Чернильница

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Чернильница » Литературный конкурс "Тени теней" » "Мышеловка" Александр Севостьянов Клан Обязанных


"Мышеловка" Александр Севостьянов Клан Обязанных

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Впечатлили

1. Поход напарников к Болотному Лекарю  – чувствовалась трагичность происходящего и дружеская связь между героями. Кажется, в другой теме писали о возможности расширения этого эпизода — хотелось бы посмотреть))
2. Сцена с самопожертвованием героя. В неё поверил больше, чем в начальные самобичевания.

Форма
Александр Севостьянов написал(а):

— Нет, — коротко отрезал Бим

похоже на тавтологию, так как:

Ожегов написал(а):

Отрезать: 4. Резко и коротко ответить

т. е. само слово уже включает в себя уточняющий компонент.

Александр Севостьянов написал(а):

Брошенная на произвол судьбы деталька описала небольшую дугу

Похоже на фразеологизм или устойчивое сочетание, обозначающее "без помощи, без поддержки, без присмотра"

Александр Севостьянов написал(а):

Гук насупился, сгорбился, запихнув руки в потёртые карманы комбинезона  и отвернулся

не закрыт деепричастный оборот.
Опечатки: "заплач" (нужен в конце мягкий знак), "это очень настораживал Бима", "Бим и Гек шли", "они подобрались серой, полуржавой железнойй двери" (перед "серой" как будто предлога не хватает).

Александр Севостьянов написал(а):

хотя противная вонь преследовала героев ещё довольно долго.


Как будто ракурс повествования сменился на предложение.

Александр Севостьянов написал(а):

Слева чёрно-зелёной, погнутой неестественными силами массой, нагромождался лес.


Мне кажется, для нагромождения нужно несколько предметов, лес же в виде одного пространства выступает.

Глаголы "промолвить" и "ответствовать" чуть инородно смотрятся, потому что их как-то чаще в героических, пафосных ситуациях видишь, здесь этого не чувствуется.

Александр Севостьянов написал(а):

Бима охватило тревожное чувство, внутри проснулся предательский обессиливающий холод цепких лап дрожащего страха.

похоже на излишнюю метафоричность.

Александр Севостьянов написал(а):

Бим немного остыл и слез со своего напарника, устало повалившись подле него седалищем прямо на пол

Не излишнее уточнение?

Александр Севостьянов написал(а):

Внутри же он думал, что всё таки Гук полный идиот:


Смысл понятен, но слово не смотрится. "Всё-таки".

Александр Севостьянов написал(а):

— Штуковину эту всё же не трожь, а то больше не придётся тебе развлечься, — утвердил унылым голосом Бим, перечеркнув все аргументы Гука.


здесь утвердить в значении "окончательно убедить"? И про "перечеркнув" слишком легко выглядит.

И слишком много показалось упоминания жёлтых зубов одного персонажа на небольшое произведение.



[/spoiler]

0

2

Я меньше буду оценивать рассказ, сколько поделюсь впечатлениями за время его прочтения. Осторожно, нечитавшие, спойлеры.

Мышеловка

Изначально история началась уныленько и продолжалась так какое то время. Сделал преждевременный вывод о том, что диалог о долговцав не к месту, но потом это конечно оказалось не так.
Понравился момент где автор пытался отразить Зону через запахи, чего были лишены игроки в Сталкер.
Понравился момент с жарками и электрами под дождем. Даже попытался припомнить были ли где то в ТЧ жарки на открытом воздухе. Электры точно были на Ростоке и Армейских складах, а вот жарок не припомнил.
И когда я прочитал тот момент, где Гук превращается в плоть, не смотря на то, что рассказ не соответствует стилистике анетодов, я заржал аки конь, чесн слово. Мне даже пришлось сделать чаю, чтобы прерваться, отвлечься и успокоиться.
Дальше я читал рассказ с улыбкой на физиономии. И вот когда я уже окончательно успокоился, автор выкатывает фразу "Да, теперь он был королём зомби", что снова породило во мне приступ хохота.
Ну и финал тоже доставил. Прям ролик с фразой Болотного Дока "Ну что пойдём? Пойдём, пора обедать. Я знаю, это для тебя важнее, чем судьба старого друга." заиграл новыми красками.
Рассказ до смеха абсурден, и именно это мне больше всего в нем доставило. Александр Севостьянов, огромное тебе человеческое спасибо за твой труд!

