Чернильница

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Чернильница » Песочница » Первый день весны


Первый день весны

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Первый день весны

А он был солнечным — первый день весны. И свежий ветер дул в распахнутое окно. Чистое небо придавало невинности контурам города, игравший на солнце снег — белизны.
  "О чем дальше написать, о чем помыслить в день, когда природа оживает? Конечно о любви! Только о ней, к ней, для нее. А еще можно о свете... Поэты, музыканты, влюбленные — все ценят это время года. Зима ушла, остались ее тени. Снег словно из хрусталя.
  Наступило первое марта.
  Воскресенье. Солнечно. Свежо. Морозно. Оживление.
  В такую погоду хочется гулять с любимой девушкой, держась за руки, а еще больше смотреть в окно на бесконечный свет и синее небо. Кажется миг застыл и действия не будет.
  Но часы тикают. Все меняется — придет ночь, зажгутся огни. Золото солнца уступит серебру луны... А пока — полдень, равновесие: и в душе, и в природе".
  Точка опоры была найдена. Алекс сделал запись в дневнике и, встав из-за стола, стал собираться в дорогу.
  Раннее утро и выходные, казалось все располагает к отдыху. Активному или созерцательному, Но на самом деле, куда укрыться от забот? Если ты не Александр Македонский, то суета доберется и в выходной. Почему они сорвались в эти внезапные каникулы именно весной? Могли бы жарким летом отправится в экзотические страны типа Таиланда или, еще лучше в глубинку России. Но нет, никак — сейчас или никогда. Перелет в Восточную Европу, где какая радость есть таинственная пещера с паранормальными свойствами. Если бы не Света он бы ни за что не согласился на этот тур. Но она с радостью, неподкупным энтузиазмом решилась. В школе все равно карантин — две недели все свободны.
  Теперь, когда Алекс первым пришел в аэропорт и сидел в зале ожидания, ему оставалось только превращать растущее недовольство в игру слов. Музыку он твердо решил начать слышать только в самолете.
  Собрались все с опозданием: Ирвин потерялся на подступах к аэровокзалу, Макс, как обычно, принципиально не спешил. Света и Андрей пришли пораньше, и они втроем успели перекусить в кафетерии на втором этаже аэропорта.
  Когда Макс с пресным видом присоединился к их компании, а Ирвин через минуту рухнул в свободное кресло в зале и отзвонился, хотя с открытой верхотуры его и так отлично заметили еще на входе прозвучало объявление:
  "Уважаемые пассажиры! В связи с нелетной погодой рейсы "Белгород — Будапешт" и "Белгород — Прага" откладываются на неопределенное время. Приносим искренние извинения. Мы делаем все возможное для скорейшего исправления ситуации..."
  — Как? Почему?
  Света вскочила так, что стул, за которым она сидела, упал на пол.
  — Да вулкан этот исландский проснулся, опять, — поморщился Макс. — Короче, ближайшие сутки не улетим.
  — А давайте автобусным туром! Сдадим билеты и рванем налегке, — предложил Андрей, который любил находить выход из казавшихся безнадежными ситуаций и был прикомандирован родительским комитетом в качестве сопровождающего, так как ему уже исполнилось восемнадцать.
  "Ох, как я не люблю менять планы", — подумал Алекс.
  Но большинство проголосовало за сдачу билетов. Один Макс, естественно, кочевряжился, но недолго: сдался почти без боя.
  — Еще и сэкономим, — повеселел Ирвин, — в стране кризис намечается.
  — Да кризис идет вовсю! — взорвался Макс. — Вы что, в магазинах не бываете?
   Света печально улыбнулась. Она была очень доброй, а еще везучая выиграть образовательный тур в Венгрию не каждому удается. А тут карантин: свезло получается им всем. К сожалению, доброе сердце не способствует общественной популярности в наши дни — пришлось звать мальчишек, у Светки не было подружек, кроме одной девочки — мрачновато-готичной Ольги, а та разболелась. В общем, девушка она честная не без идефикс в голове, но у каждого должна быть мечта. Даже странно, что Алекс влюбился в нее. Ему постоянно казалось что чувства, охватившие его неправдоподобный сон, что такая нескладная, даже слегка странная в своей положительности синеглазка не для него, но взгляда отвести не мог и отказаться от поездки тоже не сумел.
  "Она разорвет мне душу на десятки маленьких клочков, и они разлетятся по закоулочкам вселенной", — часто думал Алекс, даже когда они сидели рядом на занятиях. За одной партой с первого класса — так должны был называться этот синдром — искренняя дружба много лет.
  Этой зимой чувства замерзли. Алекс почти успокоился. Первый день — первое настоящее приключение и испытание чувств.
  Алексей очень боялся признаться и поэтому решил минимально общаться со Светой. Жизнь как всегда все перевернула с головы на ноги. В автобусе они оказались на соседних местах. Отказываться было чрезвычайно подозрительно столько лет за одной партой сидят да и могло восприниматься как унижение.
  Поэтому, надев наушники, Алекс сразу уставился в окно.
  "Сколько времени течет пока царит день, сколько километров проедет НЕФАЗ пока свет сияет над миром? До Венгрии точно не доедет. До Украины?.."
  Сквозь полусон, R&B и современную танцевальную музыку пробивались крики:
  — Загранпаспортов у нас нет... Нас же высадят!
  Вместе с расплывчатым восклицанием что-то грохнулось. Автобус встал.
  — Класс, с ума сойти! — голос Макса приобретал профессионально-язвительные нотки.
  Автобус сломался.
  Света плакала на обочине, в метрах трехсот стоял дымящий НЕФАЗ, настроение у всех было паршивое.
  — А что мы так спешим? Попутку поймаем, доедим до границы там... — Андрей не успел закончить как его оборвал Макс:
   — Загранпаспорта украли, как мы границу пересечем?! Первое марта — сегодня Украина ввела запрет на въезд по внутренним.
  — Попутку поймаем, попутку до Венгрии? — вдруг взорвался уже Алекс.
  — Какая Украина, Белоруссия в пяти часах пути.
 
