Чернильница

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Чернильница » Литературный конкурс "Тени теней" » "...небывать" Kelliora


"...небывать" Kelliora

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

...не бывать. Не миновать

По левую руку чернели покосившие наверное, покосившиеся изгороди и кривобокие дачные домики. По правую была туманная завеса, из которой кое-где выступали коробки пятиэтажек. Вот здесь мне видится масло масляное ибо справа халупы и слева пятиэтажки  то бишь технически это и есть город. Тут либо пропущена строчка другая либо дальше речь идет о другом городе. Разнобой с картинкой что ли... как его, фокалом)). Со стороны города тянуло холодком, с огородов – гнилью, и знакомым с детства запахом – перепрелым сеном. Нынешнее лето выдалось дождливым. Самым дождливым на памяти человека.

    Человек, такой же невзрачный как ближайшие дома, шёл быстро. По меркам Зоны. По меркам закордонья он тащился черепашьим шагом, провешивая дорогу вот когда встречаю это провешивать дорогу то почему-то представляю провешивание болтами\камушками\веревочками. Я это к тому что сравнение с болтом лично у меня ломает картинку которую рисует автор. Тому как болото это шесты-слеги старательно, точно ступал по болоту. Он надеялся до ночи уйти от Припяти по меньшей мере на километр. Никогда человек не любил этот город – прежде шумный, юный, беспечный,это закрытый-о город? ну, допустим а теперь – стылый и мрачный.

    Сырость заползала за шиворот свитера, не настаиваю но за шиворот как по мне уже не нуждается в уточнении и смотрится самостоятельно хотя бы потому что герой в куртке а не свитере. Яб после зашиворота просто указал что мол свитер что есть что нет, или нечто в этом роде промочила насквозь берцы. Мелкий дождик сеялся где-то я это уже видел: Сеялся мелкий дождь мерно стуча по крыше и постепенно усиливаясь третьи. Это сеялсяя трижды перечитывал. И кстати, идущие последовательно указание что де Мелкий дождь и Сеялся по смыслу\духу синонимы, моросящий дождь моросил, ненужное усиления\уточнение. Но яб убрал сеялся, перестроив на дождь моросил в угоду удобочитаемости). сутки кряду, и конца края ему не было видно. Человек спрятал руки в карманы, ссутулился сильней, имхо лишнее слово. тут либо сильней кутался защищая от ветра либо без сильнее о защищая лицо от ветра. Карабин, спрятанный под брезентовым плащом, больно бил по спине при каждом шаге. во-первых, для опасного места типа Зона глупый способ переноски ружжа т.к. быстро доставать-выстрелить не выйдет, толку ноль. Во-вторых, герой еле плетется, в час по чайной ложке, где там карабину стучать веслом приклада по заду? Вовремя бега, да. ослабленный на ремне карамультут будет стучать по пояснице-бедрам. Но не при таком шаге Но перевешивать не было смысла – через полсотни метров всё повторилось бы. Потому что человек ещё не умел правильно носить оружие. Но уже научился убивать.

    Узкая лента дороги собиралась в складки, темнели полные воды колдобины. Сияли отражённым светом от аномалий радужные лужи. «Откуда они, если машины не ездят уже два месяца?» намёк что Зона здесь всего-то два месяца как? Так что тогда это за местность? На обочине то и дело вспыхивали лиловые искры. Город таял за спиной. Человек смахнул со лба пот и воду, технически это водный раствор, есть смысл в уточнении если льет дождь? невольно замедляя шаг… И остановился как вкопанный. Прищурился, ещё надеясь, что глаза обманули, но нет. Крик замер в горле – забился, заклокотал птицей. Герой кричит зажав сам себе рот? Не вполне понятная аллегория. Просто клекот и есть крик

    Измождённая и тощая, через дорогу трусила смерть. Плешивые шкуры туго обтянули кости, кривые лапы тонули в грязи. Человек, благословляя столь надоевший ветер, отступил назад, не поворачиваясь к мутантам спиной. Вожак поднял безглазую понурую морду. И тогда человек развернулся и побежал.
здесь всёж надо б указать что побежал обратно в надежде затеряться в городском лабиринте т.е. чтоб понятно было что он ВЕРНУЛСЯ в город тому как следующий абзац ставит малость в тупик.
    Заросшие травой проспекты чередовались с узкими улочками, едва проходимыми из-за колючих кустов. В этот ощетинившийся лабиринт и свернул человек – на открытом пространстве у него не было шансов. Плащ он сбросил ещё на подступах к городу.
ну и да, про плащ и исчезнувший карабин я уже говорил
    Солнце клонилось к закату, переулочки и тупики тонули в полутьме. Типовые панельные дома обступали со всех сторон. Мнимая опасность скалилась тысячами разбитых окон. Реальная – захлебывалась многоголосым лаем всё ближе. Вот здесь мне думается логическое несоответствие. Если мнимая скалится из окон то реальная получается просто всё ближе... не получается. Если мнимая скалиться — то есть кажется — в окнах то реальная заливаясь лаем либо всё ближе, либо рычит за углом унюхав след т.е. сравнение опасностей мнимых и реальных должно быть противовесом одного к другому Гулко стучало сердце, и рвалось из глубины души тоскливое, скулящее: «Не сейчас. Не меня». Человек на бегу перепрыгнул кислотного цвета лужу, про лужу уже писал. заменить на более прямое\конкретное сравнение. кинулся в переплетение кустов – и отскочил, как резиновый мячик, словно ударившись   не синонимы но логически близко и громоздко раз пришлось использовать КАК и СЛОВНО. яб написал короче: отскочил резиновым мячиком напоровшись на невидимую стенку. И добавил про гравианомалию. Ошалело помотал головой. В ушах тонко звенело.

