Чернильница

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Чернильница » Колизей » Пристрелка "Всё немного не так"


Пристрелка "Всё немного не так"

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Неспешно набираю пристрелочную команду для создания рассказов по следующей схеме:

Берем некий расхожий шаблон, включающий нечто однозначно неприятное, пишем рассказ прямо по нему, но в конце меняем ситуацию так, чтобы шаблон дал трещину.
Приветствуются истории про вампиров, зомби, волколаков, злых профессоров, покоряющих мир, Годзиллу, инквизицию, пиратов некарибских морей и т.п.

Категорически нежелательны политота, маньяки и прочия извращения.
Объем не более 12к.

0

2

Записываюсь.

0

3

Попробую. :blush:

0

4

Буду и я

0

5

Товарищ Ренсон залогиниться с телефона не может, но также записывается на пристрелку.

Отредактировано Hugin (27-10-2018 11:36:38)

0

6

Стартуем. Работы мне в личку не позднее следующего воскресенья.

0

7

И всё-таки вертится

Чадящие свечи, запах гнилого дерева и разогретого железа, скрип пера. Испуганный человек в простой серой рубахе, четыре монаха в чёрных сутанах, голые каменные стены, две скамьи и стол. Блестят тонзуры, белеют в полутьме белки глаз подследственного.
— Так ты продолжаешь упорствовать в ереси о том, что земная твердь вращается вокруг небесного огня? — тяжёлым и скрипучим голосом, от одного только звука которого хотелось немедленно перекреститься, сказал один из монахов, вперяя в подследственного устрашающий взгляд из-под мохнатных бровей.
— Да, она вертится, безусловно вертится! — с какой-то отчаянной отвагой выкрикнул подследственный и сжался, точно в ожидании удара.
— То есть, имеется в небесной выси неподвижный огонь, который мы зовем Солнцем, — ядовито зашипел второй монах, — а вкруг него, привязанный за небесную нить мчится наш мир?
— Именно так! — сказал подследственный, и было видно, что держится он последних остатках силы воли.
— Тебе объявят о нашем решении, — мягко сказал третий, перебирая в руках янтарные чётки. — Молись. Господь наш милосерден и принимает молитвы даже от еретиков.
Несколько минут после того, как последственного вывели за дверь, в келье царила тяжёлая тишина. Первым не выдержал обладатель скрипучего голоса.
— Просто немыслимо, чем они забивают себе голову, — раздражённо сказал он. — Это заразу надо выжигать калёным железом!
— Успокойся, брат, — сказал хозяин янтарных чёток. — Для того, чтобы понимать принципы движения небесных сфер и законы космогонии, недостаточно нахвататься глупых слухов из разговоров по трактирам. Пусть даже и ведут эти разговоры учёные мужи, прекрасно знающие о движении планет вокруг звёзд, а звёзд — вокруг общего центра масс галактики…
— А мысль о локальном движении внутри спирального рукава наверное вообще ему мозг расплавила, — хохотнул, молчавший до того монах.
— Начинать надо, — продолжал как ни в чем ни бывало хозяин чёток, — с относительности движения и выбора системы отсчёта. А пока наше массовое образование занимается только счётом до десяти да умением ставить крест вместо подписи, разоблачителей таких будет становиться всё больше и больше.
— Каково же будет решение?
— В камеру его. На хлеб и воду! Побольше свечей и первые два тома элементарной механики. И пока не сдаст экзамен самому строгому экзаменатору, домой не отпускать!

