Чернильница

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Чернильница » Песочница » ***


***

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Добрый вечер. Извините, перед конкурсом я удаляю " сырую" главу. Спасибо всем огромное!
Поделюсь результатом,если он будет)

[/spoiler]

Отредактировано Наталья (09-04-2017 18:05:01)

+1

2

Наталья, я прям на распутье.
Сделаешь замечания — Вжик загрызет, что молодого автора зобижаю. Мимо пройдешь — Вы обидитесь — "дескать, на новичков совсем забили".  :confused:
Давайте так. По первоглавию трудно судить о произведении в целом. Но можно подметить некоторые общие моменты.
Язык. Первое, то нравится.
Есть. Причем автор умеет писать красиво и нестандартно.
Зачало. Э-э-э... Короче, совершенно не интригует. Если б причитывался к покупке этой книги, то, скорее всего, поставил бы томик обратно на полку.
Запятые. Ужас. Прочитайте разбор Ли конкурсной работы Кесаря — Ваши ошибки того жи направления.
Времена глаголов, и, соответственно, фокальность. Учиться, учиться, и еще раз...
Как-то вот так.
Главное — не пугайтесь и продолжайте работать. А мы уж поможем, кто чем богат.

0

3

Спасибо. Согласна! Первая глава только всё предваряет. Приключения и образы начинаются позже. Но по лимиту, я же не могу выложить все  шесть авторских листов, которые уже написаны)
Учту ещё раз запятые. Вычитывали журналисты и не один) Но как говорят на жур.факе, — "Филологи это друзья русского языка, журналисты -враги".
Эта сказка, уже участвовала в  литературном издательском конкурсе . Вошла лишь во второй лонг лист. Таковой там имеется, утешительный так сказать.  И собирается ещё раз участвовать. Поэтому, я не обижаюсь, а жажду критики! Потому как, свои люди не в счёт!
Запятые, да. Буду ещё раз править. И в начало, видимо тоже нужно добавить динамики. Мне самой не очень нравится...
По существу.  А ещё критика будет? Или теперича моя очередь?

0

4

отзыв

Хочется продолжение почитать) Понравилась параллель, которая с бровями была.

Формальности, вопросы, уточнения:

Наталья написал(а):

В середине июля,  ветра в донских краях становятся сухими и горячими, солнце палящим, а вечера душными и длинными.

Наталья написал(а):

И те, были сбиты с толку.

Не понимаю,  зачем в начале запятая нужна(. Если так обособлять, на мой взгляд, смысл предложения теряется (если исходить из мысли, что обособленное можно "вынуть" из предложения без потери смысла — здесь так не получается)

Наталья написал(а):

в редких лесах за той южной деревушкой – водятся люди-древожилы, в меловых курганах – шныряют кротоподобные  жители, на реке поутру всплывают  трехглазые  воины в серебристой ладье,  а в  урожайных пшеничных полях – мелькают златоволосые длиннорукие ду՛хи.

Интересные паузы из-за тире возникают...

Наталья написал(а):

в один ужасно наряжённый день,

напряжённый?

Наталья написал(а):

« Есть затея одна. Кто против, пусть просто промолчит.

))) Звучит.

Наталья написал(а):

Решили так, и назвать «Червонцы». Только с одной буквой «н» для благозвучия.

"Червоннцы" лишние ассоциации не порождают (потому что, вроде бы, такого слова нет), и при звучании стёрлось бы наличие двух н, так что зря они((

Наталья написал(а):

Вадим Николаевич, обожавший знаменитого французского писателя, держал томик « Таинственного острова» неизменно под рукой и разыгрывал лотерею – «кто пойдёт «гуглить» на карте,  при этом открывая книгу наугад. Страницы нередко совпадали с номерами, предшествующих фамилиям учеников в журнале.

Цепляющий момент в произведении.Хотя выделенный участок не совсем понятен, как будто рассогласование есть.

Наталья написал(а):

у «Червонцов»

Если от слова "червонец", то по парадигме "червонцев". Или, может, самобытное нечто)

Наталья написал(а):

Тот сколотил своё звено «Кандибобер» и отряды начали соперничать и приумножаться.

Кандибобер — интересное название) Фраза необычно с приумножаться смотрится.

Наталья написал(а):

да чу′дных? людях,

Не лишний знак вопроса?

Наталья написал(а):

И огородные, как  не одни в том мире.

Непонятная фраза(

Наталья написал(а):

Отбросил настежь дверь

Необычно звучит

0

5

Задумчивый пёс, спасибо за критику и отзывы большое!
Подскажите, где найти "разбор Ли конкурсной работы Кесаря" ?)
В каком конкретно разделе форума?

0

6

Наталья написал(а):

Подскажите, где найти "разбор Ли конкурсной работы Кесаря" ?

Если иначе никак (текст с пристрелки)

0

7

Обещаю, что посмотрю и отпишусь, но видимо, не раньше следующей недели.
Отписываюсь чтобы вы знали, что не всем пофиг.

+1

8

Наталья,в разборе текста сразу правлю тебе знаки препинания (вижу, что тут у тебя трудности, поправь, но, пожалуйста удели минутку правилам русского языка, чтобы в дальнейшем писать грамотно). А так же зачеркнуто будет то, что надо просто убрать из текста как мусор веником, сделав повествование более гладким. Сюжетной линии не касаюсь, потому что это дело авторское, личное. В любой истории важна в первую очередь подача. Даже незатейливый сюжет будет прекрасно читаться, если подан верно. Приступим.

