Чернильница

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Чернильница » Критика » Друг человека


Друг человека

Сообщений 1 страница 30 из 54

1

версия 1

— Нет, нет, и ещё раз нет!
— Но…
— Исключено. Повторяю: животных на борт не берём!
Несмотря на то, что в обставленном дорогой мебелью кабинете на полную работал кондиционер, Сергею становилось всё жарче и жарче.
— Петрович, ну пожалуйста, — в очередной раз пошёл он на бесплодный штурм. – Белка перенесёт сон в криогенной камере. Я рассчитал. Нужно будет только немного подкрутить настройки…
— А где я тебе эту лишнюю камеру найду? Рожу, что ли? Каждый сантиметр корабля рассчитан! Некуда пихать, ну не-ку-да! Да даже если и запихнуть в подсобку – как коммуникации провести?
— Хорошо, — попробовал зайти Сергей с другой стороны. – Пусть в моей полетит. В тесноте, да не в обиде…
— Да? А камеру на что настраивать будем? На тебя или на неё? Или, может, вывести средний знаменатель? —  последние два слова Петрович произнёс с максимальной язвительностью, на которую только был способен. – И достанем по прилёту двух «двухсотых»…
При упоминании термина оба мужчин как-то поникли. Наступила пауза. Нервно оглядевшись, Эрнест схватил с подоконника электронную сигарету и затянулся, пустив к потолку облако ароматного пара.
Оба вспоминали одни и те же годы.
— Да пойми же, Сергей Виктрыч. Не предусмотрено в нашем рейсе мест для братьев наших меньших. Всё, баста. Думаешь, ты один такой… Просящий? Ты же видел проект…
Как один из ведущих инженеров, следует заметить — не только видел.
— А как же дети? – глухо спросил он. – Не смогут они без неё… Им же не объяснишь…
— Вырастут – поймут. Ну, коли так, попробуй обменять свои билеты на рейс другой компании… Или вставай в очередь на место в государственном флоте… Или… Или оставайтесь на Земле, раз так…
Глаза Сергея сверкнули.
— Да, — пробормотал он, быстро взяв себя в руки. – Я понимаю. Просто… Сам понимаешь…
— Понимаю, что зажрался ты, — ответил Петрович – без злобы, а с печальной товарищеской нежностью. – Улетаешь, да не один, а с семьёй. Со всей! Ребятишек двое, здоровых… Почти. И внуки – если долетим, а мы долетим – будут. И правнуки. А ты недоволен. Охренел ты, Серёга. Заканчивай дурить и готовь чемоданы. Не для того воевали, чтобы внуки и дети наши инвалидами рождались.
— Не для того, — согласился Сергей, вставая. – За то бились, чтобы никого не осталось…
Он покинул кабинет главного директора, спустился в вестибюль, забрал в гардеробе плащ с капюшоном, натянул на лицо платок и широкие очки, поплотнее запахнулся и покинул административный корпус одного из крупнейших частных предприятий страны. Ещё надо было дойти до автомобиля сквозь разыгравшуюся пыльную бурю.
Прежде чем подняться по лестнице и зайти в квартиру, долго отряхивался в подъезде. Обрызгал одежду дезинфекционным спреем. Оказавшись дома, спрятал верхнюю одежду в металлический шкаф в прихожей и надолго отправился в душ. Выйдя, потрепал за уши давно скрёбшегося под дверью домашнего питомца и, сопровождаемый, прошёл в гостиную, где его отец смотрел телевизор.
Вечерняя программа новостей. На экране – первое лицо.
— Глянь-ка, — сказал отец, всё это время сидевший в кресле.
— Я не смотрю.
— Я тоже. Включил для интереса. Не, глянь! – он ткнул в изображение заскорузлым пальцем. – Мой ровесник! А выглядит, как твой. Тут одним ботоксом не обошлось, точно те говорю…
Сергей пожал плечами и проглотил горсть таблеток йода. Запил горьковатой водой из бутылки.
— Наверняка улетел давно вместе со своими, а сейчас запись крутят.
— Едва ли. Куда же он без нас?
Из другой комнаты выкатился автоматический робот-пылесос и принялся за работу. Белка, стоило роботу приблизиться к ней, предупреждающе зарычала. Изобретение хозяина всегда её немного пугало.
Сергей переводил взгляд с Белки – напрягшиеся мускулы, поднятые уши, серьёзная морда – на автоматизированного уборщика. Бубнёж телевизора и старика отошли на задний план. Что-то свербило в голове. Какая-то мысль, ещё толком не оформившись, уже начала вопить.
Через несколько минут он уже мчался обратно на работу.
Белка полетит. Теперь уж точно.
Но для этого придётся выполнить кучу сложнейшей работы в кратчайшие сроки.

***
Прошло пару лет. Корабли одни за другим начали стартовать. Некоторые ковчеги были государственными, другие же, как и те, на котором Сергей вывозил семью – частными. Получить место что на первых, что на вторых было делом крайне трудным. И деньги играли далеко не первую роль.
Огромные ковчеги один за другим отправлялись в путь, оставляя тех, кому не нашлось места, скрежетать зубами или плакать.
Корабль вышел за пределы атмосферы и, управляемый автопилотом, двинулся в сторону пункта назначения – согласно расчётам, с девяносто пяти процентной вероятностью пригодному для жизни землян. Пассажиры, большую часть которых составляли работники предприятия и некоторые члены их семей, спали криогенным сном.
А по пустым палубам в невесомости парила Белка.

***
Баба Вера – последняя из тех, кто участвовал в Исходе, единственный оставшийся в живых свидетель того, Как Было Там. Её век близится к концу, и вскоре она воссоединится с Предками в Вечности. Она плохо слышит и уже почти не видит. Обуза для общины.
И в то же время – память.
Каждый сороковой день месяца, когда три луны освещают небосвод, всех детей от семи до десяти зим от роду приводят к ней, и она рассказывает о Том, Как Было До.
Потому что свет и тепло Знания необходим человеку так же, как свет и тепло огня.
Медленно и скрипуче ведёт она рассказ.
О том, как отошли люди от Бога и уничтожили данный им мир.
О том, что смилостивился Бог, дал детям своим шанс, посадил их на Ковчег и отправил в мир новый, чтобы начать сначала. То был Исход.
О том, что дал Бог людям Заповеди, по которым жить, и средства, чтобы выживать.
О том, что понимал Бог, что даже под Его надзором, что даже со Знанием и инструментами слаб человек. И дал ему помощника и друга. Вечного товарища.
О том, что друг человека не может нанести вред человеку или допустить, чтобы ему нанесли вред.
О том, что друг человека должен слушаться человека, когда послушание не наносит человеку вред.
О том, что друг человека должен сохранять себя, но при этом слушаться человека и не наносить ему вред.
Баба Вера говорила, а тонкая рука её всё это время гладила Белку, которая сидела рядом и внимательно наблюдала.

