Чернильница

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Чернильница » Песочница » Вся жизнь — оверштаг


Вся жизнь — оверштаг

Сообщений 1 страница 30 из 61

1

отрывок

Прекрасно оснащённый галеон капитана Нэрта, на всех парусах, как и подобает военному кораблю,  разбивал форштевнем океанскую волну,  вздымая каскады пенных брызг  вокруг гальюна.  По ветру  отчаянно рвался чёрный флаг с белым черепом  и двумя перекрещенными якорями.  Команда уже закончила  уборку палубы и, пообедав, часть матросов, собралась на баке возле двух  просолённых всеми морями старых ветеранов королевского флота, которые слыли неплохими запевалами и знатоками  матросских песен.
     По сути, вся команда Нэрта была подобрана из  моряков,  которые в недавнем прошлом служили короне в военном флоте. Так капитан сразу решал несколько задач: вся команда имела боевой опыт и – самое главное – дисциплина на корабле была на высоте.
     Уже пожилой матрос, только что спевший простенькую балладу о моряцкой не лёгкой жизни,  прокашлялся и принялся набивать трубку табаком.  Один из слушателей, жилистый матрос с перевязанной головой, спросил:
     — А что, Хью, верно говорят, что наш капитан ходил к берегам Африки? Разве  там у нас с кем война была? Или он за пиратами гонялся?
     — Не за пиратами. Там, как бы это тебе получше объяснить, в общем,  сейчас возле Африканского побережья как чайки  вьются разные бедовые личности. Заманивают к себе чернокожих и,  везут их для продажи в колонии. Так, занимаются этим делом все кому не лень,  а капитана послали  туда  навести порядок, наших значит не трогать, а всех остальных распугать. Вот он там и пугал, — матрос ухмыльнулся, — всех кто не лёг в дрейф по сигналу, топил к чертям собачьим.  Про него даже песенку одну сложили.
     — Э, давай пой уже! Потом покуришь! — зашумели матросы, — давай про нашего капитана!
     — Ну, с вами не покурить, — усмехаясь, отшучивался  Хью, — ладно уговорили:
                              О, был ли ты парень на Конго реке?
                              Блоу бойс блоу,
                              Где жмёт лихорадка людей в кулаке,
                              Блоу бойс блоу,
                             Там Нэрт распарывал штевнем волну,
                             Блоу бойс блоу,
                             И мачты его упирались в луну,
                             Блоу бойс блоу…
     Матросы подхватили  старый английский припев, с которым легче налегать на брашпиль, и тянуть шкоты.  Галеон ходко шёл к  тёплым морям и новым приключениям. На мостике нёс вахту Дон Педро,  опираясь на резные перила, прислушивался к пению матросов, ностальгически улыбаясь.
     На мостик поднялся Нэрт,  глянул на компас, осмотрел паруса и подошёл к штурману.
     — Прекрасно выглядишь, Дон.
     — Стараюсь соответствовать, — улыбнулся тот в ответ, —  на баке  что поют, а? Накатило что-то, воспоминания…  Ох, мы там дали понюхать пороху!
     — Да, славно провели полтора года,  я тогда даже начал ловить себя на мысли, что  военный флот где-то там, далеко, а мы  то ли каперы, то ли приватиры какие…
     — Джолли что-то слёг совсем, видать, по голове сильно досталось.
     — Ничего, у него голова как колокол, отлежится. Ты вот что, возьми у меня все бумаги этого испанца, почитай внимательно, там судовой журнал,  письма,  может, чего интересного узнаем. Меня больше всего интересует, где он бывал,  где испанцы бросают якоря, в общем, сам знаешь.
    — Посмотрю.  Я сам хотел у тебя выпросить судовой журнал, полистать.   Не был я в Карибском море,  так что меня сейчас всё интересует, течения, промеры, мели, рифы…
     — Свежеет. Не прихватило бы нас штормом, — Нэрт тревожно  всмотрелся  в тёмную полоску горизонта.
     — Так и есть, прихватит. Не основательно, я думаю, только краешком. Пока не поздно,  зарифим паруса,  боюсь,  не налетел бы шквал, тогда  можно и мачты потерять.
     Дон Педро  позвал на мостик боцмана и принялся  распоряжаться.
     Нэрт  пошёл к себе в каюту, открыл дверь на балкон и, выйдя на него,  с наслаждением   окинул взглядом  бескрайние просторы океана. Шлейф за кормой галеона расходился острым клином  вспененных бурунов,  корму  нежно поддавало вверх на океанских волнах, чтобы мягко погрузить в солёную стихию.  Океан заметно менял свой величественный вид, волны становились всё выше, неспешно перекатываясь в каком–то ведомом одному Нептуну ритме. Уже настоящие водяные холмы гуляли вокруг галеона, отражая солнечный свет на своих водяных склонах.  На гребнях волн появились пенные барашки.
      Нэрт ещё раз критически окинул взглядом  океан, пора на мостик, вот–вот  налетит шторм. Прихватив  плащ и непромокаемую шляпу с широкими полями, он поспешил на палубу. Ветер уже наигрывал свои рулады  в натянутых струнах такелажа,  а за бортом  с крутых волн уже срывалась белая пена. Матросы  трудились во всю,  разбежавшись по реям. Дон Педро распорядился  убрать блинд, фор-марсель и грот, на остальных парусах  брали  рифы.
     Штурман,  вцепившись в перила мостика, придирчиво следил за работой марсовых, но команда была опытная,  и придраться было не к чему. Нэрт встал рядом со штурманом:
     — Дон, сходи  оденься,  нас сейчас накроет. 
     Дон Педро молча кивнул,  сбежал по трапу на шканцы. Вся команда работала в усиленном режиме, у каждого моряка имелись свои задачи, которые выполнялись  в бою или в непогоду. Закрывались щитами окна,  уплотнялись прокладки в пушечных портах нижней орудийной палубы. Боцман с плотником сновал где-то в трюмах, проверяя,  всё ли принайтовано  как положено.  Штурман вернулся на мостик, встал на своё место.  Ветер уже начинал свирепеть, взбалтывая водное пространство вокруг галеона,  концы мачт выписывали кренделя в небе, и марсовым приходилось не сладко на реях.
     Нэрт посмотрел на своего штурмана,  Дон, прищурившись, улыбался, крепко держась за поручни. Почувствовав взгляд капитана, он слегка повернул голову и прокричал, стараясь перекрыть завывание ветра:
     — Что, Нэрт?
     — Наш галеон! — голос капитана  звенел металлом.
     — Что галеон? Всё в порядке! Этот шторм нам ерунда!
     — Галеон теперь  называется «Приватир»! Мы его взяли в бою! И будем брать всех и вся, и всё, что нам захочется!  — Нэрт засмеялся и обернулся на гафель, где рвался по ветру чёрный флаг.
     Дон Педро  оскалил в улыбке крепкие зубы и, издав какой-то воинственный клич, разразился испанской бранью, взмахнув кулаком над головой.
«Приватир»  штурмовал одну волну за другой, раскачиваясь из стороны в сторону,  ветер гудел в снастях,  косой дождь  давал крещение наречённому  новым именем галеону.

