Чернильница

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Чернильница » Литературный конкурс "Тени теней" » Поводырь, Valentinus, Свободный


Поводырь, Valentinus, Свободный

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Посмотрим

Битюк отправил в рот очередную порцию каши, сунул ложку в банку и окликнул Рябого. Тот вернулся, жадно схватил ее, и возмущенно протянул:
— Э-э! Да тут меньше половины!
Битюк не торопясь прожевал, ожидая пока Рябой снова пройдет вперед по лесной тропе; потом сытно рыгнул и грубо ответил:
— Ты и на половину не заработал.
Рябой что-то промычал с набитым ртом, а Битюк продолжил:
— Кормлю тебя, дуру, пою. Защищаю. А толку от тебя никакого, одни убытки.
— Чё убытки-то, чё убытки?! — затараторил Рябой, выскребая банку. Он на секунду замер, и резко заложил крюк, обходя поляну папоротника. —  "Шпилек" штук двадцать, "светляк", и "ходунцов" три. Нормально сходили.
— "Нормально", — передразнил его Битюк, ступая по его следам. — А должны были "хорошо"!
— Дык, маршрут-то ты выбирал, — оправдывался Рябой. — Мое дело — проход найти…
— Что ж ты, сука, вчера не нашел?! — разозлился Битюк — Ссыкло гнилое, бесполезное!
— Да где там проход-то?! Кругом "пластилин". Хоть кто не прошел бы!
— Надо было там тебя положить, и прямо по тебе пройти, — снова спокойно произнес Битюк.
Рябой обиженно шмыгнул носом и облизал ложку, искоса обернувшись на Битюка — было непонятно, то ли тот шутит, то ли всерьез размышляет. С него, пожалуй, станется. Злой он, и жадный — нарочно на ходу затеял перекус, чтоб побольше из банки отъесть. На стоянке Рябой бы это дело сразу пресек. Но Битюк специально ждать не стал, хотя пять минут ходьбы оставалось. Сволочь.
В этот вечер они планировали заночевать у дороги, на развалинах автобусной остановки: место известное у сталкеров, не раз дававшее приют в двух оставшихся стенах. Но подходя к ней, еще издалека увидели огонек костра.
— Ч—черт, — вырвалось у Битюка. — Какого лешего там принесло?... Ну-ка, Рябой, сходи посмотри, только тихо чтоб.
— А чо я-то?! Ствол у тебя, лучше сам сходи...
— Дура! Я тебя воевать что-ли посылаю?! Незаметно посмотришь и все.
— А если заметят?
— А если заметят — сам виноват будешь. Я твои косяки прикрывать не обязан. Пошел!
Рябой, получив легкий пинок, нехотя согласился и крадучись (что-то здесь не так, думаю "нехотя согласился" — абсолютно лишнее.. или нужно выделить в отдельное предложение) стал пробираться к стоянке меж кустами и деревьями. Его не было минут десять, а вернувшись тот (и слово здесь мне не нравится, а по-хорошему — все предложение бы переписать) объявил:
— Мужик какой-то, и пацаненок с ним. Вроде без стволов.
— Какой еще пацаненок?
— Да шкет такой, лет десять.
— Ты, дура безмозглая, кто ж детей по Зоне с собой таскает?
— А я знаю?! — огрызнулся Рябой. — Иди у них сам спроси. Может заблудились?
— Я те щас схожу, схожу — по зубам. — Битюк вполсилы ткнул Рябого кулаком в лоб. — Я тебя посмотреть посылал, а ты ни хрена не высмотрел. "Вроде без стволов", да? Вот и иди к ним первый. Может добавят чего, тебе в пустую башку.
Рябой потер лоб, шмыгнул носом, и снова побрел к костру, на этот раз шумно шаркая по траве. Битюк взял свою "Сайгу" наизготовку и двинулся за ним.
— Добрый вечер, добрые люди! — нараспев фальшивя (в каком смысле "фальшивя"?)протянул Рябой еще издалека, и уже подходя к стоянке добавил: — Разрешите к огоньку присесть, погреться?
Из-за спины Рябого Битюк видел как сидевший у костра мужик обернулся в их сторону — но не вскочил, не потянулся за стволом, а скорее чуть испугался — и этим Битюк успокоился, пока не подошел ближе и не разглядел лицо мальчишки. Вся беспечность вмиг слетела с него, он резко остановился и напрягся.
— Дура слепая, — зашипел он на Рябого. — Ты куда меня привел?!
— А? Что? — перепугался Рябой.
