считают, что зомби – тоже люди, и не могут допустить их гибели, — растерянно произнес Гоша.
Мертвецы беспрепятственно проследовали мимо роботов и бросились на живых. Макс пинком ноги отправил одного из мертвецов на землю. Завязалась рукопашная, одного из отряда укусили, другого повалили на землю и тоже принялись рвать. Пара роботов аккуратно оттащила нападавших, но было поздно – человек оказался ранен.
Из-за поворота дороги показалась еще одна группа зомби.
— Бежим! – отдал приказ Андрей оставшимся.
И раненные, и невредимые бросились к базе. Хотя, обоих укушенных ждало по пуле в лагере – все прекрасно понимали, что зараженные скоро сами станут зомби.
Проскользнув мимо бесполезных роботов, люди припустили к спасительным стенам ТЭЦ.
— Я их уведу! – крикнул Макс, отставая и меняя направление движения.
Андрей кивнул.
Подросток повернулся к зомби:
– Эй, за мной!
Снова Макс был в роли «зайца», снова уходил от опасной погони, полагаясь только на себя. А потом опять игры в «прятки» среди пустых домов, и возвращение домой.

Вариант 1

Только радость возвращения оказалась подпорчена. У ворот стояли, не шевелясь, все десять роботов, а вдоль стен прогуливались зомби. Хорошо, что Макс знал потайной путь на базу. Через несколько минут он уже пробирался по подземному коридору, а еще спустя четверть часа был на стене рядом с Андреем и слушал рассказ о том, что произошло.
— …роботы за нами – они ж, типа, получили приказ охранять. Зомби – следом. Так все до базы и добежали, пока тут Гоша им приказ не выдал отключиться. А те опять про свой первый закон. Так и не отключились.
— Боятся, что мы зомби перестреляем без них? – понял Макс.
— Догадливый! – грустно похвалил Андрей. – А мы вот не догадались. Со стен начали стрелять, так эти дуболомы своими дисками три винтовки испортили. Теперь мы, считай, без стволов остались. Да еще Димона со Стасом потеряли…
— Мда… И что теперь? – спросил Макс.
— Теперь мы имеем мир, в котором роботы охраняют зомби от нас, — послышался голос позади.
Мужчина и подросток обернулись – Гоша еле стоял на ногах, сжимая в руках почти допитую бутылку водки.
— Гребаный первый закон!

Вариант 2

Только дома уже не было. Выломанные створки ворот, изодранные трупы и слоняющиеся за бетонными стенами мертвецы – вот что увидел парень.
— Макс! – услышал подросток приглушенный зов.
Он повертел головой и обнаружил спрятавшуюся между железобетонных плит Лену.
— Что здесь произошло? – спросил он, укрывшись там же.
Девушка всхлипнула:
— Ты жив! Я думала, что опять одна!
— Что случилось, говорю?
— Не знаю! Роботы за людьми прибежали. Мы ворота закрыли – а они их выломали. А следом — зомби. И роботы не давали в них стрелять.
— А почему же их Гоша не отключил? – удивился Макс.
— Он им команду отдал – а они не подчинились, — девушка уткнулась лицом ему в плечо и еле сдерживалась, чтобы не зарыдать в голос. – Что-то о первом законе говорили.
— Ну да, боялись, что пока они в отключке, мы зомби перестреляем… — догадался Макс.
— А мертвяки всех… И что теперь делать? – подняла заплаканное лицо Лена.
— Уходить, — мрачно произнес парень. — Там, где роботы и зомби – нам точно не выжить.

Участник №5. Тектитовые поля.