  ***
 
  — Привет! Вероника, как ты тут?..
  Девушка и Андрей жеманно изобразили дружеский поцелуй в щеку.
  В три часа дня они оказались у ближайшего белорусского КПП.
  Несмотря на сомнения, Андрей как-то увлек их в дальнейшее движение — уже к границе Белоруссии и вот, теперь еще и обнаружил знакомую, как он сам выразился "по скайпу".
  — Эндрю, рада видеть, какой фэйт тебя забросил на границу последней диктатуры Европы?
  — Судьба? — Андрей рассмеялся. — Нет, дочь подруж... хорошей знакомой выиграла образовательный тур в Будапешт и вот, сплошная цепь невезений: у нас нет загранпаспортов, тур уже оформили визово-учебный.
  — Бедняжки... слушай, а у нас на военном самолете ОБСЕ места много, — девушка лукаво улыбнулась. — Только как выберетесь, но если вы экстремалы...
  — Мы — русские: без экстрима — никуда.
  Самолет, и правда оказался просторным, летел быстро. Андрей и Вероника не могли оторваться друг от друга и по счастливым глазам девушки не трудно было догадаться о ее отношении. Андрей таял в лучах этого магнетического взгляда и постепенно забывался. К концу полета наш проводник окончательно растаял и несмело обратился к нашей группе:
  — Ребят, я наверное вас покину, в Чехии у Вероники проблемы, а Венгрия тут доберетесь до Будапешта, там посольство, вы ведь взрослые уже...
 
  ***
 
  К закату мы уже сели в аэропорту Будапешта. Красно-золотистые лучи освещали небо по особенному, но не это радовало Свету:
  — Вы представляете пещера всего в шестидесяти километрах к юго-востоку! Меньше часа!
  — Евро-то у нас не украли?!
  — Нет, слава богу, — подал голос Ирвин.
  Сразу с аэровокзала мы взяли туристическое такси. На автостраде, на скорости свыше ста километров сумерки все равно настигали нас. Последние лучи солнца, последние краски заката исчезли еще до того как мы свернули на второстепенную дорогу. Здесь такси стало буксовать, но кое-как еще до наступления ночи подъехало к уютно-обширному кемпингу.
  — Хорошо хоть палатки с собой не тащили, здесь купим, — обрадовался Макс, разбирая из багажника сумки.
  Небо темнело медленно, наверное слишком заторможено, скорее это сила привычки после длинной зимы: бац и сумерки, миг и ночь. Алекс посмотрел на часы, стрелки показывали почти семь.
  — Первый день весны... — улыбаясь, прошептала Света, она в отличие от остальных пошла прямо к пригорку, на котором располагалась пещера. Много тысяч лет назад в массиве скал мягкая, послушная, жизнеутверждающая вода, источив гранит изнутри, создала эти пустоты, и теперь красивая, странная, юная девушка шла в их темноту.
  — Эй, ты куда?! — Алекс не удержался и окликнул Свету.
  За ним потянулся Макс, следом — Ирвин.
  Свету нагнали только у пещеры. Она стояла, замерев, в паре шагов от входа.
  — Понимаешь, первый день весны, солнце еще озаряет небо последними лучами, наверное, хотя бы где-то там в космосе. Чудеса.
  Девушка вошла в пещеру. Странные электрические огоньки метались впереди, словно указывая путь. Они вчетвером заворожено застыли, рассматривая неизвестный феномен.
  — Вы палатки брать будете? И сдачу забыли, — на чистом русском спросили сзади.
  Продавец из кемпинга стоял, загораживая вход. Макс развернулся, видимо забрать оставленные деньги и вещи... Громыхнуло, странная мгла ударила окружив, стены то ли сдвинулись, то ли обвалились. Их всех пятерых отшвырнуло.
  Когда Алекс очнулся, остальные пришли в себя, Света же стояла у стены и что-то тихо выговаривала, как заведенная.
  — ... Этого не должно было быть, Все по-другому... случится.
  — Что, что? — Макс еле сдерживался, когда схватив за плечи одноклассницу, разве что не тряс ее как куклу.
  — Чудеса... Я мечтала помочь подруге, Ольге, ведь в справочнике говорилось, что вода в этой пещере целебная, если набрать в первый день весны.
  — Вот оно как! — отступив, словно опомнившись, завопил Макс.
  — Я мечтала помочь...
  — ... Вот зачем тебе понадобилось всех нас брать — без крепких ребят не пройдешь по паранормальной пещере.
  Все как по команде посмотрели на Ирвина, который как раз поправил очки.
  — И еще умника прихватила, — развел руками Макс.
  — Ну ты, крепкий парень, тон смягчи, громкость убавь, — хохотнул продавец.
  Макс задохнулся от возмущения, но почему-то ничего не сказал, наверное ему просто не хватало слов. А может высокий, атлетичный, с сильным взглядом парень действовал успокаивающе.
  Здесь массив еще в нескольких местах на поверхность выходит. А завал разберут за одни, максимум, трое суток. Это ведь парк национального значения, обходы здесь каждый день. Воздуха достаточно, палатки есть, воду найдем, от голода умереть не успеете.
  — А кто обходы делает, — Макс быстро взял себя в руки.
  — Я... и еще напарник мой.
  — Точно? — подозрительно покосился Алекс на продавца. Тот хотел ответить, но его перебила Света:
  — Тут должен быть источник, — опомнилась девушка, — первый день, ведь.
  Парень из кемпинга улыбнулся.
  — Мы сегодня днем набрали, — протянул он небольшой пузырек. — Когда обходили, на пробу. Меня Ярослав зовут.
  Света прижала тару и прошептала:
  — Спасибо.