     Карибские воды встречали пересёкший Атлантику галеон солнечным зноем и трёх бальным ветром. Под всеми парусами «Приватир»  рассекал форштевнем прозрачные волны, пронизанные солнечными лучами. Дельфины, уже с раннего утра сопровождавшие корабль, забавляли матросов своими стремительными прыжками, высоко выскакивая из воды, они словно  пытались заглянуть на палубу, интересуясь людьми. Отдыхавшие после трудных вахт, выпавших на штормящий океан, моряки наблюдали за игрой дельфинов,  делились впечатлениями,  поминали не хорошим словом акул, которыми так же славятся эти моря.
     В капитанской каюте Нэрт собрал своих офицеров. Все понимали, что переход через океан закончился.  Впереди  – колониальные земли европейских монархов,  вольные и циничные товарищества берегового братства, военные эскадры и морские патрули, в общем, – весь букет опасностей и неожиданностей.
     На столе не было спиртного, лежали карты, карандаши и нехитрые штурманские инструменты. Дон Педро сосредоточенно вертел в руках  компас, прекрасно выполненный,  для которого даже имелся кожаный футляр. Старая вещица штурмана, которой он разжился, ещё будучи контрабандистом. Дик, уже без повязки на голове, как и прежде, источал вокруг себя флюиды здоровья и молодецкой удали.  Мэт и Диксон уселись как всегда рядом,  уверенные в себе,  опытные морские волки ждали, что скажет капитан.
     Нэрт оторвался от карты и, осмотрев своих офицеров, начал:
     — Итак, друзья, мы на подходе к островам.  Возможно,  нас немного снесло течением, и точно сказать я не могу,  куда именно мы выйдем. Это может быть Антигуа или Пуэрто–Рико,  лучше конечно Антигуа.  Моря не знакомые,  Дон последние дни изучал испанские карты,  поэтому передаю слово ему.
     Дон Педро  убрал компас и откинулся на спинку стула:
     — Те карты, что я купил в Англии, — или дешёвая переделка, или полнейшая ерунда. Поэтому даже не буду ничего сравнивать, у нас имеется довольно основательно прорисованная карта всего архипелага, и часть материка, причём испанский капитан собственной рукой делал важные пометки. Но я хотел бы лично перепроверить кое-что и собственными глазами увидеть некоторые проливы и рифовые острова.  К тому же, в этих широтах довольно уникальная погода. В общем, я  просто сгораю от нетерпения  обойти весь архипелаг.
     — Один момент нами упущен, — произнёс Нэрт, — мы совершенно не представляем себе, что здесь происходит. Это колонии,  и здесь свои политические игры и интересы,   может быть, губернаторы, скажем, Испании и Англии, здесь не плохо ладят между собой?  Во всяком случае, мне нужна информация, и я намерен её получить лично.
     Штурман с удивлением  посмотрел на капитана, боцман и канонир  просто сидели и слушали, особо не вникая в детали, их интересовало только то, что касалось  их деятельности.  Нэрт снова осмотрел всех присутствующих и как человек, давно принявший решение, сказал:
     — Когда определимся с местоположением, берём курс на Антигуа. Там я сойду на берег и проберусь в Сент-Джонс, где поброжу, послушаю, присмотрюсь к обстановке.
Дружный возглас удивления, словно порыв ветра, прошёлся по капитанской каюте.
     — К чему это кэп? — возмутился Дик,  — Что нам до их политики? Да мы всем здесь надаём по бортам и спрашивать не станем,  кто  за кого.
     — Нэрт, что за бзик? — Дон Педро растерянно смотрел на капитана, — ты капитан! И ты желаешь пойти гулять по Антигуа, на котором, судя по имеющимся у нас сведениям, полно солдат, плантаций, и разного сброда?
     — Вот именно, пойду в Сент–Джонс, пообщаюсь с людьми,  и вообще, Дон,   кто здесь капитан? Я решил.  Корабль  оставляю на тебя, заодно пройдёшься по островам и проливам, восполнишь свои знания. А я с месяц поживу на берегу, зато буду конкретно знать, что  и как, плюс налажу связи с местными буканьерами или контрабандистами.
     — В общем-то, с тобой всегда было трудно спорить, — проворчал Дон, — и ты всегда почему-то оказываешься прав.
     — Вот и не спорь. То, что  мы сейчас месяц или два потратим на разведку,  нам окупится сторицей.
     Дик, молча слушавший до сих пор, прищурившись, оценивающе смотрел на капитана. Когда  Дон сдался,  командир абордажников провёл широкой ладонью по столу и, повернувшись всем корпусом к капитану, заявил:
     — А что ты, Нэрт, будешь делать, если тебя прикажут арестовать? Или, скажем, ночью тебе навернут  свинчаткой, по твоей умной голове? Ты ведь, как я понимаю, один собираешься вживаться в роль мирного пилигрима?
     — Но брать с собой несколько  человек поддержки тоже рискованно, группа  привлечёт внимание к себе  гораздо быстрее, нежели один человек.
     — Конечно, но один ты никуда не пойдёшь, даже если разжалуешь меня в матросы!
     — Уж не хочешь ли ты сам со мной прогуляться? — улыбнулся Нэрт.
     Дика такая перспектива позабавила, но он был серьёзно настроен и, поёрзав на стуле, досадливо покряхтев, выложил свой козырь:
     — Ты знаешь Тихоню Билли?
      — Мм, матрос у тебя в команде, правда,  не понимаю, чем он там у тебя прославился. Ведь я у него ни разу не видел ни пистолета, ни шпаги или тесака, да  и на вид – не силач.  Но,  раз он у тебя, значит стоит того.
     — Да, стоит. Отрываю от сердца, можно сказать. Только никакой он не матрос,  он в море пошёл только потому, что я его позвал, да ещё потому, что на берегу для него стало неуютно последнее время. Я знаю его с детства, вместе когда-то по лужам бегали, да  по чужим огородам  лазали. Однако прозвище своё,  он получил за то, — Дик замялся, подбирая слова, — что именно тихоня, тихо подойдёт, тихо уйдёт,  незаметный такой.  А после него, только трупы остаются.  Наёмный убийца он. Причём  услуги его не дёшево стоили, да и обращались к нему далеко не простые люди.  Я стал военным моряком, вот и абордажную команду теперь имею. А он всю жизнь отправлял на тот свет людей, и делал это тихо и незаметно.  Да, не любит он пистолетов и прочей пальбы, не мастер он шпагой орудовать, но зато с ножами ему нет равных, он может бросить нож из-под полы  так, что одежда не колыхнётся,  и ножик в горле. Лучшего телохранителя, чем профессиональный убийца, не найти.
     — И что же такая импозантная личность делает у тебя в абордажной команде?
     — Как что? Да он тихонечко идёт следом за нами  и убивает. Мало ли,  навалились трое, сбили с ног,  а тут раз, и парочка врагов уже упали,  истекая кровью.  Знаешь, сколько он наших ребят  за эти два абордажа спас таким образом? Билли не только опытный убийца, он умён и хитёр, как лис, и если ты собрался отправиться на берег, то только с ним. Он вообще может рядом с тобой не светиться, будет ошиваться  по близости так, что ты и не заметишь, зато, если тебе и дадут по голове, можешь быть уверен, пока ты сидишь на земле и потираешь черепушку, те,  кто тебе заехал, валяются рядом. — Дик ухмыльнулся  и, окинув глазами интерьер каюты, вкрадчиво, заговорщицким  тоном спросил:
     — А может, рому? 
Дон Педро вопросительно взглянул на капитана:
     — Джолли Дик дело говорит.
     — Про ром? — улыбнулся Нэрт.
     — И про ром тоже,  но если ты собрался топать в Сент-Джонс, то, бери этого Тихоню с собой, всем нам спокойней будет.
     — Хорошо, Дон, уговорили. Джолли, ты меня убедил,  а что касается рома, — Нэрт выдержал паузу, глядя на боцмана, который хмурил брови, — то на всём корабле у нас  осталась последняя бутылка, и то початая,  у  Мэта запасы кончились ещё позавчера.
Нэрт поднялся со своего места, и подошёл к винному шкафу. Вынув оттуда бутылку с ромом, в которой было чуть больше половины, он вернулся к столу, с  усмешкой наблюдая, как волшебным образом в руках его офицеров появляются стаканы.

+1

2

Под всеми парусами «Приватир»  рассекал форштевнем прозрачные волны, пронизанные солнечными лучами.

— Галеон теперь  называется «Приватир»! Мы его взяли в бою! И будем брать всех и вся, и всё, что нам захочется!  — Нэрт засмеялся и обернулся на гафель, где рвался по ветру чёрный флаг.


Кажется, я где-то это уже читал.
Ах, да вот жи

Прекрасно оснащённый галеон капитана Нэрта, на всех парусах, как и подобает военному кораблю,  разбивал форштевнем океанскую волну,  вздымая каскады пенных брызг  вокруг гальюна.

По ветру  отчаянно рвался чёрный флаг с белым черепом  и двумя перекрещенными якорями.


И вообще, повторов в техте полно.

Шлейф за кормой галеона расходился острым клином  вспененных бурунов,  корму  нежно поддавало вверх на океанских волнах, чтобы мягко погрузить в солёную стихию.  Океан заметно менял свой величественный вид, волны становились всё выше, неспешно перекатываясь в каком–то ведомом одному Нептуну ритме. Уже настоящие водяные холмы гуляли вокруг галеона, отражая солнечный свет на своих водяных склонах.  На гребнях волн появились пенные барашки.
      Нэрт ещё раз критически окинул взглядом  океан, пора на мостик, вот–вот  налетит шторм. Прихватив  плащ и непромокаемую шляпу с широкими полями, он поспешил на палубу. Ветер уже наигрывал свои рулады  в натянутых струнах такелажа,  а за бортом  с крутых волн уже срывалась белая пена.


Э-э-э... во-о-от...

0

3

честно говоря не вижу криминала, а как ещё описать начало шторма? Волны меняются в зависимости от силы ветра:

сила ветра

Сила ветра:
0 баллов. От полного безветрия до полуметра в секунду. Вода зеркально-гладкая. Штиль.
1 балл. Тихий ветер. От полуметра до полутора метров в секунду. На воде рябь.
2 балла. Легкий ветер. От полутора,  до трех с половиной метров в секунду. Появляются гребешки небольших волн.
3 балла. Слабый ветер. (Это официальное название, а вообще-то дует очень даже заметно). От трех с половиной,  до пяти с половиной метров в секунду. Небольшие гребни волн начинают опрокидываться, хотя пена еще не белая, а прозрачная. Флаги и вымпелы развеваются, дым над трубами сильно вытягивается по ветру.
4 балла. Умеренный ветер. От пяти с половиной,  до восьми метров в секунду. Несмотря на "умеренность" такого ветра экипажам швертботов и шлюпок надо быть очень внимательными – для них это уже серьезная погода. На волнах появляются "барашки". Вымпелы вытягиваются по ветру.
5 баллов. Свежий ветер. От восьми до одиннадцати метров в секунду. Потоки воздуха переносят по берегу легкие предметы, вытягиваются по ветру большие флаги, "барашки" на волнах уже повсюду. А матросам на швертботах и шлюпках приходится вовсю заниматься откренкой.
6 баллов. Сильный ветер. От одиннадцати до тринадцати с половиной метров. В стоячем такелаже слышится гудение. Появляются волны значительной высоты, ветер срывает с гребней пену. Экипажам небольших яхт надо очень крепко подумать, прежде чем выходить в такую погоду на воду. А если уж возникла крайняя необходимость, возьмите на парусах рифы.
7 баллов. Крепкий ветер. От тринадцати с половиной до шестнадцати метров в секунду. Пена вытягивается полосами по склонам волн. Свист в снастях делается сильнее, возникают затруднения при ходьбе против ветра.
8 баллов. От шестнадцати до девятнадцати метров в секунду. Очень крепкий ветер. Всякое движение против ветра затрудняется. Длинные полосы пены срываются с гребней и покрывают склоны волн до самых их подошв.
9 баллов. Шторм. Скорость ветра от девятнадцати до двадцати двух метров в секунду. Поверхность бушующих волн становится белой от пены, только местами видны свободные от этой штормовой белизны участки.
10 баллов. Сильный шторм. Ветер от двадцати двух до двадцати пяти метров в секунду. Море бушует, в воздухе водяная пыль и брызги, видимость ухудшена, возможны повреждения в оснастке и надстройках больших судов.
11 баллов. Жестокий шторм. Воздух мчится со скоростью от двадцати пяти,  до тридцати метров в секунду. Поверхность моря вся под слоем пены. Возможны значительные разрушения на судне.
12 баллов. Ураган. Скорость ветра свыше тридцати метров в секунду (по российской шкале – свыше двадцати девяти). Ветер производит опустошительные разрушения.