Нулевой закон робототехники гласил: «Робот не может причинить вреда человеку, если только не докажет, что, в конечном счете, это будет полезно для всего человечества».  Закон этот так и не был принят, потому что, как оказалось, для подобного вывода прошивка дроида должна была содержать информацию об основных нравственных понятиях, которыми оперировал человек. И потому что, имея подобную информацию, робот мог доказать обоснованность любой человеческой смерти. Даже если располагал минимальным запасом фактов по конкретной ситуации.
  Просмотрев ускоренный вариант отчета, Михаэль свернул голограмму. Камера-транслятор на лбу дроида сверкнула третьим глазом и погасла.
  Токато ходил вокруг машины и тихо матерился. Михаэль такой реакции не удивлялся. У самого него комок стоял в горле, хоть новое искусственное тело и не знало, что это такое.
— Надо… надо проверить, — сказал он через силу, посмотрев на напарника.
— А смысл?   
  Смысла действительно не было. Они просканировали робота, как только прибыли на место, — заряд его сел пару часов назад.
  Дроид слепо смотрел в ночное небо, завалившись правым боком на багажник оплавленного «Кадиллака», раскинув в стороны тонкие пластины солнечных батарей. Ни дать ни взять – рухнувший на землю ангел.
*   *   *
  Бомбардировка год назад была веерной. Основной заряд прицельно разрушал город, а несколько сопутствующих мини-зарядов выжигали пригородные инфраструктуры. Учитывая, что одних только спутников – эко-поселений – насчитывалось у каждого города не меньше десятка, «веер» обычно покрывал территорию около трех тысяч квадратных километров.
  Авель взобрался на ближайший бугор, оценил расстояние до руин и расправил солнечные пластины.
«Твои батареи заряжены на 86 процентов, — тут же сообщила снующая рядом «горошина» лимба – его личный помощник. – Может, поторопимся? Через пять часов закат».
— Я планирую затратить на поиски не более четырех, — ответил Авель вслух. – В эко-поселениях убежищ нет, там искать бессмысленно. В городе же всего три адреса.
  Третий закон гласил: «Робот должен заботиться о своей безопасности в той мере, в которой это не противоречит Первому и Второму законам».
  Лимб продолжал бубнить по внутренней связи, но дроид больше не обращал на него внимания. Он привык работать лишь с полностью заряженной батареей.
  Второй закон гласил: «Робот должен повиноваться всем приказам, которые дает человек, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат Первому закону».
  Ждать нужно было не менее получаса, и Авель присел на корточки, бесцельно рассматривая тектиты, которыми были усыпаны места ядерных бомбардировок. Когда батарея полностью зарядилась, он втянул солнечные «крылья», посадил лимб себе на плечо, включил плазменные двигатели за спиной и полетел в сторону развалин.
  Первый закон гласил: «Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинен вред». Подпункт первого закона, принятый в 2024 году, гласил: «Цифровой слепок личности человека приравнивается по значению к живому человеку».
  Земля проносилась внизу черным бугристым покрывалом, лишь на горизонте тянулись светлой линией горы. Там, за перевалом, был расположен мобильный лагерь людей. Несколько роботов сновали по окрестностям в поисках убежищ, а люди готовили для цифровых слепков новые искусственные тела.
«Спутник войдет в зону через восемь часов», — сообщил лимб.
— Что ж, — Авель пошел на снижение, – надеюсь, помощь нам в эти восемь часов не понадобится.
  Первые два убежища оказались пустыми. Видимо, люди просто не успели добраться до них, когда началась бомбардировка. И неудивительно – оба сооружения были когда-то на отшибе города.
  Третье убежище, как гласили данные, располагалось в подвале жилого дома в тридцать этажей. К тому же сам дом находился в спальном районе. Вот тут действительно можно было надеяться отыскать хоть кого-то.
  Авель приземлился на обломок стены, просканировал оплавленный остов здания.
— Здесь. – И кивнул лимбу. – Попробуй пробраться в подвал. Я пока начну расчистку.