вот

Глава 1. Странный мальчик
В середине июля,(не нужна зпт)  ветра в донских краях становятся сухими и горячими, солнце палящим, а вечера душными и длинными. И нет ничего приятнее, чем укрыться от изнуряющей жары на всё лето в уютной деревеньке, раскинувшейся возле малой живописной речки Лозовки, берега которой покрылись махровыми зарослями ольховника. Хутор (тире) тот так и называется – Ольховчик. Деревня была старая, всякий двор с таинственной байкой, в тёмных амбарах – чертяка, а за каждой калиткой – огородный, навроде домового, только на грядках.
Поговаривали также, что  в редких лесах за той южной деревушкой – (не нужно тире) водятся люди-древожилы, в меловых курганах –(не нужно тире) шныряют кротоподобные  жители, на реке поутру всплывают  трехглазые  воины в серебристой ладье,  а в  урожайных пшеничных полях – (не нужно тире) мелькают златоволосые длиннорукие ду՛хи.  -здесь тире не ставится, потому что нет противопоставлений и пропущеных слов. Вот смотри. Берем любой фрагмент: в урожайных пшеничных полях мелькают златоволосые длиннорукие духизачем здесь тире? предложение полное, или: в редких лесах за той южной деревушкой водятся люди древожилы...опять полное предложение, поэтому без тире. Если есть сомнение по знакам, просто раздели сложное предложение на простые, из которых оно состоит, и тогда станет понятно какие знаки ставить. К тому же здесь идет перечисление, логичнее ставить двоеточие, если хочешь. Тогда предложение будет иметь вид: Поговаривали также, что  в редких лесах за той южной деревушкой  водятся : люди-древожилы,  кротоподобные  жители,  трехглазые  воины в серебристой ладье,  златоволосые длиннорукие ду՛хи. — это, конечно, уже канцелярщина какая-то, так писать не надо, просто для примера показываю.