Первым, самым значимым для меня критиком этой книги, был капитан дальнего плавания, яхтенный капитан Леонид Константинович Лысенко. У него в своё время обучался Фёдор Конюхов, он помогал ему в первом одиночном плавании на Караане. Сам Леонид Константинович, был первым советским яхтсменом, кто в одиночку, уходя от шторма ушёл в Берингово море, ходил он в одиночку и по океанам. В общем, для меня, это самый авторитетный критик, которому я отдал на его суд написанное. Его оценка была таковой, что я всё описал верно, нигде не накосячил с описанием.
А то, что возможно, кажется, что имеют место быть повторы, так они же не в одном предложении, одно и то же слово,
Я старался описывать всё так, что бы знающий морское дело человек не плевался читая, а видел, что всё соответствует действительности. Приятель, которому я давал прочесть первую треть, не осилил от обилия морских терминов, это да, но по другому на эту тематику не напишешь.

Отредактировано Нэрт (21-07-2016 18:45:28)

0

4

Ну, если не видишь, то спишем на мою придирчивость.

0

5

Старенький кряхтельник написал(а):

Ну, если не видишь, то спишем на мою придирчивость.

Подпись автора

    Пятак на пятак и колокол льется... (с) БГ

придирчивость не при чём, просто я дотошно подошёл в описании, иначе что, коротко черкануть, что дескать налетел шторм? Лично мне такое описание читать не интересно. Вообще-то, книга задумывалась очень давно, с одной установкой: я хотел почитать такую книгу, которая мне была бы интересна, тогда мне ещё не попадались в руки такие книги как:

Ульрих Комм
"Фрегаты идут на абордаж"
Фредерик  Марриет
"Морской офицер Франк Мильдмей"

они попались мне уже когда заканчивал работу, по этому, я решил сам написать такую книгу, которая меня бы устраивала как читателя. Вот такая история появления моего оверштага.

Не знаю, не нарушаю ли какие правила, вот ссылка для скачивания вордовского документа с книгой, словарь терминов в конце, если кого-то заинтересует.
http://www.fayr.ru/OVER.rar
http://s8.uploads.ru/t/4TZdH.jpg

Отредактировано Нэрт (21-07-2016 18:59:15)

0

6

В плане проработки тематики, очень даже на высоте. В остальном тоже положительное впечатление. Попробую о том, что, как мне кажется, обнамекал Дед.)
Очень хороший и интересный кусок текста. Кусок чего-то большого, и это тоже радует.

Стоп! Получилась тавтология. Хм, но мне не хочется ее изменять, мне это нравицца. Даже получилось с неким смыслом. Как же мне тогда быть? Какое принять решение?
Наверное, для начала, просто попробую другой вариант, с попыткой уйти от повторов. А там сравню, посмотрю что из этого получится и уж потом сделаю выводы.
Итак:
Очень хороший и интересный текст. Кусок чего-то большого, и это тоже радует.

А вроде не хуже получилось? Но можно еще кусок заменить на "отрывок". Хотя нет — "кусок" — звучит для меня симпатично и возможно можно его использовать двусмысленно: часть чего-то и как производную от "кусать", в данном случае что-то вкусное. А если я использую оба слова?
Очень хороший и интересный кусок текста. Отрывок чего-то большого, и это тоже радует.

О! Мне нравитца, оставляю. Ой, а дальше тоже повторы "мне". Сейчас попробую и их обыграть.
Хм, но мне не хочется ее изменять, мне это нравицца. Даже получилось с неким смыслом. Как же мне тогда быть? Какое принять решение?

Хм, но не хочется ее изменять, мне это нравицца. Даже получилось с неким смыслом. Как же тогда быть?

Йолки-зеленые! А ведь так же можно играть не только со словами, но и предложениями!

Вот такой пример :) Уверен, ты уже уловил суть, но добавлю.
"Криминала" в использовании повторений слов в рядом стоящих предложениях (а то и абзацах), как такового нет. Но в художественной литературе, под влиянием мастеров классики, теперь избалованый читатель
хочет получить удовольствие не только от колоритных персонажей, интересных сюжетов и историй. Но и при этом испытывать удовольствие, наслаждение как и в текстах знакомых класиков от легкости чтения вследствии плавности текста, без спотыкачей. Это уже даже стало показателем "литературности" автора.
И на самом деле, ты как очень творческая и плодовитая в литературном плане личность — легко и быстро этим приемом овладеешь. Отнесись к этому как игре, логическим задачам. В поисках вариантов замены повторов на синонимы, огибания, упущения их — будут возникнать варианты перестройки предложений, а то и абзацев, а иногда и перекройки или возникновения новых сюжетов. Но со временем и практикой ты быстро научишься играть словами. Увидишь — понравиться. Просто попробуй и старайся подмечать эти повторы. Это сильный инструмент. Им можно усилить внимание читателя — когда специально задействуешь тавтологию, или сгладить текст, сделав его читаемым на одном дыхании, без остановок на разглядывание/осознание мелочей.

Отредактировано Вжик (21-07-2016 22:22:43)

+2

7

Ты эта...не разгоняйся сильно-то. Нэрт, ты уже не молод, и тут тоже все уже внучек нянчат!))
Кароч, всё будет, но не торопись

0

8

Айэм обещаю тебе личный разбор. В полном формате.
Единственно — ты должен указать что ты ждёшь от разбора!
Нэрт — прости, но вот такое вот я что хитрее и нет никого.

+1

9

Покажу на маленьком фрагменте текста касательно стиля и прочих помарок.

вот

Прекрасно оснащённый галеон капитана Нэрта,(не нужна зпт) на всех парусах, как и подобает военному кораблю,  разбивал форштевнем океанскую волну,  вздымая каскады пенных брызг  вокруг гальюна.    — это предложение очень длинное, сложно читается и понимается вовсе не из-за терминов, а из-за своей конструкции. К тому же внутри предложения по этой причине возникают непонятки: или галеон прекрасно оснащен, потому что военный корабль, или разбивает волну, потому что он военный, а как бы все прочие типы кораблей этого сделать не могут, и т д. Здесь нужна точность подачи информации, чтобы читатель сразу легко представил и корабль, и его движение. Поэтому необходимо задуматься о смысле каждого слова в этом предложении. Прекрасно оснащенный галеон — чтобы по этой фразе его представить нужно как минимум понимать каков плохо оснащенный галеон. Следовательно, прекрасно не подходит. Что делать? Поменять местами части предложения, что-то перенести в следующее предложение и убрать неподходящие слова. Например, получить в итоге что-то такое:
Галеон капитана Нэрта, оснащенный как и подобает военному кораблю, разбивал форштевнем океанскую волну, вздымая каскады пенных брызг вокруг гальюна. Над парусами по ветру отчаянно рвался  чёрный флаг с белым черепом  и двумя перекрещенными якорями. 

Команда уже закончила  уборку палубы и, пообедав, часть матросов,(не нужна зпт) собралась на баке возле двух  просолённых всеми морями старых ветеранов королевского флота, которые слыли неплохими запевалами и знатоками  матросских песен.   -это предл нужно разделить по смыслу на отдельные предложения, иначе опять получается сумбур. Вот так:
Команда уже закончила  уборку палубы. Пообедав, часть её перебралась на бак, к паре просолённых всеми морями ветеранов. Они слыли запевалами и знатоками матросских песен. (часть слов можно убрать, потому что дальше идет пояснение о королевском флоте, да и возраст ветеранов становится вполне понятен)

По сути, вся команда Нэрта была подобрана из  моряков,  которые в недавнем прошлом служили короне в военном флоте. Так капитан сразу решал несколько задач: вся команда имела боевой опыт и – самое главное – дисциплина на корабле была на высоте.   — опять же можно улучшить эти предложения, уйдя от надоедливого глагола "быть":
По сути вся команда Нэрта состояла из моряков, служивших в недавнем прошлом короне в военном флоте. Так капитан сразу решал несколько задач: все имели боевой опыт, и с дисциплиной на корабле не возникало никаких проблем.

Уже пожилой матрос, только что спевший простенькую балладу о моряцкой не лёгкой(слитно) жизни,  прокашлялся и принялся набивать трубку табаком.  Один из слушателей, жилистый матрос(понятно, что матрос, можно пропустить слово)(зпт) с перевязанной головой, спросил:
     — А что, Хью, верно говорят, что наш капитан ходил к берегам Африки? Разве  там у нас с кем война была? Или он за пиратами гонялся?
     — Не за пиратами. Там, как бы это тебе получше объяснить,(многоточие, не зпт. а дальше с большой буквы) в общем,  сейчас возле Африканского побережья как чайки  вьются разные бедовые личности. Заманивают к себе чернокожих и, (не нужна зпт) везут их для продажи в колонии. Так, (не нужна зпт)занимаются этим делом все кому не лень,  а капитана послали  туда  навести порядок, наших значит не трогать, а всех остальных распугать. Вот он там и пугал, — матрос ухмыльнулся, — всех(зпт) кто не лёг в дрейф по сигналу, топил к чертям собачьим.  Про него даже песенку одну сложили.