  Он уже почти добрался до входа, когда лимб сообщил по внутренней связи: «Обнаружен банк личностей. В рабочем состоянии, питание от резервного блока».
«Что со слепками?» — спросил Авель, спускаясь, наконец, в подвал.
«Неизвестно. Банк под защитой. Ты же знаешь, ключей у меня нет».
«Хорошо, жди».
  Убежище представляло собой стальной короб три на три метра. Металлическая дверь толщиной в пять дюймов запиралась на электронный замок-«паук». Авель имел при себе комбинации к любому замку, вот только этот, видимо, повредился при взрыве. Или от времени. Один из запоров, у самого пола, погудел, но с места не двинулся.
  Сообщив лимбу о причине заминки, Авель просчитал все возможные варианты действий. Самым логичным было бы долететь до лагеря и сообщить о проблеме. Вот только если и этот банк окажется пустым? А у людей всегда так много дел…
— Я попробую нагреть его и выбить, — сообщил дроид лимбу, размагничивая спинные панели. Стащил с себя плазменный двигатель и включил, направив на дверь, зафиксировав ступни в выбоинах на полу. – Топлива должно хватить.
  Сладить с раскаленной дверью удалось лишь через полчаса. Лимб все это время сновал рядом, давая советы. Когда проход в убежище, наконец, был открыт, он первым юркнул внутрь. Авель включил панель освещения на груди, осмотрел помещение. Самому ему освещение не требовалось, но съемка всех действий, которые предпринимал дроид, была одним из основных условий его работы.
  Банк – металлический короб, занимавший одну из стен – тихонько гудел. Авель подобрал нужный ключ, и короб разделился на шесть частей, втянулся в потолок, обнажая мерцающие стержни.
«Сколько их тут…» — непривычно тихо пискнул по внутренней связи лимб.
  Хоть два крайних стержня и были отключены, хоть в оставшихся и зияли темные провалы, обозначавшие смерть отдельных слепков… Но все равно оставшихся было так много…
— Три тысячи, семьдесят два, — подсчитал дроид. – В основном – женщины и дети.
  Уточнение было излишним. Каждый знал, что слепки мужчин обычно располагались в крайних стержнях. И в случае необходимости отключались первыми.
— Только представь, — сказал он помощнику еле слышно. – Они отключились, когда энергии на всех стало не хватать…
  Лимб на это ничего не ответил. Висел за левым плечом, растворившись в темноте.
— Резервный блок почти разряжен. Надо же. – Авель раскрыл мембрану на животе. – Отключение началось совсем недавно. Если бы мы пришли на пару дней раньше…
«Мы сможем забрать всех?»
— Не знаю. Если создать еще триста виртуальных ячеек… то возможно… Сколько осталось до выходя спутника на связь?
«Четыре часа».
— Многовато… — Авель запустил расчет оптимального расхода собственной энергии. – Резервный блок испустит дух к утру. В ближайшее время ожидается как минимум двести… — На его глазах левый стержень потемнел еще в нескольких местах. — …отключений. Мы не можем потерять столько.
  На создание дополнительных виртуальных ячеек ушло около десяти минут. На перенос всех слепков – еще сорок. Лимб молча наблюдал, как опустошаются стержни, как зарастает мембрана на животе дроида, а потом спросил: «И что мы будем делать дальше?»
— Бегом я доберусь до лагеря за восемь часов, двадцать минут, — ответил Авель, выбираясь на улицу. – Моего заряда на это хватит, на поддержание слепков – тоже. – Дроид развернул солнечные пластины. – Ты полетишь в лагерь, сообщишь о находке. Все равно твоя помощь мне сейчас вряд ли понадобится. Скорость у тебя конечно маловата… но часа за четыре доберешься.
  Лимб попытался возразить, но с дроидом-начальником спорить было бессмысленно. Проводив его взглядом, Авель еще раз рассчитал предстоящий путь и не нашел в расчетах ни одного изъяна.
  Когда солнце начало проваливаться за горизонт, он свернул пластины и побежал в сторону гор. Местность была усыпана обломками, но Авель надеялся, что за городом бежать будет легче, и удастся повысить скорость хотя бы на пару километров в час.
