Чернильница

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Чернильница » Колизей » Пристрелка "Абсурдная"


Пристрелка "Абсурдная"

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

В поисках заданий на лето для своих детей наткнулась я на несколько задач, поразивших меня до глубины души. Это реальные задания из реальных учебников. Вот тексты трех задачек дословно:

1
В психиатрической больнице есть главный врач и много сумасшедших. В течение недели каждый сумасшедший один раз в день кусал кого-нибудь (возможно и себя). В конце недели оказалось, что у каждого из больных по два укуса,
а у главного врача сто укусов. Сколько сумасшедших в больнице?
2
Снилось ему, что он превратился в огромный конденсатор емкостью 2 Ф, который какое-то рыбообразное существо настойчиво пыталось включить в цепь переменного тока с периодом колебания 0,1 с. Проснулся он только тогда, когда с ужасом почувствовал, как по нему начинает идти ток с действующим значением 0,5 А. Чему была равно амплитуда напряжения?
3
Сатана, пролетая мимо питейного заведения, походя измерил плотность продаваемой водки и обнаружил, что вместо плотности, соответствующей положенным 40% концентрации спирта, измеренная им плотность соответствует всего 20%.
С какой скоростью летел Сатана если плотность воды 10 в третьей степени кг на метр кубический, плотность спирта 0, 789 умноженные на 10 в третьей степени кг на метр кубический, а подлога водки на самом деле не было?

Предлагаю вам, друзья — нет, не решать задачки, а взять любую из них на выбор и сделать из нее рассказ.
Жанр — фантастика. И по вашему желанию —  от глубокой драмы до комедии в лицах.
Объем — в пределах 15 т з

Тексты мне в ЛС крайний срок 10 июля полдень по Москве

+2

2

Надо как-то остановить наркоманию среди авторов учебников.
А задачка должна быть сюжетообразующей? Или можно свою придумать?

0

3

Gelion
Берешь задачу из предложенных выше как основу для сюжета, то есть пишешь рассказ по мотивам условия задачки)

0

4

Можно?

+1

5

Алена, конечно же можно! Подождем еще участников и будет объявлен старт)

0

6

Ну что делать...
пишусь
Кстати, Вжики, ты же хотел чего то подобного.
Я хочу Лиса. И Акулу. И тебя, бледный вьюнош.

Отредактировано АБРАКАДАБР (30-06-2017 18:27:12)

+1

7

Абрушко,  :cool: !

Alena, внученька, буду держать за тебя кулаки!

0

8

Кста.
Алёна подвалила как-то мягенько.
Или опыт. Или — всем влюбляться.
Ежи, Ёж — давайте чутка остынем от натворенного.
Ли!
Малыш — ну и ты тряхни.
Не знаю будет ли шедевр. Но что, что-то точно будет- эт точно!
Пью свежую кровь здоровья форума!
Любящий и всё понимающий енот.

+1

9

АБРАКАДАБР написал(а):

Я хочу Лиса. И Акулу. И тебя, бледный вьюнош.

Зооихтивампофил  :glasses:

+1

10

Объявляю СТАРТ, друзья)
Тексты мне в ЛС крайний срок 10 июля полдень по Москве

Если кто еще вдохновится темой состязания — аналогично жду ваши тексты в указанные сроки)

0

11

Напоминалочка участникам) Завтра крайний срок)

0

12

Блин! Думал — сегодня!
Ну, уже отправил :|  :D

0

13

Итак, вот и тексты участников! Читайте, оценивайте, оставляйте отзывы!

Хроники главврача

Понедельник.
— Настроение в первое утро было – ну просто зашибись!
И, что характерно, ничто не смогло его испортить –: а). ни ураган в ихней Москве; б). ни забастовки в нашем Атырау. Ни не на секунду не затыкающийся соседский кошак – валерьянки напился, что-ли?
Я подхватила сумку с обедом в термосе и вышла из квартиры, провожаемая гудящим, словно трактор холодильником, неутомимо намеривающим перебраться из кухни в прихожую, благо длины провода у него хватало.
Я аккуратно прикрыла дверь – в прошлый раз случайно хлопнула, так сосед на меня вечером обрушил такую стену трехэтажного мата, что я еще неделю после заикалась. На работе девчонки даже отправили на прием к знакомому логопеду. 
За забором детского сада, украшенным обрезками камазовских шин вели дискуссию дворники, размышляющие о великом и вечном, допивая «утреннюю» Балтику 3-ку.
Я приветливо помахала им рукой и вскоре уже стояла на обочине дороги, ловя хоть какой-нибудь попутный общественный транспорт.
Проезжающие маршрутки были переполнены рабочим классом. Из распахнутой двери со мной приветливо поздоровался спертый запах пота  вперемешку с дешевым одеколоном, который еще неизвестно как употребляли.
В отделении ко мне подошел наш санитар, Вася. Весело улыбнулся, дыхнул свежим перегаром – успел, стало быть, позавтракать.
— Привет! У Палыча в кабинете аккуратней, его уже с утра покусали.
Из-за Васи, собственно говоря, все и приключилось. К вечеру Алишер Павлович уже говорил только на смеси самых популярных слов русского и казахского языка – число укусов от больных перевалило за мыслимые пределы. Двое больных пытались вступиться за главврача, но тут же получили свои укусы. Василий, человек крепкий, и одним только взглядом присмиряет больных, но при всем своем профессионализме – человек запойный. А запои у него обычно длятся неделю.
Наш главврач — кстати, работаю я психиатрической больнице, почти забытой и практически никому не нужной, потому как в городе уже год как запустили новенький больничный комплекс – Палыч, не увольняет запойного санитара, так как работать никто особо не рвется, а Вася даже живет на работе. Только приходится главврачу подрабатывать за него, когда случается загул.
Как говорится – Се-ля-ви.