    Первые псы уже подбирались со спины, когда человек ухватился за раму окна и неловко подтянулся. Извиваясь, как червяк, протолкнулся в комнату, раздирая куртку об остатки стекла.  всё это можно описать в одно предложение не разбивая картинку и избавившись от лишнего груза слов: подтянулся извиваясь червяком и раздирая зубьями стекол куртку ввалился ну и т.д. Человек упал на пол, отшиб колени и

    локти. Почти сразу вскочил, кинулся слепо в темноту, налетел на запертую дверь. Налёг плечом – дверь затрещала, но не поддалась. Дернул, срывая ногти, за проржавевшую щеколду – заклинило намертво. «Свет! Свет, чтоб не тыкаться кутёнком!» Человек скинул нафаршированную осколками куртку, вывернул поочередно карманы. Мокрые пальцы дрожали. На пол посыпались батарейки. Ненужные, ведь фонарь, удобный пятидесятиваттный фонарь, пол киловатта и на батарейках? Не верю. Аккумуляторы вот да. И кстати, кроме как для использования длинного сложночитаемого "пятидесятиваттный"  имеет какой-то смысл и влияние на текст-сюжет? Значит убрать.. остался в кармане плаща.

    Тень закрыла предзакатный свет. Человек ещё успел услышать глухое ворчание. Повернуться – не успел. В этой не-жизни он успел только умереть от собачьих клыков.

    *

    Свеча опрокинулась, но не погасла, когда человек вскинулся, в полусне заслоняясь от смерти. Лужица воска выплеснулась на стол. Человек с силой растёр лицо. Дыхание выравнивалось. «Не меня». Лишь это имело значение.

    Накануне человек заснул за столом, уткнувшись лбом в сомкнутые руки, тело ломило от неудобной позы. Человек расправил плечи, морщась. вот перечитываю и не могу понять что здесь не так. Будт ов двух идущих друг за другом предложениях я читаю об одном и том же. Откинулся на спинку стула. Вот здесь пропущено предложение напоминающее про свечу от которой собственно свет: свеча опрокинулась, челвоек свя-свят не меня. Следующий абзац. Ломота и хруст мослами. И свет возникает из ниоткуда. Теплый жёлтый кстати, заметил тягу автора к двойным усилениям-уточнениям. Хотя здесь вроде в тему свет выхватывал из темноты очертания печки. а здесь точно точка должна быть а не тире? Растопить её не удалось, наверное дымоход забился. Всё же человек не был здесь полгода.

    В грязные полуслепые окошки заглядывала бледнеющая луна. Колыхался жгучий пух там, где прежде висели кисейные занавески. Потрескивала в недрах холодильника «морозилка». Из-под неплотно пригнанной дверцы вырывались снежинки. Зона изменяла привычные вещи по своему разумению.

    Человек поправил свечу, и прошёлся по комнате – от дорожки инея, тянущейся от холодильника, до плиты от и снова от. Может написать де дорожка инея тянулась от холодильника до плиты? Или герой по инистой дорожке идёт? Несколько раз перечитал пока не понял что Гг идет от обморозившего всё вокруг рефрижератора и до плиты. А есть смысл в уточнении о дорожке с инеем? Двусмысленность какая-то  Отведя вилкой нити «пуха», выглянул в окно. Снаружи наливался первыми красками рассвет. Ночные твари уже забились в норы, дневные – лишь просыпались. Лучше времени и не придумаешь. Человек подхватил с вечера найденный заступ, взял лопату, вот если б он взял заступ и кайло, то да. Но заступ — это штыковая лопата, так что он с двумя лопатами пошел.прислонённую к столу. И шагнул к щелястой входной двери, подпертой табуреткой.

    Улица встретила звенящим морозцем, редким для Зоны ранней осенью, и тишиной. Родительский дом при свете дня выглядел еще более заброшенным, чем человек запомнил. Без людей дома дичают и рушатся, однако стоит появиться новому хозяину, и самая убогая хата обретает вторую жизнь. На мгновение человек подумал, что мог бы остаться. Прочистить дымоход, поправить забор, и изгнать из союз И яб убрал, изгнать само за себя его заменяет. Так же поступил с Из заменив на С. ....поправить забор, изгнать нечисть с кухни — так красившее.кухни аномальную дрянь…

    «Нет. Ты тут не за этим».

    Лопата резала неподатливую землю. Человек отбрасывал рыхлые разваливающие во-первых, мороз и земля почти камень из-за льда. Во-вторых, она либо неподатливая либо рыхлая. пласты, и гнал прочь ощущение, что он кромсает живую плоть. Бесплодную и сухую. Человек стиснул зубы и с удвоенным усердием стал вгрызаться в некогда плодородный чернозём. Нельзя в Зоне думать о дурном. Услышит. Если не сама Зона, то те, кого она породила.

    … Накликал. Горизонт на севере наливался красным. Человек, уставший сражаться с неподатливой землёй, всё чаще встревоженно поднимал взгляд. Морок не исчезал, напротив, разрастался, и к полудню объял половину неба.

    Человек копал. Над ним закручивалась спиралью небывалых размеров туча.

    Человек копал. Небо меняло цвет от багряного к чёрному.

    Человек копал. Земля под ногами мелко задрожала как напуганный ребёнок.

    Человек кинул лопату, и рванулся к дому.

    «Не сейчас!» Рань, слишком рано. Он не готов. «Полно, да разве кто-то бывает готов к такому?»

