Чернильница

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Чернильница » Колизей » Пристрелка "Две фляги" — первые результаты


Пристрелка "Две фляги" — первые результаты

Сообщений 1 страница 30 из 35

1

Итак, начинаем работать с текстами рассказов.
Надеюсь, после моего занудства с синопсисами, вам станет немного проще писать синопсисы в дальнейшем.
В работах с текстами я хотел бы привлечь всех к работе над всеми рассказами. Читайте, комментируйте, спорьте в комментариях.

Ввиду слишком большого массива текста, я вынес его в документы Гугла. Комментировать там можно всем. А вот редактировать — я побоялся полный доступ открывать: достаточно любому хулигану зайти и порезвиться, чтобы мы потеряли нашу работу. Поэтому предлагаю авторам прислать мне свои адреса на gmail — я выдам доступ и можно будет делать правки прямо там, в общем документе (к слову, я уже больше года наверное не пишу на локальной машине — все сразу в интернете делается).

Ссылка на портянку текстов:
https://docs.google.com/document/d/1Uxu … -gfI/edit#

Работаем!

Всем опоздавшим предлагаю высылать мне работы по мере готовности.

PS Сейчас еще попробую вставить док прямо в следующее сообщение на форуме. Это тот же самый док, что и по ссылке.

0

2

Убрал портянку

0

3

egituman
Ёжи а можно доковский документ так на сайт поставить? На страницу новостей? Мне бы для сайта это очень пригодилось...

0

4

Марин, это же рабочий документ. Нам туда зеваки не нужны в принципе.

0

5

egituman
Не-не, я не про этот. Я в принципе. Просто иногда надо вот так документ Гугл выставить.

0

6

Марина
Давай в личку, а то я, боюсь, не понял вопроса.
Можно ли любой док выложить в Гугльдок и расшарить на весь мир? Можно.

0

7

Написала в личку. :blush:

0

8

Что значат Неопознанные аксолотль и удав?

1 Неплохо. Но как-то... сумбурно. Не знаю как описать.
Я в тексте попробовал давать замечания — не знаю, что это даст. Система их нахождения мне мало знакома.
Повторюсь. В конце 1979 года армия СССР вошла в Афганистан. Военные действия велись на большой территории. Соответственно (ИМХО) ни о каких "изысканиях" не могло быть речи. И уж тем более русскими, которых часть населения воспринимала как захватчиков.
Заканчивается все несколько скомканно.

2

Время поджимало, пассажиру грозила опасность — погнавшийся за ним придурок мог наделать дырок в человеке и с большим опытом в таких делах чем нас вместе взятых.

Не понял фразы.
И вообще, в чем это писалось? Ужас сколько опечаток, Вааще. ((((

Отредактировано Shurki (27-11-2015 20:10:53)

0

9

Shurki написал(а):

Что значат Неопознанные аксолотль и удав?

1 Неплохо. Но как-то... сумбурно. Не знаю как описать.
Я в тексте попробовал давать замечания — не знаю, что это даст. Система их нахождения мне мало знакома.
Повторюсь. В конце 1979 года армия СССР вошла в Афганистан. Военные действия велись на большой территории. Соответственно (ИМХО) ни о каких "изысканиях" не могло быть речи. И уж тем более русскими, которых часть населения воспринимала как захватчиков.
Заканчивается все несколько скомканно.

Отредактировано Shurki (Сегодня 19:10:53)


Хочу немного пояснить. Временные рамки расставлены мной, верно. Дело в том, что первая часть — это реальные персонажи и реальные события. Отец моей одноклассницы Гули ( имя настоящее), действительно, работал в Афгане в 70-е. Реально, был инженером и делал то, о чём я и писал. До 78. В 1980 мы выпустились. Когда он ехал в автобусе, то думал "Второй до выпуска ещё 3 года". Это про неё. Так что тут всё верно. Он успел выйти до ввода войск. Блее того, в тексте я писал, что фотки меня не заинтерсовали. На самом деле, я их внимательно смотрел. И второе. Иблис и фаришта не имена собственные. Это что-то типа бесёнок и ангелок. Аллея бородой, сияя лысиной, чернея глазами... Почему бы и нет. Не увидел в тексте "аксолотль и удав". Это тоже я? (Нет это было до Вас, в 17 веке (ц)).

Отредактировано Пек Зенай (27-11-2015 23:57:33)

0

10

Добавил еще рассказ.
Не надо писать замечания в тексте рассказов — для этого есть комментарии. Вставить-Комментарий и пишите сколько влезет.

0

11

egituman написал(а):

Не надо писать замечания в тексте рассказов — для этого есть комментарии. Вставить-Комментарий и пишите сколько влезет.

Еще год назад пытался освоить гугльдок. Хороший инструмент, если использовать пк. Но у меня ужасно тормозит. Вдобавок из смартфона вообще не могу увидеть коментарии, вижу только что они есть. Гуглдиск стоит. Пытался зайти с разных сторон, но пока безрезультатно.
Поэтому, пока, буду здесь давать коментарии.

для Шурки
Shurki написал(а):

Повторюсь. В конце 1979 года армия СССР вошла в Афганистан. Военные действия велись на большой территории. Соответственно (ИМХО) ни о каких "изысканиях" не могло быть речи. И уж тем более русскими, которых часть населения воспринимала как захватчиков.


Армия  СССР тогда туда не просто "вошла". Это было следствием политики и действий Союза в отношении своих протэже и партнеров. В те времена шла Холодная война супердержав и геополитический раздел мира. СССР вкладывал во многие страны колосальные срадства (Куба, восточная европа, Африка, Монголия, ближняя и дальняя Азии, Латинская Америка. В первую очередь усилия и специалисты направлялись для улучшения инфраструктуры, производства, эконмики этих стран. Военная поддержка — это один из факторов помощи. В Афганистане наши войска не для всего населения были захватчиками. Они пришли для поддержки режима и его сторонников местных жителей. Пусть и меньшая часть их, но была, которая считала наших миротворцами и защитниками. Так же, были и местные военные на нашей стороне, но мало. Поэтому, далеко не все их воспринимали захватчиками.
Что касается гражланских професий, то знаю человека, который в 80-х работал там строителем. Уехал он тогда туда, чтобы сын призивник остался служить в Союзе.

1

Очень много повторов. Практически, в каждом абзаце. Есть временные глаголы которые можно изменить. Стоит обратить внимание на диалоги и их оформление. Числа и цыфры лучше писать прописью.
В целом рассказ и идея интересены. Но нужно шлифовать.

2

Из-за большого количества опечаток и ошибок невозможно читать. Нужно срочно исправлять!

3

Хороший рассказ. Интересно и легко читалось. Идея и исполнение мне понравились. Есть небольшое количество повторов и опечаток, которые я в своей копии отметил. Пока не знаю где и как их показать. И нужно ли, так как возможно все тексты будут кардинально меняться. Хотя именно этот, думаю, что врядли.

Отредактировано Вжик (29-11-2015 23:31:18)

0

12

Если гуглдок смущает — готов выложить как обычно. Пишите свои пожелания.

0

13

3
Ну, вроде все ровненько, спокойненько. ))) По сюжету, никто не стреляет. Пиф-пафа нет. Может так и надо...

4.
Сначала — жаркое полуденное солнце, а потом — начинало припекать. Чего-то тут лишнее.
Далее — нечало "похода". Абзац странный. То "выходят из леса...", то "входят в лес...". Понятно, что это в разных местах и в разное время. Но почему временная путаница = вышли до того как вошли?
Далее — "...приварен к столу, который... утоплен в полу..." Стол в полу — уже не стол! ))) И к тому же, сейфы просто так не бросают...  Странно.
Общее мнение.
Рваный ритм повествования. Логические нестыковки. Плохо понятная с пеовогоьпрочтения концовка. Читал раза четыре, покак что-то стало пониматься.

5
Большое в начале количество сложных по структуре предложений, которые легко делятся на отдельные. Приходилось останавливаться и "осознавать" смысл.
Сталкерская тема, конечно, ностальгическая. Но с некоторым стебом немного нет вяжется. ИМХО.

0

14

Мне кажется, здесь работать удобнее, да и гуглдок лично у меня нехорошо работает

0

15

Возможно, стоит использовать два варианта и пока народ не освоится, неопробует, чтобы была возможность почувствовать разницу, сравнить — дублировать. В обоих случаях есть плюсы и минусы для коллективной работы.

0

16

А мне кажется, что тут всё же удобнее. Гугл, к сожалению, у меня тоже подвисает и просит перезагрузить страницу. Это раздражает... Хотя коменты там вещь хорошая...

0

17

6.
Неплохо. Но, см. также комментарии в тексте.
Несколько нелогично, что корреспондент (образованный человек) не смекает — как можно УБИТЬ БЕССМЕРТНОГО? )))
Концовка провалена. Как это можно забыть фляги где-то, если из-за них такой "сыр-бор" разгорелся?

7.
Для описания ГГ используются всего два способа: Алексей и молодой человек. Очень заметно и малость "напрягает". А где другие синонимы?
И потом, "уговор" вроде был, что будет использоваться только небольшое количество "воды"... )))

8.
Неплохо. И складно.
Только вот концовка малость озадачила. Фляги так и остались у героев? Или я что-то не вкурил? )))

0

18

Shurki
Ну естественно, что он не знает как убить бессмертного, он же смертный, несмотря на то что образован с подобным встретился впервые, Концовка как ни странно логична. Его голова была занята другими мыслями, а не флягами. Как правило мы всегда забываем самые важные вещи. (Это, кстати, добавить можно). Правочки ещё предложила в документе.

Отредактировано Марина (01-12-2015 10:06:45)

0

19

Марина
Вообще я имел в виду, что это оксюморон — убить бессмертного. Это как? )))
И журналист должен это понимать, что это невозможно, не в пример "малообразованому" Хранителю. ))
Вот если бы какой-то обряд был по извлечению воды из организма, то тогда слово "бессмертный" становится аллегорией. Тут уже можно и убивать. ;)

ПыСы
Забыл сказать про "...забыли фляги". Это простительно журналисту — на него навалилось столько.
А вот Хранители как так лопухнулись? Если еще принять во внимание то, что они вроде как "чуют воду", то странно.

Отредактировано Shurki (01-12-2015 12:09:06)

0

20

Shurki
Ну как правило такие глупости и случаются. Не успели просто подобрать. А насчёт оксюморон — я же не говорю прямо 0 что он стал именно абсолютно бессмертным ( как, например, глава Торчвуда из одноимённого сериала. Его даже атомным взрывом убить невозможно. Возрождается.Он пробовал, по-моему.) ^______^

0

21

№1 немного впечатлений

Первое впечатление: текст состоит из двух частей и первая, маленькая про вечеринку долго кажется, что написана от третьего лица молодой девушки. Потом понимаешь, что это парень-одноклассник, но подача первых абзацев легко вводит в заблуждение.
Вторая часть солидней, логичней. Есть затянутость, ближе к концу становится тяжелее читать.
Так как есть временной проброс в событиях можно кристаллизовать вторую дату. "Шел 197... год. Алексей Николаевич уже пятый год работал в Афганистане."
По тексту нарушаются правила оформления прямой речи и диалогов.
Хранители не почувствовали воду в выпившем инженере. Почему?
Вообще поведение умирающего  хранителя несколько странное, если остальные Хранители чувствуют воду, зачем ее вообще кому-то доверять закопал под камень в окопе и помощь придет, откопают по чувству. И потом казалось, что хранители до последнего вздоха защищают воду. Что вот он продержится любой ценой до прихода своих или фляга в руках а он с пистолетом, как в фильмах привалился к скале и не подходи. Что-то такое на грани фанатизма,  в общем мерещилось.
Немного не верится в ограниченность действия живой воды, но  в принципе думаю объяснение найти можно.

Немного мест, за которые особенно зацепилось восприятие:
Наконец, пришла ранняя, дружная весна. Долгожданная. — честно, вот может весна быть дружная? Может ранняя, долгожданная?
Командирский кунг ЗиЛ-157, «барбухайка» с хозяйственным хламом, ГАЗ-55 с буровой установкой, армейский дизель-генератор, да МАЗ с цистерной соряры.
В этот раз, для защиты группы, ещё были выделены два офицера Сухопутных сил — ни о чем не говорит, лучше: афганских правительственных, — район «глухоманистый».
Говорили на фарси, что свойственно жителям этого региона. — на усмотрение автора, но не хватает тексту коротких фраз.
Одна, окончила школу, второй осталось три года. — 77 год?
Да нет-же.
В совершенстве владел кроме родного, русского и английского, ещё и азербайджанский, фарси и дари.
С глухим стуком пули впивались глинистую землю, звонко цокали по стенкам кунга.
Одним длинным прыжком он пересёк дорогу, — верится с трудом.
«Красиво идёт» подумал Алексей, «Как в кино».
— Аслан – позвал он.