Отредактировано Нон-стоп (11-12-2017 03:25:24)

0

3

Ну уж никак не ожидал, что кто-то будет смеятся при прочтении. Спасибо, приятно.
Задумчивому псу отдельное спасибо за исправление. В частности про неуместные слова и "нагромождался".

0

4

"Задумчиво потеребив небритую щетину"

"Благодаря кому Агропром от снорков почти избавился? А вот на прошлой неделе, в Тёмной долине, их квад Рыжего спас..." Снорков спас квад Рыжего?

"И двое напарников отчётливо видя свой путь, свернули к строению" Надо полагать, путь к Коммунизму, не иначе. Но свернули к строению)))

"Плоть попятилась к стенке. Палец на спусковом крючке" У плоти палец на спусковом крючке?

Атмосфера 3
Сюжет 4
Логика и точность мотивации героев 2
Качество образов персонажей 2

За исполнение: —5
За превышение объема: —3 Столько воды, рассказ можно сократить вдвое

Отредактировано Джинни (14-12-2017 23:20:22)

0

5

Джинни
За объективный отзыв спасибо и, несомненно, рассказ заслуживает меньшей оценки, в сравнении с другими работами. Но всё-таки, я бы попросил не вырывать фразы из контекста. Насколько я помню, эти цитаты в самом рассказе выглядят нормально и всё понятно, хотя я и не отрицаю, что  с уровня человека более менее  опытного все эти мелкие огрехи выглядят глупо. Да что  там, вообще глупо, да. Не важно. Сам запутался, что хотел сказать, но в общем-то, так придираться — даже некрасиво как-то, имхо.
Не то чтобы я был против, просто лично мне этот момент решительно не понятен.
Пы.Сь. что же за бред я написал, сам ржу, не поверите.

0

6

Ksndr

Ksndr написал(а):

Но всё-таки, я бы попросил не вырывать фразы из контекста. Насколько я помню, эти цитаты в самом рассказе выглядят нормально и всё понятно, хотя я и не отрицаю, что  с уровня человека более менее  опытного все эти мелкие огрехи выглядят глупо. Да что  там, вообще глупо, да. Не важно. Сам запутался, что хотел сказать, но в общем-то, так придираться — даже некрасиво как-то, имхо.

У вас так текст построен, хоть в контексте, хоть без него. И я не придираюсь, это технические ошибки. Вы же не за похвалой сюда пришли, а за критикой, так ведь?
И я ещё далеко не все подобные косяки выписывала, особенно касающиеся логики.

Ksndr написал(а):

несомненно, рассказ заслуживает меньшей оценки, в сравнении с другими работами

Не надо себя недооценивать. И сравнивать с другими. Пишите, учитесь, читайте побольше и всё у вас получится. Потенциал явно виден :)

+1

7

Занудный разбор

"— Сестрица Алёнушка, мочи нет: напьюсь я из копытца!
— Не пей, братец, козленочком станешь!
Не послушался Иванушка и напился из козьего копытца.
Напился и стал козленочком..."
"Сестрица Алёнушка и братец Иванушка"

— Значит, анекдот, (ну хоть какую-нибудь паузу) приходит как-то в бар кровосос... — значительно и с интонацией (что значит с интонацией? зачем оно добавляется к "значительно"?) начал было Гук, как следует прокашлявшись перед своей речью, выдерживая все запятые в виде коротких пауз.( Несколько запоздали эти разъяснения: текст прочитан, образ уже есть, и вот все эти правки требуют остановиться, вернуться назад и пересмотреть образ. Что нехорошо для читателя)
— Заткнись, — грубо оборвал его Бим: как никто другой он прекрасно знал, чем закончится этот незатейливый продукт коллективного "зоновского" творчества, приумноженного изощрённой фантазией его(зачем это уточнение?) товарища. Пошлости же он, к удивлению и неудовольствию многих, не переносил.
— Эй, почему как бука какой-то? Злой, что твой Бром утром, — улыбаясь, обнажая тем самым свои (а он может улыбкой обнажить чужие зубы? зачем тогда уточнение про свои?)жёлтые зубы, начал Гук, — уж не случилось ли чего-то такого? Может...
— Нет, — коротко отрезал Бим, после чего резким движением выбросил (почему выбросил, а не бросил?) вперёд полуржавый (полуржавый — это как?) болт. Брошенная на произвол судьбы (вообще не к месту и не по делу, или нужно объяснять, что такое "брошенный на произвол судьбы"?) деталька описала небольшую дугу и звякнулась о(б) асфальт, прокатившись (ну вот написал бы "и прокатилась" — получилось бы нормальное предложение ,а так — чистый слом мозга) ещё с тридцать сантиметров и разбрасывая мелкое коричневое крошево.
— Но я ведь должен...
— Нет, — снова отрезал Бим: почему-то именно сегодня его настроение жутко испортилось и с самого утра он будто ощетинился колючками. Масла в огонь подливала (ну нельзя же так писать фразеологизм... ты знаешь, что такое фразеологизм? Даи не по делу он здесь, если честно) особая непомерная говорливость Гука и если обычно терпеть её Бим с горем-пополам мог, то сегодня она просто выводила его из себя, а потому все начинания своего товарища, в попытке развязать разговор, он, зачастую, (почему "зачастую"?)резко и категорично пресекал одним словом из трёх букв.
Гук насупился, сгорбился, запихнув руки в потёртые карманы комбинезона и отвернулся. Теперь он выглядел ещё меньше своего и без того короткого роста, а болезненный, желтоватый цвет кожи, вместе с припухшими от обильной дезактивации радиоактивных веществ веками, придавали ему схожесть с известной национальностью, в честь представителей которой он и был назван.