Но видят этих таинственных существ только избранные…
– Может, это и не так, Мишка, – рассказывал другу об Ольховчике  Егор Чернозуб, застёгивая рюкзак, – но уж больно темно там по ночам. Я такого сумрака нигде не видел.  И ещё… точно знаю, – понизил он голос. – За деревней какой-то ход есть, – интриговал  Егор своего товарища. Но тот молчал, упорно уничтожая сорняки тяпкой.
– Я думаю, в лесу за Меловой горой есть тайный лаз. Мне на то и бабушка намекала, – добавил Егор в надежде, что друг вступит в беседу.
Мишка в ответ только состроил скептическую физиономию, продолжая монотонную работу. Егор  нарочито вздохнул.  Приятель явно надулся на то, что он уезжает.
– В субботу сюда придёшь? – продолжал,(не нужна зпт) нескладывающийся диалог Чернозуб, уже выходя из калитки Ерофеича.
Странное имя для обычного клочка земли, правда?( к кому это обращение? К читателю? Но повествование идет в другом ключе, здесь эта ремарка только сбивает с ритма чтения)  Однако, именно так юннаты,(не нужна зпт) прозвали свой огород. Ибо, он давал им каждый год небывалый урожай огурцов сорта Ерофей – мясистых, пупырчатых и сладких!   Ещё огород называли «дедом».  Это было удобно. Особенно в школе. «К деду идёшь?» или « Ерофеич заждался», (тире) кидались подростки фразами на глазах учителей. И те,(не нужна зпт) были сбиты с толку. (— ну, это сомнительно. Опираясь на собственный опыт, могу сказать: большинство педагогов в курсе значений слов школьного жаргона и просто не подают вида, про себя посмеиваясь. Если бы эту мысль высказал Егор, например, типа вот мы так говорим, ловко же взрослых обхитрили? — тогда, смысл есть. А здесь авторский текст, поэтому надо подумать об подаче этой мысли)
Итак,  в год, когда началась эта история, Егору исполнилось двенадцать лет.  Он был не совсем обычным подростком. И вот почему.
На дворе шёл двадцать первый век(зпт) и при всём этом, в один ужасно наряжённый день,(не нужна зпт) прямо на самом что ни на есть седьмом уроке, Егор предложил одноклассникам  стать юннатами.  Так вот прямо и сказал, почесав затылок: « Есть затея одна. Кто против,(тире, не зпт) пусть просто промолчит. Кто – за, приглашаю в юннатский отряд!».
Многие, наверное, сейчас и не вспомнят, кто такие эти юннаты.Наталья, ты же пишешь подростковую прозу, а эта фраза обращена к старшему поколению, т е читатель-подросток просто не поймет, что и как он должен вспомнить, верно?)Но, не секрет, что неизведанное всегда нас манит. Тем более, когда  идея сдобрена «аппетитным соусом» приключений и вечерних посиделок у костра.
Ну и закрутилось! Никто и не думал, что юннатское движение многих затянет. Даже заядлых геймеров. ( в чем, как это проявилось? чтобы заядлых геймеров 12—14 лет вдруг вдохновили посиделки у костра должно быть какое-то событие или интрижка (любовь-морковь, к примеру, одноклашку там возможность приобнять незаметно, или втихую покурить, типа как взрослые, или еще какие-то события явно интересней компьютерных игр) т п)
Название отряда, (не нужна зпт) придумалось спонтанно. Однажды в первом походе,(не нужна зпт) Егор случайно подкинул в ровное пламя сухой полыни, и огонь вспыхнул червонным  заревом. Решили так,(не нужна зпт) и назвать «Червонцы». Только с одной буквой «н» для благозвучия.
Начали огородничать,  часто собираться у костров под гитару, ходить в геологические экспедиции. Сопровождать юннатские походы вызвался учитель географии по прозвищу Жуль Верн.  Вадим Николаевич, обожавший знаменитого французского писателя, держал томик « Таинственного острова» неизменно под рукой и разыгрывал лотерею – «кто пойдёт «гуглить» на карте,  при этом открывая книгу наугад. Страницы нередко совпадали с номерами, предшествующих (не согласованы между собой слова и оборот)фамилиям учеников в журнале. А если нет…Впрочем, школьные байки оставим пока на полочке. Эта история  всё же не о школе, и даже не о юннатах, как может показаться, а вернее будет сказать о том,  ЧТО с некоторыми из них произошло. а зачем же тогда читатель знакомился с деталями юннатской и школьной жизни? Мне как бы понятен замысел, но... К тому же сразу переход к "однако, стоит заметить, что спустя месяц... — нет логической связки между абзацами, обдумай этот участок текста)
Однако, стоит заметить, что спустя месяц у «Червонцов» появились конкуренты. Сын главного агронома города – норовистый и гордый Никита Пахомов. Тот сколотил своё звено «Кандибобер»(зпт) и отряды начали соперничать и приумножаться. Летом, когда  многие разъезжались, по очереди работали на  участке. (кто с кем и на каком участке работал? один участок на насколько отрядов? и что за должность такая — главный агроном города?)
В  вышеупомянутый июльский день Чернозуб   уезжал в деревню…
– Наверное, костёр в субботу разведешь? – не унимался с расспросами Егор.
– А с кем костровать? Все поразъехались на лето, – картавя, ответил Кравцов, лучший друг и помощник Чернозуба. – Хотя, в прошлый раз даже туроверовские с хутора пришли. Издалека. Классно посидели!
– Да, уж, – протянул Егор, перетаптываясь на месте и все не решаясь попрощаться. Он смотрел, как высокий, худой и длиннорукий Мишка быстро допалывал грядки, ловко справляясь с уже короткой для него тяпкой. 
– И чего тебя тянет туда, в Ольховчик? Речка вон и у нас есть, – сказал Мишка, криво улыбаясь на свой особый манер.
– Я всего-то на две недели, бабулю проведать.
– Да, знаю, – отмахнулся тот. – Я хоть с тобой всего один раз там был, а помню вечера у старушки — Окерейши. Жуть, да и только эти местные басни о древожилах, да чу′дных? людях, живущих в Белой горе, но я бы повторил! – усмехнулся Мишка и протянул первый руку. – Ладно, счастливой дороги!
– В конце лета можем вместе махнуть, после уборки! – предложил Егор.
– Посмотрим, – ответил Мишка.
– Ну, пока, – попрощался Чернозуб и, выйдя из калитки огорода, тут же надел наушники и включил музыку. Мишка не увидел этого.
– Его-ор, а правда, что бабуля твоя ворожка, колдунья? – выкрикнул вдогонку Кравцов удаляющемуся другу.
Но тот  уже не расслышал его. Он побрёл к дому мимо овражистой речки, протекающей сквозь отдаленный от центра города заброшенный парк.
Внешность Егора была приятна, речь нетороплива, а лицо доброжелательно, подернутое нечастыми веснушками вокруг серо-голубых крупных глаз, как у мамы. Только темно-русые жесткие волосы, вихрящийся чуб и приподнятые брови домиком, сросшиеся возле переносицы (зпт, не тире)– выдавали в нём решительность и силу характера. Казалось, что они –(зпт, не тире) эти брови, были лишними на добром открытом лице, придавая ему излишней строгости…
Надо сказать, что юннатский отряд Чернозуб создал не потому, что был властным и как любят говорить взрослые, «с задатками лидера». Нет. Вернее будет сказать, что он  любил и чувствовал природу.  Бывают, знаете ли, такие  люди, любая травинка у них в земле принимается, а всякая живность прирост даёт.
С ним даже удавалось застать уморительные состязания степных байбаков в степи. Чернозуб,(не нужна зпт) будто чуял места схваток, и пухлые сурки его не пугались.  Упираясь друг в друга лбами, носами и передними лапами –(не нужно тире) грызуны вступали в ожесточённый поединок. Хозяин пытался столкнуть соперника со своей сурчины перед входом в нору, пока были силы. И «червонцы» покатывались со смеху, наблюдая в отдалении за состязанием.
С ним же (здесь лучше имя персонажа, иначе кажется, что опять про сурка идет речь), ребята часто носили сено в казачью конюшню, что на окраине города. Конечно, с расчетом покататься. Молчаливый конюх Степан не любил шумных и суетливых «кандибоберцев», но, видя Егоров отряд, едва заметно усмехался, распушая седые усы в улыбке, и довольно бурчал: «А, червоные, лады, проходите, уж. » (точка ставится после кавычек)
Шестиклассники заносили сено и кормили лошадей. Егор же до′бро глядел на гнедых, будто выбирая, на ком же сегодня прокатиться, гладил по холке, а после смело садился в седло.
Только вот огородничать поначалу желающих не находилось. Однако, когда у Чернозуба на участке начались чудеса – все изменилось!
– Говорят, тебя называют «огородным колдуном»? – спросил папа, затягивая солидный галстук. Евгений Валерьевич был ведущим инженером приборостроительного завода, и увлечение сына не воспринимал всерьез.
Егор немного усмехнулся в ответ:
– Да, бывает, иногда. Но сейчас все реже. Привыкли уже.
Отец похлопал его по плечу и, присев рядом, сказал:
– Помню, как когда-то, маленьким, ты дважды исчезал надолго с вечера на своём любимом огородике. Искали всей улицей! Кто знает, где ты только пропадал?! – вспомнил он, всплеснув руками. – Странные вещи ты рассказывал тогда, о каком-то огородном народе, живущем в полях и обращающих(обращающем) людей в карликов. О волшебных семечках тыквы и подсолнечника, которые уменьшают человека во много раз. Кажется, Филонькой звали твоего огородного гнома? –  спросил папа, бросив ироничный взгляд на сына.
– Да, так его звали. Было дело, – ответил Егор без смущения, глядя в карие глаза отца. – И я это не придумал. Они есть эти народы…только не для всех. И огородные, как  не одни в том мире. Ольховские это знают, – произнёс уверенно сын.
– Это не смешно, Егор, – помрачнел в лице Евгений Валерьевич. – И даже уже неинтересно. Надеюсь, скоро ты сменишь свои сельские увлечения на кружок моделирования и шахматы. Поверь, это гораздо серьезнее и солиднее, – сказал он и, подмигнув, всполошил Егоркин чуб.
– Па, мне нравится заниматься участком, – по-прежнему серьёзно ответил Егор. – Это мне по душе! Может быть, я еще в будущем и ферму свою открою, вот съезжу к бабушке в колхоз, погляжу там, что да как в птичнике – и свою юннатскую открою! – наперекор мечтал он.
Высокий и статный Евгений Валерьевич остановился у двери, вприщур поглядев на сына. Егор был мало похож на отца, весь в материнскую кровь: небольшой, коренастый, с широкими ладонями и толстоватыми пальцами, как есть для труда; лицо простое и доброе, только брови отцовские пришлись к месту, для острастки.
– Как знаешь, сын…, – задумался уже о своём отец. – Странный ты у меня все-таки мальчик! – сказал он, мотнув в удивлении головой. – Уже уезжаешь?
– Да, па. Не знаю, увидимся ли вечером, может быть, ты успеешь вернуться с работы до моего отъезда?
– Я постараюсь, но обещать не могу, – ответил он уже в дверях. – Сегодня сдаем новый заказ, нужно все проверить. Но я приеду к выходным.  Надо проведать твою бабулю. Договорились?
–Да, пап. Пойдет! – сказал Егор.
Они пожали друг другу руки, коротко обнялись по-мужски(зпт) и Егор закрыл дверь. Взглянул на будильник. До отъезда оставалось еще три часа. Он прилёг на клетчатый диван в гостиной, остановив взгляд на портрете матери в  летней соломенной шляпе  и с горечью задумался о ней.
Ялисоветта Романовна пропала на полях при странных обстоятельствах три года назад. Она работала биологом на  опытной сельскохозяйственной станции. Но однажды в поле случилось странное…
В тот пасмурный июньский день Егор взбежал по крутой железной лестнице в старенькое здание станции на второй этаж стрелой. Он буквально летел на  всех парусах с   утренним тормозком  еды в руках. Отбросил настежь дверь в коридор, толкнул входную в кабинет…
– Привет мам! Я принёс бутерброды!
Мама Яля  только слегка вскинула взгляд из-под очков.
  – Да, да, привет. Спасибо, – рассеянно произнесла она. – Положи на тумбочку, – и продолжила рассматривать сонными глазами длинный пшеничный колос, поворачивая его в пальцах. Усталые тени   легли под её красивые  голубые глаза от бессонной ночи.
– Ты совсем не спала, ма.…Так нельзя.  Поешь и  иди домой, – забеспокоился Егор.
Ялисоветта Романовна отодвинула от себя микроскоп, встала и распахнула окно. В душную лаборантскую ворвался  свежий  разнотравный воздух – цвёл чабрец, благоухала люцерна-медунка, терпчил степной шалфей.
– Не могу, – ответила «мамЯля», как иногда её называл Егор. – Мне  нужно в поле. (тире)И  взяла  в руки пшеничный колос, подставив его солнечному свету, словно под гигантскую желтую лупу.
– Что там? – выглянул Егор из-за её спины.
– Не знаю. Но что-то с ним не та–ак, – задумчиво протянула она фразу.
– С кем, с ним?
– С колосом. Какие-то странные ости…слишком длинные.