Вторник.
На второй день, еще лишь пройдя за забор, я уже слышала отборный мат начальства. Укусов прибавилось вдвое. Бедный Алишер Павлович! Перевязка и даже спирт из заначки не потушили словесный пожар нашего главврача…

Среда…

Четверг…
Уходить на выходные было страшно – Василий самолично покинул территорию отделения, а это обычно выливалось в  два дня прогулов. И хотя он итак был в запое, но его присутствие хоть как-то поддерживало бедного Палыча.

Понедельник.
На утро новой рабочей недели меня встретило руководство из местного управления здравоохранением и лист бумаги с кривыми, измученными буквами, сливающимися строчками и жидкими пятнами повсюду.
Это было заявление на увольнение Алишера Павловича.
А под ним приказ о моем назначении и.о. главврача психиатрической больницы под номером 12.
Затем от технички я узнала, что общее количество укусов на теле Алишера Павловича составило сотню, а Василий так и не вернулся. Кто-то даже утверждал, что тот попал в областную с язвой…
Двадцать больных в стационаре… То то еще будет…
А настроем утром было – просто зашибись…

Визит

— Граф действительно неподражаем! Это не карета, виконт, это дворец,— говорила маркиза Лотиан, приподнимая край яркого, расшитого золотом гауна и ставя туфельку на инкрустированную янтарём подножку кареты, поданной приезжим у колоннады въезда в поместье графа Карлайла.
Стюард, дождавшись когда приезжие разместятся в кожаной кабине экипажа, откинул внутренний столик и извлёк из лакированного ящика серебрянное ведёрко с шампанским во льду, шесть хрустальных фужеров. 
Виконт Монтегю улыбнулся – Вас ждёт много приятных неожиданностей, маркиза, — кстати, шампанское от виноградников графа делает честь самому названию. Я предлагал графу дать этому роскошному вину своё имя – но нужно знать, графа – несмотря на свою известность он необычайно скромен.
— Или скрытен, — улыбнулась маркиза, поднося бокал к полным, чувственным губам.
— Граф Карлайл рад приветствовать высоких гостей в своём имении – стюард поклонился и прикрыл дверцу. Два кучера, спустившись с козел, взяли вожжи с левой и правой стороны шестёрки вороных шайров и мощные копыта обрамлённые шикарными, расчёсанными фризами уверенно застучали по дубовому полотну дороги к поместью
Замок графа располагался в долине, словно оформленной небесным дизайнером.
Озерца, река, петляющая по долине и огибающая замок, поля в разноцветных лоскутах жасмина, эхинацеи, шалфея и других лекарственных растений, солнечное лазурное небо – и возвышающаяся чёрная громада поросшего плющом замка.
— Удивляюсь, как граф с его гостеприимством не встретил нас сам, тем более что его отзывы о Вашей красоте и уме, маркиза известны всему двору, — барон Абердин, лукаво улыбнувшись в усы, шутливо поднял брови.
— О, барон, граф вообще редко выходит за пределы замка. Зачем – все едут к нему сами, он просто подождал, когда и я приеду. Что было делать – женщины любопытны,— маркиза сокрушённо вздохнула и засмеялась, закинув голову и показывая восторженным взглядам спутников статную полную шейку.
Граф встречая гостей у широкого, даже скорее длинного крыльца донжона, простеленного красным, под цвет платья маркизы (что она, усмехаясь, оценила) ковром назвал каждого из гостей по имени и званию и, после представления барона, предложив даме  руку, повёл гостей в обеденный зал к огромному столу, сервированному посудой со знаками Челси.
— Прошу вас, господа, повар ждал вас, мне кажется, не меньше чем я – граф поднял серебряный кубок.
Карпы из прудов хозяина, ирландский маринованный лосось, лобстеры с соусом из петрушки, — всего было много, но в меру. Лёгкое белое вино, подливаемое прибывшим гостям дворецким в чёрном фраке, создало прекрасную атмосферу.
За столом присутствовало много гостей, живших в поместье хлебосольного хозяина, некоторые и по нескольку лет и ставшие для графа уже почти членами семьи, они живо переговаривались между собой, не особенно уделяя внимание пище, впрочем отдавая должное вину.
Граф, повернув голову к маркизе, сидевшей по левую руку от него в начале стола негромко представлял их соседке.
— Герцогиня Конде, паталогическая сексуальная гиперактивность, впрочем проявляется с утра и ближе к полуночи.
— Луи 26-й, расстройство нейромедиаторного баланса. Двадцать шестой, маркиза! И он великолепно помнит всю историю свей династии – от первого до двадцать пятого! Вам знакомство с ним будет небезинтересным,  – ваша академическая работа в этом направлении открыла мне глаза на некоторые особенности его поведения.
— Наполеон первый первый, Наполеон первый второй, — тут, я думаю, вам всё понятно.
Общество всё более оживлялось, Спиноза, забравшись на стол произносил пламенную речь, ему оппонировал Демосфен, набив рот кусочками лобстера. Царя Леонида, метнувшего  осетрину в Вашингтона, повели в покои два стюарда. Графы Пемброк и Монтгомери, забаррикадировавшись в углу залы комодом, метали в здоровенных стюардов цветную капусту, обжаренную в кляре.
Прибывшие, между тем, ничему не удивляясь, с интересом посматривали по сторонам, иногда подходя к некоторым историческим персонажам и беседуя на интересные им темы. За всем происходящим наблюдал мажордом, отдавая распоряжения стюардам движением кисти и ведя записи в блокноте.
— Скажите, граф, что за пластыри у многих ваших гостей на шеях? — маркиза удивлённо смотрела на Карлайла.
—  Конечно, современная медицина предполагает колоть препараты прямо  в повреждённые участки мозга, но я, увы – и в этом старомоден, маркиза, стюарды вводят лекарства моим гостям в шею.
— Но я заметила пластыри и у стюардов, граф?
— Вы уже можете оценить мой метод, маркиза. Я хочу, чтобы мои гости, не чувствовали себя не такими как все. Даже в мелочах. И мой метод приносит результаты. Мне благодарны многие фамилии – к сожалению именно древние роды подвержены подобным слабостям.
— Завтра я буду рад показать Вам и прибывшим с Вами специалистам все методы моего воздействия, кстати, благодарю Вас за то, что Вы приняли условия посещения. Ваш наряд Вам очень к лицу, маркиза. А Ваше платье пятнадцатого века – заставляет думать, увы – то что было, всегда лучше нынешного.
В покоях, приготовленных маркизе тёплый свет от свечей, создавал интим, подчёркивая роскошь обстановки. В хрустальном бокале с крышкой, стоявшего на столике возле блюда с фруктами искрилось красное, густое вино. Маркиза сделав глоток, опустилась, не снимая платья на постель, опустив голову на подушки и закрыла глаза. Через минуту её грудь уже мерно вздымалась – её охватил сон.
Огоньки свечей затрепетали – по покоям пробежал сквозняк. Плита высокого потолка вдруг, дрогнув, беззвучно отъехала в сторону и по потолку к стене поползла фигура в чёрном.
Доползши до стены граф, повернув голову, взглянул на женщину – маркиза тихонечко дышала – и граф пополз по стене вниз головой к кровати.
Внезапно, маркиза вскочила с кровати, выплёвывая вино и выхватив из складок гауна два Glock 17 Gen 4 навскидку нажала с обеих рук спусковые.
Пули, попадая в стену возле графа, оставались, расплющившись, блестеть серебром.
Этот рывок и выстрелы были настолько быстры и неожиданны, что Карлайл, получил несколько зарядов и бросился обратно уже гораздо медленней.
— Куда же вы, граф? За пластырём? – маркиза поменяла магазины и бросилась к дверям террасы, доставая из причёски микрофон.
— Фаза два. Я преследую его, — кричала маркиза Лотиан, срывая на ходу тяжёлое и изрядно неудобное платье.
Над верхушками деревьев  в дальнем углу парка на фоне серебряного диска Луны показалось два вертолёта.