Граф и Зои

Старинный особняк Честеров выделялся в городе своей особой строгой готической красотой. Его мрачноватые стены, покатая крыша, украшенная по углам маленькими горгульями с водостоками между лап, опирающийся на колонны небольшой балкон над крыльцом, напоминали о средневековых замках. В этот вечер его окна сияли ярким светом, играла музыка, к крыльцу то и дело подъезжали дорогие машины. Гостей на крыльце встречал дворецкий и его юный помощник, юноша лет восемнадцати, который помогал отнести вещи, поставить машину.
     Хозяин и хозяйка – лорд Чарльз Честер и леди Эмилия Честер принимали приехавших гостей в просторном холле, предлагая бокал дорогого шампанского.
– Чарльз, это была замечательная идея устроить бал – маскарад по случаю Хэллоуина! – прошептала на ухо хозяину дома его жена. Она явно была очень довольна.
– Да. У нас не часто получается вот так вот повеселиться и развеется. А наш особый гость уже прибыл?
– Граф Роберт Кервуд? Пока нет, но он ведь поздняя пташка. Скоро думаю, будет.
– Наша дочь явно ему понравится, – проворковала Эмилия на ухо мужу.
– Да граф точно не останется равнодушным к чарам нашей милой Зои, – усмехнулся лорд Честер.
– Она не знает? – обеспокоенно спросила женщина.
– Конечно, нет. Она в полном неведении, – вздохнул граф, – Пусть лучше это всё будет неожиданностью. Для неё так лучше.
     Часы пробили полночь, и в дверь дома четы Честер вошёл элегантно одетый молодой мужчина в новом шикарном чёрном костюме-тройке с иголочки и начищенных до зеркального блеска ботинках, с чёрным мужским зонтом-тростью в руке. Бросив пару фраз дворецкому, отдав зонтик прислуживающему при входе юноше, он прошёл в холл, явно выискивая кого-то взглядом.
– Чарльз, – со сдержанной улыбкой обратился он к хозяину дома, – Спасибо, что не забыли одинокого холостяка, и пригласили приятно провести время на праздничном балу. Эмилия, – он, с почтительным наклоном, лёгким касанием губ, поцеловал руку леди, – Вы как всегда восхитительны.
– Роберт, рады приветствовать вас в своём доме. Столь интересный гость как вы всегда желанен, – ответила на его любезность леди Честер.
     В зале танцевало множество пар. Почти все были в невероятных маскарадных костюмах. Тем же, кто пришёл без них были предложены красивые, как ювелирные изделия, маски украшенные стразами и перьями. Они лежали на столике у входа в зал.
     Роберт остановил свой взгляд на чёрной бархатной маске с окантовкой мелкими стразами, протянул руку, взял её и надел. К нему подошёл слуга с подносом полным бокалов с шампанским и предложил взять один. Молодой мужчина взял за тоненькую ножку хрустальный бокал и невольно залюбовался танцем пузырьков в игристом напитке.
     Неожиданно на него натолкнулась привлекательная рыжеволосая девушка:
     – Ой, простите ради бога мою неловкость. Это мой первый бал! Так волнительно! – прощебетала она смеясь. На ней был костюм феи с прозрачными стрекозиными крылышками за спиной мерцающими блёстками.
     – По-моему, такому божественному созданию как вы можно простить что угодно, — с улыбкой произнёс граф, утонув в её ярких выразительных зелёных глазах.
     Что-то необоримое в нём сразу потянуло к этому юному созданию. Он почувствовал, как её сердце забилось сильнее. Его взгляд упал на её прекрасную тонкую шею. Он почти физически ощутил биение её пульса в сонной артерии. Её аромат манил его как магнит.
     – Можно узнать имя у моей прекрасной незнакомки? – поинтересовался Роберт.
     – Зои, милорд, Зои Честер, – представилась она с улыбкой.
     – Роберт Кервуд, – назвался он в ответ.
     Заиграла мелодия вальса цветов Чайковского и Роберт пригласил девушку на танец.
     Они закружились в танце и Роберт ощутил, что манящий аромат становится всё сильнее. Он чувствовал себя слегка им опьянённым, но это было так приятно, что не хотелось ни о чём думать, кроме как о юной красавице у него в объятьях.
     Один танец сменял другой. Они приятно общались. Ночь подходила к концу. Графу явно не хотелось отпускать Зои. Они вышли на балкон.
     – Скоро рассвет, моя прекрасная леди, – произнёс мужчина мягко, поправляя локон её рыжих как пламя волос, – Вы, Зои, заставляете меня чувствовать себя мотыльком, летящим на огонь.
     Граф чувствовал, что не в силах больше сдерживать то, что зрело в нём с первого взгляда на девушку. Он склонился и поцеловал её сначала в губы, а затем с нетерпением вонзил в её шею свои клыки, с наслаждением чувствуя вкус её крови.
     – Зои, вы просто божественный нектар, – прошептал он.
     – О граф, так оказывается вы вампир? – прошептала она в ответ как то неожиданно слишком спокойно.
     – Да. Я вампир. Чёрт что же я наделал! Я укусил вас! Это просто какое-то наваждение было! Я не мог думать ни о чём другом!
     – О, не корите себя, – неожиданно раздался голос Эмилии, – вы ничего не могли сделать.
     – Роберт мы из древнего рода охотников за вампирами, только охотимся мы особым способом. Наша кровь, исцеляет вампира и делает его снова человеком. Более того вы больше никогда не сможете стать вампиром. Теперь у вас к этому иммунитет.
     – Мама, папа, – удивлённо воскликнула Зои,– так это была…
     – Да, наша милая девочка, это была инициация, – с улыбкой обняла девушку мать. Теперь ты тоже охотница за вампирами!
     – Граф, а вы теперь обычный человек. Вам больше не нужно бояться Солнца, – похлопал Роберта по плечу лорд Чарльз.
     Солнце как раз взошло, и Роберт сначала шарахнулся было в тень от испуга, но потом рискнул выйти на свет.
     – Оно не жжётся! Я снова могу его видеть! Боже я действительно снова человек…
     Роберт стоял, смотрел на восходящее всё выше дневное светило и плакал.