Исправленное 3.1

А он был солнечным — первый день весны. И свежий ветер дул в распахнутое окно. Чистое небо придавало невинности контурам города, игравший на солнце снег — белизны.
  "О чем дальше написать, о чем помыслить в день, когда природа оживает? Конечно о любви! Только о ней, к ней, для нее. Поэты, музыканты, влюбленные — все ценят это время года, ведь во многом оно символизирует торжество светлых чувств. Зима ушла, остались ее тени. Снег словно из хрусталя.
  Наступило первое марта.
  Воскресенье. Солнечно. Свежо. Морозно.
  В такую погоду хочется гулять с любимой девушкой, держась за руки, а еще больше — смотреть в окно на бесконечный свет и синее небо. Кажется, миг застыл, и действия не будет.
  Но часы тикают. Все меняется: придет ночь, зажгутся огни. Золото солнца уступит серебру луны... А пока — рассвет, обновление: и в душе, и в природе".
  Точка опоры. Алекс сделал запись в дневнике и, встав из-за стола, стал собираться в дорогу.
  Раннее утро и выходные, казалось, располагают к отдыху. Активному или созерцательному. Но куда укрыться от забот? Если ты не Александр Македонский, то суета доберется и в выходной. И куда его несет в эти внезапные весенние каникулы? Мог бы жарким летом отправиться в экзотические страны типа Таиланда или, еще лучше, в глубинку России. Но нет, никак — сейчас или никогда. Перелет в Восточную Европу, где, какая радость, есть таинственная пещера с паранормальными свойствами. Если бы не Света, он бы ни за что не согласился на этот тур. Но она с радостью, неподкупным энтузиазмом решилась. В школе все равно карантин — две недели  свободны.
  Теперь, когда Алекс первым пришел в аэропорт и сидел в зале ожидания, ему оставалось только превращать растущее недовольство в игру слов. Музыку он твердо решил начать слушать только в самолете.
  Собрались все с опозданием: Ирвин потерялся на подступах к аэровокзалу, Макс, как обычно, принципиально не спешил. Света и Андрей пришли пораньше, и они втроем успели перекусить в кафетерии на втором этаже аэропорта.
  Когда Макс с пресным видом присоединился к их компании, а Ирвин через минуту рухнул в свободное кресло за соседним столиком, прозвучало объявление:
  "Уважаемые пассажиры! В связи с нелетной погодой рейсы "Белгород — Будапешт" и "Белгород — Прага" откладываются на неопределенное время. Приносим искренние извинения. Мы делаем все возможное для скорейшего исправления ситуации..."
  — Как? Почему?
  Света вскочила так, что стул, на котором она сидела, упал на пол.
  — Да вулкан этот исландский проснулся, опять, — поморщился Макс. — Короче, ближайшие сутки не улетим.
  — А давайте автобусным туром! Сдадим билеты и рванем налегке, — предложил Андрей, который любил находить выход из ситуаций, казавшихся безнадежными  и был прикомандирован родительским комитетом в качестве сопровождающего, так как ему уже исполнилось восемнадцать.
  "Ох, как я не люблю менять планы", — подумал Алекс.
  Но большинство проголосовало за сдачу билетов. Один Макс кочевряжился, но недолго: сдался почти без боя.
  — Еще и сэкономим, — повеселел Ирвин, — в стране кризис намечается.
  — Да кризис идет вовсю! — взорвался Макс. — Вы что, в магазинах не бываете?
  Света печально улыбнулась. Даже странно, что Алекс влюбился в нее. Ему постоянно казалось, что чувства, охватившие его — неправдоподобный сон, что такая нескладная, даже слегка странная в своей положительности синеглазка не для него, но взгляда отвести не мог и отказаться от поездки тоже не сумел. И как она выиграла образовательный тур в Венгрию? А тут карантин: свезло получается им всем. У Светки не было подружек, кроме  мрачновато-готичной Ольги, а та разболелась. Пришлось звать мальчишек.
  "Она разорвет мне душу на десятки маленьких клочков, и они разлетятся по закоулочкам вселенной", — часто думал Алекс, даже когда они сидели рядом на занятиях. "За одной партой с первого класса" — так должен был называться этот синдром — но искренняя дружба прорастала в любовь.
  Этой зимой чувства замерзли. Алекс почти успокоился. И вот, первый день весны — первое настоящее приключение и испытание чувств.
  Алексей очень боялся выдать себя и поэтому решил минимально общаться со Светой. Жизнь, как всегда, все перевернула с головы на ноги. В автобусе они оказались на соседних местах. Отказываться было чрезвычайно подозрительно: столько лет за одной партой сидят, да и могло восприниматься как унижение.
  Поэтому, надев наушники, Алекс сразу уставился в окно.
  "Сколько времени течет пока царит день, сколько километров проедет НЕФАЗ, пока свет сияет над миром? До Венгрии точно не доедет. До Украины?.."
  Сквозь полусон и современную танцевальную музыку, пробивались крики:
  — Загранпаспортов у нас нет... Нас же высадят!
  Вместе с расплывчатым восклицанием что-то грохнулось. Автобус встал.
  — Класс, с ума сойти! — голос Макса приобретал профессионально-язвительные нотки.
  Автобус сломался.
  Света плакала на обочине, в метрах трехсот стоял дымящий НЕФАЗ, настроение у всех было паршивое.
  — А что мы так спешим? Попутку поймаем, доедем до границы там... — Андрей не успел закончить, как его оборвал Макс:
  — Загранпаспорта украли, как мы границу пересечем?! Первое марта — сегодня Украина ввела запрет на въезд по внутренним.
  — Попутку поймаем, попутку до Венгрии? — вдруг взорвался уже Алекс.
  — Какая Украина? Белоруссия в пяти часах пути.
 