+1

22

Михаил Ди написал(а):

Вообще поведение умирающего  хранителя несколько странное, если остальные Хранители чувствуют воду, зачем ее вообще кому-то доверять закопал под камень в окопе и помощь придет, откопают по чувству. И потом казалось, что хранители до последнего вздоха защищают воду. Что вот он продержится любой ценой до прихода своих или фляга в руках а он с пистолетом, как в фильмах привалился к скале и не подходи. Что-то такое на грани фанатизма,  в общем мерещилось.
Немного не верится в ограниченность действия живой воды, но  в принципе думаю объяснение найти можно.

— Аслан – позвал он.

Спасибо за разбор. Хочу дать некоторые пояснения.
1. Я немного жил в Азербайджане и служил в Казахстане. Тамошнюю природу немного знаю. Человек, от лица которого эта часть, говорил, что природа, в принципе, схожая. Дороги — грунтовки узкие. Тем более если ГГ хлебнул воды, перескочит её, нефиг делать.
2. Дружная весна. В некоторой степени это — клише. Есть такое понятие. Это когда одновременно цветут деревья, и становится тепло, и растёт трава и т.д.
3. Не совсем понял, что смутило в Цистерне соляры. Обычное разговорное выражение.
4. Год рассчитан правильно. Реальный отец Гули вернулся в 78.
5. На счёт затянутости — согласен. Но, нужно было объяснить множество нюансов, без которых терялся бы смысл.
6. Орфографию подрихтую. Спасибо.
5. По условиям пристрелки, вода действует на всех по разному.
6. Наверное, я , как бывший военный немного зануда. Но, хочу сказать, что с точки зрения стратегии, "Просто закопать воду" не самый лучший вариант. Могут случайно найти. Поэтому, нужна своя разведка и контрразведка, служба скрытного наблюдения, служба открытого наблюдения, охрана периметра, летучие отряды и т.д. Иногда агентов требуется усилить, чтобы дать им преимущество над противником. Вот и ситуация, почему вода оказалась у одного из агентов.
7. А с чего ты решил, что конный патруль, не отреагировал на выпитую инженером воду. Просто они не вездесущи. Они не могли приехать сразу, после того, как воду выпил их человек. Как пример: сигнализация сработала дважды из одного места. После первой сработки они двинулись в путь. Вот и всё.
8.

0

23

Марина написал(а):

Его даже атомным взрывом убить невозможно. Возрождается.Он пробовал, по-моему.

Тоже самое я видел в "День сурка". ))))))))

0

24

Shurki написал(а):

Тоже самое я видел в "День сурка". ))))))))

Так это же страшно!

0

25

Прошу простить меня за паузу в работе — причина уважительная.
Продолжаем работу.
Буду выкладывать тексты сюда — обсуждайте тут, раз гуглдок не устраивает. Сам документ я закрыл для редактирования и работаю там один. Но читать его можно всем, и нужно — авторам.
Здесь публикую текст и пишу общие претензии.