Спасатели

Сеточная кровать заскрипела жалко, но громко – на всю квартиру, заставив Васю сжаться от страха. Только бы не шум не разбудил родителей! Прибегут и накричат. Да что ты как слон топаешь, что тебе не спится, гад. Хотя он-то как раз не виноват, но им не докажешь, что не Вася сел на кровать, а тот, долговязый! Они придут – и не увидят. Никто не видит долговязого и прочих, только Вася. Плавали, знаем.
Долговязый, как и остальные, начал наведываться с неделю назад. В первую ночь казалось – сон. Во вторую уже начали закрадываться сомнения, да и во сне чувства притупляются, а тут – всё как взаправду. После третьего визита, сияя синяками под глазами, попробовал пожаловаться матери. Ты что, наркоман? Насмотришься в своём интернете ерунды всякой. Взрослый мужик, а фантазируешь, как дитё. Папу же беспокоить не стоит – он занятой, работы много.
Долговязый сидел у изножья кровати, спиной к Васе. Голый, весь, за исключением ступней да кистей рук, покрытый чёрной шерстью. Руки и ноги – ещё тоньше, чем васины – одинаковой длины. Длинные чёрные волосы ниспадали на грудь. Долговязый обернулся, продемонстрировав белое, морщинистое лицо с отрезанным носом и выпирающие глаза без зрачков.
Вася спрятался под одеяло. Через пару минут, устав от духоты, выглянул. Долговязый не исчез, только отвернулся.
Остаток ночи Вася провёл в полузабытии: было страшно, но уставший организм брал своё. Проснулся от писка будильника. Продрав тусклые глаза, он обречённо поёжился и откинул одеяло. Нашарив тапки, отправился в ванную, провожаемый пустым взглядом долговязого.
Отражение не радовало. Во-первых, прыщи, высыпавшие по всему лицу два года назад и прочно обосновавшиеся. Дорогие средства ему не покупали, потому что и так пройдёт, а дешёвые эффекта не имели. Во-вторых, потому что за плечом Васи парило несколько сросшихся волосами голов. Как и долговязый, они ничего не говорили и не делали – просто висели, шевеля непропорционально длинными языками и тупо пялась пустыми глазами. Только долговязый существовал взаправду (взаправду ли?), а головы – лишь в отражении…
— Ты заснул там?! – раздался визг матери. Вася вздрогнул и быстро дочистил зубы. Маму стоило опасаться. В случае чего она и ремнём могла наподдать как следует.
— Мам, я есть не хочу. Можно не завтракать? – заискивающе спросил Вася, выйдя из ванной.
— Поогрызайся мне ещё! Я старалась, готовила, а этот засранец ещё барина из себя строить будет!
Вася давился пригорелой пшенкой, стараясь не смотреть на долговязого, пересевшего к тому времени за кухонный стол. Мать, видимо, слишком погрузилась в телефон, чтобы обращать внимание на непрошенного гостя.
Напялив на свои прыщавые дряблые ляжки нижние штаны, он снова вздохнул. Носить излишне теплую одежду его опять-таки заставляла мать, и из-за неё он потел по дороге в школу. А ведь всего-то конец октября. Тут уж ничего не оставалось, как показать в зеркало на обратной стороне шкафа сросшимся головам язык. Не такой длинный, как у них…
Он уже только было дошёл до остановки, но плечи уже начинали ныть под тяжестью ранца. Не он один ждал автобус. Помимо пенсионерки, пары хмурых мужиков хмурого вида и одноклассницы (как обычно, проигнорировавшей Васю) автобуса дожидались высокие, толстые, безрукие существа, состоявшие только из чёрных балахонов и белых, круглых лиц. В отличие от долговязого и голов, существа не имели глаз, а лица их были неподвижны, так что, может, то и не физиономии вовсе, а маски. Ни у кого из присутствующих они не вызывали никакой реакции. Вася пристроился ждать автобус у столба в паре десятков метров от остановки, дабы избежать неприятного соседства.
Одноклассница не удостоила васино «привет» ответом, а существа в балахонах с неподвижными лицами проводили транспорт взглядом, синхронно поворачивая головы.
Гаражи, стоящие между остановкой и территорией школы, старался преодолеть как можно быстрее, едва не срываясь на бег – там курили. Собственно, когда Вася уже под звонок вбежал в класс и увидел в углу увидел очередное одиноко стоящее существо, то почти не удивился. Они уже не первый день преследовали его. Сей пришелец был покрыт шерстью уже полностью, а голову украшали закрученные рога. И опять – никто не обращает внимания, как будто и нет.