+1

10

Понял о чём вы. Да, сейчас перечитываю, сам спотыкаюсь, вижу лишнее. Первые разы когда уже дописал, я в основном ошибки и опечатки правил, запятые расставлял, из предложений занимавших три и более строчек делал несколько предложений. Но, вижу, надо ещё раз пройтись, по части запятых — ворд поможет, а в отношении замены слов, поработаю.

При чём, сейчас заметил в чём дело. В процессе написания, я ведь когда пишу не представляю что дальше будет, у меня нет планов, чем закончиться, что произойдёт, я словно описываю в реальном времени, и не знаю что будет на следующей странице. От этого, появляются лишние, повторяющиеся уточнения.

Придётся однако начать сначала, мне всегда пролог не нравился :)

Отредактировано Нэрт (21-07-2016 23:12:13)

0

11

Согласен с Ли во многом. Добавлю имх про некоторые длинные предложения.
Смотри, ты говоирил, что играешь на гитаре, знаки препинания раставляешь в местах пауз, а стихи я уже видел и сам. Тогда ты точно знаешь, что есть разные ноты, музыкальные знаки, и ... разные паузы! Короткие, длинные, очень длинные... Но в очень длинном предложении паузы-запятые обезличиваются, стают монотонными и монохронными. А если часть их заменять на точки, тире, многоточия — то появляется возможность манипулирования тональностью, ритмом, высотой звука. Ну а если еще между ними точечно вставлять краткие характеристики, намеки, описания от автора — то вообще сможешь дирижировать своим текстом.

+2

12

Нэрт, а ты и не мог сразу все-все заметить.) Потому как есть эфект "замыливания глаза". Это свойственно в некоторой мере даже матерым писателям с уже набитой рукой. То что видит автор — одно, а читатели — совсем по другому. Часто нужна помощь со стороны, или пауза во времени. А ты целую книгу сам написал, без редакторов! Так что с этим точно справишься. Терпение и усидчивость только нужно. :)

0

13

Ну да. Я с последней правки не перечитывал её наверное года полтора, сейчас начал читать и спотыкаться. Правда и тогда я знал что не всё гладко, но когда закончил уже сил не было заново штудировать. Тут ещё с "Пластуном" бы до конца разобраться :) печатать устал немного, это самое пакостное, одной рукой по клаве бегать...
Ладно, у меня опять утро наступило, пойду вздремну до обеда :)

Отредактировано Нэрт (21-07-2016 23:18:43)

0

14

Приступил к вычитке и правке "оверштага". Пролог попросту удалил. Он вообще не в тему, так как писал я его тогда, когда смутно представлял себе что будет написано, и он по сути являлся для меня намёком на дальнейшее. Писал книгу я три года, по тому, что постоянно приходилось рыть интернет, выискивая материалы по истории, географии, и т.д. Соответственно, изначальная задумка о том, что ГГ — английский моряк и Англия воюет с Испанией, со временем изменилась. Как раз в те годы 1666 произошло перемирие и начинался конфликт между Англией и Голландией, в общем, я изучал политическую и экономическую обстановку тех лет, писал, а написанное до этого продолжало хранить следы прежних намёток. Дабы современному читателю не ломать голову, отчего скажем, испанцы и англичане не смотря на мир, продолжают топить друг друга в море, пришлось вставлять в диалогах соответствующую информацию, то есть, герои обсуждают что да как между собой именно ради подачи информации. Так, Дон Педро стал основным источником таких дополнений, капитан Нэрт так или иначе уточняет у него интересующие вопросы.
И так, пролог — в топку. Он оказался лишним. Дальше проработаю начало, и если вы не против, небольшими фрагментами выложу два отрывка — до и после правки, а вы скажете на сколько у меня что получилось или нет. Отрывки будут не большими,  может на страничку ворда.

Отредактировано Нэрт (22-07-2016 08:20:41)

0

15

И так. номер первый, старый вариант, номер два новый, старый лишь для сравнения, если есть замечания, то только по номеру два.

№ 1

Кливер поднят, – за всё уплачено
                                         
     Узкие улочки Плимута, словно ручейки, все стекались на одну широкую, мощёную булыжником дорогу. Которая, словно некая граница, разделяла город на две противоположности: жилой город и порт с его доками, верфями, разбросанными по всей длине побережья. Возле деревянных причалов покачивались десятки маломерок, от шаланд до шебек и люгеров. Осанисто, в стороне, на большой воде, стояли торговые корабли.   
     Фрегаты, флейты и галеоны занимали самый дальний район рейда, словно неся сторожевую вахту на входе в бухту, по широкой глади которой сновали лёгкие люгеры и прогулочные лодки.
    Ещё мощёная дорога отличалась тем, что неведомым образом она увеличивалась в ширину, давая тем самым место для рядов рыбного рынка, складских сараев и навесов. Город попирал эту мощёную твердь фасадами таверн и магазинов. Здесь всегда было людно. Приказчики,  мастеровые, домохозяйки, матросы и, конечно же, вся городская ребятня, оживляли портовый район Плимута, наполняя его гомоном и толкотнёй.  Возле дверей таверны с неприметным названием, свидетельствующем о морских пристрастиях хозяина заведения, стоял средних лет человек в ботфортах и старом офицерском плаще, который скрывал под собою небогатый моряцкий наряд. Его звали Нэрт. Капитан Нэрт до недавнего времени.  Он был опытным моряком,  много лет отдавшим королевскому флоту, знающий,  что такое абордаж и бортовые залпы противника  не понаслышке. Его выгнали из флота, как безнадёжно неуправляемого офицера,  который всегда поступал по-своему,  не считаясь с директивами и наставлениями адмиралтейства.  Хотя ему всегда везло, – ни одного проигранного боя, всегда с призом, всегда с трофеями.
     Его ненавидели, ему завидовали и выставили со ставшего родным домом фрегата.  Обвинив в самоуправстве, не подчинению приказам и проявления неуважения к старшим по званию и положению.  Нэрт докурил трубку и меланхолично выбил из неё пепел, постучав по ботфорту. Взгляд рассеянно скользил по бесконечному лесу качающихся мачт. В ноздри, будоража душу моряка, пробирался запах смолы, дёгтя и морской соли.  В сознании капитана ещё монотонным эхом отзывались слова канцелярского чиновника из адмиралтейства: «…  запрещается впредь служить в королевском флоте...  Лишить звания и привилегий...»   И это тогда, когда Англия нуждается в толковых капитанах, моряках, впитавших морскую соль с юношеских лет!  Со дня на день может разразиться новая война с Голландией. На стапелях королевских верфей закладываются кили трёхпалубных линейных кораблей, а чья-то чёрная неприязнь торжествует и злорадствует в тишине кабинетов, загубив карьеру одного из лучших капитанов королевского флота.
     Нэрт поправил шляпу, надвинув её на глаза и, проведя ладонью левой руки по эфесу своей верной сабли, толкнул дверь таверны. Все места были заняты. В прокуренном, спёртом воздухе таверны было шумно, здесь одновременно и ругались и пели, кричали и спорили.
    До стойки трактирщика дойти без приключений не удалось.  Возле ближайшего стола  началась потасовка между моряками.  Из отрывистых фраз можно было заключить, что здесь сошлись матросы двух промысловых люгеров.
     Когда Нэрт проходил мимо, там уже  хватали друг друга за отвороты парусиновых курток. Затем стол опрокинулся, и общий шум таверны дополнился звуками крепких ударов.   
     Матросы молотили друг друга с остервенелой злостью, кто не находил в себе достаточно сил противостоять противникам на кулаках, взялись за ножи.  Получивший по глазам подвыпивший матрос, размахивая кривым матросским ножом и подвывая от боли, ринулся на Нэрта, не разбирая,  кто перед ним. 
     Рывком вырвав из ножен офицерский кортик, Нэрт парировав несколько секущих ударов, нанесённых потерявшим ориентацию матросом, затем пнул его ногой в живот и поспешил выбраться из свалки. Однако дерущиеся сочли его защиту за участие, и следом за ним кинулся здоровенный громила,  примериваясь для удара тяжёлой скамейкой. В забитой людьми таверне сложно было развернуться, мешали столы и лавки, и от размашистого удара увернуться было невероятно сложно.
      Но парень вдруг резко притормозил,  даже отшатнулся назад. С его лица исчезло выражение дурной злобы, сменившись замешательством или даже испугом. Нэрт  быстро обернулся, прослеживая взгляд моряка, и понял,  что произошло. Сзади него за длинным столом, словно скала среди беснующихся волн, стоял  человек, ростом шесть футов и семь дюймов. В кожаной безрукавке, надетой на холщёвую рубаху. Но не внушительный рост и размах плеч остановил драчуна.  Он держал в руке здоровенный пистолет, ствол которого мог поспорить с мушкетоном в мощи заряда, и этот ствол был нацелен  в  лоб  матросу.
     Нэрт с облегчением перевёл дух. Он  узнал старого боевого товарища Джолли Дика, равных которому в физической силе, наверное, не было в Европе. С самого начала Дик попал в канониры. Тогда ещё молодой, бесшабашный парень, он жонглировал пушечными ядрами, веселя просоленных морем стариков.  За что и получил своё прозвище – Джолли.
     Дик одно время служил на фрегате у Нэрта, и тот, оценив молодецкие качества силача, перевёл его с орудийной палубы в абордажную команду. Фрегат после этого, ничего не потерял в артиллерийской мощи,  а при абордаже  солдаты просто молились на нового товарища, ибо он как таран шёл впереди всех, размахивая двумя тесаками, расшвыривая врагов во все стороны. Нэрт выхлопотал для Джолли Дика  чин младшего офицера третьего класса, что для человека низкого происхождения было весьма перспективно.  Дик  занял место командира абордажного взвода и получил соответствующие привилегии.
     Нэрт перебрался через стол  и встал рядом с Диком.
     —  Моё почтение,  капитан! — Дик не спускал взгляд с матроса, всем видом давая понять тому, что только миг отделяет его от смерти.
     —  Приветствую, старина, спасибо за поддержку, от этого удара  мне было не увернуться.
     —  В своё время, капитан, вы дали мне понять, что человек чести не вымысел, и за то время, что мы с вами ходили под парусами,  я понял, что за  такого человека, как вы, я убью  кого угодно.
     —  Прекрасные слова, Джолли, но давай лучше сменим обстановку,  посидим в другом месте, где можно нормально поговорить.
Драка в таверне уже закончилась, несколько человек лежали на полу, корчась от боли, остальные куда-то расползлись и уже тянули разбитыми губами дешёвый эль.