Вывод

В целом хороший стиль, и вроде неплохая завязка сюжетной линии, но... Рекомендую автору определиться с фразами-обращениями к читателю. Для подростковой аудитории они не нужны. Вообще автору следует обратить на это внимание. Наталья, не забывай, что выбранный  тобой жанр — подростковое фентези. Сейчас текст выглядит так, будто ты пытаешься угодить сразу всем читательским группам. Это не самый правильный подход к делу. Если ограничиваешь себя жанром, адресованным к определенной возрастной группе, то удели некоторое время анализу литературы, которая пользуется у этой группы популярностью (как там подается сюжет, как строится повествование), а так же основным психологическим отличиям этой группы от читателей иного возраста. Подростки — довольно сложная аудитория. Сказки им уже как правило не интересны, требуется довольно сильная интрига, чтобы подросток читал. Возможно, в продолжении твоей истории она есть, но вот это первоглавие пока что для подростка плохо читаемо. Чтобы не быть голословной, я дала его прочитать троим (9 лет, 12 лет и 14 лет) — все увязли, продолжения никто не захотел. Почему? Потому что сейчас текст скорее подходит под определение: литература для взрослых о детях, а не книга для детей (подростков). Это не значит, что всё плохо, и текст никуда не годится. Просто взгляни на свой текст с точки зрения предполагаемого читателя. Все поправимо. Доработать не сложно.