Что тут сказать? Стоит – и пусть стоит, на него смотрит. Не самая большая проблема.
На первом уроке выяснилось, что его сосед, а по совместительству – единственный приятель, не пришёл. Свято место пусто не бывает – уже одновременно со звонком подсел Диман, улыбаясь во все тридцать два. Вася поёжился. Димана он боялся. Ничем хорошим это кончиться не могло.
И действительно – не успей урок начаться, как Диман зашептал:
— Вась, а Вась.
— Что?
— Тебе какая девочка нравиться?
Ну что тут сказать? Вася и девчонки – две параллельных прямых. Кому он нужен.
— Не знаю.
— Вась, Вась?
— Что?
— Тебе какая девочка нравится?
Послать Димана нельзя – он сильнее, он может побить. Боли Вася боялся сильнее, чем чёрных гостей.
— Не думал над этим.
Учительница завела речь, и Диман угомонился. Стоило ей отвернуться к доске – продолжил:
— Вась.
Вася думал было игнорировать, но Дима продолжал. Начал трясти за руку:
— Вась! Вась! Ну Вась! Ну Вась!
— Чего?
— Тебе какая девчонка нравится?
Диман уже еле сдерживался, чтобы не ржать в голос. Настроение у него было отличное. День перестал быть скучным.
Вася многим скрашивал неимоверную скукоту школы.
Обычный, в принципе, день. А тот рогатый в углу? Ну, пусть смотрит, пусть стоит. И пострашнее вещи бывают.
Проверка выявила, что Вася забыл сделать домашку. Да и как тут помнить, когда вокруг эти твари? Учительница вызвала его к доске и отчитывала минуть пять, утверждая, что-дэ такого ленивого и никчёмного ученика у неё никогда не было. Класс улыбался, кто-то вовсю хихикал.
На место Вася сел красный, как рак.
— Вась, а…
— Пошёл нахрен.
Лицо Димы вытянулось.
— Чего-о-о? Ну ты попал. Ну ты попа-а-ал. Ты просто охренел.
Месть осуществили на труде. Трудовик отдал мальчикам мётлы и грабли, наказал убирать листья на территории и ушёл к себе. Конечно, все листья и пыль летели под ноги Васе. Потом подошли. Потребовали извиниться. Он бы и извинился – как всегда, как и всю жизнь, потому что страшно – да помешали те сросшиеся волосами головы. Они висели на деревьях вокруг школы, закрепившись шевелюрой, и смотрели… Впервые в жизни попытался драться. Перестарались – сломали нос. Школьная медсестра вызвала родителей.
Дома мать отхлестала его ремнём. Он кричал от боли.
— Подонок! Я ради тебя с работы отпросилась! Лучше бы я аборт сделала! – визжала она.
Отец же не бил. Ему тоже пришлось отпрашиваться с работы, и он был рассержен, хть и не показывал это.
— Ты что творишь, паскудник? — медленно и тихо начал он, не двигаясь с места.
— Ты думаешь, мы твои выходки терпеть будем? Ошибаешься. У нас есть способы, — как-то загадочно завершил свою угрозу отец и странно улыбнулся. Вася ничего не понял.
Родители ушли, а Вася свернулся калачом в кровати и зарыдал – не столько от боли, сколько от унижения и безнадёги. Завтра всё будет то же самое. И послезавтра. Выхода нет. Жизнь будет идти прежним, мучительным, холодным, смазанным и таким привычным чередом как минимум до конца школы. А что дальше? Может, он сможет поступить на бюджет, хотя родители говорят, что он не дебил. Тогда остаётся армия, одна мысль о которой приводила Васю в ужас. Сейчас он может хоть на несколько часов в сутки быть предоставленным самому себе.
А они все собрались вокруг него: долговязый, рогатый, балахоны-маски, даже сросшиеся головы свисали с люстры, куда зацепились волосами. Вася утёр слёзы и вопросительно посмотрел на существ.
Одна балахон-маска каким-то образом отрастила руки и подняла подол балахона. Под ним, вопреки физике, геометрии и здравому смыслу, оказался длинный туннель. И, как в конце каждого туннеля, внутри горел свет.
Поразмыслив, Вася спрыгнул с кровати и прошёл в туннель. Балахон за спиной мягко опустился, отрезав путь назад. А пошёл на свет, и вскоре увидел прыгающие и машущие силуэты, при приближении оказавшиеся другими детьми. Причём, судя по одежде и внешнему виду, их можно было отнести к самым разным, ныне ушедшим, временам.
— Не бойся, — улыбаясь, сказали ему, — тут всё иначе. Мы не обижаем друг друга.