0

26

1

Наконец, пришла ранняя, дружная весна. Долгожданная. И не только потому, что распустились почки и расчистилось небо. Это была наша последняя школьная весна. Скоро «последний звонок», и «Добро пожаловать во взрослую жизнь». Весь наш 10 «а», пребывал в эйфории, словно на горизонте уже замаячили райские кущи и волшебные замки взрослой жизни.
По сложившейся традиции после небольшого перерыва решили устроить вечеринку. На этот раз у Юльки — впервые за время существования традиции вечеринок в нашем классе.
Юлькина квартира поразила. Сразила наповал. Трудно себе представить, чтобы в обычной, панельной девятиэтажке, можно было создать ТАКОЕ. Декору этой квартиры, мог позавидовать любой музей. Чего только тут не было!
Индийские гобелены и благовония, иранские ковры и чеканка, пакистанские фигурки из чёрного дерева и кинжалы. В общем, Ближний восток во всём своём блеске. Попав в эту квартиру, можно было легко поверить, что за стенами не Баку, и не 1980 год, а какой-нибудь Бомбей тысяча семьсот мохнатого года. Конечно, первая часть вечеринки была безнадёжно «смазана». Все только ходили по квартире, трогали руками (благо, это – не возбранялось), нюхали и сыпали вопросами «А это что?», «А это откуда?». Юлька только успевала отвечать и улыбаться.
После того, когда первый восторг улёгся, все немного «попрыгали» «поскакали», «пообжимались в медленном», я забрёл в маленькую комнату, где Юлька показывала Ленке альбом с фотографиями. Альбом меня интересовал мало. А вот к походной и военной атрибутике я испытывал определённую слабость. Поэтому, увидев на полке круглую флягу, тут же взял её в руки.
— Юль, а это что, баклага?
Альбом был уже досмотрен. Фляга Ленку не интересовала, поэтому она, чмокнув Юльку в щёчку, упорхнула плясать. А Юлька рассказала мне интересную историю, якобы, произошедшую с её отцом. Признаться честно, до сих пор не знаю, верить или нет.
***
Алексей Николаевич уже пятый год работал не уверен. Советская армия “вторглась” в Афган в конце 1979. Отношения к нашим там были не так чтобы очень. Соответственно о свободном перемещении не могло быть речи. А уж беаз поддержки военныхй тем более.т1шлась” в Афган в 1979 0в Афганистане. Пятый год скитаний по провинциям, горам и перевалам. Калейдоскоп лиц, дорог и пейзажей. На этот раз, экспедиция в самый дальний район. Состав самый скромный. Инженер, бригадир-водитель, да ещё четверо водителей которые во время остановок становились рабочими. Задачка простая: на протяжении небольшого участка провести рекогносцировку, взять пробы грунта, провести пробное бурение.
Колонна небольшая. Командирский кунг ЗиЛ-157, «барбухайка» с хозяйственным хламом, ГАЗ-55 с буровой установкой, армейский дизель-генератор, да МАЗ с цистерной соряры. В этот раз, для защиты группы, ещё были выделены два офицера Сухопутных сил — район «глухоманистый». Офицеров звали Аслан (в переводе на русский Лев) и Адхам. Последний немного говорил по-английски, но был замкнут и разговорить его не удавалось. Офицеры выглядели важно и воинственно. У каждого стандартный боекомплект. АК-47 с деревянным прикладом, четыре магазина к нему, штык-нож, да две гранаты. Оружие носили не просто так, а со «значением». Алексею Николаевичу тут же вспомнились глупые стишата.
До чего же хороши,
Эти наши «калаши».
Почти весь состав экспедиции состоял из мусульман. Говорили на фарси, что свойственно жителям этого региона.
Алексей Николаевич задумчиво смотрел в окно. Дома, в Баку осталась жена и две дочки: Ольга и Юленька. Девочки большие уже. Одна, окончила школу, второй осталось три года. А он, всё по командировкам, да по командировкам.
Тем временем, колонна вытянулась из теснины. Ещё несколько метров и машины встали. Водитель «барбухайки», видимо задумавшись, слишком резко ударил по тормозам. Пассажиров бросило вперёд. Под днищем автобуса что-то скрежетнуло, пыль в салоне взвилась лёгким торнадо. Груда мешков и ящиков угрожающе накренилась. Один из мешков слетел с вершины, но до пола не долетел, зацепившись завязкой за поручень. Мешок развязался и из него выскочил небольшой белый свёрток. В полёте свёрток развернулся и из него выпала круглая фляга. Адхам сразу же бросился к мешку. Он быстро, но аккуратно, даже с подчёркнутой бережностью, начал укутывать флягу в чистую белую тряпичку, потом аккуратно паковать в мешок. А инженер схватился за свой рюкзак. Потому, что показалось ему, будто была это его фляга, купленная совсем недавно у разбитного духанщика Аятоллы. Но, как она оказалась у офицера? Да нет-же. Его фляга на месте. «Ах, мошенник. Ну и плут!» подумал он о продавце фляги.
Совсем недавно бесцельно бродя по базару в Кундузе, он набрёл на этого «афериста». Он частенько покупал у него всякие мелочи. Аятолла умел торговаться, но товар всегда был качественный. В тот день духанщик, аллея козлиной бородкой и брызгая слюной доказывал, что второй такой фляги он не найдёт во всём Афганистане. Он хватал «гяура» за рубашку, призывал в свидетели Аллаха и Пророка его Мухамада. Утверждал, что эта фляга, принадлежала английскому пехотному разведчику прошлого века. «Это — раритет, это — уникум» твердил он непривычные для афганца словечки. Алексей Николаевич на всю эту рекламу лишь легонько улыбался. Он не первый день на востоке. Хорошо знал обычаи и повадки восточных торгашей. В совершенстве владел кроме родного, русского и английского, ещё и азербайджанский...ским, фарси и дари. И всё же, «сломался». Подкупил «раритет».
Теперь вот, пожалуйста. Абсолютный аналог его баклажки. Откуда она у охранника? Давно? Почему он раньше её не видел? Что он в ней держит? Но, офицер на все вопросы, вначале лишь односложно отвечал, а потом и вовсе замолчал, словно говоря «Я всё сказал».
Через два дня работы были закончены. На третий, после обеда планировали начать свёртывание оборудования. Но, как говорится, человек предполагает, а свинья грязь везде найдёт. Именно такую «свинью» и подложила судьба маленькой экспедиции на краю Афганистана. Часовой, сидевший на крыше командирского кунга крикнул «Тревога!» и кубарем скатился на землю. Из-за поворота дороги громко свистя и улюлюкая выскочила конная кавалькада. Следом за ней, на дороге показался разбитый до невозможности пикап, в кузове которого, стоя во весь рост, вели огонь из автоматов двое бородачей.
Уже через пять минут кипел бой. Рабочие, спрятавшись за каменным отвалом, тихонько читали молитвы. Офицеры, грамотно расположившись по флангам экономными очередями прижимали нападавших к земле. Противника было достаточно много. Инженер, лёжа под кунгом, со старым СКС и тридцатью патронами, насчитал порядка двух десятков нападавших. По виду – типичные крестьяне. По повадкам – самые обыкновенные бандиты. Они налетели со стороны заходящего солнца. Рассчитывая на внезапность, пытались взять добычу с налёта. Когда этого не получилось, просто стали брать измором, понимая, что боезапас защитников не бесконечен. Они попрыгали с лошадей, отогнали их за небольшой холм, а сами комфортно устроились с двух сторон от дороги, по кюветам, да по ямкам. С глухим стуком пули впивались глинистую землю, звонко цокали по стенкам кунга. Иногда, попав в камень, рикошетили с противным тонким визгом и уносились в небо. Тогда, Алексей Николаевич втягивал голову в плечи, инстинктивно вжимался в землю, и думал «Господи! Ну, зачем я здесь?». Вот уже реже стал стрелять Аслан. Перестал стрелять Ахмад. Убит? Да, нет, вроде. Вон, копается в своём окопчике. То-ли молитву читает, то-ли воды решил попить. Нашёл время! А дальше произошло невероятное.
Серая тень метнулась от окопчика в сторону бандитов. Прыжок вправо, приседание, перекат. Три прыжка вперёд. Прыжок влево, приседание, перекат. Три прыжка вперёд. И всё это — без единого выстрела, со скоростью и грацией пантеры. Это уже не Ахмад. Это была фурия! Фурия, исполняющая танец смерти. Бандиты, на какое то мгновение замерли, но потом выстрелы загремели с удвоенной силой. Они били уже не одиночными, а очередями. Послышались тревожные крики. Ахмад, наконец достиг окопчиков с бандитами, и исчез в одном из них. Потом, как чёртик из табакерки выскочил оттуда и тут же исчез в другом, потом в третьем. Когда слева почти перестали стрелять, с правой стороны полетели гранаты. Но, смельчак двигался как заговорённый. Одним длинным прыжком он пересёк дорогу, и резня началась с правой стороны. Спустя несколько минут всё было кончено. Дымил чёрным дымом, потерявший одно колесо, пикап. По грунтовке, взбивая пыль, уносилась пара всадников. Один, мчался плотно прижавшись к шее лошади. Второй, видимо раненый, болтался в седле как кукла, цепляясь за лошадь из последних сил. А от окопов, в красном круге солнца, торопливо шёл Ахмад. «Красиво идёт» подумал Алексей, «Как в кино». Дойдя до лагеря, он бросил автомат на землю, взял кирку и лопату и торопливо взбежал на небольшой холм. На вершине холма оглянулся на солнце и начал торопливо долбать каменистую, глиняную почву киркой. Немного подолбив, брал лопату и выкидывал крошево из ямы наружу. Потом опять брался за кирку. Инженер и Аслан, недоумённо переглянувшись, потянулись следом за ним. Ахмад работал как трактор. Камни, так и летели из-под его кирки. Когда они подошли к нему, тот даже не обернулся.
— Что ты делаешь? – спросил инженер на фарси.
Ахмад на мгновение остановился. Распрямившись, посмотрел на Алексея. Только тут они увидели, что и без того потрепанный мундир офицера, был не просто порван. Он выглядел как сплошные лохмотья. Из-под рванины виднелись кровоточащие раны. Их было так много, и были они до того ужасные и глубокие, что инженер не поверил своим глазам. Одного глаза не было. Вместо него зияла кровавая ямка. Как он, вообще двигается? Почему не лежит при смерти и не орёт благим матом?
— Алла – только и смог выдохнуть Аслан, глядя на друга.
Ахмад перевёл взгляд на товарища:
— Возьми Коран и читай суру. Буду умирать.
Аслан не отрывая взгляда от изувеченного солдата попятился, а потом развернувшись медленно пошёл к лагерю.
— А ты, слушай меня внимательно.
Ахмад, коротко взглянув на инженера, вновь принялся долбить не податливую землю. Потом он заговорил на английском, с трудом подбирая слова и на короткое время прерываясь, чтобы сменить инструмент.
— Я желаю тебе добра. Ты – хороший человек. Поэтому – забудь всё, что тут увидел. Я был хранителем Священной Воды. Но, при этом я не имел права пить её. Я выпил её только лишь потому, что Воду могли захватить те бандиты. Ты думаешь, они пришли, чтобы забрать наши вещи и машины? Глупец. Они охотятся за водой. Обещай мне, что когда сюда приедут другие Хранители, ты отдашь им мою флягу. Ты же помнишь, где я её спрятал?
— Нет, я не знаю.
— Она в той ямке, где я стрелял, под камнем. Найди и спрячь, а потом отдай Хранителям. Обещаешь?
— Обещаю. Но, если эта вода тебе так помогла, выпей ещё и ты выздоровеешь.
— Не получится. Свой… свою… норму я уже получил. Второй раз не поможет. В разных случаях она действует по-разному. Сейчас она перестанет действовать. Перестанет, как только я выполню свой долг.
— Какой долг? – удивился Алексей, подумав про себя «Да у него, пожалуй, крыша поехала».
— Я защитил Воду. А теперь умер. Ты ведь знаешь, правоверного мусульманина нужно похоронить до… солнца, до… ночь. Только тогда он попадает в рай.
Зашуршали камешки. Это подошёл Аслан. Положил на землю грубую холстину. Постелил коврик на землю. Уселся на него, скрестив ноги, проверив перед этим, правильно ли сел (лицом на восток). Раскрыл Священную Книгу, и немного пошуршав страницами начал монотонно читать.
— При нём говорить только по-английски – продолжил он. – Никто не должен знать этого.
Солнце уже спрятало половину своего диска за горизонт, когда яма приобрела некое подобие могилы. Конечно не такое, как привыкли видеть мы – европейцы. Могила, скорее напоминала сидение в яме, кресло. И не мудрено. Мусульман хоронят в сидячем положении, лицом на восток. Инженер продолжал расспрашивать Ахмада. Тот отвечал, всё медленнее и медленнее. Речь становилась неразборчивой. Движения тоже замедлились и становились слабее. Потом он выбросил лопату из ямы и вылез сам. С трудом присев на землю посмотрел на съёжившийся диск солнца и проговорил на фарси:
— О, Аллах, я готов…
Он тихонько шевелил губами, видно произнося молитву, неотрывно глядя на солнце. Потом замолк и начал медленно заваливаться на бок. Инженер аккуратно подхватил его. Потрогал артерию на шее. Сердце не билось.
— Аслан – позвал он.
Подошёл Аслан с тканью в руках. Закрыл глаза друга. Потом оба быстро обернули покойного холстиной и усадили в могилу. Начали торопливо закапывать его. Солнце из последних сил, краешком цеплялось за горизонт, словно давая людям возможность закончить ритуал. А они всё бросали и бросали камни. Сыпали сухую, шуршащую землю. Когда Алексей хотел положить очередной камень на могилу, Аслан перехватил его руку. На недоумённый взгляд инженера только проговорил:
— Ночь – и взглядом показал на пустынный горизонт, где только что виднелся краешек солнца.
С восходом солнца начали демонтаж оборудования. Алексей Николаевич отдал необходимые распоряжения и направился к себе в кунг. Закрылся изнутри и вытащил из-под подушки флягу. Накануне, сразу же после похорон, он отправился к окопчику и под камнем, действительно, нашёл злополучную флягу. Они действительно были похожи, как братья- близнецы. Теперь, сидя на койке, он стал внимательно её рассматривать. Фляга, как фляга. Ничего особенного. А вот вода в ней, какая то, интересная. Без запаха. Судя по тому, как она плескалась, заполнена была лишь на две трети. Но, по весу была явно тяжелее его, заправленной «под горлышко». Да, и плескалась она не как вода. А как то маслянисто, или даже ртутно. Обычно так плещется сырая нефть. Уж её то он насмотрелся достаточно. Даже мазался знаменитой лечебной нефтью из Нафталана. Он долго колебался. Иблис, сидящий на левом плече масляно нашёптывал «Да, попробуй. Ничего страшного не произойдёт. Подумаешь – запретил. Что с него взять с «тёмного» безграмотного афганца». А Ф?фаришта на правом плече увещевал «Как можно! Не вздумай! Ты же слово давал!». «Ничего он не давал». Защищал сомневающегося проклятый И?иблис. «Он дал слово отдать Хранителям флягу. И отдаст. А сколько там воды – это уже не его проблема». Но, фаришта всё упрямился «Он бы взял с него слово, если бы у него было время. А Хранители всё равно узнают! Ведь так сказал Адхам». Устав слушать их препирания, инженер всё же сделал глоток. Ради спортивного интереса. Чуть-чуть. Однако, вкуса почувствовать он не успел. Снаружи донеслись встревоженные крики. Неужели опять нападение? Алексей рывком распахнул дверь и выскочил наружу. Аслан, сидя на крыше «бурбухайки» наблюдал, как четверо рабочих суетились вокруг упавшей вышки для бурения. Сойти с крыши он не мог. На посту всё-таки. А вдруг, опять бандиты налетят. Инженер рванулся к рабочим. В отчаянии ухватился за вышку и рванул вверх. Он сам не ожидал, что она так легко поддастся. Ажурная конструкция взлетела вверх. На самом краю её, болтал ногами, не доставая до земли один их рабочих. Двое тут же выдернули придавленного в сторону. Третий спрыгнул на землю и все в суеверном ужасе уставились на инженера. Тот аккуратно положил вышку на землю, с удивлением посмотрел на свои вспотевшие руки. Потом вытер их о штаны и присел рядом.
Полдня прошли в суете. Солнце висело в зените, когда экспедиция пообедав, готовилась к отъезду. Опять тревожно вскрикнул охранник. И все в испуге уставились на дорогу. По грунтовке, в их сторону лёгкой рысцой двигались всадники. Немного. Не больше десятка. Выглядели они весьма уверенно. При этом, мало походили на обычный афганский караван. За время своего пребывания здесь, Алексей Николаевич успел насмотреться на такие вот караваны. Они пересекали страну в разных направлениях, разные по численности и составу. Но, эти разительно отличались от всех, виденных ранее. Обычный караван двигался на ишаках. Было среди них и много пеших. Эти все – на сытых, ухоженных лошадях. Внешний вид обычных караванщиков весьма экзотичен. От дервишевских лохмотьев до богатого паколя и халата. Эти все были одеты не богато, но аккуратно. С хорошим и богатым оружием. Одежда не новая, но аккуратно подогнанная, без дыр и заплат. Во главе колонны ехал статный воин. По афганским меркам – просто богатырь. Во взгляде читалась самостоятельность и привычка повелевать. Куда уж до него забитым караванщикам. Инженеру вдруг вспомнилась его далёкая юность и служба в армии. Был в их обычном пехотном полку свой разведвзвод. Вроде те же солдаты. Те, да не те. И шинели офицерского сукна и ремни кожаные, а не дерматиновые. Было в них ещё что-то такое, что глядя опытным взглядом, обычно говорили:
— Э-э-э, да это не простой солдат – и многозначительно качали при этом головой.
Эти, похоже, тоже были разведкой. Или рейнджерами, какими-нибудь. Вон и Аслан сразу же опустил автомат, глядя куда то в сторону. Рабочие перестали суетиться и начали жаться в тень, а то и вообще прятаться в машины. Почему то сразу возникло сравнение. Примерно так же затихали люди в Союзе, при виде подъезжающей машины КГБшников.
Невозмутимые, словно Будда, воины подъехали к лагерю и остановились. Алексей Николаевич оказался ближе всех к их командиру.
— Вы Хранители? – спросил он командира на фарси.
Тот кивнул и опустил взгляд на инженера, глядя на него сверху вниз, словно декан, на абитуриента-двоечника.
— У нас тут офицер… был. Он говорил мне, что вы приедете, должны приехать… В общем, он погиб… Его убили. Он вас ждал…
Он говорил и чувствовал, что мямлит нечто несуразное. Что не может собрать мысли в кучу. Что взгляд этот лишает его остатков воли. Внезапно он разозлился. Что он уставился на меня, «как солдат на вошь». Я тоже тут не последний человек. Я – инженер. Меня уважают.
— В общем так – решительно начал он по-русски, но потом спохватился и перешёл на фарси. – Если желаете, я отдам Вам его флягу. Она находится в моей машине.
Командир удивлённо посмотрел на смельчака. Улыбнулся и спрыгнул с лошади. Следом на землю спрыгнули ещё двое. Тут же подъехавшие трое всадников взяли под уздцы их лошадей. «Всё-то у них спланировано, всё отрежиссировано» раздражённо думал Алексей Николаевич, пока они шли к кунгу. Хотя в глубине души понимал, что злиться на этих людей не за что, ничего плохого они, пока, не сделали. «Ага, именно, что пока» зло подначил иблис на левом плече. Они подошли к кунгу и Алексей Николаевич с удивлением уставился на вырванный с «мясом» замок на входной двери. «Это что такое? Это когда?». «Когда, когда? Забыл, что ли, как сам силушкой баловался, когда водички хлебнул. Закрыться, закрылся, а выйти пожелал без ключа, когда к вышке бежал» опять хихикнул иблис. Они вошли в кунг. Инженер впереди, командир конников, пригнув голову, следом. Алексей Николаевич втянул носом воздух. Неуловимо пахло, чем то посторонним. Ах, да именно так пахнет тот противный жевательный табак, который так любят некоторые афганцы. Но, в его партии этим, вроде, никто не баловался. Потом он сунул руку под подушку и обомлел. Фляги не было. Он точно помнил, как сунул её туда пред уходом. Тут же судорожно были проверены тумбочка, койка и сумка. В сумке лежала только его фляга с обычной водой. Он в растерянности обернулся к незнакомцу:
— Извините… фляги нет… я не знаю, где она – выдавил он из себя.
Карие глаза надвинулись вплотную. Казалось, они смотрят прямо в душу, копаются в его мыслях. Потом оцепенение спало. Гость, развернувшись, вышел наружу, негромко сказал сопровождающим:
— Он не врёт. Священную Воду украли.
И тут, чтфакультативнао то произошло. Все как по команде посмотрели в сторону близких гор.
— Священная Вода – проговорил командир и спустя мгновение все всадники были уже в сёдлах.
Через минуту, уже ничто не напоминало о странных всадниках. Только пыль оседала на дороге. Не прошло и двадцати минут, как взревели в унисон автомобильные движки. Пыхнули выхлопные трубы чёрным дымом напоследок. А ещё через полчаса захрустел песок под колёсами машин. Техника вытягивалась в походную колонну. Поскорее прочь из этого проклятого места.
Иблис – мелкий бес в мусульманской мифологии
Фаришта – ангел в мусульманской мифологии
Паколь – мужской головной убор у афганцев
Гяур – иноверец, неверный

Баку 1980 – Калининград 2015

Очень много мелких замечаний. Очень!
Мой анонимный друг, который усыпал этот рассказ правками вроде непроставленной запятой или неверным окончанием, но не заметивший ужасные ляпы на каждом шагу: ты лучше не открывай личико, а то я тебя немедленно разжалую из форумных критиков в новички.
Автор! Садись и серьезно работай над текстом — я в гугльдоке написал много недоуменных вопросов.