версия 2

— Нет, нет, и ещё раз нет!
— Но…
— Исключено. Повторяю: животных на борт не берём!
Несмотря на то, что в обставленном дорогой мебелью кабинете на полную работал кондиционер, Сергею становилось всё жарче и жарче.
— Петрович, ну пожалуйста, — в очередной раз пошёл он на бесплодный штурм. – Белка перенесёт сон в криогенной камере. Я рассчитал. Нужно будет только немного подкрутить настройки…
— А где я тебе эту лишнюю камеру найду? Рожу, что ли? Каждый сантиметр корабля рассчитан! Некуда пихать, ну не-ку-да! Да даже если и запихнуть в подсобку – как коммуникации провести?
— Хорошо, — попробовал зайти Сергей с другой стороны. – Пусть в моей полетит. В тесноте, да не в обиде…
— Да? А камеру на что настраивать будем? На тебя или на неё? Или, может, вывести средний знаменатель? —  последние два слова Петрович произнёс с максимальной язвительностью, на которую только был способен. – И достанем по прилёту двух «двухсотых»…
При упоминании термина оба как-то поникли. Наступила пауза. Нервно оглядевшись, Эрнест схватил с подоконника электронную сигарету и затянулся, пустив к потолку облако ароматного пара.
Оба вспоминали военные годы.
— Да пойми же, Сергей Виктрыч. Не предусмотрено в нашем рейсе мест для братьев наших меньших. Всё, баста. Думаешь, ты один такой… Просящий? Ты же видел проект…
Как один из ведущих инженеров, следует заметить — не только видел.
— А как же дети? – глухо спросил он.
— Вырастут – поймут. Ну, коли так, попробуй обменять свои билеты на рейс другой компании… Или вставай в очередь на место в государственном флоте… Или… Или оставайтесь на Земле, раз так…
Глаза Сергея сверкнули.
— Да, — пробормотал он, быстро взяв себя в руки. – Я понимаю. Просто… Сам понимаешь…
— Понимаю, что зажрался ты, — ответил Петрович – без злобы, а с печальной товарищеской нежностью. – Улетаешь, да не один, а с семьёй. Со всей! Ребятишек двое, здоровых… Почти. И внуки – если долетим, а мы долетим – будут. И правнуки. А ты недоволен. Охренел ты, Серёга. Заканчивай дурить и готовь чемоданы. Не для того воевали, чтобы внуки и дети наши инвалидами рождались.
— Не для того, — согласился Сергей, вставая. – За то бились, чтобы никого не осталось…
Он покинул кабинет главного директора, спустился в вестибюль, забрал в гардеробе плащ с капюшоном, натянул на лицо платок и широкие очки, поплотнее запахнулся и покинул административный корпус одного из крупнейших частных предприятий страны. Ещё надо было дойти до автомобиля сквозь разыгравшуюся пыльную бурю.

Прежде чем подняться по лестнице и зайти в квартиру, долго отряхивался в подъезде. Обрызгал одежду дезинфекционным спреем. Оказавшись дома, спрятал верхнюю одежду в металлический шкаф в прихожей и надолго отправился в душ. Выйдя, потрепал за уши давно скрёбшегося под дверью домашнего питомца и, сопровождаемый, прошёл в гостиную, где его отец смотрел телевизор.
Вечерняя программа новостей. На экране – первое лицо.
— Глянь-ка, — сказал отец, сидевший в кресле.
— Я не смотрю.
— Я тоже. Включил для интереса. Не, глянь! – он ткнул в изображение заскорузлым пальцем. – Мой ровесник! А выглядит, как твой. Тут одним ботоксом не обошлось, точно те говорю…
Сергей пожал плечами и проглотил горсть таблеток йода. Запил горьковатой водой из бутылки.
— Наверняка улетел давно вместе со своими, а сейчас запись крутят.
— Едва ли. Куда же он без нас?
Из школы вернулись Верка с Тёмкой и, едва умывшись, кинулись играть с собакой, даже не заметив Сергея. Улыбаясь, он смотрел, как дети тискают забалдевшую собаку – которая, в отличие от матери, слово сдержала – не предала и не ушла в мир иной.
В комнату согласно расписанию выкатился автоматический робот-пылесос и принялся за работу. Белка, стоило роботу приблизиться к ней, предупреждающе зарычала. Изобретение хозяина всегда её немного пугало.
Сергей переводил взгляд с Белки – напрягшиеся мускулы, поднятые уши, серьёзная морда – на автоматизированного уборщика. Бубнёж телевизора и старика отошли на задний план. Что-то свербило в голове. Какая-то мысль, ещё толком не оформившись, уже начала вопить.
Через несколько минут он уже мчался обратно на работу.
Белка полетит. Теперь уж точно.
Но для этого придётся выполнить кучу сложнейшей работы в кратчайшие сроки.

Огромные ковчеги один за другим отправлялись в путь, оставляя тех, кому не нашлось места, скрежетать зубами или плакать.
Корабль вышел за пределы атмосферы и, управляемый автопилотом, двинулся в сторону пункта назначения. Пассажиры, большую часть которых составляли работники предприятия и некоторые члены их семей, спали криогенным сном.
А по пустым палубам в невесомости парила Белка.

Баба Вера – последняя из тех, кто участвовал в Исходе, единственный оставшийся в живых свидетель того, Как Было Там. Её век близится к концу, и вскоре она воссоединится с Предками в Вечности. Она плохо слышит и уже почти не видит. Обуза для общины.
И в то же время – память.
В сороковой день первого месяца, когда три луны освещают небосвод, всех детей десяти зим от роду приводят к ней, и она рассказывает о Том, Как Было До.
Потому что свет и тепло Знания необходим человеку так же, как свет и тепло огня.
Медленно и скрипуче ведёт она рассказ.
О том, как отошли люди от Бога и уничтожили данный им мир.
О том, что смилостивился Бог, дал детям своим шанс, посадил их на Ковчег и отправил в мир новый, чтобы начать сначала. То был Исход.
О том, что дал Бог людям Заповеди, по которым жить, и средства, чтобы выживать.
О том, что понимал Бог, что даже под Его надзором, что даже со Знанием и инструментами слаб человек. И дал ему помощника и друга. Вечного товарища.
О том, что друг человека не может нанести вред человеку или допустить, чтобы ему нанесли вред.
О том, что друг человека должен слушаться человека, когда послушание не наносит человеку вред.
О том, что друг человека должен сохранять себя, но при этом слушаться человека и не наносить ему вред.
Баба Вера говорила, а тонкая рука её всё это время гладила Белку, которая сидела рядом и внимательно наблюдала.