Тот, кто живет в шкафу

Шкаф в моей комнате самый обыкновенный. Он старый, не слишком высокий, не слишком широкий, с потрескавшимся лаком и замочной скважиной с ржавым ключом внутри. В основном, в нем хранится моя одежда, а еще парочка книг, потрепанные сумки и большая коробка из-под телевизора. А еще в нем живет существо.
Был у меня в детстве воображаемый друг. Я прекрасно понимал, что это понарошку, но с ним было весело гулять, играть во дворе и смотреть мультики. Он пропал навсегда, когда я завел настоящих друзей. Существо в шкафу другое: оно вполне реально, не очень-то дружелюбно и, кажется, никуда не планирует пропадать.
Мне еще не удалось разглядеть его как следует, а вот оно в наблюдении за мной значительно преуспевает. Не раз и не два я чувствовал спиной тяжелый взгляд со стороны шкафа, но, обернувшись, видел лишь, как с коротким стуком закрывалась дверца и быстро проворачивался ключ.
По-моему, это несправедливо. В конце концов, это оно живет в моем шкафу, а не я за его шкафом.
Существо очень хитро, а может быть и вообще разумно. Оно ворует вещи и прячет в своем логове, за что мне потом прилетает нагоняй. А что я могу сделать? Шариться в шкафу рискованно даже днем, не говоря уже про ночь. Мне остается лишь наблюдать с опасной из-за спин родителей, потому что в их присутствии существо оборачивается старой вешалкой, а то и просто растекается черной тенью на стенке. Как удав, замаскировавшийся среди ветвей, оно ждет, когда добыча подойдет достаточно близко. Так случилось однажды с залетевшей в открытое окно птичкой. Когда я зашел в комнату, дверца с роковым, как удар судейским молотком, стуком уже захлопнулась за ней. И все. Ни криков, ни других страшных звуков. Только мама потом удивлялась, вычищая из шкафа комки свалявшихся перьев.
Я пытался попросить родителей выбросить этот кусок старой мебели, но ничего не вышло. Они не хотели ничего слушать, только раздраженно отвечали, что новый шкаф сейчас себе позволить не могут. В последнее время настроение их переключалось лишь с подавленного на болезненно-нервное. Каждодневным ритуалом стало сидение поздним вечером в темноте перед телевизором, напряженно вслушиваясь в торжественно-похоронную речь ведущего новостей на центральном канале. Нередко после таких новостей мама принималась сдавленно плакать и тогда папе приходилось ее утешать. Я же не мог узнать, в чем дело, потому что был занят своим, гораздо более важным ритуалом. Я наблюдал за существом.
В последнее время оно начало вести себя непредсказуемо. Трясет ручку двери, стучит, беснуется так, что весь шкаф ходуном ходит и растения на крыше грозят свалиться на пол. Но оно не может выбраться, ведь я обвязал шкаф толстой-претолстой веревкой, а к дверцам придвинул комод. Хоть это и не очень надежная защита, лучше уж так, чем совсем ничего.
Хорошо, что никто теперь ко мне не заходит. Я почти перестал общаться с друзьями – есть и более важное дело. К тому же, так даже лучше для их безопасности. Прямоугольный деревянный образ крепко отпечатался в моем сознании. Иногда он всплывает даже во сне. Не только реальный, но и мир грез поблекли на фоне загадки, что же представляет собой тот, кто живет в моем шкафу. Не так давно к нам приезжала большая группа рабочих и занималась какими-то земляными работами во дворе: что-то рыла, что-то строила, но мне не было до этого никакого дела. Видимо, папа решил наконец установить бассейн.
Размеренное течение дней каким-то образом слилось в единый поток забвения. Уже под утро, я позволил себе уснуть, защищенный толстым одеялом, как черепаха панцирем. А потом что-то меня разбудило, какой-то тонкий, прерывистый, издевательский писк, терзающий ухо. Я, не размыкая глаз, попытался отогнать назойливого комара, но не смог поднять руку. Писк не прекращался. И тут внезапная догадка пронзила мозг. Никакой это не писк, а скрип дверцы шкафа! Тут же я попытался броситься вон из комнаты, но сил не хватило даже на то, чтобы пошевелить пальцем. Холодный липкий страх мгновенно расплылся по груди, когда я понял, что меня разбил сонный паралич. Язык онемел и не давал застрявшему как кость в горле крику вырваться наружу. Только глаза лихорадочно вращались, метаясь от одной из застывших в комнате теней к другой. И тут одна из них сорвалась с места и, миновав отодвинутый комод, приблизилась к кровати. Она ступала то очень медленно, то практически пробегала несколько шагов, будто никак не могла определиться с походкой. Я не мог пошевелиться под одеялом, которое словно стало бетонной плитой, лишь сиплый хрип раздавался из намертво склеенных губ. В тусклом свете раннего утра, пробивавшегося сквозь шторы, выросло существо. Редкий бурый мех едва прикрывал туго натянутую на кости пергаментного цвета кожу. На скрытом в темноте лице гипнотизировали голодным блеском багряно-красные глаза. Существо протянуло ко мне свои руки, и я увидел отвратительно длинные червеобразные белые пальцы. Они отбросили одеяло, а потом подняли меня вверх как куклу, обвившись вокруг запястий. Из темноты выплыло уродливое звероподобное лицо с широким ртом, из которого как галстук свисал до шеи жирный иссиня-черный язык. Чудище уже раскрыло пасть, как вдруг зазвучал какой-то шум, отвлекший его внимание. Оно бросило меня на пол и сорвало шторы с окна.
На улице светало. Высоко в небе летел самолет. Люди, спозаранку спешившие на работу, сейчас бежали еще быстрее обычного. Они убегали от самолета. Вдруг, где-то вдалеке завыла сирена, да так, что стекло в окне задребезжало. В глубине дома включилось радио и из него зазвучал, перебиваемый помехами, громкий взволнованный голос.
От самолета что-то оторвалось и камнем ринулось вниз. А когда оно достигло земли, произошло что-то ужасное. Взорвалась ослепительная вспышка и в долю секунды пронеслась волна, обращая людей в пыль и скукоживая их до состояния угольков.
В комнату ворвались родители и на мгновение замерли, наткнувшись на ревущее чудовищное существо, в глазах которого я теперь увидел дикий животный страх. В следующий момент окно вместе со стеной смела адская волна и мое сознание, кажется, растворилось в тугом водовороте боли, жара и смерти.

0

8

И всё-таки вертится

— просто красава. И исполнение, и попадание в тему —  :cool:

Граф и Зои

— нормальненько так. Соответствует.

Спасатели

— автор чего-то не дотянул по условиям. ИМХО.

Тот, кто живет в шкафу

— не понял, если честно. Автор точно читал задание?

0

9

И всё-таки вертится
Чудненько. ))) Я долго хихикал.
Автор не свалился в стеб, выдержал тему.
Небольшое ИМХО. Я почему-то считал, что монахи обращались друг к другу на вы. "-Успокойтесь, брат..."