Про юннатов. Не очень мне понятно, зачем столько текста посвящено этому социальному явлению, нынешним подросткам мало известному. Мне пришлось с полчаса потратить, чтобы своей экспериментальной читательской группе объяснить, что есть юннатство. Гуглить непонятные слова в процессе чтения станет далеко не всякий подросток. Значит или тупо проскочит, особо не парясь, или вообще не станет читать дальше. Будет ли в дальнейшем повествовании какое-то возвращение к этой теме? Если нет, то с юннатами надо что-то делать.

Отредактировано Гадость (28-02-2017 10:16:19)

+2

9

Наташа. Читать просто невозможно. Заставляешь себя это делать. Так писать нужно было много лет назад. Ничего интересного. Ничего нового. Зачем читать?
Из хорошего. Вы увлекаетесь тем, о чём пишете и стилем, который Вы выбрали. Текст гармоничен. Наполнение и детализация — выше похвал. Композиция камерна и уютна для читателя. Я много ещё могу назвать плюсов. Но они- плюсы умножаются на ноль, когда — см. выше.
Натали. Вы именно тот чел, который пришёл туда куда надо. Вам нужно раскачать восприятие и Ваш внутренний мир. Я уверен — нас ждёт много интересного.
С уважением,
енот.

0

10

Ну что же....
Жду хороший фантастический детектив для среднего школьного возраста.
Об ошибках уже написано, не буду сыпать соль на рану.
Удачи!