     Нэрт и его бывший  офицер  выбрались на улочку. Вспоминая знакомых, они пошли искать уютное местечко. Этим местечком оказалась одна небольшая таверна с неприметным названием, но в ней было чисто, и люди, которые её посещали, не принадлежали к портовой шпане, здесь собирались шкипера, боцманы и прочий мелкий чиновничий состав флота.

№ 2

Кливер поднят, – за всё уплачено
                                         
     Узкие улочки Плимута, словно ручейки, все стекались на одну широкую, мощёную булыжником дорогу. Которая, словно некая граница, разделяла город на две противоположности: жилой город и порт с его доками, верфями, разбросанными по всей длине побережья. Возле деревянных причалов покачивались десятки маломерок, баркасы, промысловые боты и люгеры. Осанисто, в стороне, на большой воде, стояли торговые корабли.   
     Фрегаты и флейты занимали самый дальний район рейда, словно неся сторожевую вахту на входе в бухту, по широкой глади которой сновали лёгкие люгеры и прогулочные лодки.
    Ещё мощёная дорога отличалась тем, что неведомым образом она увеличивалась в ширину, давая тем самым место для рядов рыбного рынка, складских сараев и навесов. Город попирал эту мощёную твердь фасадами таверн и магазинов. Здесь всегда было людно. Приказчики,  мастеровые, домохозяйки, матросы, оживляли портовый район Плимута, наполняя его гомоном и толкотнёй.  Возле таверны «Фалмут», стоял средних лет человек в ботфортах и старом офицерском плаще, который скрывал под собою небогатый моряцкий наряд.
    Его звали Нэрт. Капитан Нэрт до недавнего времени.  Он был опытным моряком,  много лет отдавшим королевскому флоту, знающий,  что такое абордаж и бортовые залпы противника  не понаслышке. В Лоустофском сражении, когда английский флот разгромил голландцев, его фрегат шёл в авангарде. Нэрт взял на абордаж пятидесяти пушечный «Марс». И мог рассчитывать на соответствующие почести, и награду. Но, злой рок распорядился иначе. Нэрт, сам того не желая, обзавёлся личным врагом в Комитете Лордов – Заседателей Адмиралтейства. И его карьера пошла ко дну, выражаясь морским языком.  Положение в обществе для бывшего капитана, теперь определялось только качеством и чистотой одежды.   
   Нэрт докурил трубку и меланхолично выбил из неё пепел, постучав по ботфорту. Взгляд рассеянно скользил по бесконечному лесу качающихся мачт. В ноздри, будоража душу моряка, пробирался запах смолы, дёгтя и морской соли.  В сознании капитана ещё монотонным эхом отзывались слова канцелярского чиновника из адмиралтейства: «…  запрещается впредь служить в королевском флоте...  Лишить звания и привилегий...»   И это тогда, когда Англия нуждается в толковых капитанах, моряках, впитавших морскую соль с юношеских лет!  На стапелях королевских верфей закладываются кили трёхпалубных линейных кораблей, а чья-то чёрная неприязнь торжествует и злорадствует в тишине кабинетов, загубив карьеру одного из лучших капитанов королевского флота.
     Нэрт поправил шляпу, надвинув её на глаза и, проведя ладонью левой руки по эфесу своей верной сабли, толкнул дверь таверны. Все места были заняты. В прокуренном, спёртом воздухе таверны было шумно, здесь одновременно ругались и пели, кричали и спорили.
    Возле ближайшего стола  началась потасовка между моряками.  Из отрывистых фраз можно было заключить, что здесь сошлись матросы двух промысловых люгеров.
     Когда Нэрт проходил мимо, там уже  хватали друг друга за отвороты парусиновых курток. Затем стол опрокинулся, и общий шум таверны дополнился звуками крепких ударов.   
     Матросы молотили друг друга с остервенелой злостью, кто не находил в себе достаточно сил противостоять противникам на кулаках, взялись за ножи. И Нэрту стоило непосильных трудов, вырваться из этой свалки, прокладывая себе дорогу кулаками. Следом за ним ринулся здоровенный матрос, замахнувшись для удара тяжёлой лавкой, но вдруг резко притормозил, и даже отшатнулся назад. С его лица исчезло выражение дурной злобы, сменившись замешательством или даже испугом. Нэрт  быстро обернулся, прослеживая взгляд моряка, и понял,  что произошло.
     Сзади него за длинным столом, словно скала среди беснующихся волн, стоял  человек, ростом шесть футов и семь дюймов. В кожаной безрукавке, надетой на холщёвую рубаху. Но не внушительный рост и размах плеч остановил драчуна.  Он держал в руке здоровенный пистолет, ствол которого мог поспорить с мушкетоном в мощи заряда, и этот ствол был нацелен  в  лоб  матросу.
     Нэрт с облегчением перевёл дух. Он  узнал старого боевого товарища Джолли Дика, равных которому в физической силе, наверное, не было в Европе. С самого начала Дик попал в канониры. Тогда ещё молодой, бесшабашный парень, он жонглировал пушечными ядрами, веселя просоленных морем стариков.  За что и получил своё прозвище – Джолли.
     Дик, одно время служил на фрегате у Нэрта, и тот, оценив молодецкие качества силача, перевёл его с орудийной палубы в абордажную команду. Фрегат после этого, ничего не потерял в артиллерийской мощи,  а при абордаже  солдаты просто молились на нового товарища, ибо он как таран шёл впереди всех, размахивая двумя тесаками, расшвыривая врагов во все стороны. Нэрт выхлопотал для Джолли Дика  чин младшего офицера третьего класса, что для человека низкого происхождения было весьма перспективно.  Дик  занял место командира абордажного взвода и получил соответствующие привилегии.
     Нэрт перебрался через стол  и встал рядом с Диком.
     —  Моё почтение,  капитан! — Дик убрал пистолет.
     —  Приветствую, старина, спасибо за поддержку, от этого удара  мне было не увернуться.
     —  В своё время, капитан, вы дали мне понять, что человек чести не вымысел, и за то время, что мы с вами ходили под парусами,  я понял, что за  такого человека, как вы, я убью  кого угодно.
     —  Прекрасные слова, Джолли, но давай лучше сменим обстановку,  посидим в другом месте, где можно нормально поговорить.
Драка в таверне уже закончилась, несколько человек лежали на полу, корчась от боли, остальные куда-то расползлись и уже тянули разбитыми губами дешёвый эль.

     Нэрт и его бывший  офицер  выбрались на улочку. Вспоминая знакомых, они пошли искать уютное местечко. Этим местечком оказалась таверна «Роял Чарльз», в ней было чисто, и люди, которые её посещали, не принадлежали к портовой шпане, здесь собирались шкипера, боцманы и прочий мелкий чиновничий состав флота.

В моих закромах много информации, которую я собрал работая с книгой, там папка на пол гига весом. Позволю себе в качестве иллюстрации, выложить несколько фотографий, для наглядности. Это конечно не 1666 год, но за то настоящие фотографии прошлого.
http://s9.uploads.ru/t/630tQ.jpg
http://sd.uploads.ru/t/waydb.jpg
http://s0.uploads.ru/t/3NLXp.jpg
http://s1.uploads.ru/t/Hfgza.jpg
http://se.uploads.ru/t/an9Bc.jpg

Отредактировано Нэрт (22-07-2016 11:12:21)

0

16

За тщательную проработку и поиск материалов по тематике, от меня респект и уважуха!

Деда, а может пусть Нэрт в "Слоновник" оверштаг и материалы по тематике которыми хочет поделиться частями выкладывает? А здесь оставит тот текст с которым хочет поработать?

Отредактировано Вжик (22-07-2016 12:28:53)

0

17

Вжик написал(а):

За тщательную проработку и поиск материалов по тематике, от меня респект и уважуха!

Деда, а может пусть Нэрт в "Слоновник" оверштаг и материалы по тематике которыми хочет поделиться частями выкладывает? А здесь оставит тот текст с которым хочет поработать?