Граф и Зои
Неплохо, как и предыдущий текст.
Правда есть мелкие погрешности.

Спасатели
Показалось, что текст не вычитывали. Есть досадные ошибки, легко исправляемые.
С темой тоже вроде не совсем в согласии.

Тот, кто живет в шкафу
Несколько странно читалось. Вроде и сюжет есть, но какой-то рваный.
Не ясна цель автора, тема — что не так — не совсем раскрыта.

По совокупности минимума огрехов впереди "И всё-таки вертится"

0

10

И всё-таки вертится. Довольно оригинальный, хорошо написанный анекдот. Но, почему-то, не зацепило. Наверное, лично для меня произведенный эффект не превысил весьма небольшой объем произведения. А еще автор, если я правильно его угадал, на мой взгляд сделал ремейк своей прошлой пристрелочной работы. И тогда получилось значительно лучше.
Граф и Зои. Хорошо задумано, но исполнено неровно. Стиль выдержан кособоко: то соблюдается некоторая бархатная викторианская атмосфера, то язык скатывается в современный, причем не литературный, а какой-то разговорный. Диссонанс, однако. Много абсолютно лишних слов при описании не слишком важных действий, которые не работают ни на сюжет, ни на атмосферу рассказа (например, про то как граф к маске "протянул руку, взял её и надел". Слишком уж перегружено в общем-то одинаковыми по смыслу словами. Если идти дальше, то получилось бы "протянул руку, коснулся ее, ощутил пальцами, взял ее, поднес к лицу и надел".) Это я к чему — по рассказу видно, что он нуждается в доработке. Но, что очень хорошо, не в колоссальной сюжетной переработке, а именно в "причесывании". Т.е. сложить слова более гармонично — и будет вполне конфетка.
Теперь по концовке. В этот раз у автора, если я правильно его угадал, получилась значительно более сильная работа, чем его прошлый пристрелочный рассказ. Возможно, тема попалась близкая. Но суть в том, что читать было значительно приятнее. Однако, прошлые болячки остались и растут как сорняки в огороде, мозоля глаза и мешая наслаждаться текстом в полной мере. И от этого концовка страдает. Сама задумка мне понравилась и потенциал у нее хороший, но автор не вывез ее построение. Т.е. грубо говоря, вместо того, чтобы сложить из кубиков замок, просто кладет один на другой. Ни деталей, ни напряжения, ни особого ритма — складывается ощущение, что концовка просто зачитывается прямым текстом, по протоколу. Ну надо же напустить хоть немного тумана, чтоб чувствовалось, что это кульминация, вотэтаповорот, а не сухая концовка каких-то статистических данных.
Но, повторюсь, прогресс с прошлой работы виден, задумка годная, и мне в общем и целом было приятно прочитать рассказ. Если будет выложен в критику, постараюсь сделать более подробный разбор.
Спасатели. Ох-ре-ни-тель-но. Точка. Есть очепятки и повторения, есть малость перебор с безысходностью на мой вкус (хотя, с другой стороны, только такая безысходность и могла толкнуть мальчика на такое решение, так что тут ничего менять не надо, это чисто моя вкусовщина), но все это не имеет значение — ибо это не просто рассказ на пристрелку. Вот это я понимаю — произведение.
Стоит ли расписывать все достоинства? Отличный язык и ритм — именно тот случай, когда то, как и где стоят слова и какие это слова, складывается в уникальную, присущую именно этому тексту гнетущую мелодию. Автору удалось поймать это, респект. Отличная фантазия, отличные описания существ. Сложилось ощущение, что не просто прочел буквы на экране, а посмотрел фильм, спроецированный фантазией автора. Образы работают.
Ну и, вдохновение Fran Bow считывается отлично и греет душу. Из других ассоциаций — Стивен наш Кинг и некие представители российского чернушного артхауса. Но самобытность все это перекрывает.
Отлично, просто отлично. Однозначный и уверенный победитель пристрелки. Спасибо.
Тот, кто живет в шкафу. По атмосфере начала и середины рассказа и настроению, на удивление близко к предыдущему тексту. Но тут проблема, что у предыдущего автора просто-напросто получилось раскрыть эту тему лучше и качественнее. Здесь, на мой взгляд, есть хорошие мазки чего-то стоящего, но именно мазки — отчего-то в работающую конструкцию, в рабочий механизм они не сложились. Не знаю, почему. Возможно, тот случай, когда просто стоило усложнить и укрепить общую картину деталями. Идея финала мне нравится, но, видимо, не выстреливает так сильно, как задумывалось, из-за общей слабости рассказа.

По моему мнению, победитель пристрелки — рассказ Спасатели. А в целом, неплохо вышло, всем спасибо.

0

11

Старенький кряхтельник написал(а):

— автор чего-то не дотянул по условиям. ИМХО.

Старенький кряхтельник написал(а):

— не понял, если честно. Автор точно читал задание?

Shurki написал(а):

С темой тоже вроде не совсем в согласии.

Shurki написал(а):

Не ясна цель автора, тема — что не так — не совсем раскрыта.