    У порога споткнулся о мешок для картошки. Перед сном человек сложил найденные останки в мешок и туго затянул горловину. Всё равно на тридцать километров окрест не сыскать ни савана, ни белой простыни. Гробы были, да. После половодья размыло В половодье размыло смотрится красивше. А при после половодья размыло создается впечатление что после поднявшейся воды топило еще раз но чем-то другим многие кладбища, и покойники выплыли на поверхность. Некому было хоронить их. Тем более что не всем Зона даровала окончательную смерть. Пришлось поработать человеку.

    Ветвистые молнии – будто отражение «электр» в нефтяной луже неба – полыхнули белым. Человек зажмурился от внезапного сияния. Но дорогу к родным могилам он нашёл и с закрытыми глазами. Тяжелый мешок в яму, вырытую меж двух крестов, он почти бросил, и схватился за лопату. Земля рыдала и голосила, а человек споро орудовал лопатой. Останавливаться нельзя, замедлишься на мгновение – и надежда истает как свечка.

    Человек швырнул последний ком земли, и отбросил лопату. Очередная судорога земли бросила его на колени. Человек не успел поставить крест и вырезать имя, но ведь это не важно, правда? Самое главное, что между Марией и Иваном Семецкими нашлось место для Юрика.

    *

    Он с детства знал, что нельзя смотреть на солнце. Но к тому, что новое солнце – алое и чужое, звезда иного мира, вспыхнет на севере, не был готов. Любопытствуя, что там сияет, Юрик высунулся по пояс из окна. Знакомое жёлтое светило висело в зените. Незнакомое – брызнуло вдруг кровью, как проткнутый бычий пузырь, — окропило красным полосатую трубу. труба та самая что над ЧАЭС торчит? Т.е. частный дом был вот прям у самой ЧАЭС? А из нашего окна труба АЭС видна. Яб указал мол трубу АЭС. Просто там где не особо-то и надо деталей валом. А там где надо с гулькин нос.. Юрик не успел заслониться от нестерпимого света.

    Ослепший, он сумел выбраться за порог. Постоял немного, понимая шестым, доселе молчащим чувством, что-то не так. Вспышка изменила не одного Юрика. Увы, интуиция – скверная советчица человеку с выжженными глазами.

    Он выучил окольные кривые тропы ещё мальчишкой, а потом, когда принялся сталкерить – затвердил и расписание патрулей. Юрик двадцать лет таскал из Зоны – радиоактивной и недружелюбной, но практически безопасной Так. В самом начале Юрик видит сон из прошлого где через два месяца после катастрофы (иначе к чему указаие на наличие колдобин если целых 2 месяца машины не ездют?) его сжирают слепые собаки-мутанты — это к вопросу о безопасной зоне вообще, и наличию мутантов вот прям сразу после катастрофы в частности. Что-то с цифрами надо делать однако.– всё мало-мальски ценное. Он знал, что надо просто добраться до дороги, а там подберёт патруль. Про то, что навещал могилы родителей (и заодно забрал ненужные мёртвым вещи), молчок – авось ребята в патруле попадутся незнакомые. Он не мародёр, а турист. Да, забрёл, куда не

    следовало. Конечно, заплатит штраф. Только бы дойти до людей, не потонув в одном из разлившихся по весне ручейков!

    Юрик сделал осторожный шаг – эх, палку бы, а лучше собаку-поводыря! Второй – уже уверенней. На третьем его вздернуло в воздух и подвесило вверх ногами.

    «Петля» держала крепко. Сначала Юрик рыдал, умолял, проклинал Бога, чёрта, самого себя. Обессилев, затих. В ушах шумело, ноги были как брёвна. Не сразу Юрик осознал, что если недавно не чувствовал лишь ступни, то вскоре онемели колени. Потом ему стало не до застывших конечностей. Потому что левую руку кто-то начал глодать. По коже скребли ломаные пеньки зубов, ноздри забил сладковато-кислый душок. «Ровно покойник» – так он подумал после того как пробовал выдернуть ладонь. Тщетно – запястье крепко обхватили костлявые пальцы «… с обрывками плоти». Он снова орал, и бился как птица в силках, отпихивал тварь свободной рукой, пока и в неё не вцепились, непреклонно и жадно. Теперь Юрик висел распятый меж двумя тварями. Ничего ниже (точнее уже выше) пояса он не чувствовал. Зато ощущал неплохо сохранившиеся зубы второй твари. Твари тянули Юрика в разные стороны, временами издавая негромкое урчание. Одной удалось прокусить вену, и теперь она жадно слизывала кровь.

    Дальнейшее отложилось предлог В надоб вставить памяти фрагментами. Шершавый как наждачная бумага язык. Запах одеколона (отец пользовался таким), перебивающий даже вонь разложения. Мысль «Отец умер», и следующая – «Он меня жрёт». Слёзы затекали в уши и совсем промочили волосы. «Синяя венозная кровь не насыщена кислородом…» Горячий ветер в лицо. «Отравятся и умрут. Мёртвые – умрут». И последнее связное: «Мама!». И животный вопль: «Не хочу умирать!»

    Он очнулся целым и невредимым на некошеном лугу в трех километрах от деревни. Сухие метёлки чернобыльника и одичавшая пшеница были последним, что Юрик увидел в этой не-жизни. Потому что через минуту после пробуждения он вляпался в «мясорубку». Тогда ей, впрочем, ещё предстояло быть названной.