В целом: Я так и не понял, зачем нужно было вступление про одноклассников и вечеринку? Оно же вообще никак в рассказе не участвует. Т.е. убери его  и ничего не изменится (рассказ заканчивается там, в Афгане, а не там, где начался). Далее. Роль волшебной воды в жизни героя свелась к поднятой вышке и вырванной с мясом ручки двери? Все?
Какова роль той фляги, что лежит у героя?
Куда делась фляга с волшебной водой? Украл кто-то, кого быть там не могло (вообще никаких признаков).
Что на выходе? Рассказ без центральной идеи, без развития ситуации вокруг главного героя, с мутной концовкой.
Лично тебе автор, задание: начинаем с начала. Присылай мне внятный синопсис. Буду работать с тобой персонально.
Над текстом можешь работать для общего развития, но что-то там придется переписать.

0

27

2

Не успела машина отьехать, как из-за угла дома выскочил нам наперерез, прям под колеса, какой-то сумадшеший. От неожиданности я слишком резко надавил на педаль тормоза и автомобиль пошел юзом. Провернув руль в одну, потом в другую сторону выровнял и остановил его.
— Тебе жить надоело?! — ринувшись через распахнутую дверцу заорал я на виновника.
Уже поднявшийся сбитый машиной человек, вдруг, прыгнул на меня.
Я только и успел немного уклониться и прикрыться рукой от блеснувшей полоски металла. Левую кисть резанула боль, а правая нога подскользнулась. Уже падая, я попытался что-то выкрикнуть, то ли в порыве чувств, то ли что-бы напугать противника. Но удар спиной об обледенелый асфальт выбил из меня дух.
''Глупая смерть!'' — промелькнуло в сознании. Понимая, что только ненадолго отсрочиваю неизбежное, откатился дальше и развернулся, что бы попытаться встретить нападающего ногами. Лежачий, в любом случае, в проигрышной ситуации.
Но, финала не последовало. Я успел заметить как сумасшедший спрыгнул с капота по другую сторону авто и скрылся в подворотне.
Из-за пережитого стресса, полученного адреналина и наступившей безопасности, накатила слабость. Медленно поднявшись я всматривался в сторону возможной угрозы. Подметил, что в освещенном потолочным фонарем салоне нет пассажира и дальняя дверца открыта. Руки дрожали, дыхание и сердце не удавалось привести в нормальный режим.
Перевязав окровавленную кисть носовым платком, я полез под сиденье за битой.
— Ну, придурок! Держись!
Злость помогла прийти немного в норму, но бросала на необдуманные действия. Она накатила вместе с отходняком и обидой.
"А оно тебе надо?" — попытался включиться разум.
Но, какое там! Достав с бардачка тактический фонарик-ручку, баловство конечно, но кто знает — тоже может послужить оружием, я покрепче сжал рукоять биты и решительно двинулся по еще не занесенным снегопадом следам.
Их цепочка вывела меня к одному из подъьездов со сломанным замком на железных дверях.
Как ни старался, но открываясь они противно заскрипели.
Осторожно заглянул во внутрь — пусто. Прислушался — тишина. Включив фонарик на малую мощность осмотрел пол. Везде грязь.
"Куда они подевались?" — раздумывал я, поглядывая то на ступени начинающегося пролета, то на вход в подвал.
Время поджимало, пассажиру грозила опасность — погнавшийся за ним придурок мог наделать дырок в человеке и с большим опытом в таких делах чем нас вместе взятых. 
"Оно тебе надо?" — снова промелькнула предательская мысль.
Быстро прикинув, что логично на месте жертвы бежать не в тупик, а с криком о помощи ломиться в двери к жителям, я заспешил на следующий этаж.
Уже возле последних квартир услышал внизу знакомый скрип входной двери и рынулся назад.
Две пары свежих следов уходили к дороге. Снега во дворе значительно прибавилось, но, необращая внимания на промокшие ноги, я бежал так быстро как только мог. Оставалось еще метров восемь когда увидел впереди в проеме арки проезжающую мимо снегоуборочную машину.
Выскочив на проспект я растерянно остановился. По следам стало понятно, что те, за кем гнался, побежали по менее заснеженной чем тротуар дороге. И куда? В какую сторону? Снегоуборщик убрал все следы в пределах моего зрения и уже прилично удалился.
— Не догнать! Холера! — выругался от отчаянья. Но тут же возникло решение — машина! Можно на ней обогнать ЗИЛ и если впереди него не окажется следов, развернуться и продолжить поиски в другом направлении. Только внимательно тогда смотреть по сторонам на снег. Побеги они влево, то обогнули бы снегоуборщик или вообще свернули бы в сторону. Тот факт, что пассажир так долго продержался свидетельствовал о его прыти. Впрочем, случается, что при опасности люди и через двухметровый забор легко перемахивают. Так что шанс еще оставался. Может и успею помочь.
Я сразу включил дворники и потянулся закрыть пассажирскую дверцу. Заметил на сиденье оставленную иностранцем сумку-почтальон. Провернул ключ в замке зажигания и, ... стартер сделал пару натужных оборотов и защелкал бендиксом.
— Все! Кина не будет! — раздраженно подвел итог. — Акуммулятор сдох.
Пока ехали полицейские, с помощью аптечки обработал рану и изрядно замерз в остывшем авто. Благо, что ждать пришлось не долго, меньше часа. Быстро уточнив информацию патрульные двинулись прочесывать район. Их поиски ничего не дали. Никого не нашли, а следы занесло снегом.
— Ярослав Иванович, а вам это все не примерещилось? — с сомненьем смотрел на меня один из полицейских. — Спиртное не употребляли?
— Нет, конечно! Могу дыхнуть в трубочку или прибор, если есть.
— Ну, может переутомились?
— Да нет. Говорю же вам, все именно так и было. А рука? Что я ее сам себе порезал? У меня и ножа то нет.
— Ну, ладно. Счастливо оставаться тогда.
— Э, подождите! А с аккумулятором так и не поможете? Дайте прикурить или с толкача завести.
— Не положено.
Пришлось дать немного денег и я наконец-то поехал домой. Ну и денек выдался!
За окном зимняя ночь, мороз и холод, а я на своей кухне смотрю как бесконечный поток снежинок возникают из темноты и разбивается о стекло. Накопившаяся за день усталость, перекус и тепло разморили. Хочеться только одного — лечь и вырубиться. Разнос у коммерческого директора по поводу портфеля заказов на следующий месяц, создание нового плана и подгонка цифр во множестве, и главное никому ненужных, сопутствующих таблицах с нововыдуманными заказчиками, нервотрепка с обрывающими телефон "проснувшимися" сегодня партнерами изрядно вымотали. А потом еще этот пассажир и сумасшедший!
— В душ и спать! — скомандовал я себе и решительно поднялся. Но тут мой взгляд зацепился за брошенную на стул сумку. Оставленная пассажиром, она чуть не была забыта и мной, но выходя из машины все-же вспомнил.
Колоритная такая торба. Тряпчаная??? и вся в цветной вышиевке из каких-то примитивных символов и узоров, индейских что-ли.
— Ну да, точно! — Возник из памяти образ иностранца. — Низкорослый, туловище словно тумбочка, смуглый и с орлиным носом.
И странную вязанную шапочку я вспомнил где раньше видел — в каком-то фильме про Латинскую Америку. И говорил он, вроде, на испанском или португальском.
Любопытство меня пересилило и поставив увесистую сумку на столешницу заглянул во внутрь. Первым попался в руку сверток зеленых листьев в целлофане.
— Кока, что-ли? Только этого мне не хватало! — воскликнул представив, чем бы для меня это могло закончиться вздумай полицейские обыскать машину.
Затем последовали какие-то корешки, крупномеленый крупномолотый? порошок, лапки каких-то животных и наконец фляга. Старинная такая и увесистая. В ней явно была жидкостью, но она как-то странно колыхалась если труснуть. Густая, что-ли?
Откупорив, я аккуратно, как учила когда-то химичка, принюхался к направляемому движением кисти запаху.
— Вода. Немного застоявшаяся, но вода, — удивился я, ожидая, что шаман хранил в ней какой-то эликсир или на край спиртное.
Капнув пару капель на столешницу я убедился, что жидкость хоть и вязковатая, но прозрачная. Потеряв к ней всякий интерес быстро смахнул забинтованной рукой с кухонной поверхности крохотную лужицу и направился раздеваться перед душем.
Уже после водных процедур, меняя повязку заметил, что рана, вроде, стала меньшей. Но пожав плечами не придал этому значения и поспешил в постель.
Будильник звонил долго и противно.
"Может сломался?" — подумал я с надеждой, ведь только уснул.
Еще пару минут попытался не обращать внимание на раздражающий звук, но все же поднялся и поплелся в дальний угол. Я специально ставил его там, подальше от кровати, что бы пройдя эти метры выключить гада и проснуться.
— Ого! — вырвалось у меня, когда рассмотрел время. — Сорок минут проспал не слыша будильника.
И тут же вспомнил, что хотел завести его еще на час раньше, что бы доделать прогнозный портфель.
— Елки-моталки! — Понесся я на кухню к кофеварке.
Быстрые сборы не дали мне время на удивление, только пожал плечами увидев, что под бинтами раны нет. Да и вчерашние события сейчас меня не волновали. Вот разгневанный директор — это да, проблема так проблема.
На улице холодный ветер с противным мокрым снегом прогнали остатки сна. Машину превратилась в сугроб, да и были сомненья, что заведется, поэтому направился к остановке через дорогу.
Уже ступив на пешеходный переход под разрешающий свет, замер — перед глазами возникло видение, как несется на меня автомобиль. Картинка казалась настолько явной, что лишь через несколько минут продолжил движение. И тут, на приличной скорости пронеслась рядом машина.
— Офигеть! — остановился я обалдевший. Все же быстро справился с собой и перебежал дорогу. И только потом, уже присев на остановке, раслабился и поймал отходняк.
— А ведь именно это мне сегодня приснилось! — вспомнил я отрывки из забытого сна.
Но показавшийся из-за поворота автобус быстро переключил меня на другое — нужно как можно быстрей добраться до работы, доделать портфель и попытаться избежать "раздачи" руководства. Все другое откатилось, померкло.
Мне повезло. Успел. Доделал. Директор еще был сонный и не вошел еще в соответствующую ситуации роль грозного демона. Цифры ему понравились. Впрочем, и остальные, подтянувшиеся позже постарались. Но не так усердно как я, и с временем подачи чуть опоздали. Поэтому и выгребли. Хоть и слегека, не так как вчера.
За пару часов удалось даже разрлулить ситуацию и со всеми озлобленными заказчиками. Я, на удивление легко, на этот раз пропетлял, и вовремя обеда заслуженно расслабился. Лениво просматривая новостные сайты наткнулся на одну интересную страничку. Взгляд случайно зацепился за изображение и заглавные буквы темы.
— Ешкин кот! — непроизвольно вырвалась фраза, когда рассмотрел человека. — Так это ж мой попутчик!
Прочитанное еще больше убедило меня в этом. Некий местный специалист в нетрадиционной медицине просил сообщить любую информацию о пропавшем иностранном коллеге, приехавшем из Перу на их симпозиум. Ниже приводились его данные, контакты — куда обращаться, и кругленькая сумма обещанного вознаграждения.
— Офигеть! — Мое состояние — близкое к шоку. И от уведенных цифр, и от того, что вчерашнее проишествие, подзабытое и стертое сегодняшними проблемами, оказалось не сном.
— Ярик, зря ты вчера остался доделывать портфель! — показалась из-за ширмы, отделяющей наши рабочие места, блондинка. — На лицо переутомление. Смотри не сгори от усердства??? на работе!
Сзади послышалось хихиканье ее подружек.
— Яночка, это ты зря начала колоть ботекс в свои губки, — парировал я укол блондинки. — Вот срежут в следующем месяце оклад и будешь шамкать потом как старуха. Боюсь, тогда, даже несмотря на шикарный искусственный бюст, Максимушка бросит тебя, и ближайший отпуск проведешь в родной деревне.
— Хам! — искривив лицо в отвращении, отрезала наша местная "боагиня". Ее подружки, как всегда в таких ситуациях, выразили мне солидарный негатив презрительным молчанием. 
Впрочем, это меня мало волновало. Я уже потянулся к телефону что бы набрать заветный номер, размещенный на нашем городском сайте, как снова возникло виденье. На этот раз я увидел перед собой лицо неизвестного. Само по себе оно уже чем-то вызывало отвращениье, неприязнь. Но эти глаза... В их ледяном цвете таилась угроза, опасность. Первобытный страх от взгляда неизвестного человека прошелся волной мурашек по позвоночнику и едва не сорвал в безумство. Мне захотелось немедленно сорваться и убежать прочь. Куда попало, лишь бы прочь, подальше от незнакомца. Но, словно туман, наваждениье быстро растаяло. Под впечатлением я просто замер, не в силах ни что-то делать, ни как-то мыслить.
Из необычного состояния, к которому я был не то что непривычен, а просто впервые познал его, меня выдернул очередной хохот коллег.
Естественно, что начало веселья пропустил, и о поводе мог только догадываться.
Глядя на обхохатывающиеся, давящиеся смехом рожи вокруг, только недоум енно пожал плечами.
Весь наш офисный бомонд покатывался со смеху. Причина его оставалась неизвестной, но уверенность росла — необошлось без Янки. Наверняка эта стервочка попыталась мне отомстить. И в центре внимания — я!
"Ладно, разберемся. Но позже." — быстро решив, переключилс я на более насущные проблемы.
По пути к помпезному офису нашего псевдобога заприметил утирающую слезы Милу.
— Малыш!.. — Захотелось утешить девушку. Симпатичную и не глупую, возможно единственную такую на весь наш погрязший по самое не могу город.
— Смотри, герой рядом! — смешно повторил я жест какого-то пародиста-комика. — Капитан Америка не позволит хорошим девушкам плакать.
Видок был еще тот. Я знал, что так будет и заведомо поршел на это. Оно того стоило.
Улыбка и ямочки на щеках симпатичной, но не принятой в местый бомонд девушки, словно изменили меня. Показалось, что сзади выросли крылья, а на душе стало легко и свободно.
Я вернулся к своему маку и сбросил ей на мыло файл, переименовав его в "шаблон". Она девушка умная, разберется и все поймет.
Мне ее было жаль. Но еще больше себя.
Потерев??? виски я снова задумался: "А оно мне надо?"
Все  уже достало. И этот город, его жители, бесконечный поток наглой и целеустремленной лимиты. Эта вся суета — сидела уже в печенке.  И так захотелось уехать на хутор к деду Макару!
— Какого я должен тебя отпускать? — держал марку до последнего коммерческий директор. И это несмотря на то, что сегодня я попал в милость и цифры понравились как генеральному, так и основным акционерам компании. То что переработал вчера несколько часов — никого не волновало.
— Олег Михайлович! Это наш гражданский долг — сообщать о преступлениях.
— Ярик, иди ты с этим долгом...
— Мне так и сказать полицейским, когда завтра вызовут в отдел? В конце концов, если накосячу, то придут и к вам, и спросят...
— Катись отсюда! Чтоб духу твоего тут сегодня не было.
— Благодарствую, Олег Михайлович!
— Да пошел ты...
Я поехал на общественном транспорте в полицейский участок, хотя что-то назойливо и постоянно подсказывало, что зря.
Собеседование прошло ожидаемо. Скептически выслушали, что-то спросили и сделали вид, мол все записали.
Выйдя на улицу я пожалел потраченное время. Благо, что  рабочее, не личное.
— Ярослав Иванович, — откликнули со стороны.
— Да?!
Мне на миг показалось, что ночной кошмар ожил.
На меня смотрел в упор крайне неприятный человек.
Знакомый, пусть только по сну.
— До меня дошла информация, что вы последний человек видеивший живым моего коллегу.
— Допустим.
— О! Не переживайте, Ярослав Иванович! Щедрое вознаграждение будет вашим. Все, что мне нужно — вы расскажите мне. Только мне.
— Откуда такая уверенность?
— Ха-ха! Смешно! А разве еще кто-то интересовался пропавшим иностранцем?
В этот момент, мне показалось, что его взгляд буквально пробуравливает меня на сквозь.
— Нет.
— Ну вот, сами ответили на свой вопрос.
— Хорошо, допустим. Но какой ваш резон в этом деле?
— А вы сами и ответили на свой вопрос... Но я хочу спросить вас о другом. Скажите, не оставил ли мой коллега в вашем авто какие-то предметы?
— Допустим. Но почему вы считаете, что я должен отдать их первому встречному?
Лицо его на миг исказилось в неимоверной злобе. Но буквально за несколько секунд он справился с собой. Приняв прежний доверительно-участный вид, ненадолго отклонился от темы. Попытался меня расспросить о родителях, семье.
Ага. Как же. В нашем районе и подавно не было лохов.
— Мистер, бросьте вы юулить. Ей богу. Скажите конкретно, что именно вам нужно и назовите свою цену. Так мы сэкономим время и силы.
— А вы не дурак, Ярослав! — чуть ближе приблизился неприятный госпдин. — Будет вам и цена, и оплата. Меня интересует древняя фляга. Она у вас?1
В этот момент рядом, пронесся роскошный автомобиль. Я не запомнил утром все цифры, но номер показался мне знакомым. И он словно вырвал меня из какого-то забытья.
— Что, что вы говорите? Ваш знакомый? —  обернулся встрепенувшись я к собеседнику.
Он буквально, словно потух. Но продолжил диалог.
— Ману шаман, в некотором роде. Он занимался поиском входов-выходов загробного мира. Месяц назад сообщил, что нашел артефакт — жидкость проводник  помогшую ему совершить путешествия по подземному миру. После долгих споров согласился привезти ее сюда и показать избранным. Но вчера пропал. И мы готовы заплатить любые деньги, что бы узнать его судьбу и найти флягу.
— Вы сказали флягу?
— Именно! — пришел в неимоверное возбуждение мой собеседник. — Она у вас?
— Ну, да, — все же признался я. — Если вы говорите ученый, и ваш друг, то могу отдать.
— Где она?
— У меня дома.
— Едемьте! — воскликнул шикарно одетый господин и махнул рукой.
Скрипнув тормозами остановился рядом лимузин.
— Прошу! — услужливо распахнул дверцу мой собеседник и попытался улыбнуться. Лучше он бы этого не делал.
— Так где вы говорите фляга?
— Милейший, я об этом и не говорил вообще.
— Ах! Ну  да. А позвольте поинтересоваться — где вы живете, куда вас отвести?
Увы! Квартира была под охраной и явных следов  взлома не обнаружилось. Как и наличия расписной торбы, фляги. На что мой новый знакомец совершеннно равнодушно отреагировал.
Мы распрощались и я совершено забыл об этом на некоторое время. Проходили дни, казавшиеся мне вязким киселем, а все более менее связанные  с тем вечером события — выглядели всего лишь сном и сзатирались в памяти. Чем дальше, тем все больше.
Меня по прежнему тревожили странные кошмары. Но приходило утро, тени исчезали, а день — становился обычным днем.
Но однажды, нас всех сотрудников компании погналии на всеобщий медосмотр.
Штатный психолог пришел в неимоверный восторг выявив в моем подсознании остатки психологического воздействия. После соответственного вмешательства, мой разум заработал еще лучше. А вскоре я вспомнил кто именно надругался над моей личностью. Это казалось для меня делом чести и я поехал на квартиру к врагу сам.
Только войдя  в это помещениье, я сразу почувствовал тошнотворный запах. Казалось, он клубился по всей квартире. Но на самом деле просто стоял мертвой стеной. Распростертое по среди гостинной тело внушало чувство мерзости еще с порога. Раздутое и посеревшее оно, вызывало неимоверно сильное отвращениье. И очень сильно воняло. Пересилив себя я подошел ближе. Стали видны копошащиеся в омертвевшем теле черви. Рядом валялся наконечсник стрелы. Черный и страшный он смотрелся инородным телом.
— Вот так, дружище. Я пришел тебя убить, а ты уже мертв.
В эти минуты нахлынули на меня все нераспознанные куски вещих снов. Я просто стоял и впитывал их. Наконец, послышались еще далекие но приближающиеся сирены полицейских машин. Еще одна картинка всплыла из памяти — крики, выстрелы, захват. И я к ней прислушался. Нужо валить отсюда как можо дальше!
Вспомнив хутор деда Макара, дикую природу, самогон, жаренную дичь, речку — я решительно направился искать ближайший банкомат.
— К черту все! Я давно заслужил на нормальный отпуск! А фляга, пусть даже дарует бессмертие — пропади она пропадом!