Берем некий расхожий шаблон, включающий нечто однозначно неприятное, пишем рассказ прямо по нему, но в конце меняем ситуацию так, чтобы шаблон дал трещину.

По "Спасателям". Неприятные монстры и неприятные люди есть, в конце шаблон дает трещину и в неприятных монстрах для героя находится спасение (по крайней мере, с его точки зрения).
По "Шкафу". Есть классическая бабайка из шкафа, в конце шаблон дает трещину, когда появляется что-то, своим ужасом целиком перекрывающее весь страх, исходящий от бабайки.
О качестве рассказов можно спорить (особенно по "Шкафу", у "Спасателей" все хорошо), но, на мой взгляд, оба рассказа соответствуют условиям пристрелки. Или я что-то не понимаю.

0

12

И всё-таки вертится
Блестяще. Условие выполнено. Краткость — сестра таланта.

Граф и Зои
Стиль не выдержан. Есть общие проблемы, например: персонажи говорят друг другу то, что им и так известно, дабы информировать читателя (прича во языцах). Сам сюжет подходит под тему пристрелки и к нему претензий нет. Но чувство текста и стиля требует развития, пока оно хромает.

Тот, кто живёт в шкафу
Написано хорошо. Финальный твист хорош. Язык хорош. Ставлю на него.

0

13

Голос отдаю за рассказ "Граф и Зои" — больше всех других произведений финальный поворот понравился и наличие в нём положительного посыла.

"И всё-таки вертится" — забавно, но слегка мысль потерял

?

то есть монахи на самом деле обучали больше, чем могло дать время, поэтому мысль сообразно времени и слухам называли ересью

Тот, кто живет в шкафу не вовремя монстр решил показаться из шкафа) Атмосферно.

Спасатели чувствуется перебор с нагнетанием атмосферы. Мотив суицида — не очень. Не хватило шанса на иной исход и характерной черты для мальчика, из-за которой ему бы хотелось сопереживать. Одного ополчившегося мира мало.

Отредактировано Задумчивый Пёс (08-11-2018 13:11:54)

0

14

И всё-таки вертится
Слишком коротко — выглядит, как небрежная работа.

Граф и Зои
В рассказе все хорошо, читал с удовольствием, пусть и ощущалось почти сразу же, как готовится в конце внезапный поворот (т.е. он не получился внезапным).
Но у меня сомнения: выполнено ли условие?
Какой шаблон здесь треснул? Я вижу правильно сделанный рассказ с неожиданным финалом, но вампир остался вампиром, пусть его и переколбасило в человека, а те, про кого мы думали странное — оказалась антивампирами. Это хороший ход, все правильно, но где же трещина шаблона? Вот если бы вампиры оказались санитарами из донорской службы, собирающими кровь на нужды больных — тогда да, шаблону было бы плохо. Поправьте меня, если я ошибаюсь.

Спасатели
Сам по себе рассказ неплох, атмосферно и душераздирающе.
Но с задачей пристрелки не коррелирует никак.

Тот, кто живет в шкафу
Идентичен по нагнетанию атмосферы предыдущему тексту, но выполнен послабее. Претензия та же самая: я не вижу условия выполнения задания.

Итог: с задачей не справился практически никто. Чисто художественно поставлю на Граф и Зои — просто потому, что художественнее прочих написан. А рассказы-пугалки оба-два мне кажутся немного перебродившими с запугиваниями и нагнетаниями. Тот случай, когда вместо повторов следовало менять способы пугания: безнадега — она от невозможности найти выход, а не от многократного повторения негатива.

0

15

Hugin написал(а):

По "Спасателям". Неприятные монстры и неприятные люди есть, в конце шаблон дает трещину и в неприятных монстрах для героя находится спасение (по крайней мере, с его точки зрения).
По "Шкафу". Есть классическая бабайка из шкафа, в конце шаблон дает трещину, когда появляется что-то, своим ужасом целиком перекрывающее весь страх, исходящий от бабайки.
О качестве рассказов можно спорить (особенно по "Шкафу", у "Спасателей" все хорошо), но, на мой взгляд, оба рассказа соответствуют условиям пристрелки. Или я что-то не понимаю.


Пардон муа: неприятные люди (монстры) — это шаблон?  Возможно, условие пристрелки было описано некорректно.
Вот гадские вампиры — это шаблон. Гадская гадзилла шаблон. Гадская инквизиция. И даже гадская бабайка в шкафу — ладно, шаблон.
В Спасателях есть некий плавный непредсказуемый поворот, который выглядит, как отъезд крыши у подростка. Но разрыва шаблона я не вижу.
Бабайка из шкафа как был гадом — так гадом и остался, шаблон не треснул. А то, что его выход совпал с еще более страшной угрозой — никак шаблон о "бабайке" не разрушил.

0

16

И всё-таки вертится
Начало мне понравилось — злобная инквизиция, лысины блестящие в свете свечей и лампад, трясущийся еретик... Дохнуло Стругацкими и я уж ожидал "Нам не нужны умные, нам нужны верные". В сущности, образ страшных монахов-дознавателей почти удался как впрочем и сам текст удался почти ибо автор поторопился его закончить. Краткость конечно же сестра таланта но здесь это скорее вред.
Яб поставил на него но текст вышел незаконченным.