— Глаза разуй, сука! — Битюк показал стволом на мальчишку — Это ж мертвяк!
— Не стреляйте! — хриплым голосом произнес мужик. — Он вам ничего не сделает… Это сын мой…
Битюк и сам знал что мертвяк ему ничего не сделает, он про них слышал раньше; да и стрелять он не собирался — вряд ли пуля сделает мертвеца еще мертвее. Но и сидеть с ним у одного костра нисколько не хотел.
— Это наша стоянка, — нагло заявил Битюк. — Посидели и хватит. Валите отсюда.
Мужик просяще вздохнул:
— Да ладно вам. Куда мы на ночь глядя пойдем? Вы его не бойтесь, он ничего плохого не сделает. Даже наоборот, мутантов отгоняет, боятся они… таких.
— Мутанты и меня боятся, — оскалился Битюк. — А с мертвяком под боком я ночевать не буду, ясно? … Хотя… Если за стоянку есть чем заплатить — может и разрешу остаться. Хабар есть какой?
— Что ж, если надо, заплачу, — согласился мужик. — Я б еще у вас продуктов купил, если есть...
С этими словами он подтянул к себе сумку и вытащил из нее пучок длинных, с палец, "шпилек", несколько "инфузорий", и пару неизвестных артефактов, которые выглядели многообещающими. (может лучше "многообещающе"?)
У сталкеров загорелись глаза, глядя на это добро. Битюк, даже не торгуясь, отдал мужику большую часть консервов и буханку хлеба. Рябой незаметно сунул одну банку за пазуху, в надежде обменять ее тайком от Битюка — небось не все же мужик отдал, наверняка еще хабар есть.
Таким образом, все остались довольны, тем более, что мертвяк-мальчишка и вправду сидел тихо. За весь вечер он ни разу не пошевелился, а так и сидел неподвижно, с закрытыми глазами — только прислонился плечом к кирпичной стене, пока Рябой уходил набирать хвороста на ночь; но непонятно: то ли сам, то ли батя его так на ночь устроил, чтоб случайно в костер не свалился. Его бледно-серое лицо не вызывало ни страха, ни отвращения; Рябой несколько раз осторожно принюхивался, но и запаха от него никакого не чувствовалось. Одежда, явно с чужого взрослого плеча висела на нем мешковато, но  все пуговицы были застегнуты, а рукава заботливо подвернуты. Отец его был экипирован не лучше, даже оружия не имел; видно было, что это не бывалый сталкер, и не новичок, а обычный человек, волей судьбы занесенный в Зону, и вынужденный как-то приспосабливаться к непривычному для него существованию.
Он, так же как и его сын, молча и скованно сидел у костра, словно старался лишний раз не напоминать о своем присутствии.
Рябой попробовал разговорить его, из интереса, но тот отвечал короткими фразами. Выяснилось только, что сын его два месяца назад тяжело заболел и умер, но оказалось, что не так, как все. Из-за Зоны, надо полагать. Поэтому они сюда и пришли. Бывали и там, и сям, даже довольно далеко в Зону заходили. Зверье их не трогает, аномалии обходят — сын их чувствует как-то. За хабаром не гонятся; так, подбирают что попадается, меняют на еду у встречных...
— И давно вы с ним по Зоне бродяжничаете? — спросил отца Рябой, пока Битюк любовался выменянным хабаром.
— Второй месяц уж. Только не бродяжничаем. Ищет он что-то.
— Ищет? — удивленно переспросил Рябой, и осторожно, чтоб не обидеть, предположил — Может место себе ищет, чтоб успокоиться?
Тот не сразу ответил, словно собираясь с мыслями:
— Понимаешь, я думаю так... Раз Зона его таким сделала, наверное она и обратно живым его сделать может. И он как раз ищет какое-то место, или лекарство, или вещь какую-то…
— Исполнитель желаний, что ли? — с интересом подхватил Рябой, вороша палкой в костре.
— Если бы знать... — вздохнул мужик. — Но что-то он ищет…
Он помолчал и снова пробормотал, как будто сам себя убеждая:
— Что-то ищет… Да… Должно же быть что-то...
— Брехня все это. Вот он, Исполнитель желаний!  — отрезал Битюк и шлепнул "инфузорией" о ладонь. — На деньги поменять — и любое желание исполнит: хочешь дом с прислугой, хочешь виллу у моря; машина, яхта, бабы все твои, вина любого — хоть купайся! Вот он где, "исполнитель", дурачье!