  ***
 
  — Привет!
  — Вероника, как ты тут?..
  Девушка и Андрей жеманно изобразили дружеский поцелуй в щеку.
  В три часа дня они оказались у ближайшего белорусского КПП.
  Несмотря на сомнения, Андрей как-то увлек их в дальнейшее движение — уже к границе Белоруссии. А теперь еще и обнаружил знакомую, как он сам выразился "по скайпу".
  — Эндрю, рада видеть, какой фэйт тебя забросил на границу последней диктатуры Европы?
  — Судьба? — Андрей рассмеялся. — Нет, дочь хорошей знакомой выиграла образовательный тур в Будапешт и вот, сплошная цепь невезений: у нас нет загранпаспортов, тур уже оформили визово-учебный.
  — Бедняжки... слушай, а у нас на военном самолете ОБСЕ места много, — девушка лукаво улыбнулась. — Только как выберетесь, но если вы экстремалы...
  — Мы — русские: без экстрима — никуда.
  Самолет и правда оказался просторным, летел быстро. Андрей и Вероника не могли оторваться друг от друга и, по счастливым глазам девушки не трудно было догадаться о ее отношении. Андрей таял в лучах этого магнетического взгляда и постепенно забывался. К концу полета наш проводник окончательно растаял и, несмело обратился к нам:
  — Ребят, я  вас покину, в Чехии у Вероники проблемы, а Венгрия уже тут, доберетесь до Будапешта, там посольство, вы ведь взрослые уже...
 