Отредактировано Вжик (Сегодня 19:28:53)

Подпись автора

    "хочь усюды нич кружляе, насекомый наш не спыть. Оком хыжым выглядае, дэ хреново шо лэжить". Дед

Я не думаю, что стоит затаскивать весь "оверштаг" на страницу форума, слишком много будет исписано. Браться за правку всего романа сразу я не смогу, просто не осилю, решил понемногу, без спешки продвигаться, время от времени оставляя его в стороне. По ходу, если у меня возникнут вопросы, буду выкладывать для рассмотрения тот или иной отрывок. А так, сам архив с документом лежит на моём хосте, я его всегда обновляю если он изменяется, то есть, его всегда можно  будет скачать и просмотреть. Материалы по тематике... это уже лишнее, если только у кого появятся вопросы на вроде: а как это выглядит? а там действительно так было? и т.д. Тогда можно будет предъявить картинки или выдержки из статей или книг. Сразу открою основной источник информации. Им к стати пользовались все известные мастера этого жанра, но они лишь вдохновились им, а для меня этот документ стал именно источником важной информации.

Пираты Америки

Пираты Америки
                                                 А.О.Эксквемелин
Эта книга, которую по праву можно назвать «библией пиратской литературы», написана на основе личного опыта и тщательнейших наблюдений. Ее автор сам участвовал в нескольких походах морских разбойников. Фенимор Купер, Хаггард и Саббатини, разработавшие позднее «пиратскую тему», обращались к Эксквемелину как к надежному первоисточнику, дающему яркое и емкое представление о странах тропической Америки, о боевых операциях флибустьеров, об их обычаях, нравах и повседневной жизни.
Предисловие Наталии Кир.
Кто из нас не зачитывался в свое время (а может быть, и по сей день) «книжками про пиратов»! Чье воображение не волновали бесстрашные и романтические герои Сабатини и Купера, Хагтарда и капитана Мариэта! Однако вряд ли многим из любителей приключенческой литературы известно, что все эти, а также и другие западноевропейские и американские авторы, писавшие в ставшем особо популярным в XIX и XX веках «пиратском» жанре, создавая свои произведения, пользовались в основном одним и тем же первоисточником — той самой книгой, которую вы, читатель, сейчас видите перед собой «Пираты Америки», вышедшие впервые в 1678 году (и выдержавшие с тех пор около 60 изданий на многих языках мира), и по сей день остаются главным и непосредственным источником информации о кипучей деятельности морских разбойников Нового Света. А в свое время появление этой книги стало настоящей сенсацией всеевропейского масштаба. Ее читали запоем в Амстердаме и Париже, Кельне и Лондоне, Мадриде и Риме; в маленькую печатню амстердамского издателя Яна тен Хорна потоком шли заказы. Уже в 1679 году в Германии появилось немецкое издание «Пиратов»; в 1681—1684 годах в Мадриде, одно за другим, три испанских издания; в 1685—1705 годах в Англии бестселлер выходил четыре раза, во Франции — трижды. Среди читателей «Пиратов», несомненно, были Даниэль Дефо и Джонатан Свифт, и кто знает, не почитывал ли их и сам Петр I в бытность свою плотником на саардамских верфях. Ведь именно в то время некоторое количество экземпляров нашумевшей книги попало в Россию. «Пиратов» читали у нас во времена Екатерины. Русский просветитель Ф. В. Каржавин (1745—1812), проживший долгие годы в Северо-Американских Соединенных Штатах и посетивший Кубу, т. е. человек, хорошо знакомый с жизнью и историей Нового Света, готовил перевод «Пиратов» на русский язык, однако по каким-то причинам не завершил его. Впервые в нашей стране эта книга вышла в 1968 году в переводе В. Аронова, тиражом не столь уж большим — 50000 экземпляров, и с тех пор не переиздавалась. Так что, приобретя ее сейчас, вы, читате ль, с полным основанием можете считать, что вам крупно повезло: во-первых, вы стали обладателем литературной редкости, а во-вторых, что, пожалуй, гораздо важнее, вы теперь можете узнать, что называется, из первых рук о пиратах и пиратстве, о природе антильских стран и о жизни людей, населявших их в те далекие времена.
Итак, «Пираты Америки». Однако кто же такой А. О. Эксквемелин? По его собственным словам, врач на службе Французской Вест-индской компании, в 1666 году отплывший на одном из ее кораблей на Антильские острова и за семь проведенных там лет попадавший в самые крутые переделки — от рабства, в котором он оказывался трижды, до участия в одном из походов знаменитого «короля пиратов» Генри Моргана. По национальности, судя по всему, голландец — книга написана на этом языке. Однако в предисловии к испанскому изданию «Пиратов» 1681 года в качестве автора книги указан француз Ж. Эксквемелинг. Английский переводчик в предисловии к изданию 1685 года говорит о фламандце Джоне (?) Эксквемелинге. Переводчик «Пиратов» на французский язык в 1686 году называет автора книги французом — Александром Оливье Эксмелином, причем указывает, что знаком с ним лично. Немецкие же издатели «Пиратов» превзошли всех: в издании 1679 года они окрестили загадочного писателя А. О. Нюрнбергом, а в 1803 году, при очередном переиздании, еще и Йозефом. После этого окончательно стало ясно, что в этом деле ничего, собственно говоря, не ясно и что столь странное для любого европейского языка имя является, скорее всего, псевдонимом. А уж почему автор «Пиратов» предпочел скрыть свое настоящее имя, да еще таким экзотическим образом, остается только гадать — ведь как его жизнь, так и сама эпоха были достаточно бурными. Во всяком случае, единственное, что можно считать более или менее достоверным — это голландское происхождение Эксквемелина. Наиболее весомым аргументом в пользу этой версии является сам язык книги: это явно не перевод, а оригинальный голландский текст, причем, как говорится, «непричесанный», да к тому же изобилующий просторечными словами и оборотами, свойственными языку уроженцев центральных провинций Нидерландов.
В двадцатые-тридцатые годы нашего века в самой Голландии была выдвинута гипотеза о том, что автором «Пиратов» является голландский путешественник и писатель Хендрик Смеекс (1643—1721), который находился в Новом Свете как раз с 1666 по 1673 год, т. е. в то самое время, о котором пишет Эксквемелин. К тому же Смеекс был весьма тесно связан с фирмой Яна тен Хорна и его сына Николааса, в которой в 1708 году издал свою книгу, повествующую о жизни на некоем острове, расположенном в американских тропиках (по мнению голландских исследователей, одна из глав этой книги — о приключениях европейца, попавшего на остров, населенный туземцами, и оказавшегося оторванным от цивилизации — была использована Даниэлем Дефо как основа для создания знаменитого «Робинзона Крузо»). Так вот, по версии голландцев, псевдоним «Эксквемелин» может являться простой перетасовкой букв имени и фамилии «Энрике (испанизированный вариант имени „Хендрик“) Смеекс». Кто знает? У этой гипотезы, как и у других, есть свои «за» и свои «против»…
Единственное, что не подлежит сомнению, это подлинность и достоверность самой книги. «Пираты Америки» — это долетевшее до нас сквозь века живое дыхание той эпохи, когда юный, только нарождавшийся капитализм клинками пиратских сабель энергично прорубал себе путь в Новый Свет.

0

18

При работе с техтом очень важно, какую эмоциональную и смысловую нагрузку несут те или иные слова.

Узкие улочки Плимута, словно ручейки, все стекались на одну широкую, мощёную булыжником дорогу.


"все" вполне можно убрать — если только это "все" потом не "выстрелит". Не выстрелило, насколько я вижу с дальнейшего техта.
"словно" повторится через пару предложений, где оно куда уместнее. Значит, можно убрать и его.

Соответственно

Узкие улочки Плимута ручейками стекались на одну широкую, мощеную булыжником, дорогу.




Которая, словно некая граница, разделяла город на две противоположности: жилой город и порт с его доками, верфями, разбросанными по всей длине побережья.


Вот про это я и говорил выше — слово "граница", да, впрочем, и "разделяла".
Поневоле ждешь в дальнейшем техте описанного противопоставления, который важен по сюжету. Его нет.
И опять "словно", абсолютно ненужное.
"словно некая" — типичная тавтология, слова, в этом примере, дублирующие друг дружку.

"жилой город и порт с его доками, верфями, разбросанными по всей длине побережья" — жилой город <<вставь хоть пару определений, чтоб "уравновесить" порт>>ЗПТ и порт, с его доками и верфями, разбросанными по всей длине побережья

   

Ещё мощёная дорога отличалась тем, что неведомым образом??? она увеличивалась в ширину, давая тем самым место для рядов рыбного рынка, складских сараев и навесов. Город попирал эту мощёную твердь фасадами таверн и магазинов. Здесь всегда было людно.


За это время три раза повтор "мощеная". Не перемостил? ;)
Три раза "словно".
Как, впрочем, в следующем абзаце два раза подряд "абордаж".

Эт я к чему бурчу.
Начало текста должно быть вылизано с особой тщательностью — ведь именно по нему потенциальной читатель определяет свой интерес к произведению.

0

19

Ага, а на это я не удосужился обратить внимание, переделывал то об что сам спотыкался. Благодарю за подсказку, сам знаю что самое трудное это начало, когда пошло-поехало, там уже все нужные образы сами по себе возникают, а начало это да, надо покумекать.