— Если б деньги все решали... Я б все отдал, только бы его опять живым сделать.
— Живым… Я б на твоем месте не торопился, — ухмыльнулся Битюк. — Пока он мертвяк, с ним столько хабара можешь добыть — за десяток жизней не потратишь!
Мужик не ответил, но даже Рябому стало неловко за такие слова; он возмущенно посмотрел на Битюка, но ничего не решился возразить...
* * *
Рябой прикинул, что Битюк долго не заснет — все же опасается он мертвяка, не доверяет; и потому решил сам заснуть и проснуться пораньше, чтоб предложить украденную консерву мужику, пока Битюк дрыхнуть будет. А может и просто пошарить втихую у мужичка в сумке... "Инфузории" какие здоровые, с ладонь, может еще хоть одна у него осталась… Он устроился поудобней и задремал, так, как привык спать в Зоне — чутко и нервно.
Проснулся он рано, как и хотел, но их соседи уже не спали. Мертвяк сидел снова выпрямившись, прямо и безвольно, как большая кукла. (тут бы для пущей атмосферы дать предложение-другое с описанием окруж. обстановки) Его отец тоже не спал, просто сидел глядя перед собой, о чем-то думая, и обернулся на Рябого, только когда тот полез за пазуху за консервой и зашуршал. Рябой показал ему край банки и вопросительно кивнул, но тот то ли не понял намека, то ли хабара у него больше не было, а только коротко и негромко сообщил:
— Нам пора. Спасибо, что не прогнали. Удачи вам.
Он взял сына за руку, и тот вдруг так неожиданно и резко встал и выпрямился, что Рябой вздрогнул от неожиданности. Они постояли еще с полминуты — словно чего-то ждали. Потом мертвяк так же резко и неожиданно сделал маленький шаг, потом еще один, и так деревянной негнущейся походкой пошел, ведя за собой отца.
Он ни разу так и не открыл глаза, но внезапно Рябой понял, что мальчишка-то все видит, и не только все вокруг — кусты, деревья, кочки, ямы, людей, зверье, аномалии — а вообще все! И ту банку, которую Рябой прячет за пазухой, и трусость его, и жестокость и жадность Битюка — все, все! Как это дошло до Рябого, объяснить он, пожалуй, не смог бы — просто вдруг понял, и все (после предыдущих "все, все!" — эта "все" уже откровенно лишняя). Но что еще более его напугало —  вслед за этим он сообразил, что раз мальчишка все видит — то знает и прошлое, и будущее! Где-какой мутант пробежит, где артефакт созреет, куда "электра" ударит, когда "мясокрутка" взведена, а когда отдыхает; знает что Рябой собирался тайком обменять консерву; что бил, и будет бить Рябого Битюк; и судьбу их — всю видит… Оттого и не открывает он глаз — потому что и без глаз он все видит и знает… И в этот момент Рябой начал бояться мертвяка (а до того не боялся? как-то неестественно... может, стал как-то по-особенному бояться, не так, как раньше?), одновременно радуясь его уходу.
Он обернулся на Битюка — тот тоже проснулся и провожал уходящее семейство взглядом; потом закинул в угли остатки хвороста, потянулся, зевнул и сообщил Рябому:
— Сменяю я тебя на мертвяка... А что? Жрать не просит, не ноет, в штаны не ссыт — мимо любой аномалии проведет. А уж хабар какой с ним добыть можно!… Зверье опять же, говорят, отпугивает.
Рябой поерзал, и с обидой, решившись на злость, парировал:
— Меняй, чо. Только долю мою отдай сперва.
— Тю! Да забирай.
Битюк достал из вещмешка горстку "шпилек" — не тех, который выменял у мужика, а кривых коротких, которые нашли они сами, добавил к ним одного "ходунца" — и бросил в колени Рябому.
— За питание и охрану я вычел.
— А из тех, которые вчера (судя по тексту, это единственный обмен у них — нет смысла уточнять про вчера) выменял?! Мы их вместе добыли, значит и моя доля в них!