  ***
 
  К закату мы  сели в аэропорту Будапешта. Красно-золотистые лучи освещали небо по-особенному, но не это радовало Свету:
  — Вы представляете, пещера всего в шестидесяти километрах к юго-востоку! Меньше часа!
  — Евро-то у нас не украли?!
  — Нет, слава богу, — подал голос Ирвин.
  Сразу с аэровокзала мы взяли туристическое такси. На автостраде, на скорости свыше ста километров сумерки все равно настигали нас. Последние лучи солнца, последние краски заката исчезли еще до того, как мы свернули на второстепенную дорогу. Здесь такси стало буксовать, но кое-как, еще до наступления ночи, подъехало к уютно-обширному кемпингу.
  — Хорошо хоть палатки с собой не тащили, здесь купим, — обрадовался Макс, разбирая из багажника сумки.
  Небо темнело медленно, наверное слишком заторможено, но скорее это сила привычки после длинной зимы: бац — и сумерки, миг — и ночь. Алекс посмотрел на часы, стрелки показывали почти семь.
  — Первый день весны... — улыбаясь, прошептала Света. Она, в отличие от остальных, пошла прямо к пригорку, на котором располагалась пещера. Много тысяч лет назад, в массиве скал мягкая, послушная, жизнеутверждающая вода, источив гранит изнутри, создала эти пустоты, и теперь красивая, юная девушка шла в их темноту.
  — Эй, ты куда?! — Алекс не удержался и окликнул Свету.
  За ним потянулся Макс, следом — Ирвин.
  Свету нагнали только у пещеры. Она стояла, замерев, в паре шагов от входа.
  — Понимаешь, первый день весны, солнце еще озаряет небо последними лучами, наверное, хотя бы где-то там в космосе. Есть... Чудеса.
  Девушка вошла в пещеру. Странные электрические огоньки метались впереди, словно указывая путь. Они вчетвером заворожено застыли, рассматривая неизвестный феномен.
  — Вы палатки брать будете? И сдачу забыли, — на чистом русском спросили сзади.
  Продавец из кемпинга стоял у входа. Макс развернулся, видимо забрать оставленные деньги и вещи... Громыхнуло, возникла странная мгла, окружив их. Стены то ли сдвинулись, то ли обвалились. Их всех пятерых отшвырнуло внутрь пещеры.
  Когда Алекс очнулся, остальные уже пришли в себя, Света же стояла у стены и что-то тихо выговаривала, как заведенная.
  — ... Этого не должно было быть, все по-другому... так не должно быть...
  — Что, что? — Макс еле сдерживался, когда схватив за плечи одноклассницу, разве что не тряс ее как куклу.
  — Чудеса... Я мечтала помочь подруге, Ольге, ведь в справочнике говорилось, что вода в этой пещере целебная, если набрать в первый день весны.
  — Вот оно как! — отступив, словно опомнившись, завопил Макс.
  — Я мечтала помочь...
  — ... Вот зачем тебе понадобилось всех нас брать — без крепких ребят не пройдешь по паранормальной пещере.
  Все как по команде посмотрели на Ирвина, который как раз поправил очки.
  — И еще умника прихватила, — развел руками Макс.
  — Ну ты, крепкий парень, тон смягчи, громкость убавь, — хохотнул продавец.
  Макс задохнулся от возмущения, но почему-то ничего не сказал, наверное, ему просто не хватало слов. А может высокий, атлетичный, с сильным взглядом парень действовал успокаивающе.
  — Здесь массив еще в нескольких местах на поверхность выходит. А завал разберут за одни, максимум, трое суток. Это ведь парк национального значения, обходы здесь каждый день. Воздуха достаточно, палатки есть, воду найдем, от голода умереть не успеете.
  — А кто обходы делает, — Макс быстро взял себя в руки.
  — Я... и еще напарник мой.
  — Точно? — подозрительно покосился Алекс на продавца. Тот хотел ответить, но его перебила Света:
  — Тут должен быть источник, — опомнилась девушка, — первый день, ведь.
  Парень из кемпинга улыбнулся.
  — Мы сегодня днем набрали, — протянул он небольшой пузырек. — Когда обходили, на пробу. Меня Яромир зовут.
  Света прижала тару к груди и прошептала:
  — Спасибо.