вариант 3 в соавторстве с Гадостью

Путь от школы до дома занимает около двадцати минут. Не потому, что далеко. Сначала приходится ждать в очереди у шлюза, потом скучные минуты в шлюзовой камере, потом быстро – один лестничный пролет. Кажется, вот уже и дом, но снова шлюз, дезинфекция…  Коридор. Череда дверей. Младший брат боится тусклого подмигивания ламп, цепко хватает за руку. Вот и их дом, за дверью, на которой фломастером Вера однажды нарисовала маленькую ромашку. Она никогда не встречала живых цветов. Сердцевину и лепестки научила рисовать мама, она  даже держала когда-то в руках настоящие живые цветы.  Стебель и листья Вера рисовала сама, потому что мамы уже не было рядом. Единственное растение, которое девочка видела своими глазами – искусственная новогодняя елка, поэтому стебель ромашки покрыт щетиной иголок.
За дверью комната, перегороженная надвое занавеской. В одной – дед и отец, вечно хмурные, недовольные, озабоченные чем-то. Вера слышит обрывки разговоров, от двери видит экран. Вечерняя программа новостей. На экране – первое лицо.
— Глянь-ка, Серега, — говорит дед.
— Да я не смотрю это.
— Я тоже. Включил для интереса. Не, глянь! – он тыкает в изображение заскорузлым пальцем. – Мой ровесник! А выглядит, как твой. Тут одним ботоксом не обошлось, точно те говорю…  Наверняка улетел давно вместе со своими, а сейчас запись крутят.
— Едва ли. Куда же он без нас? — Отец пожимает плечами, глотает горсть таблеток, запивает  водой из бутылки.
Вера морщится, вспомнив горький вкус воды… Из-под стола выскакивает Белка, начинает прыгать вокруг, встает на задние лапы, норовя лизнуть Темку и Веру одновременно. Белка… Единственная радость, единственный источник любви и тепла, после смерти мамы. Бросив на пол учебники, Вера спешит в свою комнату, чтобы потискать любимицу, поиграть, а потом, зарывшись носом в теплый затылок Белки, немного поплакать… 
В соседней комнате отец по громкой связи опять решает какие-то проблемы с начальником. Вера слышит каждое слово, напряженный голос отца, категоричный — начальника…
— Нет, нет, и ещё раз нет!
— Но…
— Исключено. Повторяю: животных на борт не берём!
— Петрович, ну пожалуйста. Она перенесёт сон в криогенной камере. Я рассчитал. Нужно будет только немного подкрутить настройки…
— А где я тебе эту лишнюю камеру найду? Рожу, что ли? Каждый сантиметр корабля рассчитан! Некуда пихать, ну не-ку-да! Да даже если и запихнуть в подсобку – как коммуникации подвести?
—  Пусть в моей полетит. В тесноте, да не в обиде…
— Да? А камеру на что настраивать будем? На тебя или на неё? Или, может, вывести средний знаменатель? И достанем по прилёту двух «двухсотых»… Пойми же, Сергей Виктрыч. Не предусмотрено в нашем рейсе мест для братьев наших меньших. Всё, баста. Думаешь, ты один такой… Просящий? Ты же видел проект…
Как один из ведущих инженеров, следует заметить — не только видел.
— Петрович, но это так нужно…
— Попробуй обменять свои билеты на рейс другой компании… Или вставай в очередь на место в государственном флоте… Ну… Иль оставайтесь на Земле, раз так…
— Да. Я понимаю. Просто… Сам понимаешь…
— Понимаю, что зажрался ты. Улетаешь, да не один, а с семьёй. Со всей! Ребятишек двое, здоровых… Почти. И внуки – если долетим, а мы долетим – будут. И правнуки. А ты недоволен. Охренел ты, Серёга. Заканчивай дурить и готовь чемоданы. Не для того воевали, чтобы внуки и дети наши инвалидами рождались.
— Не для того. За то бились, чтобы никого не осталось…
Звучит короткий сигнал отключения связи. Отец принимается шагать по дому, спотыкается о брошенные учебники.
Вера прижимает к себе Белку, утирая слезы, шепчет ей на ухо:
— Я тебя не брошу. Останусь здесь с тобой и никуда не полечу. Мама же обещала — Он нам обязательно поможет, — пальцем ныряет за воротник свитера и вытягивает шнурочек с кулоном. Там Бог. Смотрит печально и ласково. Как мама. Мама научила верить в Бога. Быстро оглядевшись (отец с дедом за занавеской, Темка занят расстановкой шашек на доске), Вера снимает с себя шнурочек и надевает на Белку, прячет под шерсть.
Белка высвобождается из детских рук, тихо рычит: в комнату, согласно расписанию, выкатывается автоматический робот-пылесос. Белка, прижав уши, следит за каждым его движением. Изобретение хозяина всегда немного пугает её.
Вера поднимает голову. Отец, прислонившись к стене, переводит взгляд с Белки – напрягшиеся мускулы, поднятые уши, серьёзная морда – на автоматизированного уборщика. Белка – робот – Белка – робот…  Вдруг улыбается:
— Полетит, родимая. Теперь уж точно, — радостно кивает Вере и, прихватив блокнот, выбегает за дверь.
— Опять в мастерскую свою побежал. А обещал в шашки со мной поиграть… — недовольно бурчит Темка. Подхватив с пола изгрызанный мячик, подкидывает вверх:
— Апорт!

Путь от школы до дома занимает около двадцати минут. Не потому, что далеко. Просто некуда спешить, скорость коляски выставлена на минимум.
Коридоры и холлы поселка пусты. Дети на учебе, взрослые на работе. Красно-яркие лучи Солнца 7  дробятся в бордовой листве деревьев за окнами, бликами разбегаются по стене. Бесшумно и плавно сквозь свет и тишину коридора двигается  коляска. Время от времени Вера Сергеевна высвобождает из-под пледа руку и отводит в сторону. Тут же идущая рядом Белка подсовывает под ладонь хозяйки голову (я здесь, я рядом), отчего лицо Веры расцветает улыбкой. Проведя пальцами по теплому лбу, потрепав за ушами свою спутницу, хозяйка снова прячет руку под плед, не переставая улыбаться. Только Белка…  остальным нет дела до древней поглупевшей старухи, до последней оставшейся в живых свидетельницы жизни и смерти другого мира… Она могла бы многое рассказать именно сейчас: картины прошлого с каждым днем все ярче и подробнее нынешних будней, и  наконец-то появилось время на разговоры. Могла бы многое поведать, чтобы нынешние дети ценили возможность каждое утро видеть настоящее небо и рисовать цветы с натуры. Она могла бы…  Но кто станет  слушать старуху? Её голос теперь так слаб и тих. Рука снова выскальзывает из-под пледа и ложится на затылок Белки:
— Только ты и услышишь меня, верно? А помнишь, как огромный космический ковчег отправился в путь? На экран транслировали Землю, которую мы покидали. Только она была не голубой с зеленым, как в старых книгах, а черной там, где песок спекся от жары, и серой, где песок покрылся холодом… Мы плакали. Только ты молчала, потому что на твоей шее уже не было шнурочка.
Коляска останавливается: край пледа сполз и попал под колесо. Белка вытягивает его  обратно. Коляска снова продолжает движение. Белка бежит рядом, придерживая одеяло зубами.
— Потом мы спали… А ты? Парила в невесомости по пустым коридорам, берегла наш сон.  Да, мы многое могли бы рассказать. Ты и я. А что, если…
Нажатием кнопки она разворачивает кресло и спешно возвращается в свой модуль, чтобы записать для потомков, то, что вдруг понимает так отчетливо; то, что должны помнить и знать те, кто останется в этом мире после её ухода.