Рассказ настолько слабо написан, что я не в состоянии его даже критиковать. Буквально КАЖДОЕ предложение вызывает недоумение своим написанием.
Автор, давай начнем с малого. Возьми первые 5к своего рассказа, какследует над ними поработай (я частично показал слабые места в портянке) — и засылай.
Будем работать, но сразу скажу: пока все выглядит очень-очень плохо.
Я уже не помню, чей это текст — поэтому без обид, говорю фактически анониму: ты очень давно ничего не писал или тебя просто никто толком не критиковал.

0

28

egituman написал(а):

Я так и не понял, зачем нужно было вступление про одноклассников и вечеринку? Оно же вообще никак в рассказе не участвует. Т.е. убери его  и ничего не изменится (рассказ заканчивается там, в Афгане, а не там, где начался). Далее. Роль волшебной воды в жизни героя свелась к поднятой вышке и вырванной с мясом ручки двери? Все?
Какова роль той фляги, что лежит у героя?
Куда делась фляга с волшебной водой? Украл кто-то, кого быть там не могло (вообще никаких признаков).
Что на выходе? Рассказ без центральной идеи, без развития ситуации вокруг главного героя, с мутной концовкой.
Лично тебе автор, задание: начинаем с начала. Присылай мне внятный синопсис. Буду работать с тобой персонально.
Над текстом можешь работать для общего развития, но что-то там придется переписать.

1. По поводу вступления. Конечно, его можно и убрать. Но, есть множество произведений имеющих подобную форму. Когда один человек рассказывает другому некоторую историю. Например, из классики: "Судьба человека", или "Повесть о настоящем человеке". Повествование начинается не непосредственно на точке действия, а слегка "после того как". Почему бы не сделать такой вариант. Если есть претензии к данной форме, то можно сократить начало, добавить концовку, но не отказываться от этого.
2. В прологе, роль второй фляги тоже не особо видна. В данном случае можно лишь изменить ситуацию, что её украли вместе с первой. Пойдёт?
3. В тексте, кстати, сущность воды проявилась дважды. Один раз у бойца, второй — у инженера. Можно развить эту тему. Но, менять кардинально? Нужно ли?
4. На мой взгляд, охота за флягой была показана. Это и набег и появление людей не из группы строителей. (чужой запах в кунге).
5. Внятный синоп, иной, вряд ли будет лучше. Я настолько "впёрся" в эту тему, что всё иное кажется мне бредом. Вообще, я считаю, что самое лучшее, это когда к реальным фактам добавляется вымысел (как тут). По крайней мере оно похоже на действительность, а не на эфемерную оторванность.