Заканчиваю подробный разбор — тут просто критики будет больше, чем самого текста. Автор, я оценю рассказ в целом, но скажу сразу: исполнение хромает на все ноги сразу, нужно больше практики, больше писать, пока — слабо.

— Ну и отлично, ну и прекрасно. Давай-давай, заплач ещё, принцесса Несмеяна. Тьху, какая принцесса! Это европейская же штука: короли все эти, герцоги, принцы смазливенькие, принцессы... А кто у нас? Гм, вроде... А! Точно! Цари, царицы...князья ещё были. Точно, царевна Несмеяна! Фу, опять я отвлёкся за своими мыслями от дороги. Непростительно! Возмутительно! А Гуку всё же не помешает небольшая...гм, встряска, профилактика? Вечно у меня проблемы со словами, балда я стоеросовая! — Бим покосился на Гука, — Ишь как деланно насупился! Вышагивает так, думает, что серьёзно выглядит, а на деле — сущий клоун. Химера увидит — со смеху помрёт! Кгм, дык ведь и на меня если посмотреть...— вдруг он спохватился, сжав левой рукой холодное цевьё "Сайги": мысль о гипотетической химере, смеющейся над глупым видом двух незадачливых, влетевших в долги сталкеров, моментально мобилизировала Бима и тут же привела в бешенство на себя и свою глупую беспечность. Теперь он старался идти, следя за местностью и не впадая во внутренние монологи. В конце-концов, он нёс ответственность за жизнь этого неряшливого глупого болтуна, важно вышагивающего подле него...
Погодка стояла тёплая, летняя. Правда небо, по обыкновению, печально хмурилось то будто бы решаясь пролить обильный дождь на отравленную землю, то резко меняя своё мнение насчёт такого предприятия. Низкие тучи как-то чудно двигались, заворачиваясь в спирали, растягиваясь в длинные чёрные щупальца на сером полотне; каким таким завихрениям они повиновались — никому не было ведомо.
Природа, если её так можно было назвать, жила по своим тайным цикличным законам. Где-то гулко хлопали одинокие гравиконцентраты, из сырой застоявшейся и пропахнувшей гнилью и плесенью чёрной мглы заводских корпусов слышалось лёгкое потрескивание "электр", стайками носились облезшие крысы.
Тут стоит упомянуть, где конкретно шли наши герои. Это была территория дикой части "Ростка" — излюбленное местечко разной мутантской мерзости, шаек опустившихся мародёров и прочей мелкой шушвали. Впрочем, Бим и Гек шли по самому краю Дикой Территории, там, где концентрация нечисти минимальна, в отличии от аномалий, сверкающих то там, то сям. Из-под растрескавшегося асфальта выбивалась трава и, даже, целые деревца. Серая стена какого-то безымянного цеха справа угрожающе высилась, оплетённая некой аномальной формой то ли  хмеля, то ли плюща с широкими разлапистыми ярко-зелёными листьями, от которых почему-то несло сладковатым, до тошноты, запахом дохлятины. Стволы плетущихся растений были толстыми, светло-зелёными, с небольшими колючками. Будто змеи они цеплялись за отвесную стену и добрались до крыши  цеха, приветливо покачивая своими сочными, даже слишком, листьями на ветру. И резкий запах чего-то разлагающегося.Это очень настораживал Бима, да и блевать уже хотелось от такой вонизмы. Вспомнился случай из детства, когда после обильной травки мышей в доме, одна умудрилась помереть где-то под досками пола в его комнате. Вспомнился удушающий тошнотворный запах, в котором он спал ночью. Как он пытался привыкнуть к нему, но ничего не получалось и рвотные позывы то и дело подкатывали к горлу, а он лежал один-одинёшенек в темноте, в холодной комнате с открытой настежь форточкой, которая никак не помогала разогнать этот смрад... Бим поёжился, от нахлынувших воспоминаний и бросил вперёд болт.
Слева чёрно-зелёной, погнутой неестественными силами массой, нагромождался лес. Оттуда тоже доносились странные смешанные звуки и целый коктейль запахов, тоже, в основном, гнилостных. То и дело под кронами чёрных деревьев шмыгали какие-то неясные тени. Ухало, трещало, пищало, вспыхивало... Цех вскоре был пройден, хотя противная вонь преследовала героев ещё довольно долго. Вот поднялся свежий ветерок и многочисленные миазмы рассеялись под его натиском. Бим вздохнул с облегчением, поправив ремень. Снова покосился на Гука: тот всё ещё был зол и накондубасен, как свинцовая туча. Даже Биму это надоело. Его хреновое настроение потихоньку рассеялось, в голове прояснилось, раздражение унялось и появилось даже лёгкое чувство вины, за такое обращение к напарнику. Только хотел было он выпалить что-то такое, дабы развеять это самое сумбурное недовольство в Гуке, как кинутый вперёд болт с оглушительным треском разорвался, превратившись в мелкое крошево. Напарники вздрогнули. Гук проронил еле слышное ругательство, Бим чертыхнулся и вытащил из кармана ещё один болт. Примерился было кинуть влево, но приближаться к странной аномальной чаще желания не было, поэтому железка полетела вправо. Чисто.