— Что-о? Проснись, дура! Ты их, что ли, добыл? Я их на консервы выменял! А консервы чьи были? Мои! — Битюк коротко рассмеялся над глупым напарником.
Тот ошалело проглотил обиду, (он же ее не глотает физически, это психическое состояние, когда человек смиряется — растянуто во времени и выражается в чем-либо..) подобрал с земли свою куцую долю и попросил:
— Хоть хлеба еще дай, на обратную дорогу.
— Шиш тебе. Вчера банку прихватил — думал, я не замечу? Вот и грызи ее. — Битюк снова рассмеялся своей шутке.
Рябой шмыгнул носом, и назло Битюку сказал:
— Он тебе его не отдаст. Это же сын его!
— А кто его спрашивать будет, дура? — Битюк ухмыльнулся и положил руку на "Сайгу"...
— Ты что?!
— А что? Такой шанс раз в жизни дается. Кто узнает-то?...— Битюк снова как бы начал размышлять. —  Мертвяк никому не скажет. Разве что ты проболтаешься… Может не рисковать, и тебя тут вальнуть, а?...
На этот раз Рябой не стал гадать — шутит Битюк или всерьез размышляет — и рванул прочь, заскочив сперва за стену, а потом петляя между деревьями, остро ожидая выстрела в спину. Но Битюк не стал стрелять, а только прикрикнул — "Беги да помалкивай! Дольше проживешь!...".
* * *
Битюк оттащил тело подальше с дороги, в заросли папоротника, потом поднял примятые растения, маскируя след. Все это время он поглядывал на мальчишку-мертвяка, но тот стоял неподвижно, ровно с того момента, как отец отпустил его руку, падая на землю. Ну вот и все — решил Битюк, зачем-то отряхнул ладони и вернулся к мертвяку.
— Слышь, пацанчик… — суетливо начал Битюк, подбирая слова.
— Теперь это… короч, мы с тобой… со мной , то есть, будешь ходить. Теперь я тебе папка… и мамка…, — Битюк нервно хохотнул и огляделся по сторонам. — Ну, давай, вперед, куда там ты шел.
Мертвяк все так же неподвижно стоял.
— Ну! Чего встал-то? — Битюк слегка подтолкнул его прикладом.
Мальчишка не переступил ногами, как сделал бы от толчка живой человек, а начал крениться и падать как статуя.
— Эй, ты куда?!
Битюк успел схватить его за ворот, вернул в равновесие, и выругался. А потом в глазах вдруг потемнело…
* * *
Рябой видел все: как Битюк нагнал и убил отца мальчишки, как спрятал его труп, как вернулся к мертвяку, как вдруг начал тереть глаза, а потом заметался по сторонам, словно водящий в жмурках, размахивая руками в пространстве перед собой, натыкаясь на деревья и спотыкаясь… Сперва Битюк с криком бросился прочь от мальчишки, потом вернулся, нащупал дорогу, нашел на ней мертвяка и начал его трясти, страшно ругаясь, потом умоляя, и снова угрожая... Но тот оставался безучастным к произошедшему. Потом Битюк звал Рябого, долго, предлагая забрать весь хабар, обещая все деньги, и тот, быть может, пришел бы на помощь, но чертовски боялся мертвяка. Он верил, что тот видит его, и парализованный страхом, одинаково трусил и подойти, и сбежать. Наконец, Битюк разразился угрозами и проклятиями — уже в адрес Рябого; потом успокоился и затих, согнувшись на коленях перед мертвяком; может быть снова упрашивал, Рябому не было слышно.
Он видел, как слепой протянул руку, нашарил в пространстве руку мальчишки и взял ее, что-то приговаривая. И вдруг мертвяк, как и прежде резко, сделал шаг, потом другой... Битюк вскочил на ноги, и не отпуская своего поводыря, пошел рядом...
Страх отпустил Рябого только когда они скрылись из вида. Он так и не решился обыскать труп отца мальчишки, как сперва собирался, а просто развернулся и пошел к Периметру. Через два дня он добрался до лагеря сталкеров, где и рассказал все что случилось. Некоторые сталкеры потом встречали в Зоне ослепшего Битюка с мертвяком, но всегда обходили их стороной; нашли ли они то, что искали — осталось неизвестным. Со временем, и Рябой куда-то пропал; потом постепенно ушли и сталкеры лично знавшие его и Битюка, и без реальных свидетелей его история стала одной из баек, которую рассказывают новичкам...