Версия четвертая плюс. Ч.1

А он был солнечным — первый день весны. И свежий ветер дул в распахнутое окно. Чистое небо придавало невинности контурам города, игравший на солнце снег — белизны.
  "Наступило первое марта.
  Воскресенье. Солнечно. Свежо. Морозно.
  В такую погоду хочется гулять с любимой девушкой, держась за руки, а еще больше — смотреть в окно на бесконечный свет и синее небо. Кажется, миг застыл, и действия не будет.
  Но часы тикают. Все меняется: придет ночь, зажгутся огни. Золото солнца уступит серебру луны... А пока — рассвет, обновление: и в душе, и в природе".
  Точка опоры. Алекс сделал запись в дневнике и, встав из-за стола, стал собираться в дорогу.
  Раннее утро и выходные, казалось, располагают к отдыху. Активному или созерцательному. Но куда укрыться от забот? Если ты не Александр Македонский, то суета доберется и в выходной. И куда его несет в эти внезапные весенние каникулы? Мог бы жарким летом отправиться в экзотические страны типа Таиланда или, еще лучше, в глубинку России. Но нет, никак — сейчас или никогда. Перелет в Восточную Европу, где, какая радость, есть таинственная пещера с паранормальными свойствами. Если бы не Света, он бы ни за что не согласился на этот тур. Но она с радостью, неподкупным энтузиазмом решилась. В школе все равно карантин — две недели  свободны.
  Теперь, когда Алекс первым пришел в аэропорт и сидел в зале ожидания, ему оставалось только превращать растущее недовольство в игру слов. Музыку он твердо решил начать слушать только в самолете.
  Собрались все с опозданием: Ирвин потерялся на подступах к аэровокзалу, Макс, как обычно, принципиально не спешил. Света и Андрей пришли пораньше, и они втроем успели перекусить в кафетерии на втором этаже аэропорта.
  Когда Макс с пресным видом присоединился к их компании, а Ирвин через минуту рухнул в свободное кресло за соседним столиком, прозвучало объявление:
  "Уважаемые пассажиры! В связи с нелетной погодой рейсы "Белгород — Будапешт" и "Белгород — Прага" откладываются на неопределенное время. Приносим искренние извинения. Мы делаем все возможное для скорейшего исправления ситуации..."
  — Как? Почему?
  Света вскочила так, что стул, на котором она сидела, упал на пол.
  — Да вулкан этот исландский проснулся, опять, — поморщился Макс. — Короче, ближайшие сутки не улетим.
  — А давайте автобусным туром! Сдадим билеты и рванем налегке, — предложил Андрей, который любил находить выход из ситуаций, казавшихся безнадежными  и был прикомандирован родительским комитетом в качестве сопровождающего, так как ему уже исполнилось восемнадцать.
  "Ох, как я не люблю менять планы", — подумал Алекс.
  Но большинство проголосовало за сдачу билетов. Один Макс кочевряжился, но недолго: сдался почти без боя.
  — Еще и сэкономим, — повеселел Ирвин, — в стране кризис намечается.
  — Да кризис идет вовсю! — взорвался Макс. — Вы что, в магазинах не бываете?
  Света печально улыбнулась. Даже странно, что Алекс влюбился в нее. Ему постоянно казалось, что чувства, охватившие его — неправдоподобный сон, что такая нескладная, даже слегка странная в своей положительности синеглазка не для него, но взгляда отвести не мог и отказаться от поездки тоже не сумел. И как она выиграла образовательный тур в Венгрию? А тут карантин: свезло получается им всем. У Светки не было подружек, кроме  мрачновато-готичной Ольги, а та разболелась. Пришлось звать мальчишек.
  "Она разорвет мне душу на десятки маленьких клочков, и они разлетятся по закоулочкам вселенной", — часто думал Алекс, даже когда они сидели рядом на занятиях. "За одной партой с первого класса" — так должен был называться этот синдром — но искренняя дружба прорастала в любовь.
  Этой зимой чувства замерзли. Алекс почти успокоился. И вот, первый день весны — первое настоящее приключение и испытание чувств.
  Алексей очень боялся выдать себя и поэтому решил минимально общаться со Светой. Жизнь, как всегда, все перевернула с головы на ноги. В автобусе они оказались на соседних местах. Отказываться было чрезвычайно подозрительно: столько лет за одной партой сидят, да и могло восприниматься как унижение.
  Поэтому, надев наушники, Алекс сразу уставился в окно.
  "Сколько времени течет пока царит день, сколько километров проедет НЕФАЗ, пока свет сияет над миром? До Венгрии точно не доедет. До Украины?.."
  Сквозь полусон и современную танцевальную музыку, пробивались крики:
  — Загранпаспортов у нас нет... Нас же высадят!
  Вместе с расплывчатым восклицанием что-то грохнулось. Автобус встал.
  — Класс, с ума сойти! — голос Макса приобретал профессионально-язвительные нотки.
  Автобус сломался.
  Света плакала на обочине, в метрах трехстах стоял дымящий НЕФАЗ, настроение у всех было паршивое.
  — А что мы так спешим? Попутку поймаем, доедем до границы там... — Андрей не успел закончить, как его оборвал Макс:
  — Загранпаспорта украли, как мы границу пересечем?! Первое марта — сегодня Украина ввела запрет на въезд по внутренним.
  — Попутку поймаем, попутку до Венгрии? — вдруг взорвался уже Алекс.
  — Какая Украина? Белоруссия в пяти часах пути.
 
  ***
 
 
  В три часа дня они оказались у ближайшего белорусского КПП.
  Несмотря на сомнения, Андрей как-то увлек их в дальнейшее движение — уже к границе Белоруссии. А теперь еще и обнаружил знакомую, как он сам выразился "по скайпу".
  — Привет!
  — Вероника, как ты тут?..
  Девушка и Андрей жеманно изобразили дружеский поцелуй в щеку.
  — Эндрю, рада видеть, какой фэйт тебя забросил на границу последней диктатуры Европы?
  — Судьба? — Андрей рассмеялся. — Нет, дочь хорошей знакомой выиграла образовательный тур в Будапешт и вот, сплошная цепь невезений: у нас нет загранпаспортов, тур уже оформили визово-учебный.
  — Бедняжки... слушай, а у нас на военном самолете ОБСЕ места много, — девушка лукаво улыбнулась. — Только как выберетесь, но если вы экстремалы...
  — Мы — русские: без экстрима — никуда.
  Самолет и правда оказался просторным, летел быстро. Андрей и Вероника не могли оторваться друг от друга и, по счастливым глазам девушки не трудно было догадаться о ее отношении. Андрей таял в лучах этого магнетического взгляда и постепенно забывался. К концу полета наш проводник окончательно растаял и, несмело обратился к нам:
  — Ребят, я  вас покину, в Чехии у Вероники проблемы, а Венгрия уже тут, доберетесь до Будапешта, там посольство, вы ведь взрослые уже...
 