Снова появилось желание сказать нечто вроде: "как думаешь, доберёмся до бункера научников засветло", как его благородный позыв снова был бесцеремонно прерван, но теперь уже гудком карманного компьютера. Остановились. Недолго повозившись, Бим выудил машинку из грудного кармана. Готовился увидеть всё что угодно, вплоть до сообщения о скором Выбросе, однако на самом деле всё оказалось куда проще: "Долг" решил провести рейд на Дикую Территорию, зачистить, так сказать, от разного отродья. Первый отряд должен был выдвинуться из Бара, второй — из бункера учёных на Янтаре. За возможное отступление возможных мародёров из заводских корпусов в леса никто не беспокоился: шанс выжить в той местности был невелик.
— "Долг" зачистку проводить тут будет скоро... — задумчиво потеребив небритую щетину молвил Бим.
— Опять шелуху гонять будут. Доблестные витязи Зоны, чтоб их. Не способны больше ни на что, кроме как плотей расстреливать, — язвительно и с явным раздражением заметил Гук.
— Ну-ну, не говори. Кто месяц назад в этой же местности химеру, сожравшую более десятка нашего брата извёл? — начал заступаться Бим, —  Благодаря кому Агропром от снорков почти избавился? А вот на прошлой неделе, в Тёмной Долине, их квад Рыжего спас...
— Рыжий — известный пьяница. Сам виноват. И спасли то его от десятка слепых псов, покуда он, бухенький, на дереве сидел. "Дон Кихоты" они, вот кто. Мутантов не перебить — это следовало за столько лет понять. Зону тоже не уничтожить. Ну вот, допустим, в теории, исполнят они свою цель, а что дальше то, скажи на милость? Зона — их смысл жизни, то, с чем они связали своё жалкое существование, оправдываясь бравурными лозунгами и речами. Кто они без Зоны? Незаконное вооружённое формирование. Угроза государству.
— Нет, это скорее про нас, — парировал Бим, — уж не ты ли с Большой Земли сбежал? Это ты себя описал. Без Зоны ты — ничто. Бомж. Вот и хочешь теперь на всех такой ярлык повесить, чтоб самому обидно и скучно не было. Не можешь признать такие вещи, как идеалы.
— Все эти ваши идеалы — полное дерьмо, скажу я по секрету. Ложь. Идеология — это то, за что человек без внутреннего стержня может зацепиться и вокруг чего крутиться, что наполняет его ничтожность ложным смыслом. А вот если идеология ещё и позволяет свои тайные пороки наружу выплеснуть... — Гук задумчиво почесал свои редкие, почти выпавшие от кислотных дождей волосы на сморщенной голове и, спотыкаясь о поднявшиеся пласты асфальта, продолжил, — Возьмём нацизм. Почему так много немцев его поддержали? Нет, бред это, что им бедным голову задурили, бред сивой кобылы. Нацизм разрешает ненависть, злость, возбуждает гордость, тщеславие, дескать я — ариец, я — высшая раса. Вот и соблазнились они на эту идеологию, изначально к подобному склонны были...
— Тебя послушаешь, так вообще нет смысла ни в чём, хотя вот насчёт нацизма, пожалуй, соглашусь, — сказал Бим.
— Нет, ну я не говорил же, что нет смысла ни в чём... А если для тебя идеология — смысл жизни, то мне тебя жаль, — задумчиво и с ничего не выражающим лицом молвил Гук. Глазки его, как и прежде заплывшие, вперились в никуда.
— Что-то ты резко серьёзным стал. То дурные анекдоты травишь один за одним, то философию разводишь — чудной человек!
Гук долго молчал, выводя Бима из себя, а потом ответил:
— Кажется дождь начинается.
Действительно, небо таки решилось пролить дождь, причём не морось, а настоящий ливень, бомбардирующий землю тяжёлыми каплями. Тут же поднялся порывистый ветер, донося со стороны Бара отдалённые выстрелы. Стало понятно, что операция "Долга" началась. Видимость резко понизилась, резкий ветер вышвыривал из пелены дождя крупные капли, врезающиеся в лица, комбинезоны, плащи, оружие... Под ногами тут же начала образовываться каша. И огласилась мутная шумная серая пелена целой канонадой: вспыхивали факелы "жарок", превращая в пар летящие капли, разносился треск электр, плюющихся будто змеи голубоватыми разрядами то там, то сям. Чётко вырисовывались все негодующие раскрытием своего местоположения гравиконцентраты, подёргивающиеся в унисон дождю. С треском гнулись ветви, сухие сучья, шумела листва, кто-то жалобно и в то же время жутко подвывал ветру в лесу.