Если кто-нибудь еще что-нибудь написал — досылайте свои истории, добавлю!

0

14

Как ни странно, оба участника выбрали один и тот же сюжет.

Хроники главврача

Слог бойкий. Условия задания описаны. Типичные начписовские ляпы и ошибки, как и ожидалось — в ассортименте. Молодой шпане стараться — и всё получится!

Визит

Эх, все рюшечки да кружавчики... но красиво! хотя и мудрёно.

0

15

Лидер однозначно рассказ "Визит".
"Хроники главврача" — задорно, но очень много простых ошибочек, надо разбирать и чистить.

0

16

Круто написано, только я себе эту тему немного по другому представляла.

0

17

У Алёны цепкий взгляд, хорошие аналитические заключения. Короткие вещицы — это её. Читать интересно. Понравилось.
Тяга к чернушке. Это не есть гут.))

0

18

АБРАКАДАБР
Спасибо) Чернуха это так, для разнообразия. Можно и про дьявола со спиртом комедию забабахать:)

+1

19

Я хотел включить и этого персонажа в Визит. Попробуете?)

0

20

АБРАКАДАБР
Можно просто внеконкурса написать и в песочницу. Чернуха и комедия?) Хотя можно подумать... ;)

0

21

А чего в песочнице-то? Пишите, творите, тему не закрываю. Напишите — и прям сюда публикуйте, будем читать и радоваться) Ну а сложится что-то дельное — тогда и в критике можно буде дошлифовать
Да и вообще предлагаю эту тему оставить открытой. Добавлять свои тексты могут все желающие. Только означу тогда рамки жанра:

Итак, друзья, веселимся на полную катушку
ЧЕРНАЯ КОМЕДИЯ по мотивам абсурдных задачек

0

22

А у меня рассказ не получился. Из предложенных больше понравился "Визит".

что-то такое... типа анекдота

— Сотня. Первый раз такое вижу. Чётное число. Будто бы кто-то специально подгадал.
— Чего ты улыбаешься?
— Извини. Это нервное.
— Нестыковочка получается.
— Что? Почему?
— Сотня за неделю. По одному укусу в день от каждого. При этом мы точно знаем, что у нас их четырнадцать человек. Два укуса лишних.
— Чего? Как это так?
— А вот так.
— А их точно четырнадцать?
— Точно. Я же посчитал.
— Нет, если подходить к делу чисто математически, то их должно быть двадцать.
— Смотря как считать. А то можно и шестнадцать высчитать.
— Интересно. Получается, у нас не хватает?
— Согласен. Чего? Чего у нас не хватает?
— Людей. Их должно быть двадцать, а у нас только четырнадцать. Где ещё шестеро?
— Ну, если их должно быть двадцать, а у нас только четырнадцать, то шестеро непонятно где.
— Сбежали?
— Точно! Полундра! От нас психи сбежали!
— Гордеев! Чего ты орёшь на весь класс? Решай задачу в уме и прекрати шептаться сам с собой!