Как отошли люди от Бога и уничтожили данный им мир.
Как смилостивился Бог, дал детям своим шанс, позволив построить Ковчеги и отправиться  в мир новый, чтобы начать сначала.

Пальцы устают от письма, мерзнут. Белка подставляет загривок, чтобы хозяйка могла согреть их.

Как  дал Бог человеку помощника и друга. Вечного товарища. Чтобы не тяготился человек одиночеством, ибо от чувства одиночества творит он только зло.

— Ты согласна? Всё ли верно?
Белка чуть наклоняет голову в бок, шевелит ушами, смотрит в глаза хозяйке, будто выражая согласие.

Как друг человека не может нанести вред человеку или допустить, чтобы ему нанесли вред.
Как друг человека должен слушаться человека, когда послушание не наносит человеку вред.

Белка спешит в угол комнаты, аккуратно подхватывает кабель, призывно смотрит на хозяйку. Но та, увлеченная письмом, не замечает. Белка возвращается.

Как друг человека должен сохранять себя, но при этом слушаться человека и не наносить ему вред.

Баба Вера снова гладит Белку, но не чувствует тепла. Вздыхает. С трудом поднявшись из кресла, она подсоединяет к другу человека кабель питания, чтобы зарядить аккумулятор…

+2

2

сомнения
Renson написал(а):

Прошло пару лет.

— что-то не так в этой фразе кажется))
"О том, что друг человека не может нанести вред человеку или допустить, чтобы ему нанесли вред.
О том, что друг человека должен слушаться человека, когда послушание не наносит человеку вред.
О том, что друг человека должен сохранять себя, но при этом слушаться человека и не наносить ему вред." — прям-таки перефразирован Азиомов и его три закона робототехники:
Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинён вред.
Робот должен повиноваться всем приказам, которые даёт человек, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат Первому Закону.
Робот должен заботиться о своей безопасности в той мере, в которой это не противоречит Первому или Второму Законам.
т. е замени слова "друг человека" на "робот" и получи в итоге плагиат (почти) Так и задумано?

0

3

Так, второй (Гадость) пошёл.
Посмотрим, скажет ли ещё кто чего.

0

4

Ну, как я понял, гг сделал из питомца робота или киборга, которому не нужны системы жизнеобеспечения на пути к новой планете. И впоследствии бессмертное животнэ превратилось в сакральный символ.
Есть несколько вопросов по сюжету:
1) "двинулся в сторону пункта назначения – согласно расчётам, с девяносто пяти процентной вероятностью пригодному для жизни землян". Я правильно понял, земляне собрались колонизировать планету с женами и детьми, не будучи на 100 процентов уверены, что планета пригодна для жизни? Чет сомнительно. В таком деле ведь много мелочей. Допустим, планету изучили с орбиты или еще как, не высаживаясь на нее. Но первыми на планету все равно должны были высадиться какие-то испытатели, чтобы на своей шкуре проверить пригодность для жизни.
2) Почему идея сделать киборга-животного пришла в голову только гг и почему только у него была такая возможность? Он такой уникум? Кораблей много, но только один пассажир повез с собой робота? А если нет, то в чем сакральное значение именно Белки, если она не уникальна?
3) Если запрет на животных — частный случай только одного корабля, то что мешало провезти их на каких-нибудь других? Специально оборудованных для сохранения земной флоры и фауны или каких-нибудь илитных кораблей, где богатеи ставят специальные криокамеры для своих питомцев.

0

5

Вжик написал(а):

При этом рычащее на механического робота — зачем, почему?

Вполне распространенная реакция собак и кошек на нечто непонятное, очень шумное и механическое, вроде пылесоса, — забиться под диван и оттуда шипеть или зарычать-облаять.

0

6

Извините, а коровок-свинок-утяток тож не взяли? А что ж тогда сии кочевники кушать собрались?
Терраформирование — такое терраформирование... ога...

0

7

Растения. Грибы. Витамины. Друг друга едят. Да хоть синтетику, см. "5 элемент", где суёшь в микроволновку кубик гагги и получаешь куру.
http://savepic.ru/12774107.jpg

0

8

Renson написал(а):

Растения. Грибы. Да хоть синтетику, см. "5 элемент", где суёшь в микроволновку кубик гагги и получаешь куру.


Это хорошо первые полгода.
Вот только растения без навоза не вырастишь. А строить фабрику химудобрений на неизвестной планете... м-м-м... Симбиоз — мы, животные, растения — всё завязано.
Про грибов лучше вообще молчать, если только дрожжи какие. Но и для них нужна питательная среда.
Нащет синтетики... кхм. Нахрен тогда с Земли улетали — не могли синтетику дома жрать?

З.Ы.

А фотка совсем не в тему. Ты бы еще скотчем обмотался. Не смогла бы так картошка вырастить. Этот ляп не пнул только ленивый.

Отредактировано dedMcAr (29-01-2017 21:43:00)

0

9

Марсианскии хроники Брэдбери даже не открывай, тебя удар хватит.

0

10

Ну как бы Марк Уотни вынужден был в силу обстоятельств выживать в одиночку на планете, используя имеющиеся у него ресурсы. Жить на этой планете он не собирался, миссия у него была исследовательская, а не колонизаторская. Ты же отправляешь инженеров, женщин и детей на планету, когда есть вероятность, что она вообще не пригодна для жизни.
При этом, отчего именно бегут земляне обрисовано не слишком внятно. Во всяком случае, угрозы наступающего Апокалипсиса не видно. Поэтому надеющиеся на авось колонизаторы выглядят странно.

0

11

ну... ВДРУГ
господин Ренсон таки прислушается к моим бурчалкам, то править техт — дело одного абзаца. ВДРУГ надумаешь — с удовольствием подскажу.

Теперь собственно рассказ. Да, привязка к Азимову — просто блеск! Кланяюсь, снимаю шляпу — и вообще три раза "Ку!"

http://www.stihi.ru/pics/2016/08/07/1828.jpg

0

12

А я всё пытаюсь вспомнить, откуда сюжетец-то?