  ***
 
  К закату   сели в аэропорту Будапешта. Красно-золотистые лучи освещали небо по-особенному, но не это радовало Свету:
  — Вы представляете, пещера всего в шестидесяти километрах к юго-востоку! Меньше часа!
  — Евро-то у нас не украли?!
  — Нет, слава богу, — подал голос Ирвин.
  Сразу с аэровокзала  взяли туристическое такси. На автостраде, на скорости свыше ста километров сумерки все равно настигали их. Последние лучи солнца, последние краски заката исчезли еще до того, как они свернули на второстепенную дорогу. Здесь такси стало буксовать, но кое-как, еще до наступления ночи, подъехало к уютно-обширному кемпингу.
  — Хорошо хоть палатки с собой не тащили, здесь купим, — обрадовался Макс, разбирая из багажника сумки.
  Небо темнело медленно, наверное слишком заторможено, но скорее это сила привычки после длинной зимы: бац — и сумерки, миг — и ночь. Алекс посмотрел на часы, стрелки показывали почти семь.
  — Первый день весны... — улыбаясь, прошептала Света. Она, в отличие от остальных, пошла прямо к пригорку, на котором располагалась пещера. Много тысяч лет назад, в массиве скал мягкая, послушная, жизнеутверждающая вода, источив гранит изнутри, создала эти пустоты, и теперь красивая, юная девушка шла в их темноту.
  — Эй, ты куда?! — Алекс не удержался и окликнул Свету.
  За ним потянулся Макс, следом — Ирвин.
  Свету нагнали только у пещеры. Она стояла, замерев, в паре шагов от входа.
  — Понимаешь, первый день весны, солнце еще озаряет небо последними лучами, наверное, хотя бы где-то там в космосе. Есть... Чудеса.
  Девушка вошла в пещеру. Странные электрические огоньки метались впереди, словно указывая путь. Они вчетвером заворожено застыли, рассматривая неизвестный феномен.
  — Вы палатки брать будете? И сдачу забыли, — на чистом русском спросили сзади.
  Продавец из кемпинга стоял у входа. Макс развернулся, видимо забрать оставленные деньги и вещи... Громыхнуло, возникла странная мгла, окружив их. Стены то ли сдвинулись, то ли обвалились. Их всех пятерых отшвырнуло внутрь пещеры.
  Когда Алекс очнулся, остальные уже пришли в себя, Света же стояла у стены и что-то тихо выговаривала, как заведенная.
  — ... Этого не должно было быть, все по-другому... так не должно быть...
  — Что, что? — Макс еле сдерживался, когда схватив за плечи одноклассницу, разве что не тряс ее как куклу.
  — Чудеса... Я мечтала помочь подруге, Ольге, ведь в справочнике говорилось, что вода в этой пещере целебная, если набрать в первый день весны.
  — Вот оно как! — отступив, словно опомнившись, завопил Макс.
  — Я мечтала помочь...
  — ... Вот зачем тебе понадобилось всех нас брать — без крепких ребят не пройдешь по паранормальной пещере.
  Все как по команде посмотрели на Ирвина, который как раз поправил очки.
  — И еще умника прихватила, — развел руками Макс.
  — Ну ты, крепкий парень, тон смягчи, громкость убавь, — хохотнул продавец.
  Макс задохнулся от возмущения, но почему-то ничего не сказал, наверное, ему просто не хватало слов. А может высокий, атлетичный, с сильным взглядом парень действовал успокаивающе.
  — Здесь массив еще в нескольких местах на поверхность выходит. А завал разберут за одни, максимум, трое суток. Это ведь парк национального значения, обходы здесь каждый день. Воздуха достаточно, палатки есть, воду найдем, от голода умереть не успеете.
  — А кто обходы делает, — Макс быстро взял себя в руки.
  — Я... и еще напарник мой.
  — Точно? — подозрительно покосился Алекс на продавца. Тот хотел ответить, но его перебила Света:
  — Тут должен быть источник, — опомнилась девушка, — первый день, ведь.
  Парень из кемпинга улыбнулся.
  — Мы сегодня днем набрали, — протянул он небольшой пузырек. — Когда обходили, на пробу. Меня Яромир зовут.
  Света прижала тару к груди и прошептала:
  — Спасибо.