0

29

3

"Альпийская история"

Жизнь изменилась во вторник...
Ночью в горах что-то взорвалось. Да так, что затряслись скалы и посыпались камни по зеленым склонам. Эхо долго гуляло среди отрогов, постепенно затухая...
...Солнце наполняло светом небольшую горную долину с озером в нижней части. Около водоема с прозрачной водой и каменистым дном, окруженного старыми вязами и каштанами, размещались два десятка туристических шале, каждый на 2—3 человека. Специально для приезжающих рядом с кемпингом была отгорожена площадка под автомобили.
Ранняя осень. Поток отдыхающих сильно уменьшился: сейчас были заняты только 6 домиков. После довольно шумного вечера с песнями и барбекю, население базы отдыхало. Тишина и слабый ветерок владели территорией.
Из ворот кемпинга вышел мальчик лет четырнадцати, обогнул озеро и направился вверх по ухоженной тропе к деревушке, которая располагалась почти по середине между турбазой и старым замком, стоявшим выше ее по склону. Легкие серые джинсы, футболка с мордой енота, на ногах китайские кеды, снова ставшие модными в этом сезоне. Черные вьющиеся волосы, темно-синие глаза, скуластое лицо, покрытое первым пушком на щеках...
Подросток быстро достиг деревушки: десяток строений с улицами-тропками, разделявшими участки. Некоторые дома не жилые – это было видно по заросшим плющом калиткам. Достаточно высокие ограды из пористого, подернутого мхом, известняка отгораживали небольшие дворики с фруктовыми деревьями от ненужных взглядов.
Как раз над одним из таких заборов висело большое яблоко на длинной ветке, нависающей над тропой. Мальчишке сразу захотелось есть: утром он выпил только кружку молока.
Оглядел улочку в обе стороны — никого. Допрыгнуть до ветки не получится; нужно искать, чем бросить или стукнуть по яблоку.
Подобрав небольшой камень, подросток стал прикидывать рукой, как бы поточнее попасть. И тут, будь-то с небес, за его спиной прозвучал звонкий голосок:
— Его нельзя рвать. Рано...
Мальчик оглянулся и остолбенел. Весь в лучах солнца, с противоположного забора на него смотрел ангел, примерно его же возраста. У ангела были длинные соломенные волосы, блестевшие на свету как паутинка. Веснушчатое задорное лицо с черными глазами. Обветренная загорелая кожа слегка шелушилась на руках и плечах. Темные бриджи, светлая майка с буквой "М".
Ангел улыбался, и тоже с интересом рассматривал его.
— Оно должно еще повисеть. Потом его сорвут, и оно будет лежать до рождества в подвале на деревянных стружках, — девочка-подросток ловко спрыгнула на землю.
— Откуда ты знаешь? — только и смог пробормотать смущенный собеседник.
— Мне дедушка рассказывал, — собеседница привычным жестом откинула прядь волос, которую ветерок бросил на лицо. — Я тут с весны живу, всех местных знаю. А тебя вижу в первый раз. Ты из кемпинга?
— Да. Я — Жан. Мы приехали в воскресенье, на неделю. Родители отсыпаются, а мне надоело, — уши его порозовели, и, отведя глаза, он спросил. — А как тебя зовут?
— Мари.
Отвечая, девочка очень странно взглянула на нового знакомого. Жану показалось на мгновение, что в ее глазах промелькнули слезы. Но это видение мигом прошло, и Мари снова весело улыбалась, слушая неисчислимые вопросы знакомого.
— А что за замок на горе? Ты там была? Кто там живет? Расскажи, — мальчишка уже вполне освоился, но нет-нет, да и бросал на нее восхищенный взгляд.
Пока подростки поднимались по тропе к стенам замка, Мари рассказывала.
— Это замок XVII века. Его хозяин – месье Морис. Замок ему достался по наследству. Какой-то его дальний родственник очень давно воевал за короля Людовика Бурбона и получил такую награду за отвагу и верность. Но месье Морис в замке не живет: слишком большой, его трудно содержать одному. Себе он построил обычный охотничий домик рядом со стенами. А в замок водит экскурсии за небольшую плату.
— Да-да. Мы собирались на такую прогулку, — Жан вертел головой, осматривая долину.
При этом он не забывал поглядывать на Мари, но уже так, чтобы она не видела.
Подойдя к добротному шале, подростки увидели, что его хозяин рассматривает в мощный бинокль въезд в долину – неширокое извилистое ущелье с дорогой для автомобилей.
— Добрый день, Мари. Кто это с тобой? Твой друг? – голос улыбающегося пожилого человека был на удивление молод и приятен.
Его седые длинные волосы были собраны в пучок на затылке кожаным ремешком. На мужчине была темная рубашка с закатанными рукавами и крепкие штаны, заправленные в добротные ботинки. Дополняли картину загорелое лицо и сильные руки.
Девочка кивнула в ответ: — Он из кемпинга, приехал с родителями.
— Симпатичный, — весело улыбался старик, рассматривая Жана. — А не сходит ли юная мадемуазель в дом? Не принесет ли нам вишни, молока и хлеба, малость перекусить?
Пока девочка чем-то шелестела в доме, хозяин убрал улыбку с лица и очень серьезно обратился к подростку.
— Меня все зовут Морисом. И ты зови так же... Родители Мари погибли весной, — негромко, чтобы слышали только они двое, рассказал мужчина. — Работали проводниками в наших горах. В их туристический автобус врезался фургон с встречной полосы... Многие, и они в том числе, погибли... Девочке потом рассказали; она долго плакала... Дедушка — он живет в деревне на склоне — забрал ее сюда на лето. Горы, воздух и солнце сделали свое дело. Она постепенно оживает…
Сидя за небольшим столом во дворе дома, компания с удовольствием подкрепилась.
И снова хозяин рассматривал горы.
— Что вы хотите увидеть, месье Морис? — Жан вернулся из дома, куда они с Мари отнесли посуду.
— Что-то не в порядке в долине. С утра нет электричества, не работает телефон. Ночью что-то грохотало в горах в ущелье: там, где дорога. И это не обвал, — старик задумчиво стал укладывать бинокль в футляр. – Радиоприемник и рация спасателей только жужжат, ничего не принимают.
Жан, приложил руку, закрывшись от яркого солнца.
— А это что там? Туман или облако? – привлек он внимание старика.
Месье Морис поднял глаза, и его лицо заметно помрачнело.
— Очень странно... Такого здесь никогда не было. Это не связано с климатом гор, – старик не на шутку встревожился. — Давай-ка в дом, дружище. Попробуем переждать.
В долину, со стороны въезда, быстро двигалось облако странного тумана. Клубы его распухали и постепенно перекрывали солнечный свет. Заметно потемнело. Туман искрился, завораживая и притягивая взоры...
Сначала облако накрыло деревню. Домики как бы утонули в блестящем мареве. Потом окружило замок. Запершило горло от неприятного запаха. Жан и Мари кашляли, но терпели, не понимая происходившего.
Сильнее всего туман подействовал на старого месье Мориса. Он хватался за сердце, живот. Глаза его начали обильно слезиться. Дыхание стало сиплым и прерывистым. От резкой потери сил он присел у окна, придерживаясь рукой за подоконник, чтобы не упасть. Его беспомощный вид сильно испугал подростков…
Через несколько минут облако ушло в сторону озера и кемпинга. Стало значительно легче дышать.
Сверху, из окон домика у замка, три человека — старик и два подростка — наблюдали со страхом за происходящим внизу.
Территория, предназначенная для туристов, была самым низким местом в долине и туман остановился над озером. Ничего не было видно.
Облако развеялось ветром примерно через два часа. Только тогда месье Морис позволил Жану, рвавшемуся в кемпинг к родителям, пойти вниз.
— Будь осторожен, ничего не ешь и не пей, пока не выяснится ситуация. Если что-то тебя испугает, убегай сюда, к замку. А мы с Мари пока наведаемся в деревню, хотя мне довольно тяжело двигаться.
Слегка запыхавшись, Жан подбежал к кемпингу. Его встретила необычная тишина. На улице уже вторая половина дня, но никакого движения на базе не замечалось.
Обогнув несколько домов он увидел странную свару на мостике, вдающемся в озеро. Двое мужчин размахивали руками, пытаясь ударить противника. У них плохо получалось, движения были сильно замедленны. Но это с лихвой компенсировалось упрямством и злостью каждого. Вместо ругательств драчуны негромко рычали. В итоге оба, сцепившись руками, упали в воду. Глубина была небольшая, но заторможенность в движениях не дала им выбраться на берег. Оба быстро захлебнулись...
Жан, наблюдавший за ними, даже забыл, зачем он тут. Почти молчаливая драка и гибель мужчин очень его напугали.
Сбросив оцепенение и подбежав к своему домику, подросток с опаской поднялся на крыльцо. Дверь была открыта, в доме стояла тишина. Осмотрев комнаты и не найдя никого, он выскочил наружу: "Может быть они у машины? Надо проверить стоянку".
На парковке царил беспорядок. Ровный ряд автомашин был нарушен. Когда они приехали в долину, то ставили Пежо точно по разметке, на установленное место. Это Жан точно помнил.
Теперь из пяти авто две упирались в каменную ограду, словно водители пытались уехать, но врезались в преграду, не справившись с управлением.
Осторожно приблизившись в ближайшей машине, подросток увидел как внутри мужчина пытается окровавленными пальцами выбить стекло на двери. Бросившись на помощь, Жан стал дергать ручку, но та оказалась заблокирована и не поддавалась. Разглядев снаружи мальчика, запертый с новой силой стал бить по стеклу. Лицо его, искаженное злобой, заливали слезы пополам с размазанной кровью. Мужчина пытался что-то говорить, но вместо слов только хрипел.
Решив чем-то разбить стекло, Жан сбегал к стоявшему недалеко большому мангалу и схватил пинцет для углей. В несколько ударов он раздробил триплекс, упав при этом на землю. Это его и спасло. Узник автомашины, злобно взвыв, проворно высунулся сквозь разбитое стекло и попытался ухватить его за футболку.
Попятившись, перепуганный Жан стал отступать в сторону озера. В это же время из-за другой поломанной машины медленно вышли мужчина и женщина. Оба выглядели не лучше запертого в авто. В руках у мужчины была бейсбольная бита, испачканная чьей-то кровью. Он размахивал ею, то и дело задевая женщину.
Жан успел отбежать вдоль берега на достаточное расстояние от парочки, но те упрямо двигались за ним. Наконец женщина не выдержала случайных ударов и набросилась на махавшего. Она рвала его волосы, царапала лицо, а потом вцепившись в шею, прокусила ее. Кровь брызнула на уже испачканное платье.
Противник, плохо понимая окружающее, ударил ее битой, попав в висок. Женщина рухнула ему под ноги. Продолжив двигаться за подростком, мужчина споткнулся о лежащее тело и полетел в воду... Через несколько минут на берегу было еще два трупа.
На шум у стоянки и озера, из-за домиков появились еще несколько зомби. И также, увидев подростка, стали приближаться с явно не мирными намерениьями.
Ужас охватил Жана, и он бросился вверх по склону.
Постоянно оглядываясь, подросток поспешил в деревню. "Надо быстрее предупредить Мари и месье Мориса", — о родителях он уже не думал.
"Скорее всего они в таком же состоянии", — Жан на бегу вспоминал кадры из популярного телесериала про мутантов...
Мари, услышав его голос, выбежала на улочку.
— Все старики лежат в домах в плохом состоянии. У них приступы болей в груди, слезятся глаза. Месье Морис пытался им помочь, но лекарства не помогают.
Выслушав рассказ Жана о произошедшем в кемпинге, старик моментально скомандовал: — Надо уволить всех, кого успеем, в замок. Там крепкие стены и ворота, их не сломать руками.
— Всего в деревне 6 человек, эта пара, остальные — одиночки, доживающие свой век, — месье Морис выводил на тропинку к замку плохо двигающихся старика и старушку из домика, ближайшего к озеру, — идите по деревне и зовите, кто может двигаться.
Слабость подвергшихся воздействию облака людей не позволяла быстро их эвакуировать. Подростки не были достаточно сильны, а месье Морис сам был не в лучшем состоянии.
Мари и Жан смогли привести наверх двоих стариков-мужчин. Идти второй раз было уже поздно. Тесной группой несколько фигур, мало напоминающих людей, уже подходили к крайним строениям деревни. В руках они несли палки и какие-то металлические прутья.
— Остались Пьер — дедушка Мари, и старая Марта из дальнего домика. Надеюсь. они запрутся изнутри. К тому же у Пьера была старое охотничье ружье. Он не даст себя в обиду, — месье Морис, отдуваясь от усталости, пытался успокоить подростков.
Четверых пожилых жителей деревни уложили в столовой на толстом слое соломы.
Вскоре в деревне раздался выстрел... Мари в беспокойстве выбежала за ворота, но, увидев приближающиеся к замку измазанные кровью и землей страшные фигуры, с плачем бросилась обратно. Старик и Жан еле успели затворить тяжелые замковые ворота, как в них стали стучаться несколько кулаков...
— Они не сломают двери? — мальчишка, вздрагивая не то от вечерней прохлады, не то от страха, с надеждой смотрел на мужчину.
— Вряд ли. Эти ворота выдерживали и не такую осаду, — месье Морис сидел на старой скамье в столовой замка и снова держался за грудную клетку. Воздух сипел в его горле.
К ночи активность зомби у ворот уменьшилась, но они не уходили. И даже не дрались между собой. Ветер в долине утих и тишину нарушали только периодические стуки в ворота.
В столовой замка сидели месье Морис, Жан и Мари, и еще четверо стариков бредили на полу на соломенных тюфяках.
— Как вы себя чувствуйте? По вам не скажешь, что туман смог вам навредить. — старик строго, но спокойно смотрел на подростков. — Вы умеете хранить секреты?
Посмотрев друг на друга, оба кивнули. Но было заметно, не все понятно в этом вопросе.
— Вам придется помочь мне найти одно тайное место, — месье Морис обращался к ним как к равным.
— Под этим замком существует огромный лабиринт, промытый за столетия водой. Возможно, что ужасная катастрофа произошла не только в нашей долине. Я даже боюсь что-либо предполагать... Мы сможем спасти хотя бы кого-то из людей, если все пройдет как я думаю. Времени не так много, я могу совсем ослабеть и вы останетесь без поддержки взрослых, — старик зажег керосиновую лампу, потрескивающую и сильно коптящую, и повесил ее на цепи в центре помещения. Слабый свет позволял хотя бы на натыкаться на обстановку.
— Мари, найди коробку с мелом в комоде. Жан, набери в мешок факелов, сколько сможешь унести. Найдешь их в чулане справа от входных дверей. Еду и воду брать не будем, нам хватит несколько часов, чтобы добраться до места.
— А как же эти люди? — Мари повернулась к лежащим фигурам.
Ослабленные старики почти не двигались, только иногда вздрагивали всем телом и негромко стонали...
— Если мы не сделаем, что я запланировал, они вряд ли доживут до утра, — месье Морис опирался на крепкую палку из можжевельника. — Готовы? Двинулись...
Спускаясь в черноту подвалов под замком по узким каменным ступенькам, хозяин объяснял подросткам свои действия.
— После тумана перестали работать батарейки и аккумуляторы в фонарях. Надеюсь нам хватит факелов на дорогу туда и обратно... Мари, оставляй на стенах отметки мелом через 10—12 шагов. Если что-то пойдет на так, вы легко сможете выбраться наверх.
Поначалу старик довольно уверенно выбирал направление движения. Превозмогая себя и не подавая вида, что ему тяжело, он вел маленький отряд по узким коридорам.
Остановившись перед большой тройной развилкой, месье Морис стал высматривать что-то под потолком туннеля...
— Жан, тебе придется заменить меня. Мои глаза болят и не позволяют все видеть.
— Что нужно делать? — подросток обошел старика и поднял свой факел над головой.
— Ищи под потолком коридоров небольшую круглую печать, высеченную на камне. На ней ты увидишь змею обвивающую стрелу два раза. Это указатель, в какую сторону двигаться.
Жан поочередно проверил все три прохода и указал на правый коридор. Туда и продолжили движение.
Еще несколько раз, снова на развилках ему приходилось искать малозаметный знак. Несколько раз Мари пугалась крыс и вскрикивала.
После долгих и бесконечных поворотов лабиринта их глазам открылась пещера. В свете факелов на середине ее виднелась старинная карета. Она была почти наполовину погружена в слой рыхлого известняка. По наклонному полу струилась влага из невидимых щелей в стенах, но воздух был достаточно сухой.
— Теперь, Жан, придется тебе залезть внутрь кареты... Ты бывал в Лувре? Видел там мумии? Они ведь не страшные, согласен? — месье Морис остановился недалеко от кареты, — тут хоть и вода на полу, но карете много лет и похоже она вся иссохла.
В глазах мальчишки промелькнул испуг, но он молча, набрав воздух в легкие, кивнул головой: — Там мумия?
— Ты логично делаешь выводы из малопонятных предпосылок. Это характеризует тебя с хорошей стороны, — старик успокаивающе похлопал его по плечу.
Поежившись, Жан стал забираться на крышу кареты. Там виднелся открытый люк, обитый медью.
— Ничего не бойся. Мумии больше трехсот лет. Как она и карета попали сюда, сейчас не важно. Важно то, что держит мумия в руках... Ты должен достать нам сосуд у нее с коленей. Факел туда не взять, все моментально вспыхнет, поэтому сначала пусть твои глаза привыкнут к темноте.