0

11

спойлер

Глава 1. Странный мальчик
В середине июля,  ветра в донских краях становятся сухими и горячими, солнце палящим, а вечера душными и длинными. И нет ничего приятнее, чем укрыться от изнуряющей жары на всё лето в уютной деревеньке, раскинувшейся возле малой живописной речки Лозовки, берега которой покрылись махровыми зарослями ольховника. Хутор тот так и называется – Ольховчик. Деревня была старая, всякий двор с таинственной байкой (Cперва прочитал как "всякий двор с таинственной бабкой"), в тёмных амбарах – чертяка, а за каждой калиткой – огородный, навроде домового, только на грядках.
Поговаривали также, что  в редких лесах за той южной деревушкой водятся люди-древожилы, в меловых курганах – шныряют кротоподобные  жители, на реке поутру всплывают  трехглазые  воины в серебристой ладье,  а в  урожайных пшеничных полях мелькают златоволосые длиннорукие ду՛хи. Но видят этих таинственных существ только избранные…
– Может, это и не так, Мишка, – рассказывал другу об Ольховчике  Егор Чернозуб, застёгивая рюкзак, – но уж больно темно там по ночам. Я такого сумрака нигде не видел.  И ещё… точно знаю, – понизил он голос. – За деревней какой-то ход есть, – интриговал  Егор своего товарища. Но тот молчал, упорно уничтожая сорняки тяпкой.
– Я думаю, в лесу за Меловой горой есть тайный лаз. Мне на то и бабушка намекала, – добавил Егор в надежде, что друг вступит в беседу.
Мишка в ответ только состроил скептическую физиономию, продолжая монотонную работу. Егор  нарочито вздохнул.  Приятель явно надулся на то, что он уезжает.
– В субботу сюда придёшь? – продолжал, нескладывающийся диалог Чернозуб, уже выходя из калитки Ерофеича.
Странное имя для обычного клочка земли, правда? (Обращение к читателю? Ну ок, ну ок)  Однако, именно так юннаты, прозвали свой огород. Ибо, он давал им каждый год небывалый урожай огурцов сорта Ерофей – мясистых, пупырчатых и сладких!   Ещё огород называли «дедом».  Это было удобно. Особенно в школе. «К деду идёшь?» или « Ерофеич заждался», кидались подростки фразами на глазах учителей. И те, были сбиты с толку.
Итак,  в год, когда началась эта история, Егору исполнилось двенадцать лет.  Он был не совсем обычным подростком (Шрам в виде молнии на лбу? Пардон, не удержался). И вот почему.
На дворе шёл двадцать первый век и при всём (Всё — это что?) этом, в один ужасно наряжённый день, прямо на самом что ни на есть седьмом уроке, Егор предложил одноклассникам  стать юннатами.  Так вот прямо и сказал, почесав затылок: « Есть затея одна. Кто против, пусть просто промолчит. Кто – за, приглашаю в юннатский отряд!».
Многие, наверное, сейчас и не вспомнят, кто такие эти юннаты. Но, не секрет, что неизведанное всегда нас манит (Притяжательные нужны не всегда). Тем более, когда  идея сдобрена «аппетитным соусом» приключений и вечерних посиделок у костра.
Ну и закрутилось! Никто и не думал, что юннатское движение многих затянет. Даже заядлых геймеров.
Название отряда, придумалось спонтанно (Зачем тут зпт? Вот зачем?). Однажды в первом походе, Егор случайно подкинул в ровное пламя сухой полыни, и огонь вспыхнул червонным  заревом. Решили так, и назвать (двоеточие) «Червонцы». Только с одной буквой «н» для благозвучия (1.Червонное пламя — не та лексика, что распространена в повседневной речи подростков 2. Разве на произношение влияет количество согласных?).
Начали огородничать,  часто собираться у костров под гитару, ходить в геологические экспедиции. Сопровождать юннатские походы вызвался учитель географии по прозвищу Жуль Верн.  Вадим Николаевич, обожавший знаменитого французского писателя, держал томик « Таинственного острова» неизменно под рукой и разыгрывал лотерею – «кто пойдёт «гуглить» на карте,  при этом открывая книгу наугад (Стало понятно только после прочтения следующего предложения). Страницы нередко совпадали с номерами, предшествующих фамилиям учеников в журнале (Допустим, в классе десятка три учеников. Из них мужского пола, согласно статистике — поменьше половины... Сколько страниц в жульене Жуле Верне?). А если нет…Впрочем, школьные байки оставим пока на полочке. Эта история  всё же не о школе, и даже не о юннатах, как может показаться, а вернее будет сказать о том,  ЧТО с некоторыми из них произошло.
Однако, стоит заметить, что спустя месяц у «Червонцов» появились конкуренты. Сын главного агронома города – норовистый и гордый Никита Пахомов (Братиишкаааа... Прошу прощения, не удержался. Глупая шутка для тех, кто смотрел один дурацкий фильм). ТотЗПТ сколотил своё звено «Кандибобер»  :D  и отряды начали соперничать и приумножаться. Летом, когда  многие разъезжались, по очереди работали на  участке (Это предложение по смыслу оторвано от предыдущего).
В  вышеупомянутый июльский день Чернозуб   уезжал в деревню…
– Наверное, костёр в субботу разведешь? – не унимался с расспросами Егор.
– А с кем костровать? Все поразъехались на лето, – картавя, ответил Кравцов, лучший друг и помощник Чернозуба. – Хотя, в прошлый раз даже туроверовские с хутора пришли. Издалека. Классно посидели!
– Да, уж, – протянул Егор, перетаптываясь на месте и все не решаясь попрощаться. Он смотрел, как высокий, худой и длиннорукий Мишка быстро допалывал грядки, ловко справляясь с уже короткой для него тяпкой. 
– И чего тебя тянет туда, в Ольховчик? Речка вон и у нас есть, – сказал Мишка, криво улыбаясь на свой особый манер.
– Я всего-то на две недели, бабулю проведать.
– Да, знаю, – отмахнулся тот. – Я хоть с тобой всего один раз там был (Я бы перефразировал, но это чисто моё имха. Я понимаю, что в данном случае персонаи сообщают друг другу то, что им и так известно ради информирования читателя, но можно же и поизящее), а помню вечера у старушки — Окерейши (Это по паспорту?). Жуть, да и только эти местные басни о древожилах, да чу′дных? людях, живущих в Белой горе, но я бы повторил! – усмехнулся Мишка и протянул первый руку. – Ладно, счастливой дороги!
– В конце лета можем вместе махнуть, после уборки! – предложил Егор.
– Посмотрим, – ответил Мишка.
– Ну, пока, – попрощался Чернозуб и, выйдя из калитки огорода, тут же надел наушники и включил музыку. Мишка не увидел этого.
– Его-ор, а правда, что бабуля твоя ворожка, колдунья? – выкрикнул вдогонку Кравцов удаляющемуся другу.