— Пора искать укрытие! — прокричал Гук, скаля жёлтые нечищенные зубы.
— Может, вон то здание? — указал Бим на небольшую кирпичную будку, видимо, трансформаторную.
— Может, — ответствовал Гук, — выглядит не очень подозрительно...пошли!
И двое напарников отчётливо видя свой путь, свернули к строению. Идти пришлось недолго. Чавкая по грязи и прикрываясь от ветра, они подобрались серой, полуржавой железнойй двери, на которой отпечаталась вся боль и страдание запустения, влекущего за собой неотвратимую коррозию и эрозию. Как оказалось, она уже кем-то когда-то открывалась. Бима охватило тревожное чувство, внутри проснулся предательский обессиливающий холод цепких лап дрожащего страха. Осторожно потянув её, ужасно скрипящую, он слегка просунулся в душную тёплую, но сырую внутреннюю темень и оторопел на миг.
Как оказалось, внутри было не так уж темно: у противоположной входу стены лежал, покачиваясь, бледный странный артефакт, неправильной формы и весь будто стеклянный, пускающий смутные блики по покрытым плесенью потрескавшимся стенам.
Над ухом присвистнул Гук:
— Фигас-с-се, это что ещё за фрукт такой?
— Без понятия, — ответил Бим.
— Вот так зашли удачно. С виду — обычная зассаная будка, а внутри — сокровище возможное. Зона во всей её красе! Ты только подумай: если это неизвестный доселе артефакт, то сколько бабок можно накосить с него? Мы ведь сможем долги все свои перекрыть! — тут же Гук бесцеремонно отпихнул напарника вглубь здания и ринулся к артефакту. Однако дойти он не успел: Бим кинулся сзади, схватил его за рюкзак, сделал подсечку и повалил на грязный холодный бетонный пол лицом вниз.
— Ты что, болван, совсем сдурел?! — заорал Бим не своим голосом, — Вспомни, где бывает бесплатный сыр! Ну же, умник ты грёбаный, что ж ты на возможную ловушку так глупо ведёшься?
— Я бы попросил отпустить меня, — спокойно, почти без волнения или злости ответствовал Гук, сплёвывая пыль.
Бим немного остыл и слез со своего напарника, устало повалившись подле него седалищем прямо на пол. Гук поднялся и тоже присел, шумно задышав. Так они и сидели друг напротив друга, вперив испытующие взгляды, в полном молчании под аккомпанемент дождя, барабанящего в крышу трансформаторной.
— Между прочим, Зона парадоксальна, — наконец прервал затяжную паузу Гук, — Бывает, из самых запутанных аномалий кровью и потом добывают дешёвенькую "медузу", тогда как новичок с Кордона находит "Золотую Рыбку" без какого либо труда, в сарае каком-то.
— А потом того, кто нашёл "рыбку" кусает тушкан и заражает лихорадкой и не успевает он даже до лагеря добраться, — мрачно усмехнулся Бим.
— Ну почему же... Ладно, признаю, повёл себя необдуманно, надо было болтами проверить...
— Не в этом дело, — Бим отвёл взгляд на весёлый "зайчик", прыгающий по стене от переливающегося артефакта, — Не нравится мне это всё просто-напросто. Не стоит рисковать.
— Кто не рискует, тот не пьёт шампанского! — значительно подняв указательный палец правой руки вверх, парировал Гук, обнажив в кривой улыбке свои жёлтые зубы.
— Чернобыльскому коту под хвост это шампанское; мне достаточно стограммовой стопочки вечером в баре, — отмахнулся Бим. Внутри же он думал, что всё таки Гук полный идиот: то толкает философию свою, то ведёт себя как дитя.
— Вот твоя проблема: не стремишься ни к чему, довольствуешься тем, что имеешь.
— Ну и хорошо. И буду довольствоваться. Я реалист. Не нужно мне призрачных благ. Да, кстати, сам же долдонил мне, что всё тлен, всё дерьмо и деньги в частности. Что главное — мысли, а бумажки эти только дух подрывают да самосознание рушат человеку.
— Философия философией, а кушать то хочется. Развлечься хотя бы один вечерок нормально тоже хочется. Да и какие мы, в самом то деле, люди духа? Что нам внутри себя можно разрушить, если вакуум там, пустота космическая, а в ней мусор беспорядочно носится?
— Штуковину эту всё же не трожь, а то больше не придётся тебе развлечься, — утвердил унылым голосом Бим, перечеркнув все аргументы Гука.