:D

0

13

Вжик написал(а):

самец, а здесь самка. Разница — на лицо

Ну да, ну да.

0

14

Renson написал(а):

Вжик написал(а):

    самец, а здесь самка. Разница — на лицо

Ну да, ну да.


Никогда не рассматривал. В — внимательность. ))))

0

15

Если честно, то мне пафос в финале не понравился. Все Эти Слова с Большой Буквы. Да и в происходящее не верится. Какой-то яркой искры не хватает. Ту же Веру можно было в начале упомянуть, что она маленькая и Белку очень любит. Не знаю.

+1

16

Если честно — не ясно одно, но самое главное обстоятельство — что же такое эта/это/этот Белка?
Суть претензии: сюжет рассказа Белка. Ок. То что она/оно/он пережила/пережило/пережил переезд сказано. Что улетела/улетело/улетел с/благодаря Сереге — ясно. Но, а что же вдохновленный Сережка сделал? Собрал симбиоз пылесоса-робота и собаки? Или же сделал киберпса? А может собаку в корпус робота-пылесоса запихал?
Ну, и мелкие словесные помарки. Например, ты встречал в живую главного директора? Или говорил что вышел из дома (хз, куда, ты не упоминаешь), но надо еще дорог пять перейти?

А вообще скучно. Хоть бы со-переживаний к псу, чтоль... Или Серега бы забухал с горя по-началу :)

0

17

Автор забил? Ок.

0

18

Автор в депрессии. Скоро ответит.

0

19

вот
Гадость написал(а):

т. е замени слова "друг человека" на "робот" и получи в итоге плагиат (почти) Так и задумано?

Да. Так и задумано.

Hugin написал(а):

И впоследствии бессмертное животнэ превратилось в сакральный символ.

Да.

Hugin написал(а):

"двинулся в сторону пункта назначения – согласно расчётам, с девяносто пяти процентной вероятностью пригодному для жизни землян". Я правильно понял, земляне собрались колонизировать планету с женами и детьми, не будучи на 100 процентов уверены, что планета пригодна для жизни? Чет сомнительно.

Принимается. Справедливый косяк.
Хотя, может, вариантов лучше не было.

Hugin написал(а):

Он такой уникум?

А хоть и да.

Hugin написал(а):

то что мешало провезти их на каких-нибудь других?

Не было возможности попасть на другие.

Вжик написал(а):

"Автомобиль" лучше заменить на "кар", электрокар", "электромобиль", "флаер" и тп. Имхо, так фантастичная картинка мира станет еще более фантастичной.

А эта и ни фонтастега
"Сергей запрыгнул взял смузи, запрыгнул на лонгборд и поехал в коворкинг, где с другими кофаундерами сделал рисеч и решил кейс"
Достаточно фантастично?

Вжик написал(а):

Виктрыч вначале выглядит молодым парнем

Почему?

Старенький кряхтельник написал(а):

Извините, а коровок-свинок-утяток тож не взяли? А что ж тогда сии кочевники кушать собрались?

Веганы, сэр.
Или эмбрионов несколько вагонов, чтобы на месте в пробирке вырастить.

Вжик написал(а):

И название классное — Белка. Первым делом вспоминается организм с жолудем из "Ледникового периода".

1.Аллюзия на Белку и Стрелку.
2.Для эффекта, чтобы читатель сперва подумал, что речь не о собаке, а о белке.

Gelion написал(а):

Ту же Веру можно было в начале упомянуть

Сделаем.
А пафос здесь нужен.

NoName написал(а):

Если честно — не ясно одно, но самое главное обстоятельство — что же такое эта/это/этот Белка?

Даны условия, которые дают возможность сделать пару возможных выводов.

NoName написал(а):

вышел из дома

Там не "дом" слово.

но надо еще дорог пять перейти?

Какие пять дорог? Большая парковка.

В общем, такое у меня чувство, что никакой я не писатель, а хрен моржовый. И пора завязывать, раз такая лажа выходит.

0

20

имхо опять

Перечитала еще и еще, чтобы уже не спотыкаться на опечатках ("оба мужчин как-то поникли" — норм?) и сосредоточиться на сюжете и его подаче. Это, конечно, имховщина, но все же выскажусь.
Начнем с того, что тема взаимоотношений человек-робот обмусолена и по всякому раскрыта во множестве разных фантастических произведений множеством авторов от Азимова до Пелевина. Что-то свое изобрести в этой теме довольно сложно, и даже если нет замысла придумать новое, нужно хорошенько обдумать подачу основной мысли. Какова основная мысль твоей истории? Я, честно, её не нашла. Почему?
1 Не понятно, кто является главным героем. За кого читателю переживать, кому сочувствовать?
Исходя из названия, предполагается, что это Белка. Но о ней всего пара-тройка предложений. Вот они:

Белка перенесёт сон в криогенной камере.
Белка, стоило роботу приблизиться к ней, предупреждающе зарычала. Изобретение хозяина всегда её немного пугало. Сергей переводил взгляд с Белки – напрягшиеся мускулы, поднятые уши, серьёзная морда – на автоматизированного уборщика.
Белка полетит.
А по пустым палубам в невесомости парила Белка.
Баба Вера говорила, а тонкая рука её всё это время гладила Белку, которая сидела рядом и внимательно наблюдала.

Т е сущность Белки не раскрыта. Не в том плане, что сначала — домашнее животное, в финале — робот. Нет. Не раскрыты причины, побуждающие хозяина вложить немалый труд для существования Белки после Исхода. Только общая фраза, ничем не подкрепленная — "— А как же дети? – глухо спросил он. – Не смогут они без неё… Им же не объяснишь… " Почему дети без нее не смогут? Почему так важно, чтобы она была рядом??? В финальной части опять же только общие фразы о предназначении Белки, но понимания нет. *

2 Финал. Вроде так продуманно человечество оснащает ковчеги, ничего лишнего, никакого балласта и т д. Понятно, что единственным источником Знаний Баба Вера не является, она "единственный оставшийся в живых свидетель того, Как Было Там". Привожу пример из нашей реальности. Каждый год ближе к 9 мая детям в школах напоминают об известной войне, побуждают с конфетами и цветами посетить еще оставшихся в живых участников давних событий, или приглашают в школы ветеранов, чтобы они рассказали детям, как там было. Это интересно детям ровно на пять минут. На следующий год ситуация повторяется и — только скуку вызывает у школьников. Дети живут настоящим и будущим, прошлое им мало интересно. Мы, взрослые люди, и сами-то не особо слушаем стариков, чаще из вежливости прислушиваемся, что уж о детях говорить. А в твоем финале:
Каждый сороковой день месяца, когда три луны освещают небосвод, всех детей от семи до десяти зим от роду приводят к ней, и она рассказывает о Том, Как Было До. — я прям представляю четко, как детишки, под скрипучий голос Бабы Веры заняты чем угодно: от исследования содержимого своих носов, до обсуждения бородавки на щеке бабушки — но только не повествованием Веры. Тем более, она им такие непростые истины пытается поведать. И странно, что о Боге идет речь. Оставить на Земле все, что дорого сердцу и при этом тащить с собой в новый мир религию? Зачем? Чтобы был повод для очередной войны? К слову, персонажи из первой части текста не производят впечатления глубоко верующих и религиозных. Наоборот, им все божественное до лампады, мягко говоря. Нужна в этом рассказе такая привязка к Богу?