В целом — очень хорошо. Может, немного не хватило капельки описаний окружающей обстановки и внешнего вида героев, но это мелочи.
Чувствуется инстинктивное стремление скомкать некоторые сцены, в конце нужно бы атмосферу накалять, а не быстро-быстро заканчивать. Может, историю отца и сына я бы чуть-чуть иначе подал: что сын в Зону попал отдельно и живым, отце его пошел искать и нашел мертвяком — тогда  накал драматизма вышел бы круче (но это лично на мой вкус).
Мне понравилось.
Атмосфера 4
Сюжет 4
Логика и точность мотивации героев 5
Качество образов персонажей 5
Итого 18

0

2

>> Может, немного не хватило капельки описаний окружающей обстановки и внешнего вида героев, но это мелочи.

да, это мое слабое место, увы.

>> Чувствуется инстинктивное стремление скомкать некоторые сцены, в конце нужно бы атмосферу накалять, а не быстро-быстро заканчивать.

я, как автор, думаю что "накал" в принципе достаточен. слишком повышать градус драматизма тоже вредно, читатель может это заметить и понять что им манипулируют.
насчет "комкования" отчасти согласен. от 15 тыс оставалось около тысячи знаков, может причина в этом. с другой стороны, я рассказал что все что хотел, а просто набивать буквы не видел смысла.

>> Может, историю отца и сына я бы чуть-чуть иначе подал

тогда это была бы чуть-чуть другая история :)