Гук обернулся на артефакт, задумчиво посмотрел, затем опять перевёл почти жалобный взгляд на напарника и тут будто бы что-то блеснуло в его глазах. Бим понял, что хочет сделать его товарищ, но не успел принять никаких контрмер: Гук оттолкнулся от земли настолько сильно, как мог. Кренясь в бок от сползшего в сторону рюкзака подскочил к артефакту, схватил его и победоносно воздел над головой, заливаясь злорадным смехом. Стеклянная бесформенная штуковина по прежнему изливала из своих недр бледный переливающийся свет, просвечивающий дрожащие руки Гука.
Бим застыл в прострации от такого поворота событий, глупо раскрыв рот и выкатив глаза. Вскоре он переменил положение, оправившись от шока:
— Повезло тебе сказочно, что тут сказать, — угрюмо понурившись и ощущая некую неловкость молвил Бим.
— А что я говорил? А? А? Нет, не шаришь ты в Зоне и её парадоксах. Сам бы оставил, может быть, целых сто тысяч рубликов тут валяться. Теперь то мы первооткрывателями станем, гы, долги погасим и снаряги ещё прикупим. Останется и на то, чтобы шикануть вечерком в баре. Как тебе перспективка то? А всё благодаря моей чуйке! Нет, братец, тут не везение, а самое натуральное сталкерское чутьё, то самое, мифическое! — казалось, что Гук сейчас навалит в штаны от радости.
— Ну молодец-молодец, я сглупил, как всегда, — примирительно сказал Бим, глядя на помещающего в контейнер невиданный артефакт напарника. Затем, вздохнув, он привстал, обернулся к дверному проёму — дождь почти прекратился, лишь редкие капли срывались с небес — отцепил флягу с водой от пояса, раскрутил, хлебнул несколько маленьких  глотков (у него была паранойя, касательно экономии воды), закрутил, повесил обратно на пояс и, намереваясь сообщить Гуку о том, что пора выходить, обернулся и... заорал.
Перед ним, раскорячившись на четырёх лапах-копытах, выкатив огромные испещрённые сосудами глаза, впрочем, закисшие по краям, лоснясь от смрадного пота, выделяющегося по всему мешковатому коричневому телу, стояла плоть. Самая настоящая чернобыльская плоть. Бим, трясясь от страха, вскинул "сайгу", направив ствол прямо в одутловатую морду. Плоть попятилась к стенке. Палец на спусковом крючке. Прерывистое дыхание. Бим был готов пустить заряд картечи, но что-то остановило его. Эти глаза...
— Да..да это же... Не ты ли это, Гук?! — вдруг вырвалось у Бима к его же удивлению.
Плоть булькнула что-то и сделала повторяющееся движение: оттопырив задницу она часто, как только могла, приседала и подымалась.
Бим будто получил удар поддых. Руки затряслись мелкой дрожью и сами выпустили "сайгу", тяжело повисшую на ремне.
— Постойте... Нет-нет, как это возможно? Как? — не укладывалось у него в голове, — если это Гук, то как он стал плотью? Нет, это я кажется понимаю: артефакт виноват! Грёбаная штуковина! Но как он мог превратить его в плоть? Где снаряжение всё и одежда? Странно. О таком я никогда не слышал. Кретин...болван, дебил... Говорил я тебе, умник, не трогать этот артефакт. Бесплатный сыр только в мышеловке. Парадоксы у него, парадоксы Зоны. Нихренища ты не смыслишь в этих парадоксах, мой дорогой Гук! — тут Бим упал на колени, схватившись за голову, — Ладно, нахрен. Сейчас нет смысла разбираться, что и как. Что имеем, то имеем. Но что дальше то делать?
Вдруг уже довольно близко  послышались выстрелы.
— Долговцы! — шибанула в голову мысль, от которой он вздрогнул и подскочил, — Они будут тут с минуты на минуту. Тогда нам амбец. Что же делать? На Янтарь — нельзя. В Бар тоже. Кто у нас специалист по подобным делам? Гм, Болотный Доктор, без сомнения, он должен знать, что к чему.
— Решено! — недолго думая, трясущимся истерическим голосом возгласил он перед Гуком, ставшим мерзкой плотью, — Единственный, кто в теории может знать, как тебе помочь — Болотный Доктор, а потому идём к нему! Живо!
Плоть лишь поворочала красными глазами.
***********
В груди жгло, глотка горела от частого дыхания и почти пересохла. В боку нещадно кололо. Бим бежал, оскальзываясь на грязи, впереди маячила испещрённая язвами задница плоти. Свистели пули, доносились маты. Люди в чёрно-красном палили в их сторону, не жалея пуль, коих у них было достаточно.
— Ещё десять метров до леса! Десять метров! — пронеслось в голове Бима, — Только бы добежать!