Жан протиснулся в отверстие, повис на руках и спрыгнул на пол, подозрительно заскрипевший под его ногами. Несколько долгих минут глаза привыкали к темноте.
Внутри — как и говорил месье Морис — сидела мумия, обтянутая иссохшейся кожей. На ней был камзол какого-то вельможи, а на плечах не было головы...
Уже догадываясь, что увидит, мальчик опустил глаза и на сдержал выкрика. Мумия прижимала одной рукой собственную голову — оскаленный череп с остатками волос, а в другой костлявой ладони находилась старая армейская фляга. Жан видел такие в военном музе в Париже, а еще в каком-то историческом кинофильме.
Лоб мальчика покрылся испариной от страха. Если бы не теснота кареты, он мог и упасть.
Снаружи он услышал голос Мари, и это почти его успокоило. С трудом вырвав из руки скелета флягу, Жан вылез наружу. При этом он поцарапал ладонь об окислившиеся заклепки обшивки и сломал ноготь на указательном пальце. Не подавая вида, он спрыгнул на землю и передал тяжелую флягу месье Морису.
Обратный путь наверх был несложен, но месье Морис заставил Мари стереть все меловые отметки на стенках лабиринта. Сил у старика оставалось все меньше. Последние повороты он уже тяжело опирался на палку и плечо Жана...
Снаружи была глубокая ночь.
Усталость и слабость все же свалили старика. Он опустился на пол у стены в соседней со столовой комнате. Мари и Жан, хоть и тоже устали, проверили состояние пострадавших деревенских жителей, ворот замка, и принесли еще соломы, чтобы переложить месье Мориса на импровизированный матрац.
— Они все живы, но ослаблены, — доложила Мари о стариках. — У ворот замка все тихо. Зомби или ушли, или устали, или спят. Небо в тучах, но дождя нет.
Жан тем временем разжигал камин в комнате.
Скоро стало несколько теплее и подростки тоже устроились на соломе около месье Мориса.
— Я расскажу вам фантастическую историю, если вы еще не хотите спать, — закашлявшись, старик долго держался за грудь и вытирал слезящиеся глаза.
Подростки внимательно смотрели на него. Переживания дня и подземные странствия отбили сон.
— Очень давно, в далеком Афганистане, в недоступных горах, древние мудрецы обнаружили озеро. Вода в нем была густой, как кисель. Выпивший ее становился неуязвимым воином, не чувствующим боли и усталости. Глоток воды вылечивал любое ранение или любую болезнь...
Мудрецы поклялись, что никто в мире не сможет лично для себя использовать воду из озера. Ее можно будет применить только для спасения человечества от катастрофы, способной уничтожит жизнь на Земле. Было создано тайное общество Хранителей Озера последней надежды.
Через много лет один ученый — историк и археолог, Морис де Жак его звали, узнал о великой тайне. Он занимался археологическими раскопками на восточном побережье Франции недалеко от Анже. В один из дней профессору передали пакет из Парижа. В нем были официальные документы о том, что он стал наследником старинного замка в Альпах, в горах округа Безансон. Да-да, именно этого замка. И еще он вместе с замком унаследовал титул виконт.
Делая ремонт помещений, профессор обнаружил тайник в стене библиотеки. Там был древний пергамент, поведавший о великой тайне священной воды.
Очень скоро в замок приехали несколько стариков в странных восточных одеждах. Они рассказали, что профессор не случайно унаследовал замок: это было устроено намеренно тайным обществом Хранителей. Профессор был выбран за свои заслуги, и как побочный потомок одного из бывших руководителей общества.
Дав клятву беречь священную воду, Морис де Жак вместе с гостями укрыли флягу с водой в укромном месте, в лабиринтах под землей.
Все было продумано в действиях адептов Озера относительно замка и виконта чтобы предотвратить обнаружение тайного хранилища: идеальное прикрытие — профессор-археолог, и по совместительству наследник, не пустит в замок постороннего исследователя или любопытствующего искателя сокровищ...
Месье Морис сильно закашлялся и замолчал. Голова его бессильно упала на грудь.
Поднявшись с соломы, Мари потрогала его лоб.
— У него сильный жар. Надо ему дать воды...
— Стой, подожди минуту, — Жан с удивлением смотрел на старика и Мари около него. — Похоже месье рассказывал нам не сказку.
Подросток вскочил на ноги и даже прихлопнул себя по бокам.
— Его зовут Морис, — указал он на старика. — И в его истории профессора звали Морис де Жак. Совпадение? Вряд ли... Он рассказывал о лечебной воде, густой и тяжелой... Фляжка, что мы принесли, тоже весит немало. И в ней плескается что-то густое. Месье Морис спрашивал нас — можем ли мы хранить тайны? А тебя заставил стереть все метки в катакомбах. Все сходится! Думаю, он рассказал нам собственную историю, а во фляге и есть та самая священная вода!
Мари смотрела на друга, постепенно осознавая эту информацию. Ее глаза расширялись от удивления и радости.
— Значит мы можем помочь ему вылечиться. — обрадовалась она. — А он спасет всех остальных. Надо быстрее дать профессору выпить из этой из фляги... Но такую густую воду мы не сможем залить ему в рот. Попробуем ее разбавить?
Найдя в столовой кувшин с водой, Жан поставил его на стол, а Мари, недолго помучавшись с пробкой, с усилием вытряхнула в него несколько больших капель жидкости из фляжки:
— Дед мне рассказывал о странностях при получении наследства профессором. Его все тут звали просто — старина Морис. Никто не знал, что он историк и археолог. Да еще и виконт! И уж тем более никто не знал в долине, что он член тайного общества.
Размешав воду в кувшине деревянной ложкой Жан положил ее рядом. Пара капель стекла на поверхность стола и подросток, заметив это, просто смахнул влагу ладонью. Сходив к полке и взяв фарфоровую кружку, он вернулся к столу.
— Ой, мой ноготь снова целый, а царапины как и не было! — Жан удивленно рассматривал свою руку в свете огня из камина. — Получается, что вода из фляги настоящая — исцеляющая. И профессор на самом деле принадлежит к тайному обществу, которое спасет людей в случае опасности.
С трудом влив старику несколько глотков, дети убедились в своей правоте. Лечебная вода действовала очень быстро. Дыхание месье Мориса сразу стало ровным и сильным. Он уснул крепко и спокойно.
Закутавшись в одеяла подростки также уснули сном без сновидений.
Разбудил их профессор. Было уже позднее утро. В окна замка проникало яркое солнце. Казалось, что ничего не произошло прошлым днем и ночью.
— Сейчас же расскажите, что вы вчера сделали? Я совершенно здоров, мои глаза зорки как в молодости. Вы использовали жидкость из фляги без разрешения? Как вы догадались?
Сбиваясь и путаясь, Мари и Жан рассказали профессору о его ночном рассказе, о последующем за ним приступе, о своем испуге за его жизнь. О том, как они догадались, что легенда, рассказанная им — на самом деле правда. И что он профессор, виконт и хранитель великой тайны.
— Ну что же, вы давали клятву хранить тайну. Надеюсь, ваше слово нерушимо. — месье Морис да Жак задумчиво смотрел на двух серьезных подростков, смотрящих на него снизу вверх.
— А где тот кувшин, в котором вы развели воду из фляги? Вы сами пили из него?
Услышав отрицательный ответ, старик даже прослезился.
— Ну что же. Это судьба, — сказал он как бы самому себе. — Прошу вас, возьмите кружки в столовом шкафу. Только не металлические. Набирайте воду из вашего кувшина и давайте по два глотка всем в этом помещении. Назначаю вас санитарами нашей общины. Но для начала сами сделайте хотя бы по глотку. А я пока пойду посмотреть со стены замка на долину.
Жан достал с полки две старых глиняных кружки. Набрав в них воду, одну он подал Мари.
Они стояли напротив друг друга и оба боялись пить. События последних суток, чудесное выздоровление профессора, напряжение от обилия невероятной информации выбило их нервы из колеи.
Наконец, решившись, Жан зажмурился и глотнул жидкость. Подождав каких-либо ощущений, он открыл глаза. Снова перед ним, в свете солнца из высокого стрельчатого окна, стояла Мари. Снова ее волосы светились, как в первые минуты их знакомства.
Девочка внимательно смотрела ему в глаза. Она была так близко, ее черные глаза были широко открыты... Жан неумело коснулся губами ее щеки, смутился, и поспешил к ближайшему пожилому мужчине, лежавшему на соломенном тюфяке.
Вслед ему смотрела Мари, приложив к щеке ладонь и смущенно улыбаясь. Потом она смело глотнула жидкости из кружки и тоже направилась к другим пострадавшим.
Через полчаса вернулся профессор.
— Похоже никто не выжил ни в деревне, ни в кемпинге. Ни там, ни там никакого движения. Зомби куда-то пропали. Их следов полно около ворот. Но самих не видно.
Внутри столовой уже вовсю хозяйничали несколько стариков и старушка. В их поведении ничего не указывало на то, что они были еще недавно почти беспомощны и слепы. Горел большой очаг, над ним закипала вола в котле, женщина чистила овощи, найденные в кладовке. На столе лежал хлеб и сушеное мясо. Готовился обед.
Мари и Жан сидели не скамейке у окна, куда их насильно усадили старшие, и старательно делали вид, что мало знакомы. Однако руки их были рядом, так, что пальцы рук соприкасались.
Неожиданно зазвонил телефон, стоявший на полке, и все в столовой вздрогнули от неожиданности.
Хозяин замка снял трубку: — Алло, кто это?
Несколько раз ответил: — Да, да, хорошо... Мы ждем.
Потом он долго слушал, что ему сообщали. Его лицо при этом разглаживалось от радости.
— Это спасатели. Им удалось починить телефонную связь. Но электричество и дорога через ущелье пока не восстановлены. К нам высылают вертолет. Скоро все будет хорошо.
Все радостно загомонили. Старушка утирала слезы, старики не знали как выразить свои чувства и просто хлопали друг друга по спинам и плечам...
Мари и Жан стояли на стене замка и смотрели вниз. Она на деревню, он на кемпинг. У обоих стояли слезы на глазах. Подростки вдруг осознали, что у них не осталось никого из родных. Совсем никого...
— Вы молодые и сильные. И переживете эту потерю, — к ним подошел профессор, сразу понявший их состояние.
Он был в старинном сюртучном костюме-тройке из тонкой шерсти. На груди у него висел бронзовый жетон с изображением — змея дважды обвивает стрелу.
— Мы видели этот знак внизу, в лабиринтах. И внутри кареты на мумии был такой же, — вспомнил Жан. — Что он означает?
— Возможно ты скоро об этом узнаешь, мой молодой друг, — торжественно отвечал профессор.
Через несколько минут над ущельем появилась точка, стремительно приближавшаяся. Она превратилась в большой летательный аппарат и стал слышен шум работающего винта.
Над долиной вертолет совершил несколько кругов на малой высоте. Из репродуктора, установленного на корпусе, разносилось по округе: — Просим всех оставаться на местах до полной ликвидации последствий аварии в горах. Врачи помогут всем без исключения...
Вертолет приземлился на травяную площадку у дороги в кемпинг. После из люка, сквозь герметичное уплотнение, высунулся датчик забора пробы воздуха. С шипением он втянул дозу и убрался внутрь корпуса. Далее минут пятнадцать ничего не происходило.
За это время, к борту приблизился не известно как оставшийся в живых зомби. Он пытался царапать обшивку, бил в иллюминаторы.
Из люка выскочили несколько людей в костюмах химической защиты. Они опутали его сеткой, заткнули рот и что-то вкололи в шею, а потом унесли внутрь вертолета.
Бригада из четырех человек двинулась в направлении кемпинга. За плечами у каждого находился объемный прямоугольный контейнер, а в руках были длинные трубки для разбрызгивания. Они обильно распыляли какой-то серебристый состав по все территории вокруг озера, вокруг домиков и на автостоянке. При попадании на траву, листву и сооружения раствор из серебристого становился просто мутным и прозрачным.
Закончив с кемпингом, спасатели опрыскали и территорию деревни. Сам замок обрабатывать не стали. Выжившим сообщили, что территория у замка не опасна...
После полудня в ворота замка постучал пожилой мужчина. Он всем представлялся страховым агентом, записывал имена и обещал быстро помочь в получении компенсаций за полученный ущерб.
Увидев профессора и его медальон, он уважительно поклонился и попросил пройти с ним внутрь для разговора наедине. Когда профессор и агент остались одни, приехавший вынул из-за отворота рубашки такой же знак, как у профессора. Они прикоснулись рукой к своим медальонам и потом тепло обнялись.
— Приветствую тебя, брат, — начал разговор мнимый страховщик. — Как вам удалось выжить? В кемпинге спасатели обнаружили десять трупов и одного выжившего зомби. И в деревне еще несколько погибших, из них двое местных стариков.
— Я мало что знаю, брат? Долину отрезало ночью, я потерял связь с миром и был совершенно уверен, что начался мировой апокалипсис... Потом всех накрыл этот ядовитый туман... Проясни ситуацию, прошу тебя, — Морис де Жак внимательно смотрел на соратника.
— В горах разбился самолет, перевозивший какой-то секретный химикат военного назначения. Так получилось, что его груз попал на склоны вашей долины. Этот туман — следствие соединения химии с бензином. Кроме вашей долины никто не пострадал. Строения в долине нейтрализованы, и это сейчас самое главное. Но твой рассказ важнее; говори, брат, я слушаю.
Профессор подробно обрисовал ему события предыдущего дня:
— Над замком и деревней туман склоны не удержали; он весь ушел к озеру. У стариков из деревни были приступы слепоты и боли в животе. Я также сильно ослаб. Кемпинг накрыло полностью. Туман не рассеивался там несколько часов. От этого, видимо, воздействие на организмы отдыхающих усилилось. Все, кто там был, превратились в страшных зомби. Они медлительны, от них можно убежать. Но при этом они очень упрямы и агрессивны... Мы с Жаном и Мари успели увести в замок только четверых жителей деревни. А потом мы достали флягу с водой из тайника.
— Почему ты не использовал воду для себя?
— Я стар и достаточно мудр. Ни к чему расходовать драгоценное сокровище, чтобы поддержать износившийся организм.
— Я склоняю голову, брат, — гость торжественно встал и низко поклонился профессору.
— Моей заслуги в спасении выживших практически нет. Наши подростки, по странному стечению обстоятельств, практически не подверглись вредному влиянию тумана. Возможно даже, что на детские организмы эта отрава вообще не действует. Только благодаря им я смог добраться до фляги. Случайно, опять же благодаря Жану и Мари, выяснилось, что если растворить в простой родниковой воде небольшую дозу воды из фляги, то таким раствором можно полностью восстановить функционирование ослабленного организма. Они напоили меня, находящегося без сознания. Теперь моих сил хватить поддержать тело и дух еще на год, или два. Но потом мне придется уйти в небытие, освободив место новым адептам.
— Очень интересно ты рассказываешь. Наши старейшины не знали о таком свойстве воды Озера последней надежды. Теперь понятно, почему я не чувствую "зов озера" от принимавших воду: слишком малая доза священной воды.
Приехавший сменил тему разговора.
— Все в долине, кроме находящихся в замке погибли. Выходит, у Мари и Жана теперь нет живых родственников. Пусть мои слова прозвучат кощунственно, но это очень хорошо. Это отлично! — он в задумчивости стоял и смотрел в окно. — Они знают тайну замка, на них не подействовал ядовитый туман, они стали сиротами. Я использую свою легенду страхового агента и забираю их с собой. Из них вырастут новые Хранители: современные и сильные. Я также забираю флягу! Мы найдем новое надежное место для хранения сокровища. В сложившейся ситуации ей теперь не место в замке. Со дня на день сюда нагрянут телевизионщики и газетчики. Эти растрезвонят историю на весь мир и долина еще долго будет пользоваться дурной репутацией, хотя наверняка привлечет огромный интерес любителей острых ощущений. Нам — хранителям — не нужно такое внимание. Тебе, брат, придется остаться на какое-то время: проследить, чтобы любопытные не пробрались туда, куда не следует. Возможно придется даже уничтожить часть подземных лабиринтов слабыми взрывами. Ты справишься. А после, мы ждем тебя там, куда не ступит нога непосвященного — у священного озера!
Агент, приняв окончательное решение, тряхнул головой.
— Мы постараемся найти нового наследника этого места. Возможно оно еще сможет пригодится для целей Общества...
К вечеру спасатели разбили для себя небольшой палаточный бивуак. Им предстояло еще много исследований территории в долине.
После недолгого, но грустного прощания в профессором Морисом, Жан и Мари сели вместе со "страховым агентом" в вертолет...
Винтокрылая машина тяжело, словно откормленная рыба, всплывала вверх. Подростки, уже не скрываясь, держали друг друга за руки и смотрели в иллюминаторы. Внизу оставалась долина, круто изменившая их судьбы.
А еще около замка, в лучах заходящего светила, стояла седовласая фигура. Виконт Морис де Жак провожал их в новую жизнь…