Но тот  уже не расслышал его. Он побрёл к дому мимо овражистой речки, протекающей сквозь отдаленный от центра города заброшенный парк.
Внешность Егора была приятна, речь нетороплива, а лицо доброжелательно, подернутое нечастыми веснушками вокруг серо-голубых крупных глаз, как у мамы. Только темно-русые жесткие волосы, вихрящийся чуб и приподнятые брови домиком, сросшиеся возле переносицы (Какой же это Егор? Это Ашот получается) – выдавали в нём решительность и силу характера. Казалось, что они – эти брови, были лишними на добром открытом лице, придавая ему излишней строгости…
Надо сказать, что юннатский отряд Чернозуб создал не потому, что был властным и как любят говорить взрослые, «с задатками лидера». Нет. Вернее будет сказать, что он  любил и чувствовал природу.  Бывают, знаете ли, такие  люди, любая травинка у них в земле принимается, а всякая живность прирост даёт.
С ним даже удавалось застать уморительные состязания степных байбаков в степи. Чернозуб, будто чуял места схваток, и пухлые сурки его не пугались.  Упираясь друг в друга лбами, носами и передними лапами – грызуны вступали в ожесточённый поединок. Хозяин пытался столкнуть соперника со своей сурчины перед входом в нору, пока были силы. И «червонцы» покатывались со смеху, наблюдая в отдалении за состязанием.
С ним же, ребята часто носили сено в казачью конюшню, что на окраине города. Конечно, с расчетом покататься. Молчаливый конюх Степан не любил шумных и суетливых «кандибоберцев», но, видя Егоров отряд, едва заметно усмехался, распушая седые усы в улыбке, и довольно бурчал: «А, червоные, лады, проходите, уж. »
Шестиклассники заносили сено и кормили лошадей. Егор же до′бро глядел на гнедых, будто выбирая, на ком же сегодня прокатиться, гладил по холке, а после смело садился в седло.
Только вот огородничать поначалу желающих не находилось. Однако, когда у Чернозуба на участке начались чудеса – все изменилось!
– Говорят, тебя называют «огородным колдуном»? – спросил папа, затягивая солидный галстук. Евгений Валерьевич был ведущим инженером приборостроительного завода, и увлечение сына не воспринимал всерьез.
Егор немного усмехнулся в ответ:
– Да, бывает, иногда. Но сейчас все реже. Привыкли уже.
Отец похлопал его по плечу и, присев рядом, сказал:
– Помню, как когда-то, маленьким, ты дважды исчезал надолго с вечера на своём любимом огородике. Искали всей улицей! Кто знает, где ты только пропадал?! – вспомнил он, всплеснув руками. – Странные вещи ты рассказывал тогда, о каком-то огородном народе, живущем в полях и обращающих людей в карликов. О волшебных семечках тыквы и подсолнечника, которые уменьшают человека во много раз (баян :) ). Кажется, Филонькой звали твоего огородного гнома? –  спросил папа, бросив ироничный взгляд на сына.
– Да, так его звали. Было дело, – ответил Егор без смущения, глядя в карие глаза отца. – И я это не придумал. Они есть эти народы…только не для всех. И огородные, как  не одни в том мире. Ольховские это знают, – произнёс уверенно сын.
– Это не смешно, Егор, – помрачнел в лице Евгений Валерьевич. – И даже уже неинтересно. Надеюсь, скоро ты сменишь свои сельские увлечения на кружок моделирования и шахматы. Поверь, это гораздо серьезнее и солиднее, – сказал он и, подмигнув, всполошил Егоркин чуб.
– Па, мне нравится заниматься участком, – по-прежнему серьёзно ответил Егор. – Это мне по душе! Может быть, я еще в будущем и ферму свою открою, вот съезжу к бабушке в колхоз, погляжу там, что да как в птичнике – и свою юннатскую открою! – наперекор мечтал он.
Высокий и статный Евгений Валерьевич остановился у двери, вприщур поглядев на сына. Егор был мало похож на отца (Раз уж папа Евгейний Валерьевич, а у сына брови сросшиеся... Тут уж вопросы к маме), весь в материнскую кровь: небольшой, коренастый, с широкими ладонями и толстоватыми пальцами, как есть для труда; лицо простое и доброе, только брови отцовские пришлись к месту, для острастки.
– Как знаешь, сын…, – задумался уже о своём отец. – Странный ты у меня все-таки мальчик! – сказал он, мотнув в удивлении головой. – Уже уезжаешь?
– Да, па. Не знаю, увидимся ли вечером, может быть, ты успеешь вернуться с работы до моего отъезда?
– Я постараюсь, но обещать не могу, – ответил он уже в дверях. – Сегодня сдаем новый заказ, нужно все проверить. Но я приеду к выходным.  Надо проведать твою бабулю. Договорились?
–Да, пап. Пойдет! – сказал Егор.
Они пожали друг другу руки, коротко обнялись по-мужски и Егор закрыл дверь. Взглянул на будильник. До отъезда оставалось еще три часа. Он прилёг на клетчатый диван в гостиной, остановив взгляд на портрете матери в  летней соломенной шляпе (И только в ней?) и с горечью задумался о ней.
Ялисоветта (Эээ... Но ведь такого имени нет) Романовна пропала на полях при странных обстоятельствах три года назад. Она работала биологом на  опытной сельскохозяйственной станции. Но однажды в поле случилось странное…
В тот пасмурный июньский день Егор стрелой взбежал по крутой железной лестнице в старенькое здание станции на второй этаж стрелой (Порядок слов!). Он буквально летел на  всех парусах с   утренним тормозком  еды в руках (Он шахтёр? Машинист?). Отбросил настежь дверь в коридор (Из петель вырвал?), толкнул входную в кабинет…
– Привет мам! Я принёс бутерброды!
Мама Яля  только слегка вскинула взгляд из-под очков.
  – Да, да, привет. Спасибо, – рассеянно произнесла она. – Положи на тумбочку, – и продолжила рассматривать сонными глазами длинный пшеничный колос, поворачивая его в пальцах. Усталые тени   легли под её красивые  голубые глаза от бессонной ночи (Глаза красивые и голубые от бессонной ночи?).
– Ты совсем не спала, ма.…Так нельзя.  Поешь и  иди домой, – забеспокоился Егор.
Ялисоветта Романовна отодвинула от себя микроскоп, встала и распахнула окно. В душную лаборантскую ворвался  свежий  разнотравный воздух – цвёл чабрец, благоухала люцерна-медунка, терпчил степной шалфей.
– Не могу, – ответила «мамЯля», как иногда её называл Егор. – Мне  нужно в поле. И  взяла  в руки пшеничный колос, подставив его солнечному свету, словно под гигантскую желтую лупу. (Разделять прямую речь и авторскую)
– Что там? – выглянул Егор из-за её спины.
– Не знаю. Но что-то с ним не та–ак, – задумчиво протянула она фразу.
– С кем, с ним?
– С колосом. Какие-то странные ости…слишком длинные.