В груди ёкнуло, когда одна из пуль пробила рюкзак. Но это всего лишь рюкзак — не беда, залатать можно. Считанные секунды длились нестерпимо долго, бессилие и страх овладевали его сознанием. Казалось, что добежать до чащи впринципе невозможно. Однако до леса они таки добежали и пули миновали их. Пробежав ещё пять метров, Бим споткнулся о торчащий из земли корень и повалился наземь, тут же крикнув вдогонку булькающей, неистово взрывающей землю копытами плоти:
— Стоять, падла! Ни шагу больше!
Они шли уже двенадцатый час. Мокрые. Уставшие. Потерявшие надежду на что либо. Биму казалось, что всё тщетно и они больше не выберутся. Ноги промокли и не только они. Все отсырело. Тело начала пробивать лютая дрожь, зуб на зуб не попадал. Эта странная пара брела в немом молчании, теряя болт за болтом в аномалиях, уворачиваясь от развевающихся на сквозящем тёмную чащу ветру бород "жгучего пуха" и "ведьминых волос". Первый был плотью, а второй смахивал на несвежего зомби. Грязного. Оборванного и едва плетущегося. Даже лицо его покрылось чёрной коркой грязи, в которой не было ничего живого, кроме тусклых глаз. Именно поэтому их не трогали многочисленные мутанты, принимая за своих. Скорее, этот непонятный антилогичный дуэт внушал им робкий страх и могучие кровососы, злобные псевдопсы, полуразложившиеся жуткие снорки, даже могучая химера, все обошли их десятой дорогой. Путники же не видели ничего, кроме прямой линии своей траектории движения и аномальных очагов на ней. Так и продолжали они своё движение под чёрными, шелестящими редкой листвой, пропускающими дождь кронами деревьев.
Спустя три дня они выбрались на Болота. Бим голодал вторые сутки, съев остатки еды в рюкзаке. Теперь дикий голод сжигал его, даже на своего несчастного товарища он смотрел облизываясь. Множество раз сталкер падал в грязь, обжигал одежду о "жгучий пух", рвал её о острые мёртвые ветви... Да, теперь он был королём зомби. Что же касается Гука, то ему теперь не положено было уставать. Бим не раз за это время успел помянуть напарника, с его непослушанием, упрямством и своенравием в своих злых бессильных мыслях, награждая его всевозможными эпитетами. Но всё таки он шёл. Из-за дружбы ли или из-за того, что уже выбора не было?
Болота встретили их утренним туманом, уханьем дивных птиц, многочисленным кваканьем и ещё целым каскадом звуков в сочетании с мелким дождём. С первых же шагов Бим повалился в воду, погрузив свои конечности в мягкую тёплую грязь. Что делать — пришлось просить товарища тянуть его. Обхватив смердящее шершавое тело, Бим безвольно повис, едва перебирая ногами. Так, сквозь шелестящий камыш, глубокие бочаги с зеленоватой, подёрнутой тиной водой, затягивающую грязь, они брели туда, где по идее находился дом Болотного Доктора.
*************
— Всё ясно. Твой друг нашёл "Зеркало", — покачав седой головой, молвил хозяин Болота.
— Почему "Зеркало"? — спросил, устало развалившись в кресле, Бим.
— Артефакт, отражающий внутреннюю суть человека и превращающий его в определённого обитателя Зоны, подходящего ему более всего по сути.
— Понял, Гук? А я знал всегда, что ты плоть смердящая внутри, — насмешливо кинул через плечо, в одутловатую морду, с выпученными глазами, Бим.
— Между прочим, из находивших эту штуку ещё никто не приобретал форму лучше "плоти", — заметил Болотный Врачеватель.
— А, тоесть он ещё и не совсем дерьмо, гм. И как ему помочь?
— Есть только один способ: забрать его артефакт себе.
— Понятно. А где у него артефакт то? Всё пропало ведь при превращении.
— Внутри его. Только вырезать можно.
— А сам то он жив останется?
— Вернётся в свою форму. Перетерпит. Тем более у меня "Душа" есть. Любую рану залечит.
— Понятно... Знаете, не хотел бы я свою истинную сущность знать. Хреновая она у меня, чувствую. А Гук то человеком точно станет?
— Девяносто девять процентов, что да.
**********
Они сидели втроём, на ветхом крыльце домика на болоте, смотря на закатное солнце, озаряющее небо жгучим багрянцем. Впервые за многие недели тучи слегка рассеялись, а над топями повисла тишь да благодать и зелёное море камыша застыло в немом молчании, оглашаемое диковинными криками не то птиц, не то просто мутантов.
Они сидели втроём: Болотный Лекарь, да  два его помощника: плоть Гук и тушканчик Бим.
И кто сказал, что мутантом быть плохо?