    Он провешивал безопасный путь не болтами и гайками – собой. Капли его крови отмечали узкую тропку между «жаркой» и «воронкой». Его кости белели предупреждением другим. Его поднимал на клыки припять-кабан – и в следующее воскрешение Юрик обходил стороной место лёжки. И всё это, включая остатки одежды, бесследно исчезало после Выбросов. Зона затирала следы. Юрий Семецкий рождался заново после очередного располовинивания или заживосгорания.

    Смерть таилась в травянистой зелени «холодца» и небесной синеве «электр». Подкрадывалась со спины и нападала открыто. Рвала, грызла, растворяла. И никогда не убивала окончательно. Боролся с ней Юрик или плыл по течению – она не отступала. И однажды Юрик вспомнил, какой она была, когда явилась первый раз. И решил, что раз смерть нельзя победить, то её можно обмануть.

    *

    «Сделал, как ты желала, как я-не я просил, когда на крылечке родительского дома самые близкие на свете зомби ели меня живьём. Не отступил, вернулся. Нашёл родителей – побегать пришлось за ними и от них, но вот они – лежат. И я-не я тоже – сплю вечным сном. Что ещё нужно тебе, Зона? Чтоб умолял? Так молю! Чтобы на колени встал? Вот он стою я пред тобой. Забери назад свой щедрый дар. Покою, только покою дай мне. Всем нам. Что стоит такая малость, такая милость?! Ну что тебе…»

    В небе загрохотал гром. Зона смеялась.

Чутка позанудствовал и поимховал. Возможно, старшие товарищи со мной не согласятся. Но что увидал об том написал.

Атмосфера 4 (атмосфера сильно страдает из-за рваности в виду временных вставок было-стало)
Сюжет 5 (ставлю максимум за идею с  Семецким)
Логика и точность мотивации героев 4
Качество образов персонажей 2 (герой не раскрыт.)

Оригинальность исполнения\подачи — это и плюс текста и минус. Поставлю 3

Отредактировано XLegion (19-12-2017 22:05:14)

0

2

Kelliora написал(а):

Чутка однобоко но интересно.

Ммм, в каком плане? Одномерный главный герой? Слишком простой сюжет? Штампы?

Штампов вроде не заметил. Однобокость в плане поименования Гг человеком.


    Понятно что от собак и понятно что вернулся но всё же.

Вот это интересно. Казалось, что вполне однозначно пояснила, что он вернулся. Погляжу, из-за чего там могла возникнуть неясность.

Сначала идет описание разваленых домишек и высоток чуть поодаль. Затем пояснение что герой уходит от города на километр. А затем он побежал и следующий абзац описывает его плутания по коридору улиц-дворов.

   
И вообще, пояснение насчет плаща выглядит висячей строкой, она выбивается из общего массива.

И как вы угадали? Да, эта строчка была вставлена уже в процессе вычитки.

Опыт)

   

    Непонятно чего он будучи вооруженным убегает, почему не делает попыток обороняться? И куда собственно оружие девается из-под плаща? Кстати, странная манера переноски оружия.

Юрик уже научился худо-бедно стрелять, но пока не готов (не хватает ему ни умения, ни хладнокровия) вступить в бой с целой стаей мутантов. Зона образовалась два месяца назад, мутантов Юрик встречал, конечно, но вряд ли их было много. Единичные (и одиночные) экземпляры.
Носит оружие под плащом из-за дождя. Юрик ни разу не военный, да. :)

Временные скачки не айс. Возможно, всё упирается в ограничение знаков.

Отредактировано XLegion (19-12-2017 21:57:26)

0

3

поищу и и я косяки

По левую руку чернели покосившие изгороди и кривобокие дачные домики. По правую была туманная завеса, из которой кое-где выступали коробки пятиэтажек. Со стороны города тянуло холодком, с огородов – гнилью, и знакомым с детства запахом – перепрелым сеном. Нынешнее лето выдалось дождливым. Самым дождливым на памяти человека.

Человек, такой же невзрачный как ближайшие дома, шёл быстро. По меркам Зоны. По меркам закордонья он тащился черепашьим шагом, провешивая дорогу старательно, точно ступал по болоту. Он надеялся до ночи уйти от Припяти по меньшей мере на километр. Никогда человек не любил этот город – прежде шумный, юный, беспечный, а теперь – стылый и мрачный.

Сырость заползала за шиворот свитера, промочила насквозь берцы. (не ошибка, но лучше бы звучали одинаковые глаголы — ползла/мочила или заползла/промочила) Мелкий дождик сеялся третьи сутки кряду, и конца края ему не было видно. Человек спрятал руки в карманы, ссутулился сильней, защищая лицо от ветра. Карабин, спрятанный под брезентовым плащом, больно бил по спине при каждом шаге. Но перевешивать не было смысла – через полсотни метров всё повторилось бы. Потому что человек ещё не умел правильно носить оружие. Но уже научился убивать.

Узкая лента дороги собиралась в складки, темнели полные воды колдобины. Сияли отражённым светом от аномалий радужные лужи. «Откуда они, если машины не ездят уже два месяца?» На обочине то и дело вспыхивали лиловые искры. Город таял за спиной. Человек смахнул со лба пот и воду, невольно замедляя шаг… И остановился как вкопанный. Прищурился, ещё надеясь, что глаза обманули, но нет. Крик замер в горле – забился, заклокотал птицей.

Измождённая и тощая, через дорогу трусила смерть. Плешивые шкуры туго обтянули кости, кривые лапы тонули в грязи. Человек, благословляя (в контексте — неуместно) столь надоевший ветер, отступил назад, не поворачиваясь к мутантам спиной. Вожак поднял безглазую понурую морду. И тогда человек развернулся и побежал.