0

20

Нэрт написал(а):

Браться за правку всего романа сразу я не смогу,

Нэрт, это и понятно.
Задача взаимной критической полемики иногда и в том, чтоб показать конкретные ляпы, переосмысливая которые, автор в последующих произведениях не станет совершать оные. Эка я загнул! ;)

+1

21

Старенький кряхтельник написал(а):

Нэрт написал(а):

    Браться за правку всего романа сразу я не смогу,

Нэрт, это и понятно.
Задача взаимной критической полемики иногда и в том, чтоб показать конкретные ляпы, переосмысливая которые, автор в последующих произведениях не станет совершать оные. Эка я загнул! ;)

Подпись автора

    Пятак на пятак и колокол льется... (с) БГ

нормально загнул  :cool:  постараюсь всё учесть, а ежли накосячу, так вы тут мне спуску не давайте

0

22

ещё чуть сократил и переделал

вроде так лучше

Узкие улочки Плимута, словно ручейки, стекались на одну широкую, мощёную булыжником дорогу. Которая, разделяла город на две противоположности: жилые кварталы, и порт с его доками, верфями, разбросанными по всей длине побережья. Возле деревянных причалов покачивались десятки маломерок, баркасы, промысловые боты и люгеры. Осанисто, в стороне, на большой воде, стояли торговые корабли.   
     Фрегаты и флейты занимали самый дальний район рейда, словно неся сторожевую вахту на входе в бухту, по широкой глади которой сновали лёгкие люгеры и прогулочные лодки.
Возле деревянных пирсов всегда было людно. Приказчики,  мастеровые, домохозяйки, матросы, оживляли портовый район Плимута, наполняя его гомоном и толкотнёй. 
     Возле таверны «Фалмут», стоял средних лет человек в ботфортах и старом офицерском плаще, который скрывал под собою небогатый моряцкий наряд.
Его звали Нэрт. Капитан Нэрт до недавнего времени.  Он был опытным моряком,  много лет отдавшим королевскому флоту, знающий,  что такое абордаж и бортовые залпы противника  не понаслышке. В Лоустофском сражении, когда английский флот разгромил голландцев, его фрегат шёл в авангарде. Нэрт взял на абордаж пятидесяти пушечный «Марс». И мог рассчитывать на соответствующие почести, и награду. Но, злой рок распорядился иначе. Нэрт, сам того не желая, обзавёлся личным врагом в Комитете Лордов – Заседателей Адмиралтейства. И его карьера пошла ко дну, выражаясь морским языком.   
Положение в обществе для бывшего капитана, теперь определялось только качеством и чистотой одежды.   
   Нэрт докурил трубку и меланхолично выбил из неё пепел, постучав по ботфорту. Взгляд рассеянно скользил по бесконечному лесу качающихся мачт. В ноздри, будоража душу моряка, пробирался запах смолы, дёгтя и морской соли.  В сознании капитана ещё монотонным эхом отзывались слова канцелярского чиновника из адмиралтейства: «…  запрещается впредь служить в королевском флоте...  Лишить звания и привилегий...»   И это тогда, когда Англия нуждается в толковых капитанах, моряках, впитавших морскую соль с юношеских лет!  На стапелях королевских верфей закладываются кили трёхпалубных линейных кораблей, а чья-то чёрная неприязнь торжествует и злорадствует в тишине кабинетов, загубив карьеру одного из лучших капитанов королевского флота.
     Нэрт поправил шляпу, надвинув её на глаза и, проведя ладонью левой руки по эфесу своей верной сабли, толкнул дверь таверны. Все места были заняты. В прокуренном, спёртом воздухе таверны было шумно, здесь одновременно ругались и пели, кричали и спорили.
    Возле ближайшего стола  началась потасовка между моряками.  Из отрывистых фраз можно было заключить, что здесь сошлись матросы двух промысловых люгеров. И когда Нэрт проходил мимо, там уже  хватали друг друга за отвороты парусиновых курток. Затем стол опрокинулся, и общий шум таверны дополнился звуками крепких ударов.   
     Матросы молотили друг друга с остервенелой злостью, и Нэрту стоило непосильных трудов, вырваться из этой свалки, прокладывая себе дорогу кулаками. Следом за ним ринулся здоровенный матрос, замахнувшись для удара тяжёлой лавкой, но вдруг резко отпрянул назад. С его лица исчезло выражение дурной злобы, сменившись замешательством. Нэрт  быстро обернулся, прослеживая взгляд моряка, и понял,  что произошло.
     Сзади него за длинным столом, стоял  человек, ростом шесть футов и семь дюймов. В кожаной безрукавке, надетой на холщёвую рубаху. Но не внушительный рост и размах плеч остановил драчуна.  Он держал в руке пистолет, и этот ствол был нацелен  в  лоб  матросу.
     Нэрт с облегчением перевёл дух. Он  узнал старого боевого товарища Джолли Дика, равных которому в физической силе, наверное, не было в Европе. С самого начала Дик попал в канониры. Тогда ещё молодой, бесшабашный парень, он жонглировал пушечными ядрами, веселя просоленных морем стариков.  За что и получил своё прозвище – Джолли.
     Дик, одно время служил на фрегате у Нэрта, и тот, оценив молодецкие качества силача, перевёл его с орудийной палубы в абордажную команду. Фрегат после этого, ничего не потерял в артиллерийской мощи,  а при абордаже он как таран шёл впереди всех, размахивая двумя тесаками, расшвыривая врагов во все стороны. Нэрт выхлопотал для Джолли Дика  чин младшего офицера третьего класса, что для человека низкого происхождения было весьма перспективно.  Дик  занял место командира абордажного взвода и получил соответствующие привилегии.
     Нэрт перебрался через стол  и встал рядом с Диком.

Вопрос такой. Отступ у новой строки, это абзац? А когда диалоги идут, обязательно длинное тире ставить тоже с отступом или не обязательно, я последнее время с этим запутался и тупо всё с отступом делаю.

Отредактировано Нэрт (22-07-2016 14:07:09)

0

23

Нэрт написал(а):

Отступ у новой строки, это абзац?

Да.

Нэрт написал(а):

А когда диалоги идут, обязательно длинное тире ставить тоже с отступом или не обязательно, я последнее время с этим запутался и тупо всё с отступом делаю


В старых учебниках этого правила нет. Но! В современной типографии используется вариант с отступом.
Так что, думаю, оба варианта нормальны.

Нэрт написал(а):

Узкие улочки Плимута, словно ручейки, стекались на одну широкую, мощёную булыжникомЗПТ*потому что широкая и мощеная не однородные члены предложения* дорогу. Которая, разделяла, делившую город на две противоположности: жилые кварталы, и порт с его доками, верфями, разбросанными по всей длине побережья. Возле деревянных причалов покачивались десятки маломерок,:*перечисление жи?* баркасы, промысловые боты и люгеры. Осанисто, в стороне, на большой воде, стояли торговые корабли.   
     Фрегаты и флейты занимали самый дальний район рейда, словно неся сторожевую вахту на входе в бухту, по широкой глади которой сновали лёгкие люгеры и прогулочные лодки.
Возле деревянных пирсов всегда было людно. Приказчики,  мастеровые, домохозяйки, матросы, оживляли портовый район Плимута, наполняя его гомоном и толкотнёй.
     Возле таверны «Фалмут», стоял средних лет человек в ботфортах и старом офицерском плаще, который скрывал под собою небогатый моряцкий наряд.

0

24

Такие тонкости я сам уже не найду, где надо запятую где не надо, а двоеточие и тире я всегда сомневаюсь что лучше или правильнее. В отношении запятой перед словом дорога, не могу понять, ну не логично это, перед последним словом предложения? Да там на одном выдохе всё читается без запятых, неужели это так критично и важно? Простите за наивность, я просто вообще мало внимания при чтении уделяю запятым, во всяком случае, когда они делят предложения на части, как бы отделяя один смысл от другого, ну вот как я пишу сейчас, разделяя свои слова запятыми именно разделяя предложение на фрагменты которые нужно разделить.

:|
Узкие улочки Плимута, словно ручейки, стекались на одну широкую, мощёную булыжником дорогу, разделяя город на две противоположности: жилые кварталы, и порт с его доками, верфями, разбросанными по всей длине побережья.

по этой ссылке всегда лежит обновлённый архив с книгой, по мере правки я его обновляю

http://www.fayr.ru/OVER.rar

карта архипелага, нарисованная мной для книги, ну чуть в фотошопе подмалевал, добавил вычурности
http://sa.uploads.ru/t/3PuGZ.jpg

Отредактировано Нэрт (22-07-2016 15:08:07)

0

25

Уф.
Извини, был неправ. Без зпт.
путался, потому что написания слова не проверил. Не "мощеную".  "МощеННую" булыжником. Причастный оборот. http://dic.academic.ru/dic.nsf/mas/29592/мощённый

Вот видишь, и ты мну чему-то учишь. А причастный оборот перед определяемым словом не обособляется.
Подробности здесь.
http://www.bitclass.ru/rus/theory/Синтаксис_и_пунктуация/Причастный_оборот

0

26

Старенький кряхтельник написал(а):

Уф.
Извини, был неправ. Без зпт.
путался, потому что написания слова не проверил. Не "мощеную".  "МощеННую" булыжником. Причастный оборот. --

Вот видишь, и ты мну чему-то учишь. А причастный оборот перед определяемым словом не обособляется.
Подробности здесь.
--

Подпись автора

    Пятак на пятак и колокол льется... (с) БГ

я срастил два предложения там

Отредактировано Нэрт (22-07-2016 15:12:01)

0

27

Срастил — правильно, теперь еще на "мощенную" поправь.

0

28

Старенький кряхтельник написал(а):

Срастил — правильно, теперь еще на "мощенную" поправь.

Подпись автора

    Пятак на пятак и колокол льется... (с) БГ

уже, спасибо Дед, на сегодня хватит, а то я тупить начну, надо чуть передохнуть, да может сегодня ночью поспать, если не приспичит опять чего нить печатать

0

29

Самому смешно. Режу, режу, режу... вырезаю, сокращаю, любопытно что останется? Во всяком случае, текст принимает более читабельный вид.