Автор посчитал, что правила конкурса не для него и наворотил 24к вместо предельных 15. И что же получилось?
Слишком много ненужного текста. Весь рассказ прекрасно уложился бы и в 10к. А то и меньше.
Слишком много слов использовано не по делу.
Появление в тексте личности автора (а теперь посмотрим, где шли наши герои).
Слишком много ошибок.
Следование сказке буквально — не требовалось, о чем я тоже ранее писал. Требовалось совсем другое.

Тем не менее, смысл есть, сюжет ясен, концовка с неожиданным поворотом — это одно однозначно плюсы.

Атмосфера 2
Сюжет 3
Логика и точность мотивации героев 1
Качество образов персонажей 3
Итого 8

0

8

egituman
Хм... Кое-какие ошибки сам приметил потом, но многое упустил. Я конечно подозревал, что с излишними уточнениями проблема, но чтобы настолько. Эх...постараюсь исправиться в других рассказах.

0

9

Впечатлениями от текста уже делилась в другой рубрике, а здесь добавлю только оценку
Атмосфера 3
Сюжет 3
Логика и точность мотивации героев 2
Качество образов персонажей 3
Итого 11

0

10

Атмосфера 2
Сюжет 4
Логика и точность мотивации героев 1
Качество образов персонажей 3
Итого 9

0


Вы здесь » Чернильница » Литературный конкурс "Тени теней" » "Мышеловка" Александр Севостьянов Клан Обязанных