Заросшие травой проспекты чередовались с узкими улочками, едва проходимыми из-за колючих кустов. В этот ощетинившийся лабиринт и свернул человек – на открытом пространстве у него не было шансов. Плащ он сбросил ещё на подступах к городу.

Солнце клонилось к закату, переулочки и тупики тонули в полутьме. Типовые панельные дома обступали со всех сторон. Мнимая опасность скалилась тысячами разбитых окон. Реальная – захлебывалась многоголосым лаем всё ближе. Гулко стучало сердце, и рвалось из глубины души тоскливое, скулящее: «Не сейчас. Не меня». Человек на бегу перепрыгнул кислотного цвета лужу, кинулся в переплетение кустов – и отскочил, как резиновый мячик, словно ударившись о невидимую стену. Ошалело помотал головой. В ушах тонко звенело.

Первые псы уже подбирались со спины, когда человек ухватился за раму окна и неловко подтянулся. Извиваясь, как червяк, протолкнулся в комнату, раздирая куртку об остатки стекла. Человек (можно просто убрать)упал на пол, отшиб колени и

локти. Почти сразу вскочил, кинулся слепо в темноту, налетел на запертую дверь. Налёг плечом – дверь затрещала, но не поддалась. Дернул, срывая ногти, за проржавевшую щеколду – заклинило намертво. «Свет! Свет, чтоб не тыкаться кутёнком!» Человек скинул нафаршированную осколками куртку, вывернул поочередно карманы. Мокрые пальцы дрожали. На пол посыпались батарейки. Ненужные, ведь фонарь, удобный пятидесятиваттный фонарь, остался в кармане плаща.

Тень закрыла предзакатный свет. Человек ещё успел услышать глухое ворчание. Повернуться – не успел. В этой не-жизни он успел только умереть от собачьих клыков.

*

Свеча опрокинулась, но не погасла, когда человек вскинулся, в полусне заслоняясь от смерти. Лужица воска выплеснулась на стол. Человек с силой растёр лицо. Дыхание выравнивалось. «Не меня». Лишь это имело значение.

Накануне человек заснул за столом, уткнувшись лбом в сомкнутые руки, тело ломило от неудобной позы. Человек расправил плечи, морщась. Откинулся на спинку стула. Теплый жёлтый свет выхватывал из темноты очертания печки. Растопить её не удалось, наверное дымоход забился. Всё же человек не был здесь полгода.

В грязные полуслепые окошки заглядывала бледнеющая луна. Колыхался жгучий пух там, где прежде висели кисейные занавески. Потрескивала в недрах холодильника «морозилка». Из-под неплотно пригнанной дверцы вырывались снежинки. Зона изменяла привычные вещи по своему разумению.

Человек поправил свечу, и прошёлся по комнате – от дорожки инея, тянущейся от холодильника, до плиты. Отведя вилкой нити «пуха», выглянул в окно. Снаружи наливался первыми красками рассвет. Ночные твари уже забились в норы, дневные – лишь просыпались. Лучше времени и не придумаешь. Человек подхватил с вечера найденный заступ, взял лопату, прислонённую к столу. И шагнул к щелястой входной двери, подпертой табуреткой.

Улица встретила звенящим морозцем, редким для Зоны ранней осенью, и тишиной. Родительский дом при свете дня выглядел еще более заброшенным, чем человек запомнил. Без людей дома дичают и рушатся, однако стоит появиться новому хозяину, и самая убогая хата обретает вторую жизнь. На мгновение человек подумал, что мог бы остаться. Прочистить дымоход, поправить забор, и изгнать из кухни аномальную дрянь…

«Нет. Ты тут не за этим».

Лопата резала неподатливую землю. Человек отбрасывал рыхлые разваливающие (а как же "неподатливую"?)пласты, и гнал прочь ощущение, что он кромсает живую плоть. Бесплодную и сухую. Человек стиснул зубы и с удвоенным усердием стал вгрызаться в некогда плодородный чернозём. Нельзя в Зоне думать о дурном. Услышит. Если не сама Зона, то те, кого она породила.

… Накликал. Горизонт на севере наливался красным. Человек, уставший сражаться с неподатливой (это такое слово, что повторять его не стоит.. да и как же неподаливая, если рыхлая?) землёй, всё чаще встревоженно поднимал взгляд. Морок не исчезал, напротив, разрастался, и к полудню объял половину неба.

Человек копал. Над ним закручивалась спиралью небывалых размеров туча.

Человек копал. Небо меняло цвет от багряного к чёрному.

Человек копал. Земля под ногами мелко задрожала как напуганный ребёнок. (весьма неочевидное сравнение)

Человек кинул лопату, и рванулся к дому.

«Не сейчас!» Рань, слишком рано. Он не готов. «Полно, да разве кто-то бывает готов к такому?»

У порога споткнулся о мешок для картошки. Перед сном человек сложил найденные останки в мешок и туго затянул горловину. Всё равно на тридцать километров окрест не сыскать ни савана, ни белой простыни. Гробы были, да. После половодья размыло многие кладбища, и покойники выплыли на поверхность. Некому было хоронить их. Тем более что не всем Зона даровала окончательную смерть. Пришлось поработать человеку.

Ветвистые молнии – будто отражение «электр» в нефтяной луже неба – полыхнули белым. Человек зажмурился от внезапного сияния. Но дорогу к родным могилам он нашёл и с закрытыми глазами. Тяжелый мешок в яму, вырытую меж двух крестов, он почти бросил, и схватился за лопату. Земля рыдала и голосила, а человек споро орудовал лопатой. Останавливаться нельзя, замедлишься на мгновение – и надежда истает как свечка.