+1

23

Не знаю, получился ли черный юмор... Я старалась сделать как можно мрачнее и злободневнее :)

Алишер Павлович и кусочек его жизни

Просыпаюсь от ощущения тревоги. Рука тут же тянется за шприцом с успокоительным, но вместо нее натыкается на чью-то руку. Твою мать, ЭТО ЖЕ САТАНА!!! Мгновенно вскакиваю из-за стройки с ловкостью болливудского героя и и что было сил, размашисто, бью по роже нечисти. Но тут окончательно просыпаюсь. "Гребанный ты Винни-Пух!", — кляну я себя. То, что я принял за сатану— всего лишь... вульгарная маска, подвешенная на спинке стула. Семь утра. Голова соображает, но тело ломит. Оно отказывается верить в то, что оно пережило вчерашний поход в кабак. Такое количество выпитого вполне способно загубить человека, я ведь все-таки врач, знаю.
Так, какого черта я так надрался? Не сразу, но вспомнил — Вася обещал познакомить с молоденькой медсестрой из соседней поликлиники. Познакомил на славу. Мало того что молодой медсестрицей оказалась тетя Клава, уборщица с местного алкомагазина, так еще и кричал весь вечер про сатану. Вот чего мне нечистый и приснился. Гонял, видите ли, его всю ночь по уличной курилке, кричил что тот пузырь разбодяжил. А затем нес какую-то ахинею о том, будто мол, из-за разности скорости передвижения рогатого, плотность в бутылке изменилась! Еще и пытался потом выяснить с какой скоростью начальник ада летел, чтоб понять — надул тот его, или нет! Белочка, одним словом!
В общем хоть у меня сегодня и выходной, но придется топать на работу, потому как Василий человек пусть и не плохой, но запойный. А больницу без присмотра оставлять нельзя, опасно для общества.
Одеваюсь в пределах нормы — сорок минут. Халат в прихожей, но надо сначала перекусить. Хотя, еще добраться до сортира — организм никак не может привыкнуть вертикальному положению тела.
Путь по коридору, конечно же, маленькому— но меня заносит. Уже за дверью комнаты начинаю вычислять, насколько крепки стены, не отвалится ли прошлогодняя штукатурка, и насколько жестк ламинат на полу.
— Алишер, что с тобой? — вместо пола я натыкаюсь на Бабу Ягу. Вернее, это моя жена, вовремя вывалившаяся с кухни— она всегда проводит ревизию холодильника с половины седьмого до восьми утра.
"Блин!" — мысленно чертыхаюсь я. Приходится же уже двадцать с лишним годков жить с этой кикиморой! Говорили же родители — Алишер, зачем тебе баба на двенадцать лет тебя старше?! Но нет, не послушал, я же мужчина.
— А... — пытаюсь придумать как свалить от чудовища так, что бы оно забыло про меня и вернулось к холодильнику. — Лен, а где у нас пепельница? — а сам примечаю свежее пятно у неё на халате и думаю: "Вот же свинья! Лучше бы уж я с сатаной проснулся!". Тьфу ты, вот же напасть!
— Ох, милый, — жена направляется на кухню.
Мне хочется остановить ее, крикнуть: "Стой, хоть бутеров оставь!", но вместо этого я останавливаю себя. Мля, действительно — клиника...
Жена приходит с пачкой сигарет и зажигалкой:
— Еда в холодильнике, газ в плите, — и посмотрела так, что меня чуть не вывернуло.
Я представил себя огромным конденсатором емкостью в два фарида и почувствовал как кто-то повесил на меня цепь переменного тока. Почти физически ощутил все прелести частоты колебания в десятую секунды и постоянное напряжение в пятую ампера. Так плохо мне давно не было...
Она вздыхает, меня попускает, и я иду харчеваться. В дверях кухни оборачиваюсь:
— Меня неделю не будет.
Лена кивает. Конечно, есть плюс такой жены — никаких тебе допросов как и почему? Работает, деньги приносит. Пусть и спит в гостиной, но ничего страшного.
Завтрак роскошный — даже с учетом того, что дома содержится туша на полторы десятых тонны. И я даже держу себя в рамках, поедая ровным счетом то, что обычно уготовлено мне. С таким зверем главное вести себя аккуратно и не переступать за рамки, потому как говорится от любви до ненависти голодных два часа. С этой мыслью и вырубаю приемник из розетки.
Путь на улицу проделываю более-менее ровно. Ну, если не считать обтертой плечом побелки на площадке второго этажа. Но ведь это же уже ничего, учитывая что лег спать я в пять утра, правильно? 
Улица встречает меня теплым солнцем. Мой милитаристский прикид из укороченного медицинского халата и операционных брюк служит не только насмешкам прохожих, но и билетом льготного проезда на транспорте общественного назначения. А еще эти китайские резиновые тапочки. Люди ведь реально верят что я опаздываю на операцию.
Кто придумал эти переходы для слепых? Убил бы! Ведь они настолько тонко подобранны для издевки над больными тяжелым похмельем! Усмехаюсь про себя — я вам как врач утверждаю.
***
Перед Михой я предстаю в потрепанном и далеко непривычном виде. И на сорок минут позже обычного.
— Бо-бо? — глядя на меня, улыбается он.
— Да, понимаешь, там...
— Снова купился на Васькины уловки? — подытожил сторож.
Я смущено киваю.
— А потом еще сатана, объясняющийся по всем законам физики, — подкалывает меня он.
Развожу руками:
— Да, Миха. Издержки семейной жизни.
Молча стоим друг напротив друга. Ощущения — будто окунули головой в унитаз. Миха бы стал хорошим собутыльником. Хорошо, что он вел здоровый, холостяцкий образ жизни. Не то, что я.
И вот я иду по палатам. Даже назойливую дробь в висках стараюсь не замечать.
— Фуагра? — выдает больной.
— Нет, почему вы так подумали? — не моргая глазом, парирую я. А руки дрожат.
Пациенты начинают истерично хохотать.
— Молодец! — одобрительно кивает больной. — Нервы крепкие! Чего не скажешь о твоих... — он морщит лоб, подбирая слово, — коллегах.
Я хочу возразить, но он останавливает меня жестом:
— Давай без вранья! Мне нужно знать о человеке все, чтобы понимать — могу ли я ему доверить столь ответственную работу? Чтобы потом не было мучительно больно от неправильно построенного лечения? — подмигивает он и хохочет над своей шуткой, половина которой понятна только ему.
Я натянуто улыбаюсь, попытавшись изобразить веселье, и чувствую себя, как сегодня утром — огромным конденсатором, которому на уши прицепили провода под током.
— Хорошо, — соглашаюсь. — Я — фуагра, если уж на то пошло. — и пытаюсь вынырнуть из палаты за подмогой.
— Отлично! Люблю честных врачей. Более того, открою тебе секрет — я тайно симпатизирую таким как ты, мягким, светлым, но чуточку болезненным... Так что рад приветствовать тебя в нашем дружном коллективе!
Рукопожатие у него оказывается вялым. Не люблю такие ладони — как будто медузу давишь. Но какое это уже имеет значение когда дверь палаты плотно забаррикадирована двумя больными? Это не шпану пьяную раскидывать. Неужели я снова попал на вечеринку каннибалов?
   