по конкретным местам:
>> Рябой, получив легкий пинок, нехотя согласился и крадучись (что-то здесь не так, думаю "нехотя согласился" — абсолютно лишнее..
нет, все верно. согласился неохотно, только после пинка
>> Его не было минут десять, а вернувшись тот (и слово здесь мне не нравится, а по-хорошему — все предложение бы переписать) объявил:
гм. возможно "тот" надо заменить на "он"...
>> нараспев фальшивя (в каком смысле "фальшивя"?)протянул Рябой
фальшивя и в музыкальном смысле (т.е. голос подрагивает от небольшого страха, вдруг пальнут), и в смысле неискренности, наигранности говорящего
поменяю на "фальшивя, нараспев протянул Рябой "
>> многообещающими. (может лучше "многообещающе"?)
согласен
>> (после предыдущих "все, все!" — эта "все" уже откровенно лишняя)
согласен, там этих "все" очень много, часть уберу, сколько смогу
>> Рябой начал бояться мертвяка  (а до того не боялся? как-то неестественно... может, стал как-то по-особенному бояться, не так, как раньше?)
до того не боялся:
"Битюк и сам знал что мертвяк ему ничего не сделает, он про них слышал раньше..."
"Его бледно-серое лицо не вызывало ни страха, ни отвращения..."
>> А из тех, которые вчера (судя по тексту, это единственный обмен у них — нет смысла уточнять про вчера) выменял?!
смысл есть, это придает живость речи.  пусть останется.
>>  ошалело проглотил обиду, (он же ее не глотает физически, это психическое состояние, когда человек смиряется — растянуто во времени и выражается в чем-либо..)
хотел показать что Рябой опешил от такого расклада, но не стал спорить. согласен, фразу стоит переделать.

0

3

Valentinus написал(а):

нет, все верно. согласился неохотно, только после пинка

Не согласен. Не спора ради, а ради спортивного интереса, вижу так:
Рябой, получив легкий пинок, нехотя согласился и крадучись
Он не согласился, а нехотя пошел. Пусть даже и крадучись. Сложно себе представить согласие под влиянием такого аргумента, как пинок. Пусть даже и легкий. :)
Формально, можно сказать, что получив пинок, он сказал "ладно, иду", но это чисто формально. И проканало бы в случае формальной же подачи: Получив пинка, он сказал "Все, ладно, согласен, иду".
Раз формально это не проговорено, мы понимаем, что он не согласился, а подчинился.

Valentinus написал(а):

фальшивя и в музыкальном смысле (т.е. голос подрагивает от небольшого страха, вдруг пальнут), и в смысле неискренности, наигранности говорящего
поменяю на "фальшивя, нараспев протянул Рябой "

Я понял, что ты имеешь ввиду (оно там идеально представлялось по сценке), но как описано — меня остановило во время чтения. Т.е. прекрасно бы понял оборот "наигранно" или "с фальшью в голосе", но "фальшивя" для меня (как читателя) — это либо музыкальное, либо целенаправленно описываемое подробное действие, в котором исполнитель какой-то роли — делает что-то некачественно.

0

4

"Согласие есть продукт при полном непротивлении сторон" :) (сегодня у нас вечер цитат из Ильфа и Петрова)
аргумент в виде пинка для таких личностей как Рябой, вполне способствует "непротивлению"

0

5

А мну вот прям сильно глаза застит объёмность персонажей что даже сухую описаловку окружения не замечаю — всё персонажи вытесняют.
Так шо, предвзято)

Атмосфера 4 (верю что сталкер)
Сюжет 5 (пять потому как по старой памяти о сталкерокнигах очень не любил объясненных концовок когда вот так и не иначе. Здесь как хошь так и понимай)
Логика и точность мотивации героев 5
Качество образов персонажей 5
Итого 19

0

6

Я оцениваю как читатель, в первую очередь. Рассказ очень понравился, поэтому внимания на технические косяки просто не обращала   

    Атмосфера 5
    Сюжет 5
    Логика и точность мотивации героев 5
    Качество образов персонажей 5

    потом сытно рыгнул и грубо ответил Правильно будет "сыто рыгнул", но то мелочи :)

    За исполнение +5

0

7

Атмосфера 4
Сюжет 5
Логика и точность мотивации героев 4
Качество образов персонажей 5
Итого 18

0


Вы здесь » Чернильница » Литературный конкурс "Тени теней" » Поводырь, Valentinus, Свободный