  Сигнал вторгся в его сознание совершенно неожиданно. Кто-то подавал СОС впереди по курсу и чуть левее. Скорректировав маршрут, Авель еще раз проверил, есть ли у него заряд на форс-мажорные обстоятельства. Хотя не прийти на помощь он в любом случае не мог.
  Солнце выбивалось из-за горизонта алыми всполохами, размазывалось огнем по блестящему, оплавленному боку здоровенного «Кадиллака». В прошлом лишь действительно богатые люди могли позволить себе подобную машину.
  Вскрыв дверцу водителя и подсчитав параллельно, как много энергии и времени на это ушло, Авель увидел живого человека. Да, ноги его – теперь вплавленные в машину – были когда-то заменены на металлические. Да, слишком широкая грудная клетка ясно говорила об искусственном сердце, но это был человек! Покрытый оспинами, с клочками седых волос, но живой!
— Сэр, не волнуйтесь. Я постараюсь вам помочь.
— Давай уже! Консервная банка! – неожиданно громко взвизгнул водитель. – Еле докричался до тебя. Передатчик вон смотри, почти разрядил.
  Авель был знаком с устройством машин подобного типа и хорошо знал, что при форс-мажорных обстоятельствах они могли служить неплохими мобильными бункерами. Вот только угораздило же человека попасть почти в эпицентр взрыва… От облучения обшивка всё же не спасла… да и оплавилась в стольких местах.
— Забирай меня!
— Сэр, я не могу. Я потратил на вас часть заряда, пока вскрывал. Мои ячейки заняты, я не могу создать еще одну…
— Что ты там мямлешь? – рявкнул водитель. – Я торчал тут больше года! Если бы не солнечная батарея в машине… Делай слепок, я приказываю!
— Сэр, — все так же спокойно повторил дроид. – Я не могу создать для вас ячейку…
— Тогда выдели мне ту, что есть!
— У меня нет свободных. Я доберусь до лагеря и направлю к вам помощь. — И Авель выпрямился.
— Что?! Ты не можешь бросить меня здесь! Я ждал год! Я…
— Сэр. Вашего заряда хватит надолго. Я направлю к вам помощь.
— Моего заряда? – И водитель завел мотор. – На тебе мой заряд! Держи!
  Машина рыкнула, и только тут Авель понял, что дном своим она вплавилась в какой-то монолитный металлический обломок. «Кадиллак» взревел, вхолостую прожигая энергию.
— Доволен? Смотри! – Человек кивнул на панель управления. – Не заберешь меня – и до утра я не протяну. Ты не имеешь права меня оставлять!
— Сэр… — Лихорадочно просчитывая все варианты, Авель довольно скоро пришел к заключению, что до утра они все не дотянут. Но оставлять человека на гибель он не мог. Как не мог и  отключить один из слепков. – Сэр…
  Он обошел машину, не обращая внимания на крики водителя, уперся в багажник. «Вырезать его из машины? Нет инструмента…» Но и бездействовать он не имел права.
— Сэр, успокойтесь. Все будет хорошо.
  Авель раскинул за спиной бесполезные солнечные пластины и попытался столкнуть машину. Если бы он был человеком, то согласился, что это скорее жест отчаяния. Но он был роботом, и что такое отчаяние – не знал.
  Он все толкал и толкал, поглядывая на небо – не летит ли помощь, и запуская время от времени расчет – на сколько еще хватит внутреннего заряда.
*   *   *
  Подключившись к дроиду, Михаэль послал пару импульсов. Робот выгнулся, сполз с «Кадиллака». Мембрана на его животе послушно разошлась.
— Как там? – спросил Токато, хотя надежды в его голосе не было.
  Михаэль помотал головой.
— Чертов ублюдок! – процедил сквозь тонкие пластиковые губы Токато и неожиданно достал бластер.
— Ты рехнулся?! – рявкнул на него Михаэль.
— Таким не место…
— Не нам решать! Давай, цепляй дроида и возвращайся в лагерь!
  Токато демонстративно сплюнул себе под ноги, хотя плевать в общем-то было нечем, и, взвалив за спину дроида, взмыл в небо, понесся звездочкой в сторону гор. Михаэль достал переносную капсулу на десяток ячеек, открыл дверцу машины.
«Опоздай мы на каких-то двадцать минут… — подумал он, проверяя энергоблок «Кадиллака». – До рассвета больше часа. Всего лишь двадцать минут… Черт!»
  Он отцифровал личность водителя, сунул капсулу в заплечный отсек и тоже поднялся в воздух.
  Первый закон Сообщества Выживших гласил: «Человек не может причинить вред другому человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинен вред».