***
В этот раз вопрос больного меня не пугает. Просто потому, что я уже пережил день укусов от больных и теперь хожу в полной боеготовности. Жду, чтобы отомстить за все прошлые разы.
Когда мой недруг совершает последний рывок длинной стрелкой навстречу своей победной трели, я делаю такое же молниеносное движение за своей старой помощницей — железный многоразовый шприц-пистолет начиненный мощным успокоительным. Пистолет сразу натыкается на тело больного, но вот тебе на — ломается шприц. Снова повторение вчерашней истории.
***
Так проходит неделя. Все мои попытки предотвратить беспредел больных заканчиваются провалом.
Главврач психиатрической больницы, набравший за неделю сотню укусов от двадцати пациентов, помимо психических заболеваний черт пойми еще чем болевших — финиш. А еще к тому же Вася, в край запивший. Больше я не выдержу.
Все. Увольняюсь.
***   
Собираю вещи, когда открывается входная дверь. На пороге — жена с кульками из "Алтындара". Сразу все понимает, роняет пакеты, оседает прямо в прихожей и молча смотрит. Лучше бы причитала, останавливала, проклинала — легче было бы уйти. А так — как будто ноги отказали. Просто стою и смотрю на нее. Как же она постарела! Нет, не то чтобы она раньше была молодой, но насколько старее она стала сейчас... И как раньше этого не замечал? Почему-то представляю ее такую несчастную, ждущую меня дома — и глаза застилает влага.
— Прости, Лена! Я... — все мысли путаются в голове, а слова застревают в горле. Выдавливаю из себя то, что могу, — я ухожу...
Не могу больше видеть ее глаз, потому подхватываю сумку и выбегаю. Захлопывая дверь, успеваю услышать:
— Храни тебя Бог, милый...