Очень много лишней информации, которая сбивает интерес и напряжение. До рассказывания легенды текст вообще можно без потери смысла ужать раза в два, а то и в три!
Зачем профессор рассказал историю подросткам — я так и не понял.
Замечания по мелочам расписал в портянке.
Жду хорошо подсушенный вариант с правками тех моментов, что я расписал в портянке.

0

30

Пек Зенай написал(а):

1. По поводу вступления. Конечно, его можно и убрать. Но, есть множество произведений имеющих подобную форму. Когда один человек рассказывает другому некоторую историю. Например, из классики: "Судьба человека", или "Повесть о настоящем человеке". Повествование начинается не непосредственно на точке действия, а слегка "после того как". Почему бы не сделать такой вариант. Если есть претензии к данной форме, то можно сократить начало, добавить концовку, но не отказываться от этого.


Нет известных произведений, имеющих подобную форму. Если бы рассказ заканчивался снова на вечеринке одноклассников, и там бы рождалось какое-то действие (мысль) завершающее произведение — тогда да. Тогда история в Афгане становится предысторией того, что должно случиться в конце. Ну, там, на вечеринке кто-то умер и его оживили флягой, памятуя об истории (это грубый пример). А у тебя эту вечеринку можно выбросить и не изменится ничего вообще.

Пек Зенай написал(а):

2. В прологе, роль второй фляги тоже не особо видна. В данном случае можно лишь изменить ситуацию, что её украли вместе с первой. Пойдёт?

Блин. Блин. Блин.
Идет рассказ про какую-то флягу. Рассказ пошел, как ответ на вопрос о фляге. Но рассказа совсем не про эту флягу, а про что-то иное. Возникает впечатление, что рассказ написан про каких-то не вполне адекватных людей.
Сразу вспоминается анекдот про добра молодца, зашедшего в пещеру и удивившегося сильному запаху дерьма. И там же сидел старичок. И молодец спросил старичка, почему так воняет. А старичок ему сказал, что это долгая история, но молодец согласился послушать. И старичок рассказывал ему три часа какую-то запутанную историю, а когда у молодца кончилось терпение он спросил:
— А воняет то почему?
— Да не знаю, нагадил наверное кто-нибудь.

Такая логика и здесь. Что за фляга? О, это длинная история. Но не про эту флягу, а про другую.

Пек Зенай написал(а):

3. В тексте, кстати, сущность воды проявилась дважды. Один раз у бойца, второй — у инженера. Можно развить эту тему. Но, менять кардинально? Нужно ли?

Дело не в затрагивании сущностей. Дело в том, что вода во фляге должна стать частью истории происходящей с героем. В чем проявилась ее роль здесь? В том, что он поднял вышку?

Пек Зенай написал(а):

4. На мой взгляд, охота за флягой была показана. Это и набег и появление людей не из группы строителей. (чужой запах в кунге).

Да, показана. Только герою плевать на флягу. Получается, эта история не про него, а про того, кто пил и потом самозакопался.

Пек Зенай написал(а):

5. Внятный синоп, иной, вряд ли будет лучше. Я настолько "впёрся" в эту тему, что всё иное кажется мне бредом. Вообще, я считаю, что самое лучшее, это когда к реальным фактам добавляется вымысел (как тут). По крайней мере оно похоже на действительность, а не на эфемерную оторванность.

Мне не надо другой. Мне надо, чтобы ты допилил этот.
Если так и осталось непонятным, что меня не устроило — объясню еще раз. В конце концов, мы учимся.

0


Вы здесь » Чернильница » Колизей » Пристрелка "Две фляги" — первые результаты