То бишь первое, что надо сделать — это навести порядок со знаками препинания. Ну нельзя так. Должно же быть чувство языка.
Второе — определиться с аудиторией. И уже от этого плясать.
Третье — прояснить пятую графу Егора  :crazyfun:
Четвёртое — ответь, пожалуйста... А про что первая глава?

Отредактировано Renson (09-03-2017 15:51:58)

0

12

Гадость написал(а):

Наталья,в разборе текста сразу правлю тебе знаки препинания (вижу, что тут у тебя трудности, поправь, но, пожалуйста удели минутку правилам русского языка, чтобы в дальнейшем писать грамотно). А так же зачеркнуто будет то, что надо просто убрать из текста как мусор веником, сделав повествование более гладким. Сюжетной линии не касаюсь, потому что это дело авторское, личное. В любой истории важна в первую очередь подача. Даже незатейливый сюжет будет прекрасно читаться, если подан верно. Приступим.

Отредактировано Гадость (28—02—2017 07:16:19)

Спасибо! Очень понравилась твоя критика. Читаю, и как будто дежавю. Шероховатости подачи текста, юннатство под вопросом, некая несовременность и поздний "захват" читателя...Всё так! Действительно, изначально, это был рассказ об огородном человечке с баклажановым носом, которого повстречал мальчик  5 лет. Потом история разрослась в вымысел погуще. Народов добавилось, главный персонаж вырос, но поскольку весь сыр-бор из-за огородного, то по связке  были уместны  юннаты. Но наверное, с этим придётся что-то делать. Хотя, есть желание выложить ещё главу хотя бы, что бы уж окончательно разгромить эту идею. Ну, либо наоборот)

Отредактировано Наталья (09-03-2017 22:44:22)

0

13

АБРАКАДАБР написал(а):

Наташа. Читать просто невозможно. Заставляешь себя это делать. Так писать нужно было много лет назад. Ничего интересного. Ничего нового. Зачем читать?
Из хорошего. Вы увлекаетесь тем, о чём пишете и стилем, который Вы выбрали. Текст гармоничен. Наполнение и детализация — выше похвал. Композиция камерна и уютна для читателя. Я много ещё могу назвать плюсов. Но они- плюсы умножаются на ноль, когда — см. выше.
Натали. Вы именно тот чел, который пришёл туда куда надо. Вам нужно раскачать восприятие и Ваш внутренний мир. Я уверен — нас ждёт много интересного.
С уважением,
енот.

Спасибо за отзыв. Понимаю, синопсисом  не затянешь.  А первая глава, видимо очень слабая(

0

14

Renson написал(а):

(Стало понятно только после прочтения следующего предложения). Страницы нередко совпадали с номерами, предшествующих фамилиям учеников в журнале (Допустим, в классе десятка три учеников. Из них мужского пола, согласно статистике — поменьше половины... Сколько страниц в жульене Жуле Верне?). А если нет…Впрочем, школьные байки оставим пока на полочке. Эта история  всё же не о школе, и даже не о юннатах, как может показаться, а вернее будет сказать о том,  ЧТО с некоторыми из них произошло.

А если нет —  это не суть важно. Не стала рассусоливать. Для чего? Совпали выходит к доске, не совпали заново листает!

Renson написал(а):

Егор был мало похож на отца (Раз уж папа Евгейний Валерьевич, а у сына брови сросшиеся... Тут уж вопросы к маме),

Тут не поняла. Всё дальше объясняется.  Со сросшимися бровями на юге России половина населения. И все они Маши, Пети и Оксаны) Смешение наций, знаешь ли.
Ялисоветта — есть такое имя. Только с одной "Т". Но! Эта буква заменена неспроста. Далее по тексту, одна из правительниц страны про имени Ялань. Вообщем, сюжетная линия будет подстроена под это имя.
"Отбросил дверь" ... Согласна.
Насчёт неопровержимой логической связи тормозка и шахтёра -нет. Тормозки собирают в дорогу, на работу в том числе. Просто слово устаревшее. Надо подстроиться)
С запятыми и тире тоже. Больное место.

0

15

Спасибо всем огромное! Можно выложить ещё главу?

0

16

Вжик написал(а):

Ничуть не слабая первая глава. Очень даже хороша. А на пьяного Енота особо не обращайте внимания. Впрочем, как и на меня.) Здесь, скорее всего  конфликт ЦА. Неординарный текст таки для большинства, в основном из поклонников полудетского сталкера, но с сурьезной заявкой на правдоподобие и желаемой привязкой к реалиям хоть как-то.  Прислушивайтесь к Ли Гадости. СОВЕТУЮ.

Ну я про Ли поняла сразу)
Можно первую главу порезать  и перекроить, конечно. Но! Весь замут потом на огороде.  С  огородным народом с овощными носами! Легче вообщем её выкинуть, чем убрать эту юннатскую подводку. Да, она несовременная и возможно провальная для геймерского поколения. Но, знаете,  почему -то в прошлом году Росмэн ввел в конкурс номинацию "Школьные истории" в лучших, как они писали,  традициях Носова и  Драгунского...И да, дети читают сейчас треш о некромантах. Но я пока до этого не созрела.

0

17

Наталья написал(а):

И да, дети читают сейчас треш о некромантах. Но я пока до этого не созрела.


А деды книги читают про Смерть, вампиров и зомби.
Умные книги про Смерть, вампиров, зомби и человечность.
Просто завораживающие книги за авторством Терри Пратчетта.
И дед читает это вместе с легионом таких же —

По данным статистики, на протяжении 1990-х годов Пратчетт являлся самым читаемым в Великобритании автором — его книг, изданных в твёрдой обложке, было продано больше, чем у любого другого современного ему писателя. По некоторым оценкам, его книги составляют примерно 1 % от всех книг, проданных в Великобритании, общий тираж его книг (на разных языках) превышает 40 миллионов.

К чему это я? Да просто.

Это дело автора — сделать из персонажей трэш или мудрость.

0


Вы здесь » Чернильница » Песочница » ***