Алексей Павлович делает последний шаг к мечте

Просыпаюсь от ощущения тревоги. Рука тут же тянется за шприцом с успокоительным, но вместо нее натыкается на чью-то руку. Твою мать, ЭТО ЖЕ САТАНА!!! Мгновенно вскакиваю из-за стройки с ловкостью болливудского героя и что было сил, размашисто, бью по роже нечисти. Но тут окончательно просыпаюсь. "Гребанный ты Винни-Пух!", — кляну я себя. То, что я принял за сатану— всего лишь... вульгарная маска, подвешенная на спинке стула. Семь утра. Голова соображает, но тело ломит. Оно отказывается верить в то, что пережило вчерашний поход в кабак. Такое количество выпитого вполне способно загубить человека, я ведь все-таки врач, знаю.
Так, какого черта я так надрался? Не сразу, но вспомнил — Вася обещал познакомить с молоденькой медсестрой из соседней поликлиники. Познакомил на славу. Мало того что молодой медсестрицей оказалась тетя Клава, уборщица с местного алкомаркета, так еще и кричал весь вечер про сатану. Вот чего мне нечистый и приснился. Гонял, видите ли, его всю ночь по уличной курилке, кричал что тот пузырь разбодяжил. А затем нес какую-то ахинею о том, будто мол, из-за разности скорости передвижения рогатого, плотность в бутылке изменилась! Еще и пытался потом выяснить с какой скоростью начальник ада летел, чтоб понять — надул тот его, или нет! Белочка, у несостоявшегося профессора физики, одним словом!
В общем хоть у меня сегодня и выходной, но придется топать на работу, потому как Василий человек пусть и не плохой, но запойный. А больницу без присмотра оставлять нельзя, опасно для общества.
Одеваюсь в пределах нормы — сорок минут. Халат в прихожей, но надо сначала перекусить. Хотя, еще добраться до сортира — организм никак не может привыкнуть к вертикальному положению тела.
Путь по коридору, конечно же, маленькому— но меня заносит. Уже за дверью комнаты начинаю вычислять, насколько крепки стены, не отвалится ли прошлогодняя штукатурка, и насколько жестк ламинат на полу.
— Алеша, что с тобой? — вместо пола я натыкаюсь на Бабу Ягу. Вернее, это моя жена, вовремя вывалившаяся с кухни— она всегда проводит ревизию холодильника с половины седьмого до восьми утра.
"Блин!" — мысленно чертыхаюсь я. Приходится же уже двадцать с лишним годков жить с этой кикиморой! Говорили же родители — Алексей, зачем тебе баба на двенадцать лет тебя старше?! Но нет, не послушал, я же мужчина.
— А... — пытаюсь придумать как свалить от чудовища так, что бы оно забыло про меня и вернулось к холодильнику. — Лен, а где у нас пепельница? — а сам примечаю свежее пятно у неё на халате и думаю: "Вот же свинья! Лучше бы уж я с сатаной проснулся!". Тьфу ты, вот же напасть!
— Ох, милый, — жена направляется на кухню.
Мне хочется остановить ее, крикнуть: "Стой, хоть бутеров оставь!", но вместо этого я останавливаю себя. Мля, действительно — клиника...
Жена приходит с пачкой сигарет и зажигалкой:
— Еда в холодильнике, газ в плите, — и посмотрела так, что меня чуть не вывернуло. Живу с ней в силу привычки, но иногда не могу совладать с собой.
Я представил себя огромным конденсатором емкостью в два фарида, спасибо проваленному экзамену на мастера-электрика, и почувствовал как кто-то повесил на меня цепь переменного тока. Почти физически ощутил все прелести частоты колебания в десятую долю секунды и постоянное напряжение в пятую часть ампера. Так плохо мне давно не было...
Она вздыхает, меня попускает, и я иду харчеваться. В дверях кухни оборачиваюсь:
— Меня неделю не будет.
Лена кивает. Конечно, есть плюс такой жены — никаких тебе допросов как и почему? Работает, деньги приносит. Пусть и спит в гостиной, но ничего страшного.
Завтрак роскошный — даже с учетом того, что дома содержится туша на полторы десятых тонны. И я даже держу себя в рамках, поедая ровным счетом то, что обычно уготовлено мне. С таким зверем главное вести себя аккуратно и не переступать за рамки, потому как говорится от любви до ненависти голодных два часа. С этой мыслью и покидаю кухню.
Путь на улицу проделываю более-менее ровно. Ну, если не считать обтертой плечом побелки на площадке второго этажа. Но ведь это же уже ничего, учитывая что лег спать я в пять утра, правильно? 
Улица встречает меня теплым солнцем. Мой милитаристский прикид из укороченного медицинского халата и операционных брюк служит не только насмешкам прохожих, но и билетом льготного проезда на транспорте общественного назначения. А еще эти китайские резиновые тапочки. Люди ведь реально верят что я опаздываю на операцию.
Кто придумал эти переходы для слепых? Убил бы! Ведь они настолько тонко подобранны для издевки над больными тяжелым похмельем! Я вам как врач утверждаю.
***
Перед Михалычем я предстаю в потрепанном и далеко непривычном виде. И на сорок минут позже обычного.
— Бо-бо? — глядя на меня, улыбается он.
— Да, понимаешь, там...
— Снова купился на Васькины уловки? — подытожил сторож.
Я смущено киваю.
— А потом еще сатана, объясняющийся по всем законам физики, — подкалывает меня он.
Развожу руками:
— Да, Михалыч. Издержки несостоявшейся мечты.
Молча стоим друг напротив друга. Ощущения — будто окунули головой в унитаз. Михалыч бы стал хорошим собутыльником. Хорошо, что он вел здоровый, холостяцкий образ жизни. Не то, что я.
И вот я иду по палатам. Даже назойливую дробь в висках стараюсь не замечать.
— Фуагра? — выдает больной.
— Нет, почему вы так подумали? — не моргая глазом, парирую я. А руки дрожат.
Пациенты начинают истерично хохотать.
— Молодец! — одобрительно кивает больной. — Нервы крепкие! Чего не скажешь о твоих... — он морщит лоб, подбирая слово, — коллегах.
Я хочу возразить, но он останавливает меня жестом:
— Давай без вранья! Мне нужно знать о человеке все, чтобы понимать — могу ли я ему доверить столь ответственную работу? Чтобы потом не было мучительно больно от неправильно построенного лечения. — подмигивает он и хохочет над своей шуткой, половина которой понятна только ему.
Я натянуто улыбаюсь, попытавшись изобразить веселье, и чувствую себя, как сегодня утром — огромным конденсатором, долбанная задачка с экзамена, которому на уши прицепили провода под током.
— Хорошо, — соглашаюсь. — Я — фуагра, если уж на то пошло. — и пытаюсь вынырнуть из палаты за подмогой.
— Отлично! Люблю честных врачей. Более того, открою тебе секрет — я тайно симпатизирую таким как ты, мягким, светлым, но чуточку болезненным... Так что рад приветствовать тебя в нашем дружном коллективе!
Рукопожатие у него оказывается вялым. Не люблю такие ладони — как будто медузу давишь. Но какое это уже имеет значение когда дверь палаты плотно забаррикадирована двумя больными? Это не шпану пьяную раскидывать. Неужели я снова попал на вечеринку каннибалов?
   
***
В этот раз вопрос больного меня не пугает. Просто потому, что я уже пережил день укусов от больных и теперь хожу в полной боеготовности. Жду, чтобы отомстить за все прошлые разы.
Когда мой недруг совершает последний рывок длинной стрелкой навстречу своей победной трели, я делаю такое же молниеносное движение за своим старым помощником — железный многоразовый шприц-пистолет начиненный мощным успокоительным. Пистолет сразу натыкается на тело больного, но вот тебе на — ломается шприц. Снова повторение вчерашней истории.
***
Так проходит неделя. Все мои попытки предотвратить беспредел больных заканчиваются провалом.
Главврач психиатрической больницы, набравший за неделю сотню укусов от двадцати пациентов, помимо психических заболеваний черт пойми еще чем болевших — финиш. А еще к тому же Вася, в край запивший. Больше я не выдержу.
Все. Увольняюсь.
***   
Собираю вещи, когда открывается входная дверь. На пороге — жена с кульками из "Пятерочки". Сразу все понимает, роняет пакеты, оседает прямо в прихожей и молча смотрит. Лучше бы причитала, останавливала, проклинала — легче было бы уйти. А так — как будто ноги отказали. Просто стою и смотрю на нее. Как же она постарела! Нет, не то чтобы она раньше была молодой, но насколько старее она стала сейчас... И как раньше этого не замечал? Пусть и ненавижу кочергу старую, но все же привык, даже грустно как-то. Представляю ее такую несчастную, ждущую меня дома — и глаза застилает влага.
— Прости, Лена! Я... — все мысли путаются в голове, а слова застревают в горле. Выдавливаю из себя то, что могу, — я ухожу...
Не могу больше видеть ее глаз, потому подхватываю сумку и выбегаю. Навстречу юношеской мечте. Вперед к карьере электрика. Захлопывая дверь, успеваю услышать:
— Храни тебя Бог, милый...