отрывок

Атлантика

     Прекрасно сложенный трёхмачтовый галеон с двумя прямыми парусами на фок и грот-мачте, с латинским парусом на бизани и блиндом на бушприте, раздвигал океанскую волну форштевнем, наваливаясь бортом на пенный бурун. Команда  продолжала наводить лоск на судне. 
     В шикарно  украшенной морёным дубом капитанской каюте за массивным столом сидели трое моряков. Они с удовольствием потягивали испанское вино,  пыхтя трубками.  В приоткрытых окнах   кормового балкона океанской свежестью  озорничал  ветер Атлантики.  Рядом, на обшитом атласом и бархатом позолоченном диване, откинувшись на спинку, сидел  капитан. Прикрыв глаза, он дремал  под балагурство офицеров.  В застолье принимали участие старые товарищи  ещё по королевскому флоту.
     Джолли Дик, возглавивший абордажную команду.  Диксон, который получил возможность командования всей артиллерией галеона, постоянно хмурился, мысленно пробегая по новому хозяйству.
     Штурман,  откликающийся на необычное для английского моряка имя Дона Педро, был вынужден уйти из флота,  так как его бывший капитан свалил на него всю ответственность  за свою глупую затею с ночным походом к испанским берегам, где королевский фрегат  разодрал  своё днище на прибрежных скалах. Штурмана  сначала хотели судить, но в адмиралтействе поняли, что в таком случае  под суд  пойдёт и капитан, а он оказалось, имеет непосредственное отношение к родству с фамилиями знатных лордов. Поэтому  Дон Педро оказался на пирсе с такой репутацией, что только сумасшедший бы вознамерился взять его на борт в качестве штурмана.

И вот, что получилось после редактирования

===

Объяснение капитана прервал крик на мостике, окна были приоткрыты и все услышали голос вахтенного матроса.
     — Эге-гей! Паруса справа по курсу!
     Нэрт схватил подзорную трубу и ринулся на палубу. Дик заметался по каюте, подхватывая свою амуницию и пистолеты. Дон Педро  сосредоточенно разглядывал  бутылку из-под вина, чему-то ухмыляясь.  Диксон и Мэт даже столкнулись  на выходе из каюты  и так, дуплетом, выскочили на палубу.
     Стоя на мостике, Нэрт рассматривал горизонт в подзорную трубу. Там, ещё очень далеко, над синим  краем океана, поднимались белёсые пятнышки парусов нескольких кораблей.
     Рядом  с Нэртом сопел Дик.  Не торопясь, с достоинством появился Дон Педро:
     — Испанцы?
     — По всей видимости, они. Тяжёлые галеоны если судить по парусам. Интересно, почему они здесь идут? Идут на Канарские острова прямо через океан. Где логика?
     — Может быть, это золотой флот? — Дон присмотрелся к далёким парусам, — вернее, часть его. Золотой караван испанцы отправляют один раз в два года. Но для него собирается не меньше двадцати кораблей. Отлично вооружённые галеоны, брандеры и прочие суда.  Взять с боем можно лишь отбившийся от каравана корабль.
     — Может быть, эти тоже, отбились? Всего три вымпела, маловато для золотого каравана. Но всё равно, именно этим путём? Велика вероятность, встретить идущие в Новый Свет флотилии, да и против течения,  довольно долго лавировать с галса на галс против ветра.
     — Если бы ещё знать, когда именно они отправляют этот караван. Мы не знаем, когда  именно испанцы отправляют золото.
     — У нас остались испанские тряпки?
     — Что? — Дон Педро  с интересом смотрел на капитана.
     — Одежда испанцев, флаги, где всё это? Срочно разыскать, поднять испанские флаги, и одеть парней для шлюпки так, чтобы они были похожи на испанских матросов.
     — Ого! Нэрт, ты снова что-то задумал? Пойдём на абордаж на шлюпках?
     — Не совсем. Мэт! Убери лишних людей с палубы! Дон,  испанские женщины не подозревали, что благородный кабальеро Дон Педро, как там тебя дальше, на самом деле английский моряк?
     — Нэрт, ты чего задумал?
     — Мы идём южнее  общих маршрутов, если  испанцы используют этот путь, значит, они здесь могут ожидать только встречу со своими кораблями. Английский флот  курсирует севернее, мы  – испанцы,  у нас приказ патрулировать этот маршрут,  следить за тем, чтобы никто не позарился на испанскую собственность! И можем, если коммодор испанского каравана не против, некоторое время идти у них в кильватере, усилив охранение. Твоя задача убедить их в этом. Одевайся, Дон Педро, как тебя там ещё, чтобы ты  выглядел благородным сеньором, и когда подойдём к испанцам,  отправишься на шлюпке с визитом вежливости.
     Дон с кривой ухмылкой молча смотрел на капитана, и Дик, хохотнув, хлопнул его по спине:
     — Приплыли, Дон? Ха-ха, а мне даже нравиться!
     — Чего тебе нравиться? —  у Дона Педро охрип голос от волнения. — Нэрт, я всё понимаю, благородные матроны там и прочее,  но там,  меня там раскусят, в два счёта!
     — Мы за тебя отомстим. — Нэрт серьёзно смотрел в глаза штурмана. — Это не обсуждается, если бы я не был в тебе уверен, мне даже в голову такая мысль не пришла бы. Ты справишься, тем более от тебя не требуется расшаркиваться там со всеми. Ты всего лишь вахтенный офицер, посланный капитаном, твоё дело передать мои слова и назад, с ответом.
     Дон Педро мрачно смотрел на приближающиеся паруса, теперь уже видно было идущие в кильватер три тяжёлых корабля, мало уступавших захваченному галеону.
Стараниями боцмана на всех мачтах и гафеле развивались испанские флаги.  Название корабля пока ещё не успели сменить,  а  так как он был недавно построен, то и вполне естественно, испанские капитаны не могли ещё знать, кто был назначен на новый галеон и, какие задачи были поставлены испанским монархом капитану.
     — Так, а что дальше? — штурман был как никогда серьёзен.
     — Дальше они с радостью согласятся на  моё предложение, лишний галеон в эскадре  на подходе к Европе никогда не помешает. А мы ночью догоним последний галеон и  посмотрим, что у него в трюмах,  – ухмыльнувшись, Нэрт посмотрел на Джолли Дика, а тот,  радуясь как ребёнок такому плану, уже  радостно скалился, словно ему пообещали корону и принцессу.
    Испанская эскадра шла в галфвинд, медленно тащась по волнам, тяжело гружённые корабли наваливались левыми бортами на волну. Там, конечно, заметили одинокий галеон и пристально изучали его в подзорные трубы, но менять взятый курс не спешили. 
     — Все на верх! К развороту! Идём на сближение, на десяти кабельтовых ложимся на их курс  и идём рядом.  Дон, поищи сигнальные флаги.
Заметив манёвр Нэрта,  на испанских кораблях  принялись убирать паруса, ложа эскадру в дрейф.  Дон Педро, позаимствовав из гардероба испанского капитана кое какие обновки, наставлял матросов, которые готовились спуститься в шлюпку. Отвалив от борта, Дон помахал рукой и перекрестился.
     Все с интересом  наблюдали за тем, как шлюпка подходит к испанскому флагману.
Минуты ожидания томили неопределённостью.  Казалось, Дон Педро уже никогда не вернётся назад, если его маскарад будет раскрыт. Прошло пол часа, на кораблях отбили склянки, и  шлюпка с Доном Педро  отвалила от борта флагмана.  Все ещё находились в напряжении, ожидая вестей со шлюпки, а испанская эскадра уже поднимала паруса.
      — Нэрт! Я требую компенсации за свои услуги! — Дон таким образом частенько снимал стресс, компенсация в его понимании означала  “напиться до чёртиков”.
     — Будет тебе компенсация, рассказывай, что там  и как.
     — Эти сеньоры сочли меня за португальца.  Новый галеон ещё не известен им,  а имя капитана я придумал уже в шлюпке, — штурман, криво улыбаясь, ехидно добавил, – капитан Дон Мигель де Монкада… – это вы капитан!

Отредактировано Нэрт (23-07-2016 06:45:11)

0

30

Нэрт, и не такое случается) Можно ненароком и новую книгу в процессе вычитки уже написанного написать)))
По отрывку:

чуть

Объяснение капитана прервал крик на мостике, (тире, не зпт) окна были приоткрыты и все услышали голос вахтенного матроса.
     — Эге-гей! Паруса справа по курсу!
     
     — Испанцы?
     — По всей видимости,(не нужна зпт) они. Тяжёлые галеоны (зпт)если судить по парусам. Интересно, почему они здесь идут? Идут на Канарские острова прямо через океан. Где логика?
     — Может быть, это золотой флот? — Дон присмотрелся к далёким парусам, — вернее, часть его. Золотой караван испанцы отправляют один раз в два года. Но для него собирается не меньше двадцати кораблей. Отлично вооружённые галеоны, брандеры и прочие суда.  Взять с боем можно лишь отбившийся от каравана корабль.
     — Может быть, эти тоже,(не нужна зпт) отбились? Всего три вымпела, (тире, не зпт)маловато для золотого каравана. Но всё равно, именно этим путём? Велика вероятность, (не нужна зпт)встретить идущие в Новый Свет флотилии, да и против течения, (не нужна зпт) довольно долго лавировать с галса на галс против ветра.
     — Если бы ещё знать, когда именно они отправляют этот караван. Мы не знаем, когда  именно испанцы отправляют золото. (чуть перефразировать)
     

     — Все на верх!(слитно!)

В целом хорошо читается, бодренько и интересно. Напомнило книгу Рафаэля Сабатини "Одиссея капитана Блада" (видимо из-за того, что описываются события той же временной эпохи)

0


Вы здесь » Чернильница » Песочница » Вся жизнь — оверштаг