0

17

Участник №6

    Здесь скоро будет рассказ еще одного участника

Вот это не понял. То есть, еще рано ставить оценки?

Пока из всего понравилось свежая мысля:

Нулевой закон робототехники гласил: «Робот не может причинить вреда человеку, если только не докажет, что, в конечном счете, это будет полезно для всего человечества».

0

18

Из пяти представленных работ, учитывая, что свою не оцениваем, голосую за первую. Будут интересны подробности почему — распишу после подведения итогов отдельно.

0

19

А всё? Шестого не ждём?

0

20

Учитывая действительно высокий уровень всех работ, тем не менее...
Взорвала мозг в хорошем смысле этого слова именно пятая работа. В конце, правда, даже немного запутался в логике, но как текстовка — "Тектитовые поля" просто изумительная весчь. :cool:

Отредактировано dedMcAr (04-10-2012 13:24:56)

0

21

Krikova написал(а):

А всё? Шестого не ждём?

Не ждем. Выбираем одного победителя.

0

22

Участник №1.
Ну, автор узнается сразу :)
Изысканный рассказ. Единственное, чего не хватило — того самого четвертого=нулевого закона. Не все читатели могут быть в курсе.

Участник №2.
Логика поведения робота мне не очень ясна. Если он придерживается Законов, то тут явно какой-то сбой. А если автор хотел показать поступок робота, противоречащий логике, — то он вышел не достаточно обоснованным. И вот:

egituman написал(а):

Закон номер три: "Робот должен заботиться о своей безопасности, поскольку это не противоречит Первому и Второму законам."

Это что за новый закон такой? :) Насколько я помню, не "поскольку это не противоречит", а "в той мере, в которой это не противоречит". Смысл-то разный абсолютно.

Участник №3.
Не очень верится, что робот так легко положился на мнение человека. Этак я бы своему роботу что угодно навязать могла :) В остальном же — отличный рассказ! Концовка порадовала.

Участник №4.
Вот скажу честно (и это только мое личное мнение и вкусовщина) — никогда мне не нравился такой ход в литературе, как привлечение какого-то персонажа и объяснение ему положения вещей. Это я сейчас про найденную девочку говорю. Подобная уловка кажется мне натянутой и дисгармоничной. Девочка явно лишняя, как и второй вариант концовки. Сама же идея хороша.

С победителем не могла определиться долго. Все рассказы очень разные и по-своему хороши. Но всё же фраза:

egituman написал(а):

— Теперь мы имеем мир, в котором роботы охраняют зомби от нас.

перевесила :) Очень мне живо картинка подобного мира нарисовалась.
Так что голосую за рассказ №4.

0

23

Может не в тему, но...

http://s1.uploads.ru/t/CVlZK.jpg

0

24

Участник №1.
Все было неплохо, пока не наступила концовка. Концовка должна удивлять, шокировать, смешить или заставлять задуматься. Здесь концовка получилась серой и скучной. Более того, на протяжении всего рассказа я был уверен, что оперативник подозревает именно робота, но оказалось, что у того "все встало на место" только когда он увидел орудие убийства. Хорошо, что не после того, как ему самому голову просверлили. :)
В целом все ровно, на четверочку.

Участник №2.
Интересный заход, но потенциал рассказа так и не раскрылся. Конец рассказа насмешил. Девушка стояла лицом к роботу потом повернулась и пошла, но пуля впилась ей в грудь. А потом она просто умерла и все. И если честно, я так и не понял, почему робот убил человека. Законы перечислены в определенном порядке и третий закон выполняется роботом только если не нарушаются предыдущие два. Изменения робота я не заметил (а вот это было бы интересное раскрытие), причины стрельбы остались неясны. Твердая четверка.

Участник №3
Общая мысль ясна, но слишком долго и нудно автор шел к ней. И вообще, кажется, писал что-то другое, но вдруг завилял и вышел на неожиданный финал. Потуги видны, но не более. Слабо. Тройбан с минусом.