Человек швырнул последний ком земли, и отбросил лопату. Очередная судорога земли бросила его на колени. Человек не успел поставить крест и вырезать имя, но ведь это не важно, правда? Самое главное, что между Марией и Иваном Семецкими нашлось место для Юрика.

*

Он с детства знал, что нельзя смотреть на солнце. Но к тому, что новое солнце – алое и чужое, звезда иного мира, вспыхнет на севере, не был готов. Любопытствуя, что там сияет, Юрик высунулся по пояс из окна. Знакомое жёлтое светило висело в зените. Незнакомое – брызнуло вдруг кровью, как проткнутый бычий пузырь, — окропило красным полосатую трубу. Юрик не успел заслониться от нестерпимого света.

Ослепший, он сумел выбраться за порог. Постоял немного, понимая шестым, доселе молчащим чувством, что-то не так. Вспышка изменила не одного Юрика. Увы, интуиция – скверная советчица человеку с выжженными глазами.

Он выучил окольные кривые тропы ещё мальчишкой, а потом, когда принялся сталкерить – затвердил и расписание патрулей. Юрик двадцать лет таскал из Зоны – радиоактивной и недружелюбной, но практически безопасной – всё мало-мальски ценное. Он знал, что надо просто добраться до дороги, а там подберёт патруль. Про то, что навещал могилы родителей (и заодно забрал ненужные мёртвым вещи), молчок – авось ребята в патруле попадутся незнакомые. Он не мародёр, а турист. Да, забрёл, куда не

следовало. Конечно, заплатит штраф. Только бы дойти до людей, не потонув в одном из разлившихся по весне ручейков!

Юрик сделал осторожный шаг – эх, палку бы, а лучше собаку-поводыря! Второй – уже уверенней. На третьем его вздернуло в воздух и подвесило вверх ногами.

«Петля» держала крепко. Сначала Юрик рыдал, умолял, проклинал Бога, чёрта, самого себя. Обессилев, затих. В ушах шумело, ноги были как брёвна. Не сразу Юрик осознал, что если недавно не чувствовал лишь ступни, то вскоре онемели колени. Потом ему стало не до застывших конечностей. Потому что левую руку кто-то начал глодать. По коже скребли ломаные пеньки зубов, ноздри забил сладковато-кислый душок. «Ровно покойник» – так он подумал после того как пробовал выдернуть ладонь. Тщетно – запястье крепко обхватили костлявые пальцы «… с обрывками плоти». Он снова орал, и бился как птица в силках, отпихивал тварь свободной рукой, пока и в неё не вцепились, непреклонно и жадно. Теперь Юрик висел распятый меж двумя тварями. Ничего ниже (точнее уже выше) пояса он не чувствовал. Зато ощущал неплохо сохранившиеся зубы второй твари. Твари тянули Юрика в разные стороны, временами издавая негромкое урчание. Одной удалось прокусить вену, и теперь она жадно слизывала кровь.

Дальнейшее отложилось памяти фрагментами. Шершавый как наждачная бумага язык. Запах одеколона (отец пользовался таким), перебивающий даже вонь разложения. Мысль «Отец умер», и следующая – «Он меня жрёт». Слёзы затекали в уши и совсем промочили волосы. «Синяя венозная кровь не насыщена кислородом…» Горячий ветер в лицо. «Отравятся и умрут. Мёртвые – умрут». И последнее связное: «Мама!». И животный вопль: «Не хочу умирать!»

Он очнулся целым и невредимым на некошеном лугу в трех километрах от деревни. Сухие метёлки чернобыльника и одичавшая пшеница были последним, что Юрик увидел в этой не-жизни. Потому что через минуту после пробуждения он вляпался в «мясорубку». Тогда ей, впрочем, ещё предстояло быть названной.

Он провешивал безопасный путь не болтами и гайками – собой. Капли его крови отмечали узкую тропку между «жаркой» и «воронкой». Его кости белели предупреждением другим. Его поднимал на клыки припять-кабан – и в следующее воскрешение Юрик обходил стороной место лёжки. И всё это, включая остатки одежды, бесследно исчезало после Выбросов. Зона затирала следы. Юрий Семецкий рождался заново после очередного располовинивания или заживосгорания.

Смерть таилась в травянистой зелени «холодца» и небесной синеве «электр». Подкрадывалась со спины и нападала открыто. Рвала, грызла, растворяла. И никогда не убивала окончательно. Боролся с ней Юрик или плыл по течению – она не отступала. И однажды Юрик вспомнил, какой она была, когда явилась первый раз. И решил, что раз смерть нельзя победить, то её можно обмануть.

*

«Сделал, как ты желала, как я-не я просил, когда на крылечке родительского дома самые близкие на свете зомби ели меня живьём. Не отступил, вернулся. Нашёл родителей – побегать пришлось за ними и от них, но вот они – лежат. И я-не я тоже – сплю вечным сном. Что ещё нужно тебе, Зона? Чтоб умолял? Так молю! Чтобы на колени встал? Вот он стою я пред тобой. Забери назад свой щедрый дар. Покою, только покою дай мне. Всем нам. Что стоит такая малость, такая милость?! Ну что тебе…»

В небе загрохотал гром. Зона смеялась.

В целом — интересно, хотя некоторые натуралистичные подробности можно было бы и смягчить. :)
Что не понравилось — так рваное повествование, когда не хватает точек ориентира, чтобы без особых напрягов понять, кто на ком стоял в какой последовательности происходило.
И как ни странно, помочь могло бы повествование с момента копки, с периодическими флешбэками.
Героя я не увидел, т.к. его суть замещена ужасами? происходящими вокруг него.