Чуточку подредактировала согласно мнению Макара.

Отредактировано Alena (15-07-2017 18:21:47)

+1

24

э-э-э... неужели крайний текст и хроники главврача писал один человек? Алена, если бы ты прислала Алишера изначально, то вопрос о победе не был бы столь однозначным.
Теперь по техту. Алишер и сатана? — разные религии, вроде. Двумя-тремя мазками пояснить Васю-физика и Алишера-электрика. Немного ослабить ненависть к жене, переделать в привычку, шоле?
Да и причесать в общем.
А так — ГОДНО!  :cool:

0

25

Старенький кряхтельник
У нас, в Казахстане, не так все однозначно по поводу религий ;) Слишком тесно, на самом деле, перемешаны и культура, и вера национальностей. Спасибо, будем поработать :)

0

26

Alena написал(а):

У нас, в Казахстане, не так все однозначно по поводу религий ;) Слишком тесно, на самом деле, перемешаны и культура, и вера национальностей.


Внученька, если бы ты писала повесть про интернационализм, толерантность и особенности совместного проживания народов, то такого вопроса бы не возникло. Местный колорит хорош, но требует своей темы. Ты хочешь пояснить за это в черно-юмористическом стебном рассказе?
Давай так. Читай и запоминай. Рассказ довольно специфичная форма творчества. Из-за малого количества знаков каждое слово в нем играет на результат. При этом каждое событие в рассказе должно подчиняться общей логике и быть объяснено в рамках повествования.
Юмористический рассказ допускает гротеск, намеренно вроде немыслимую изначальную ситуацию, нестандартный выход из нее — но при условии, что сказанное выше будет соблюдено.

+2

27

Лизавета! Вы, как всегда, бесподобны! Тема — супер. прямо про меня. Почти год я был в отключке, простите, отлучке. А тут зашёл, и такая Прелесть. Жаль, не успеть мне. А тема — супер!

0

28

Пек Зенай написал(а):

Жаль, не успеть мне. А тема — супер!

Пек, тема и сейчас открыта для всех желающих. Если есть вдохновение и желание — выбирай задачку из темы и вперед) Здесь же и публикуй, просто уже сам без всяких секретов об авторстве)

0

29

Господа, я сейчас как депутат, неподсуден. Т.е. не судите строго. За год "остыл" совсем. Чикиль, чикиль, как говорили в одном фильме  "Михаил Светлов! Ту-ту!"

Палата №6

Я один из многих в этом закрытом загадочном и многострадальном мире, именуемом гордо «Психбольница №1». Здесь мой дом, моя судьба. Зовут меня Хоботов, Евгений Фёдорович. Родился я … Ах, впрочем, это не важно. Где родился, там и сгодился. Придя сюда молодым практикантом с кулинарного техникума, a остался тут навсегда.

***

День уже клонился к закату. Солнце село за кудрявые кроны рощицы окружающую нашу обитель, но остатки солнечного дня ещё витали в воздухе, словно нерастворившийся в крови ГАЛОПЕРИДОЛ. От толстых прутьев решётки и сетки рабица на окне, падали причудливые тени на стол и стулья, привинченные к полу. Настроение – преотличнейшее. Бурлила кровь, хотелось строить замки из песка и тут же разрушать их, писать второй том «Мётртвых душ» и тут же сжигать его, найти истину и тут же утопить её в вине. От избытка чувств я ухватился за преднамеренно оголённый электрический провод. Дёрнуло от души. Настольная лампа моргнула и пригасила яркость. Во рту появился приятный кислый вкус. В скулу будто Кличко двинул, ласково, но от души. В дверь осторожно постучали. Я с сожалением отпустил провод.
— Войдите
В кабинет опасливо вошли двое рослых санитаров. Иванов и Иванов. «Двое из ларца, одинаковы с лица». Не родственники – однофамильцы. Первый чётким движением коснулся своей шеи справа, второй своего плеча слева. Знают, черти, как правильно отдавать честь старшему по званию. Этот обычай, введённый мной три года назад, действовал безукоризненно. Он дисциплинировал и постоянно напоминал сидельцам об их шатком положении. Мол, ты сам ещё не знаешь, какое место тебя судьба укусит. Я лениво ответил на их приветствие, трижды махнув ладонью у правого бедра, согласно количеству укусов. Зря я, конечно, укусил их в разные точки, синхронности нет. Я поморщился. Иванов воспринял это как плохой знак, заторопился, зачастил:
— Хозяин, время к отбою, а остальные без Вас не ложатся. Как, может… пойдём уже.
— Ладно, пошли. Надеюсь, вы мне мою любимую палату приготовили, шестую?
Ивановы синхронно кивнули. Второй Иванов отстранённо глядя в строну обронил:
— Чо, и намордник опять надевать не будем?
— А что больные сегодня буянили?
— Нет, нет, Хозяин, что ты – заторопились Ивановы – все сегодня были белыми и пушистыми
— Ладно, — смилостивился я – сегодня без намордника и смирительной рубашки, пошли
Мы шли освещённым коридором. Я всматривался в знакомые лица и вспоминал, как они попали сюда. Вот Мук-Дак, рефлекторно схватился за гениталии, это его Иванов отметил, ещё при приёме. Вот Му-Му, словно пёс пять раз щёлкнул по левому уху. Это я постарался, уж больно строптив, а за каждую провинность, извольте – укус. А ещё сторожилы Макак, Ленин, Ельцин…Большинство из «Бермудского треугольника». Нет, не из того, что так красочно воспел поэт «…будто этот многогранник – незакрытый пуп Земли». Этот Треугольник располагается в нашем городе. Именно он был темой моей диссертации. Одну из глав я даже оформил в стихотворной форме.
Разменяв последний стольник
Взяв два пива и леща
Я присел за грязный столик
Возле мутного окна
Крошки, мыши, тараканы
Мне теперь сам чёрт не брат
Пиво пенится в стакане,
Я тому безмерно рад
Ах, погодка – загляденье
И барменша так мила.
Рядом плюхнулись в сиденье
Два знакомых кореша.
Зырит лещ на нас с тоскою
Щас порвём его, на раз!
У друзей всегда с собою
Водка! Это вам не квас.
Пиво с водкой  — нет вкуснее
Ну, что празднуем теперь?
Не боись, не день рожденья
Мы не алкаши, поверь.
Повод нужен лишь «алконам»
А у нас поёт душа.
И плясали и смеялись
Два любимых кореша.
Это кто сказал, что я —
Мастер по питью спиртного
Пить не может ни … черта?
У тебя как с головою?
Тоже мне, хорош «братан».
Это мне ты отвечаешь?
Вылупился как баран
На, за это получаешь.