А что, если попытаться написать этот сюжет от лица Белки? Пусть бы хозяин таскает её за собой даже в лабораторию, а она слушает его разговоры и видит события? Переживает о своей судьбе и судьбе детей, частично помнит прошлое уже в облике робота? Можно интересно обыграть и раскрыть нераскрытое. Можно взаймы кой-чего не только у Азимова прихватить, но и из "Собачьего сердца", например. Попробуешь?

Автор в депрессии. В общем, такое у меня чувство, что никакой я не писатель, а хрен моржовый. И пора завязывать, раз такая лажа выходит. Подобные разговорчики отставить! Ренсон, в самом деле, что за упадническое нытье? Выглядит как отмазка. У тебя таланта и трудолюбия по-любому хватит, чтобы довести текст. Не ленись, работай над собой, и все получится.

*

*Рекомендашка маленькая. Попробуй выразить основную идею текста в одно предложение (естественно в черновике для себя), а потом прикладывай эту идею к каждому событию (предложению) в рассказе. Оно должно раскрывать,  доказывать,  подтверждать эту самую идею разносторонне. Тогда легче будет убрать из текста лишние мусорные подробности и добавить важных. Рассказ по объему маленький, поэтому здесь необходимо продумать каждое слово, чтобы не расползаться во все стороны, вызывая лишние вопросы у читателя.

+1

21

Почитал разборы — кого взяли, кого нет. Насколько исследована планета, и т.д.
Господа... просто представьте — Земля на грани краха, тут не только на мало исследованную планету полетишь, вообще к черту на кулички полезешь.
Кого взяли? — считаю вопрос вообще неуместным, жесткий отбор, а тут белка... вы еще спросите пилота — почему он с собой кошечку не берет
NoName — а это суть как важно? ГГ взял с собой любимое животное, какие еще могут быть вопросы.
Еще раз Господа — разбор малость не по теме (ИМХО)
Renson
Депресию отставить, пахали — пашем — и дальше бум пахать.
( А критика малость ослабла, не вту степь шо-то ее тянет)

0

22

Gelion написал(а):

Если честно, то мне пафос в финале не понравился.

Простите — а вы кроме букваря в руки что нить брали?
Не вижу пафоса, новое положение правил поведения, на любом производстве так. Если вас устраивает анархия — вопросов нет.

0

23

NoName написал(а):

Автор забил? Ок.

Тут уж не вам судить

Если кого зацепил — не обессудьте, рассказ очень понравился, и нападки здесь считаю неуместны.

Отредактировано Славянин Казак (10-02-2017 16:00:43)

0

24

NoName написал(а):

А вообще скучно. Хоть бы со-переживаний к псу, чтоль... Или Серега бы забухал с горя по-началу

вот тут точно букварь нужен для начала.

0

25

Я даже ине знал что надыть вначале описать место действия, затем как выглядит герой, следом все его переживания ( и не только его) как одет(ы) что пили-курили...
А дале на рассказ места не останется

0

26

.
Гадость написал(а):

"оба мужчин как-то поникли" — норм?

Пожалуй, не норм.

Гадость написал(а):

Не понятно, кто является главным героем

С каких это пор это минус?

Гадость написал(а):

За кого читателю переживать, кому сочувствовать?

Если таки напишуодну из будущих задумок формата уже крупнее — то там положительных персонажей не будет вообще и сочувствовать априори не будет хотеться никому, я гарантирую это.

Гадость написал(а):

"— А как же дети? – глухо спросил он. – Не смогут они без неё… Им же не объяснишь… " Почему дети без нее не смогут? Почему так важно, чтобы она была рядом??

А то 8—9 летним легко будет просто распрощаться с собачкой, которую помнят всю сознательную жизнь.
:suspicious: или добавить предложение из уст персонажа "Видишь ли, ты, конечно, и так это прекрасно знаешь, ибо автор ясно дал понять, что мы с тобой старые товарищи, но для информирования читателя я должен лишний раз сказать известный тебе и мне факт, что жена моя померла, а малые дети привязались к собаке?"

Гадость написал(а):

. Это интересно детям ровно на пять минут. На следующий год ситуация повторяется и — только скуку вызывает у школьников

А я говорю, что дети слушали, раскрыв рты?
Хорошо, права. Сменю каждый год на один раз в жизни, например.

Гадость написал(а):

Оставить на Земле все, что дорого сердцу и при этом тащить с собой в новый мир религию?

1.Потому что Земле пздц.
2.Так надо. Ну вот решили так. Может, и ошиблись, но откуда им об этом знать?

Гадость написал(а):

К слову, персонажи из первой части текста не производят впечатления глубоко верующих и религиозных. Наоборот, им все божественное до лампады, мягко говоря.

Да.

Гадость написал(а):

Нужна в этом рассказе такая привязка к Богу?

Мне нужна.

Гадость написал(а):

А что, если попытаться написать этот сюжет от лица Белки? Пусть бы хозяин таскает её за собой даже в лабораторию, а она слушает его разговоры и видит события? Переживает о своей судьбе и судьбе детей, частично помнит прошлое уже в облике робота? Можно интересно обыграть и раскрыть нераскрытое. Можно взаймы кой-чего не только у Азимова прихватить, но и из "Собачьего сердца", например. Попробуешь?

Такое в голову не приходило. И это будет уже другой текст.

Гадость написал(а):

Попробуй выразить основную идею текста в одно предложение

Не в одно, а в два, и так было сделано с самого начала.

Гадость написал(а):

Тогда легче будет убрать из текста лишние мусорные подробности и добавить важных.

Издеваешься? Я специально на описания болт положил, чтобы оставить концентрат.

Гадость написал(а):

чтобы не расползаться во все стороны, вызывая лишние вопросы у читателя.

Я как раз хочу, чтобы читатель напряг свой мозг и на основании данных ему условий построил версию. Хочет, чтобы всё разжевали — путь идёт современную российскую серийную фантастику читает или топ литэры.

замыселлл

>должна быть логика в том отрезочке вселенной, который подается в рассказе
И как мне это описать?