Атмосфера 3
Сюжет 4
Логика и точность мотивации героев 4
Качество образов персонажей 2
Итого 13

0

4

Атмосфера 5
Сюжет 4
Логика и точность мотивации героев 4
Качество образов персонажей 3
Итого 16

0

5

Атмосфера 5
Сюжет 5
Логика и точность мотивации героев 5
Качество образов персонажей 4

Рассказ понравился, хотя сам текст читается сложно. Часто приходилось перечитывать перегруженные предложения, чтоб понять о чём речь. Повествование равное, нет ритма. И раздражал этот постоянный "человек". Но за идею добавлю +5

0

6

поправлю рецензента: пятидесятиваттный — это не полкиловатта , это 0.05кВт. в принципе вещь достижимая на АКБ и светодиодах.

автору хотел написать крылатое "мал ты еще Семецкого убивать"(С), но дочитав до конца понял, что в этом вся соль рассказа. поэтому идея хорошая, а исполнение подкачало.

в копилку к замечаниям:
1. нафаршированную осколками куртку. нафаршировать — это или превратить в фарш (т.е. измельчить до состояния каши), или наполнить фаршем. стоит заменить на "иссеченную" или что-то в таком духе.
2. Человек стиснул зубы и с удвоенным усердием стал вгрызаться в некогда плодородный чернозём. Во-первых глаз режет близость слов "зубы" и  "вгрызаться", сразу представляется что он зубами вгрызается в землю. во-вторых почему "некогда плодородный"? вроде все на нем растет по-прежнему, кусты-то уж точно.
3. Типовые панельные дома обступали со всех сторон. .... человек ухватился за раму окна и неловко подтянулся. ...  Почти сразу вскочил, кинулся слепо в темноту, налетел на запертую дверь. Налёг плечом – дверь затрещала, но не поддалась. Дернул, срывая ногти, за проржавевшую щеколду – заклинило намертво судя по описанию он влез в квартиру на первом этаже. Дверь видимо либо комнатная, либо входная. Кто же закрыл щеколду изнутри, зачем, и куда он потом делся? Логично было бы , если б ГГ обнаружил что входная дверь заперта на замок, и там его настигли преследователи.
4. и рванулся к дому ... и порвался :) наверное все же — рванул. :)
5. С телепортацией беда. Из дома вышел на улицу. Где-то копал могилу (надеюсь не в огороде). Потом побежал к дому. У порога споткнулся о мешок для картошки. И следом — Но дорогу к родным могилам он нашёл и с закрытыми глазами. — ну не в доме же, а? хотя бы уточните что "обратную дорогу". И кстати, почему не взял останки сразу на кладбище?
удачи в правке!

0

7

Valentinus написал(а):

пятидесятиваттный — это не полкиловатта

Да, точно. Поспешил. Однако, на обычных "батарейках" то бишь гальванических элементах даже со светодиодами (которым нужно 12 вольт) штука мало достижимая.

0

8

Однако, на обычных "батарейках" то бишь гальванических элементах даже со светодиодами (которым нужно 12 вольт) штука мало достижимая.

достижимая, можете погуглить (ссылку бы дал, но Гостям нельзя)
там правда, на литиевых акб, но я думаю и щелочные дадут нужный ток.
ну и не будем забывать , что возможно у ГГ был не обычный фонарик, а усиленный артефактом :)
другое дело что 50Вт — это уже скорее маленький прожектор или светильник.

0

9

Сколько критики! Сразу видно "узкие места" фанфика, когда несколько рецензентов указывают на одну ошибку.

Правки

Вот здесь мне видится масло масляное ибо справа халупы и слева пятиэтажки  то бишь технически это и есть город.

Ммм, нет. Есть дома-пятиэтажки, а есть садовые участки. Садовые участки всё-таки за пределами города.

это закрытый-о город? ну, допустим

Допустим. )))

почему-то представляю провешивание болтами\камушками\веревочками. Я это к тому что сравнение с болтом лично у меня ломает картинку которую рисует автор. Тому как болото это шесты-слеги

Разница воприятия. Для меня «провешивать» — это не только болты-камни. Это может быть и палка, например.

не настаиваю но за шиворот как по мне уже не нуждается в уточнении и смотрится самостоятельно

Принято. Убираю «свитер».

Но яб убрал сеялся, перестроив на дождь моросил в угоду удобочитаемости

Принято.

сильней, имхо лишнее слово.

Принято.

для опасного места типа Зона глупый способ переноски ружжа т.к. быстро доставать-выстрелить не выйдет, толку ноль

Уже отвечала. Ну, да, странный способ, и глупый. Не поспоришь.

намёк что Зона здесь всего-то два месяца как? Так что тогда это за местность?

Припять же.

Не вполне понятная аллегория.

Тут не соглашусь. Вполне понятно, имхо.

здесь всёж надо б указать что побежал обратно в надежде затеряться в городском лабиринте т.е. чтоб понятно было что он ВЕРНУЛСЯ

Принято.

ну и да, про плащ и исчезнувший карабин я уже говорил

Учту.

т.е. сравнение опасностей мнимых и реальных должно быть противовесом одного к другому

Заменила  «мнимая» на «вероятная» и «реальная» на «неизбежная».

отскочил резиновым мячиком напоровшись на невидимую стенку. И добавил про гравианомалию.

Отлично. Принято.

всё это можно описать в одно предложение не разбивая картинку и избавившись от лишнего груза слов:

Тут разделение на два предложения имеет смысл – в первом человек залезает в окно, во втором – уже внутри квартиры.