Участник №4
Отлично. Несмотря на огрехи в написании, сам рассказ произвел очень хорошее впечатление, особенно со второй концовкой. Это — правильный рассказ. Пятерка.

Участник 5
Сложно, красиво, не вполне понятно (т.к. имется попытка отрисовки совершенно новой и очень объемной вселенной). Написано хорошо. Но у меня сложилось впечатление, что этот рассказ не о роботах. Главный герой ведет себя как человек с гаджетами. В нем нет ничего, что заставило бы считать его роботом. Ну и концовка оказалась вполне банальной. Читать правда стоит просто ради того, чтобы посмаковать стиль. Пятерка.

Итого, отдаю свой голос за участника №4.

0

25

Ответ госпоже Криковой, (Сорри если не в теме написал)

Это что за новый закон такой?  Насколько я помню, не "поскольку это не противоречит", а "в той мере, в которой это не противоречит". Смысл-то разный абсолютно.

Информация была взята с этого сайта. Если не прав прошу прощения.

0

26

Растишка, там слово "поскольку" в значении "насколько". ЕМНИП, устаревший вариант употребления.

0

27

Растишка написал(а):

Информация была взята с этого сайта. Если не прав прошу прощения.

Такой интерпретации не встречала. Прошу прощения :)

0

28

Приступим.

Участник №1

я не стал вносить смуту в хрупкую систему ценностей андроида, — р

. Тут сразу можно оспорить и развернуть мини-дискуссию.
Ценность выражает субъектно-объектную природу отношений между личностью и обществом.То есть, робот априори не может являться личностью, так как личность  — это индивидуальное начало, самораскрывающееся в контекстах социальных отношений, общения и предметной деятельности. Ключевая фраза индивидуальное начало...

Вообщем мысль понятна.

В целом сюжет не оригинален, но как и всякая детективная история затягивает. Правда он настолько прямолинеен, что все равно становится скучно. О том, что робот и есть убийца- понятно сразу. Удерживает только одно: как детектив выведет его на чистую воду.

Вначале повествование немного размыто, словно в эпицентре фабулы лишь робот и детектив, а вокруг лишь белые плотный туман: что где когда — не понятно. И непонятно почему о факте, что актриса двойной агент говорится только  в конце. Для чего тогда вначале этот цирк "кто и почему убил"?

Участник №2

Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинён вред.
Робот должен повиноваться всем приказам, которые даёт человек, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат Первому Закону.
Робот должен заботиться о своей безопасности в той мере, в которой это не противоречит Первому и Второму Законам.

Робот при самозащите не может убить человека ибо это противоречит первому закону. Поэтому больше ничего говорить не буду.

Участник №3

Отличный сюжет. Отличное повествование. Отличная структура. Полный колорит эмоций. Спасибо.

Участник №4

Хороший, средний рассказ. Ничего не удивило, ничего не разочаровало

Участник №5

Хороший сюжет. Присутствует некоторая сумбурность и сжатость изложения. Не хватает описательных моментов, расширяющих образность. В целом неплохо

Не учитывал всеразличных мелких стилистических, грамматических и орфографических ошибок, которые есть везде

Мой вердикт: Участник №3 Браво!!!

Отредактировано Стив-О (04-10-2012 21:29:02)

0

29

Мда, забавно. Первый раз вижу такое мощное расхождение во мнениях. :)
Тем не менее, с перевесом в 1 голос победу в конкурсе одержал великолепный Drakon v palto!
Мои искренние поздравления!

PS Должен отметить, что состав участников подобрался отменный. Лично мне все рассказы понравились — откровенно слабых здесь не было.

Кто хочет — дорабатывайте свои рассказы. Все, что будет приглядно смотреться через пару-тройку недель, пойдет, скорее всего, во второй номер Элефанта.

0

30

Поздравляю победителя! :)

0


Вы здесь » Чернильница » Колизей » Внутренний конкурс: "Я — робот" (памяти А. Азимова)