>а бытовую логику маленькой вселенной рассказа
КАК?
"Была ядерная война. Цивилизация вроде устояла, но экологии пиздец. У кого есть бабло — строят корабли и улетают. В России элита улетелапервой, оставшийся крупный капитал строит свои тачки на свои. Билет фиг получишь. Сергей и Петрович вместе воевали, сейчас Петрович при бабле и рулит очень крупной компанией, Сергей у него инженер и один из строителей тачки. Лететь земные десятилетия, потому спят в криокамерах. Камеру надо настроить на специфику организма, у человека одна, у черепашки вторая, у ишака третья. Мест для животных не предусмотрено. А Сергей сердобольный, дети у него малые и не хочет, чтобы их травмировала разлука."
Мне это прям прямым текстом абзацем в конце давать? А абзац "F1" озаглавить?

Это, как говориться, сетап.

А мысль, смысл, посыл таков:

"Человеку нужна поддержка. И если под рукой нет того, кто может эту поддержку оказать, человек сам себе помощника создаст"

Может, мысль неправильная. Может, человеку поддержка не нужна. Может, на обратной стороне Луны пасутся овцы в тулупах. Это не вопрос обсуждения. Мысль, заложенная в текст, может формулироваться хоть как "Для общечеловеческого счастья нужно сжечь велосипедистов, женщин и жидов". Главное — как она передана и что на неё работает.

+1

27

вот
Renson написал(а):

Если таки напишуодну из будущих задумок формата уже крупнее — то там положительных персонажей не будет вообще и сочувствовать априори не будет хотеться никому, я гарантирую это.

А разве сказано где-то о том, что персонаж положительный или отрицательный? Главный герой может быть каким угодно, никак его свойства и сущность не являются показателем главный он или второстепенный. Главный герой — персонаж, на судьбе которого сосредоточено максимальное внимание читателя. И если ты пытаешься сделать "концентрат", то и сосредоточься на главном. А на данном этапе твой текст больше похож на супчик, в который набросали всего понемножку и фиг поймешь что это за блюдо — и не щи, и не компот.

Renson написал(а):

Я как раз хочу, чтобы читатель напряг свой мозг и на основании данных ему условий построил версию.

Чтобы читатель этого захотел, нужно его заинтересовать — это во-первых, а во-вторых данные должны быть такими, чтобы из них можно было что-то построить. На данном этапе в тексте со строительным материалом для версий явно сложности.

Renson написал(а):

А то 8—9 летним легко будет просто распрощаться с собачкой, которую помнят всю сознательную жизнь.

А кто сказал, что детям должно быть легко? Расставаться с собачкой, которую помнят всю сознательную жизнь — это необходимый жизненный опыт, это во-первых. Во-вторых странное у тебя представление о детях, тем более 8—10-летних. Уж чего-чего, а расставание с домашним питомцем они вполне в состоянии пережить. (Вспомним, например, классику "Том Сойер" или "Оливер Твист". Там дети как раз такого возраста). Не твое это -детская психология, поэтому лучше не писать о том, в чем не уверен. А если пишешь о детях, то отталкивайся от такой простой истины: Дети — это взрослые, у которых мало жизненного опыта.
И странно выглядит переживание отца о судьбе собачки, когда пипец вообще всему живому на Земле. Ну не раскрыто это вообще.

Renson написал(а):

А я говорю, что дети слушали, раскрыв рты?
Хорошо, права. Сменю каждый год на один раз в жизни, например.

Ренсон, а ты можешь вообще не приплетать сюда детей? Баба Вера сидит, в окно смотрит на жизнь общины и думает, то что думает, к примеру, потому что Белка тапочки ей принесла.

Renson написал(а):

"Человеку нужна поддержка. И если под рукой нет того, кто может эту поддержку оказать, человек сам себе помощника создаст"

Это очень спорная мысль, если речь о домашнем любимце. Именно о любимце, а не сельскохозяйственном кормовом существе.
В качестве поддержки и козла отпущения человечество придумало Бога, а домашние животные (в качестве любимцев, а не корма) — просто каприз по большому счету. Но не суть. Если эта цитата и есть основная идея рассказа, то нет на данном этапе в тексте ни одного предложения, которое подтверждает эту мысль или хотя бы наводит на подобные размышления.
 

еще
Renson написал(а):

Издеваешься? Я специально на описания болт положил, чтобы оставить концентрат.


Дело не в описаниях. Чтобы получился концентрат, описания не нужны. Нужно только два компонента в твоем тексте довести:
1 Четкий мотив, побуждающий механика сделать из Белки Белку. Достаточно пары-тройки предложений, событий, показывающих необходимость в ее дальнейшем существовании. Допустим, только игра с домашним любимцем способна вызвать на лицах детей улыбку, потому что все остальное, что они видят в нынешней жизни ужасно и безысходно. (имхо)
2 Причины, позволяющие Бабе Вере сделать красивые выводы в финале. Потому что сейчас не понятно, на основании чего она их строит.  Допустим на фоне её старческого одиночества, а Белка — единственное существо, которое её всегда выслушает и которое можно приласкать. Пример из наших будней: старики заводят питомцев, чтобы не чувствовать своего одиночества. Опять же пары-тройки предл вполне достаточно.(имхо)

+1

28

Renson написал(а):

"Человеку нужна поддержка. И если под рукой нет того, кто может эту поддержку оказать, человек сам себе помощника создаст"
Может, мысль неправильная. Может, человеку поддержка не нужна. Может, на обратной стороне Луны пасутся овцы в тулупах. Это не вопрос обсуждения. Мысль, заложенная в текст, может формулироваться хоть как "Для общечеловеческого счастья нужно сжечь велосипедистов, женщин и жидов". Главное — как она передана и что на неё работает.

Что я и хотел сказать. Достаточно небольшого намека, читатель додумает сам. А если он (читатель) не может думать, то это уже не читатель а обычное растение. Тогда возникает вопрос — а на хрена ему мозги?

Ну и Ли много дельного представила — учту на будущее.

Отредактировано Славянин Казак (11-02-2017 17:16:23)

0

29

Это всё было больно. Решил было бросить марание клавиатуры. Боюсь, не вырасту дальше интернет-графомана с 3,5 читателями. Но ок, перепишу текст.