кроме как для использования длинного сложночитаемого "пятидесятиваттный"  имеет какой-то смысл и влияние на текст-сюжет?

Имеет. Фонарик очень мощный, и потому человек так расстроен. Вряд ли в ближайшее время ему удастся разжиться ещё одним.

вот перечитываю и не могу понять что здесь не так. Будт ов двух идущих друг за другом предложениях я читаю об одном и том же.

Нет. «тело ломило» — в первом предложениии. Человек расправляет плечи и морщится во втором – т.е. это реакция на то, что тело затекло от неудобной позы.

И свет возникает из ниоткуда.

Ну почему. Вряд ли читель забыл, что в предыдущем абзаце упоминалась свеча. Или тут очень грубая ошибка?

а здесь точно точка должна быть а не тире?

Тире, да. Принято.

Может написать де дорожка инея тянулась от холодильника до плиты?

Принято.

Но заступ — это штыковая лопата, так что он с двумя лопатами пошел.

Эмм, да.

И яб убрал, изгнать само за себя его заменяет.

Принято.

во-первых, мороз и земля почти камень из-за льда. Во-вторых, она либо неподатливая либо рыхлая.

Принято. Убираю «рыхлые разваливающие».

В половодье размыло смотрится красивше.

Принято.

труба та самая что над ЧАЭС торчит? Т.е. частный дом был вот прям у самой ЧАЭС?

Местность более-менее ровная; нет тумана. Поэтому так хорошо видно было трубу.

Так. В самом начале Юрик видит сон из прошлого где через два месяца после катастрофы (иначе к чему указаие на наличие колдобин если целых 2 месяца машины не ездют?) его сжирают слепые собаки-мутанты — это к вопросу о безопасной зоне вообще, и наличию мутантов вот прям сразу после катастрофы в частности. Что-то с цифрами надо делать однако.

«Двадцать лет» — после 1986. Уже тогда Зону называли Зоной. Но всё, что происходит с Юриком в рассказе, происходит в Зоне 2006. Наличие мутантов сразу после второй катастрофы – канон же. )

предлог В надоб вставить

Пропустила. Спасибо. Принято.

(не ошибка, но лучше бы звучали одинаковые глаголы — ползла/мочила или заползла/промочила)

Принято.

Человек, благословляя (в контексте — неуместно) столь надоевший ветер,

Принято. Подумаю, чем можно заменить.

(можно просто убрать)

Принято.

это такое слово, что повторять его не стоит

Принято.

(весьма неочевидное сравнение)

Убираю «напуганный ребёнок».

хотя некоторые натуралистичные подробности можно было бы и смягчить.

Излишняя графичность не приветствуется правилами конкурса, но тут её вроде и нет. Твёрдая R. )

так рваное повествование, когда не хватает точек ориентира, чтобы без особых напрягов понять, кто на ком стоял в какой последовательности происходило.

Значит быстрая смена кадров запутывает читателя. Постараюсь распутать этот клубок.

Героя я не увидел, т.к. его суть замещена ужасами? происходящими вокруг него

У читателя должно было сложиться мнение о личности Юрика, но если вы не увидели этого, значит я где-то не дотянула.

стоит заменить на "иссеченную" или что-то в таком духе.

Принято. Да, «иссечённую» гораздо лучше.

"некогда плодородный"? вроде все на нем растет по-прежнему

Вряд ли ядовитая земля Зоны может считаться плодородной.

Дверь видимо либо комнатная, либо входная. Кто же закрыл щеколду изнутри, зачем, и куда он потом делся? Логично было бы , если б ГГ обнаружил что входная дверь заперта на замок, и там его настигли преследователи.

В квартире не одна комната. В полутьме, да со страху Юрик просто не заметил дверь в соседнюю комнату. Но тут мне надо было пояснить, да.

и порвался   наверное все же — рванул.

:) Точно.

И кстати, почему не взял останки сразу на кладбище?

Неудобно. Он же две лопаты несёт.

Где-то копал могилу (надеюсь не в огороде). Потом побежал к дому.

Значит быстрая смена кадров запутывает читателя. Постараюсь распутать этот клубок. (2)

И раздражал этот постоянный "человек".

В исправленном тексте оно будет встречаться реже.

Спасибо всем за замечания.
Можно ли после окончания конкурса прислать отредактированный текст? Заменить тот, что сейчас лежит в теме "Рассказы на конкурс".

0

10

Valentinus написал(а):

ссылку бы дал, но Гостям нельзя


Дык почему и о ПМЖ не задумаца? ;)
Тем более, что вокруг одни знакомцы — Енот, Ренс, Ремчик...

0

11

Kelliora написал(а):

ожно ли после окончания конкурса прислать отредактированный текст? Заменить тот, что сейчас лежит в теме "Рассказы на конкурс".

Конечно

0

12

Kelliora написал(а):

Ммм, нет. Есть дома-пятиэтажки, а есть садовые участки. Садовые участки всё-таки за пределами города.

У меня свой дом на десяти сотках (с банями, гаражами, огородами) и он в городе. Что я деланю не так?)

0

13

XLegion
а у меня садовый участок в пределах Донецка. Я тоже делаю что-то не так)

0

14

XLegion написал(а):

(с банями, гаражами, огородами) и он в городе. Что я деланю не так?)

Слишком много бань и гаражей на каких-то десяти сотках.

0

15

egituman написал(а):

Слишком много бань и гаражей на каких-то десяти сотках.

Йожь, зависть это плохо  :offtop:

0


Вы здесь » Чернильница » Литературный конкурс "Тени теней" » "...небывать" Kelliora