Граф и Зои
Много лишних слов, много лишних уточнений и ляп когда Зои и вампир знакомятся будучи уже знакомыми ведь из разговора родителей понятно что графу их дочь по нраву, тобишь они уже встречались. И внезапности не получилось.

Спасатели
Как по мне образ подростка не находящего понимания в семье и затюканного в школе вполне удался. Сюжет как будто из японского аниме за авторством Миядзаки. Но чего-то не хватает для соответствия теме пристрелки.

Тот, кто живет в шкафу
Схоже со Спасателями и будто писано одним автором (что не факт) но слабже предыдущего и как-то не в тему, яб сказал что не понял про что рассказ. ВОзможно, в описании новостей по ТВ следовало добавить конкретики?

Intoto

Либо Монахи либо мальчик c монстрами.

Отредактировано XLegion (11-11-2018 17:01:43)

0

17

Подсчет голосов выявил незначительный перевес в сторону "монахов" — пусть они и победили (у всех недовольных этим решением остается право тихо сказать "ну понятно, кто себе победу хапнул, пользуясь положением").
В целом, пристрелка вышла на удивление интересной, а число судей вообще превысило все мыслимые ожидания.
За что им, конечно, респект.

Авторам же хочу сказать вот что.
Друзья, уже не первую пристрелку вижу, что зачастую участники просто пишут некие свои идеи, а не пытаются выполнить условия игры.
Но тогда большая часть смысла пристрелки теряется, поскольку вы не соревнуетесь, а просто используете соревнование как рычаг против своей инерции.
Это все равно, что на уроке математики во время контрольной нарисовать глобус и на нем торжественно указать положение Австралии. Конечно очень неплохо, что вы знаете, где живет кенгуру, но нагрузка-то на мозг не случилась (или случилась, но не там, где требовалось).
Но в целом, истории написаны интересно, есть потенциал для превращения их в законченные произведение (исходя из опыта — не верю в это, но сказать был обязан).
Очень рад появлению Ренса, которого в регулярной работе увидеть уже и не чаял. Приятно было оценить, как он умеет нагнетать атмосферу безысходности.
Марина вообще отожгла — рассказ вышел ощутимо сильнее ее обычных пристрелочных текстов.
Hugin, как мне показалось, не дотянул до какого-то более мощного осмысления финала — словно чувствовал его, но так и не ухватил.

Кто и что:

И всё-таки вертится — egituman
Граф и Зои — Марина
Спасатели — Renson
Тот, кто живет в шкафу — Hugin

0

18

egituman
Спасибо! Ну да. У меня вообще неровно всё получается. Просто не всегда додумывать успеваю текст до конца. У меня лучше получается если мысли по тексту накопятся до предела а потом выльются на бумагу разом на одном дыхании. А так не всегда бывает...

0

19

https://bash.im/

wut: — «Пятница! Пятница!» — радостно кричал Робинзон.
wut: — «Я не Пятница. Я Суббота» — грустно сказал странно накрашенный абориген и поправил на голове цилиндр

0

20

Привет, Ежи (давно не виделись, ага).
В принципе, это причина, по которой я в пристрелках и не участвую — не придумываю сюжеты на заданные темы. Не выходит. Белый лист в голове. Ко мне вообще сюжеты перестали приходить — потому и не чаял меня видеть. Я в пристрелку полез — потому что Хугин уговорил. И этот-то текст придумал только потому, что, перебрав в уме все варианты и ничего не придумав, случайно открыл для себя картины одного художника и при их виде в голове сработал триггер (как оно у меня всегда и бывает). А после отправки еле сдержался, чтобы не отозвать текст, ибо недоволен результатом.
Так что да — триггер, рычаг против инерции, натягивание совы на глобус, хоть какой-то стимул и так далее.
Над текстом готов поработать. Там, в принципе, в середине налр расширить на пару-тройку абзацев — там, где уже телеграфно наотвали написано. Опять же — удивлён реакцией, сам я оценивал получившийся текст довольно низко.

0

21

XLegion написал(а):

ведь из разговора родителей понятно что графу их дочь по нраву, тобишь они уже встречались.

В разговоре высказывается предположение, а не свершившийся факт:

Граф и Зои написал(а):

– Наша дочь явно ему понравится, – проворковала Эмилия на ухо мужу.
– Да граф точно не останется равнодушным к чарам нашей милой Зои, – усмехнулся лорд Честер.


Renson написал(а):

случайно открыл для себя картины одного художника

Как зовут художника?

0

22

Задумчивый Пёс написал(а):

Как зовут художника?

Художника зовут John Kenn Mortensen. А вот его страница с работами.

+1

23

Ну понятно, кто себе победу хапнул, пользуясь положением Спасибо всем за пристрелку.

Hugin, как мне показалось, не дотянул до какого-то более мощного осмысления финала — словно чувствовал его, но так и не ухватил.

Что-то не дотянул это точно. Может историю надо было углубить, расширить немного. А может я прост сам для себя историю написал, позабыв привести в вид, пригодный для чтения другими)

0


Вы здесь » Чернильница » Колизей » Пристрелка "Всё немного не так"