0

30

Ренсон, уж чего, а делать больно цели не было точно. Видимо не теми словами пыталась донести свою мысль. Извиняюсь...
Попробую иначе

страшная ужасная имховщина

— Нет, нет, и ещё раз нет!
— Но…
— Исключено. Повторяю: животных на борт не берём!
Несмотря на то, что в обставленном дорогой мебелью кабинете на полную работал кондиционер, Сергею становилось всё жарче и жарче. (вычеркиваю, потому что обстановка кабинета не имеет значения в масштабе дальнейшей драмы)
— Петрович, ну пожалуйста, — в очередной раз пошёл он на бесплодный штурм. – Белка перенесёт сон в криогенной камере. Я рассчитал. Нужно будет только немного подкрутить настройки…
— А где я тебе эту лишнюю камеру найду? Рожу, что ли? Каждый сантиметр корабля рассчитан! Некуда пихать, ну не-ку-да! Да даже если и запихнуть в подсобку – как коммуникации провести?
— Хорошо, — попробовал зайти Сергей с другой стороны. – Пусть в моей полетит. В тесноте, да не в обиде…
— Да? А камеру на что настраивать будем? На тебя или на неё? Или, может, вывести средний знаменатель? —  последние два слова Петрович произнёс с максимальной язвительностью, на которую только был способен. – И достанем по прилёту двух «двухсотых»…
При упоминании термина оба мужчин как-то поникли. Наступила пауза. Нервно оглядевшись, Эрнест схватил с подоконника электронную сигарету и затянулся, пустив к потолку облако ароматного пара.
Оба вспоминали одни и те же годы. ( раскрывай, что они вспоминают, но лучше просто убрать, потому что это не важно)
— Да пойми же, Сергей Виктрыч. Не предусмотрено в нашем рейсе мест для братьев наших меньших. Всё, баста. Думаешь, ты один такой… Просящий? Ты же видел проект…
Как один из ведущих инженеров, следует заметить — не только видел.
— А как же дети? – глухо спросил он. – Не смогут они без неё… Им же не объяснишь... (здесь эта фраза ничем не подкреплена, нужно раскрыть этот мотив чуть ниже, а в этом диалоге просто убрать)
— Вырастут – поймут. Ну, коли так, попробуй обменять свои билеты на рейс другой компании… Или вставай в очередь на место в государственном флоте… Или… Или оставайтесь на Земле, раз так…
Глаза Сергея сверкнули.
— Да, — пробормотал он, быстро взяв себя в руки. – Я понимаю. Просто… Сам понимаешь…
— Понимаю, что зажрался ты, — ответил Петрович – без злобы, а с печальной товарищеской нежностью. – Улетаешь, да не один, а с семьёй. Со всей! Ребятишек двое, здоровых… Почти. И внуки – если долетим, а мы долетим – будут. И правнуки. А ты недоволен. Охренел ты, Серёга. Заканчивай дурить и готовь чемоданы. Не для того воевали, чтобы внуки и дети наши инвалидами рождались.
— Не для того, — согласился Сергей, вставая. – За то бились, чтобы никого не осталось…
Он покинул кабинет главного директора, спустился в вестибюль, забрал в гардеробе плащ с капюшоном, натянул на лицо платок и широкие очки, поплотнее запахнулся и покинул административный корпус одного из крупнейших частных предприятий страны (это тоже не существенно, к тому же канцеляриты). Ещё надо было дойти до автомобиля сквозь разыгравшуюся пыльную бурю. (Вообще этот абзац скучный, простое перечисление действий персонажа, бездушно и статично. Добавить бы капельку человечности. Например, задержался на пороге, перед тем как шагнуть в бурю и т п А можно вовсе этот абзац убрать — текст ничего не потеряет )

отделяем пустой строкой
Прежде чем подняться по лестнице и зайти в квартиру, долго отряхивался в подъезде. Обрызгал одежду дезинфекционным спреем. Оказавшись дома, спрятал верхнюю одежду в металлический шкаф в прихожей и надолго отправился в душ. Выйдя, потрепал за уши давно скрёбшегося под дверью домашнего питомца и, сопровождаемый, прошёл в гостиную, где его отец смотрел телевизор.
Вечерняя программа новостей. На экране – первое лицо.
— Глянь-ка, — сказал отец, всё это время сидевший в кресле. (какое "все это"? пока Сергей в душе был или пока в гостинную проходил?)
— Я не смотрю.
— Я тоже. Включил для интереса. Не, глянь! – он ткнул в изображение заскорузлым пальцем. – Мой ровесник! А выглядит, как твой. Тут одним ботоксом не обошлось, точно те говорю…
Сергей пожал плечами и проглотил горсть таблеток йода. Запил горьковатой водой из бутылки.
— Наверняка улетел давно вместе со своими, а сейчас запись крутят.
— Едва ли. Куда же он без нас?
Из другой комнаты выкатился автоматический робот-пылесос и принялся за работу. Белка, стоило роботу приблизиться к ней, предупреждающе зарычала. Изобретение хозяина всегда её немного пугало. — (и в этот момент возникает вопрос: а где дети Сергея? Он пришел с работы, но его никто не встречает — это первое. Дети привязаны всей душой к Белке (что из диалога в начале следует), Белка есть, детей рядом нет. Вот здесь и можно раскрыть нераскрытую тему.  Допустим,  в комнату вбегают дети, видят Белку, смеются и начинают с ней играть, даже не заметив Сергея, или... ну, подумай как обыграть, только коротенько, но пронзительно — это уж ты вполне умеешь. А потом уже Сергей смотрит на пылесос и Белку)
Сергей переводил взгляд с Белки – напрягшиеся мускулы, поднятые уши, серьёзная морда – на автоматизированного уборщика. Бубнёж телевизора и старика отошли на задний план. Что-то свербило в голове. Какая-то мысль, ещё толком не оформившись, уже начала вопить.
Через несколько минут он уже мчался обратно на работу.
Белка полетит. Теперь уж точно.
Но для этого придётся выполнить кучу сложнейшей работы в кратчайшие сроки.
***

Прошло пару лет. Корабли одни за другим начали стартовать. Некоторые ковчеги были государственными, другие же, как и те, на котором Сергей вывозил семью – частными. Получить место что на первых, что на вторых было делом крайне трудным. И деньги играли далеко не первую роль.
Огромные ковчеги один за другим отправлялись в путь, оставляя тех, кому не нашлось места, скрежетать зубами или плакать.
лишнее абсолютно. Тут уже не важно, улетел Сергей или нет и как он это сделал или не сделал
Корабль вышел за пределы атмосферы и, управляемый автопилотом, двинулся в сторону пункта назначения – согласно расчётам, с девяносто пяти процентной вероятностью пригодному для жизни землян. Пассажиры, большую часть которых составляли работники предприятия и некоторые члены их семей, спали криогенным сном.
А по пустым палубам в невесомости парила Белка.
***
По финальной части я уже высказывала свои имхошки, здесь повторяться не буду. Но если основная мысль твоего рассказа условно: Человек раним. Нужен кто-то, способный зализать эти раны — то тут Белку лучше показать как панацею от одиночества для Бабы Веры, чтобы её слова о Боге и помощнике выглядели логичными и уместными.

+1


Вы здесь » Чернильница » Критика » Друг человека