… череп клинил, кости ныли
В голове трезвон и вой
Да, неплохо погуляли
В этот самый … выходной.

А образуют его три заведения: рюмочная «На посошок», кафе «Разгуляй» и ресторан «Нирвана». Именно в этом треугольнике просвещенные жёны разыскивают своих мужей. Именно здесь происходя иногда странные и непонятные события. Например, учёные мужи долго бились над неясностью, как пара кружек обычного пива может свалить с ног здорового мужика. Только после создания мной экспертного отряда «Летучий Сатана», обнаружилась истинна. Пролетая над «Посошком» наш отряд увидел странные манипуляции бармена. Мы схватили его за руку, и он открыл нам тайну под названием «Ёрш», и тайну изменения плотности спирта. Именно там я познакомился с Ивановыми и перетащил их сюда, в обитель.
Почти у самой палаты стояли двое. Пацак и новенький. Пацак, увидев меня, присел, дважды хлопнул себя по ляжкам и воскликнул «Ку!». Новенький, криво усмехнувшись протянул:
— Чо, и этот фуфел тут банк держит? Да, его тонким слоем на кулак намазать и то не хватит…
— Послушайте почтеннейший…
Я хотел нежно коснуться плеча наглеца, но неожиданно скопившаяся энергия слетела с кончиков пальцев голубой молнией и отбросила его к стене. Пока тот был в отключке, я с яростным наслаждением поставил на нём первую отметину, прямо под глазом. Тоже мне Нельсон недокушенный. Рот ещё не успел как следует наполниться кровью, а зубы впиться в нежное мясо, как среагировали Ивановы. Они живо поставили меня на ноги, отряхнули, заботливо вытерли рот.
— Успокойтесь Хозяин всё прошло, он уже помечен. С него хватит.
Да, пожалуй хватит. Чтобы сохранить лицо, я сделал гордую осанку, вздёрнул подбородок и тут увидел Математика. Тот сидел на корточках в уголке и что-то писал в тетрадке.
— Что!? Неповиновение?!
Тут Математик, видимо, выплыл из глубины своих мыслей, спохватился, вскочил и принялся отплясывать Русскую ударяя себя по бёдрам, плечам и хлопая в ладоши. Потом остановился виновато глядя на нас. Точно, тридцать восемь, как в аптеке. Ай, да Математик. Сам виноват, был бы внимательнее, его не кусали бы, не вертелся бы сейчас как блохастый пёс.
— Ну, чем занят? – спросил я солидно
— Я, это… задачки сочиняю…
— Задачки? – удивился Иванов – для кого?
— Для школ, в учебники
— И что, берут? – заинтересованно осведомился Иванов второй
— Берут. У меня зять – издатель. Пришлось его два раза кусать, чтобы печатал.
За начальником отделения закрылась дверь палаты №6. Ивановы развернулись и привычно скаля зубы и постукивая дубинками, начали загонять больных по палатам. Потом щёлкнули общим выключателем и неторопливо двинулись к себе в каморку.
— И кто только назначил нам в начальники такого Кусаку – со вздохом молвил Иванов
— Известно кто, — отозвался напарник — Андрей Ефимыч Рагин — главный врач
— А зачем?
— Говорят, Андрей Ефимыч укусил Хоботова, ну и чтобы извиниться дал ему порулить год. Кто ж знал, что Хозяин так вцепится в должность, что твой бульдог
— А кто назначил Рагина?
— Министр, дурья ты башка. Он, говорят, тоже любит кусаться, можа тут без укусов тож не обошлось.
— Да-а-а, — протянул второй – а уж кто министра укусил, об этом лучше не думать — целее будешь

+2

30

Пек, ну это же замечательно! Только подвычитай текст, довольно много банальных опечаток, и не все запятые присутствуют в тексте)

0


Вы здесь » Чернильница » Колизей » Пристрелка "Абсурдная"