Версия четвертая плюс. Ч.2

Молния ударила совсем рядом…
— Нормально! Молнии в пещере! Тут и туч быть не должно! Физически…
Пока Макс громко и долго возмущался аномальной активностью, Алекс замотал головой, пытаясь совладать с нахлынувшими эмоциями.
Оказавшись замурованными в непонятной пещере, они угодили в настоящий переплет. Кто бы мог подумать, что все слухи и россказни  вокруг этого места окажутся лишь малой частью правды?
Мало того, что почти сразу под высоченными сводами стали образовываться кучевые облака, так еще их чуть не раздавил огромный, выкатившийся словно из фильма про Индиану Джонса валун. После этого Александр и не сдержался – упрекнул Свету. Теперь очень жалел.
Дождь шел, не обращая внимания ни на жалобы, ни на перебранки.  Вода прибывала. Медленно ползли по почерневшему своду новые облака. Такими темпами всех их попросту смоет через несколько часов. Александр, со вздохом,  перевел взгляд с немыслимого ливня на одноклассников.
Макс, мрачный и сгорбившийся, сидел на соседнем валуне. Сейчас все в нем выражало протест и возмущение.
Ирвин протирал очки. Он всегда так делал, когда волновался.
— А мне нравится дождь! — Света, подняв к тучам руки, затанцевала на промокшем и скользком камне. Естественно, она свалилась вниз. В одном прыжке Яромир оказался рядом с девушкой. Рывком вытащил её на валун и залез на него сам. Не очень далеко громыхнуло.
Яромир только улыбнулся дрожащей девушке, а она крепко прижалась к нему. По лицу девушки стекала вода, поэтому слез не было видно, но Алекс был уверен:  Света плачет.
— Это ведь чудо! Это…
— Чудо – это ты! Как вообще этот бардак объяснить? Как мы выберемся? – рявкнул  на Свету Макс.
Неожиданно к Максу развернулся Яромир.
— Да-а… — протянул он, будто пробуя на вкус каждый звук, каждую букву. На женщин ты кричать мастак, в этом мы уже убедились. А предложения по эвакуации наших душ отсюда будут?
— Это у нее нужно спросить! — указывая пальцем на Свету, почти истерично закричал Максим.
— Самое невероятное, что грозовой фронт образовался в закрытой пещерной системе! — нацепляя очки на нос, шепотом вклинился в разговор Ирвин.
— Так как же научно объяснить сей прискорбный факт? – полупрезрительно улыбаясь, спросил Максим у отличника.
— Никак, — тем же голосом ответил Ирвин, — хотя я бы мог долго говорить о геомагнитной аномалии.
Молния вновь ударила, как бы соглашаясь со сказанным.
Оглушительный грохот, поток света и чувство легкости, бесконечной эйфории. Алекс открыл глаза. Все вокруг было похоже на сказку: ослепительное сияние везде, а над головой ванильно-розовое небо, такое яркое, что казалось нарисованным.
В следующий момент мир стал серым. Никакого неба, лишь  странные обрывки облаков,  да  туман, фиолетового  цвета,  стелящийся над головами.
«Я умер», — с каким-то даже проникновенным чувством радости подумалось Александру, пока откуда-то не раздался грохот и сдавленный возглас: «вставай, вставай».  Когда он смог сфокусироваться, перед ним предстало заплаканное лицо Светы.
— Я что, выжил?
— Да, слава богу, — судорожно ответила девушка.
— Да, эта знатная каменюка чуть не придавила тебя, — усмехнулся сбоку стоявший Макс. Лицо его вроде спокойное, но в глазах приятеля застыла ярость – он с трудом сдерживался.
Алекс потрясенно огляделся:  он был на месте, когда свалившись чуть ли не им на голову огромный валун гладкой сферической формы, словно выкатившийся  из приключенческих фильмов,  раздавил палатку  из которой они с Максом вышли буквально только что. И сейчас Макс вспыхнет – Алекс точно знал.  Он  точно помнил этот момент, чуть больше двух часов прошло.
«Меня отбросило назад во времени»
Макс развернулся и теперь в упор смотрел на Свету – организатора их тура.
— Так, и как нам выбраться?! — указывая на валун, полностью заваливший выход из пещеры, возмутился он. – Такое и за неделю не раскопают!
— По-моему тут старый пиратский механизм есть. Раз тут все так охраняют, – сказал растерянно улыбаясь   Яромир.
— Ты еще скажи: «тут сокровища зарыты», — Макс начинал звереть, —  Это слишком!
Яр подался вперед, прикрывая девушку,  Макс заметив этот маневр расплылся в полупрезрительной улыбке:
—  Ой, ну надо же, рыцарь. 
Фыркнув, приятель отвернулся.  Алекс, наоборот: весь напрягся. Сейчас Яр подастся вперед, скажет что-то героически упрекающее, скорее ради того, чтобы сказать, а не потому что с Максом у них хронические склоки: как сцепились – так не могут примириться – и   Алекс, упреждая момент,  вскочил и закричал:
—  Я знаю, мы точно найдем выход!
Все как по команде обернулись.
— Ты что, экстрасенс?  —  скривился Максим.
— Нет, просто я смотрел план пещеры в кемпинге, там, на стене карта висела: я ее  помню, у меня феноменальная память.
В ответ, Макс лишь махнул рукой. А Яромир подозрительно покосился на Алекса, но спорить не стал.
— Короче! Куда идти?
—  Туда, — Алекс показал на противоположный проход. В прошлый раз они пошли  совсем в другую сторону туда, откуда вспыхивал свет, но   Алекс подумал, что неисследованную часть пещеры стоит проверить. Он знал, что  их ждет в левом коридоре: парад молний, невообразимый дождь, и тучи, закрывающие весь свод, да и как забыть ослепительный свет –  тогда показалось, что  взорвалась нейтринная бомба.
Теперь они пошли направо.

Блуждать по узким коридорчикам как в прошлый раз не пришлось, и, когда они вошли в новом зале все было по-другому.  Просторную, точно  нарисованную в компьютерной игре, залу обрамляли малахитово-черные скалы. В центре располагалось огромное торнадо, которое разворачивалось вокруг своей оси. Ветерки, вихри поменьше небрежно и игриво, как волчки вращаясь, проплывали позади циклопической воронки.
Вдобавок в зале заметались шаровые молнии.
— Мне кажется они живые, — простонал Ирвин.
Искрящие шары двигались столь осмысленно,  словно это блуждающие огоньки, а не сгустки электричества.
В самом дальнем конце залы, на возвышении, чернел проход. Единственное, что предстояло преодолеть на пути к нему, кроме игривых ветров и сгустков электричества –гигантскую воронку.
— Так, я туда не полезу.
В этот раз Алекс полностью внутренне согласился с заявлением Макса. А еще его укололо чувство опасности, сигнализирующее о том, что надо немедленно убираться.
Словно прочитав это намерение, вихрь возрос в десятки раз. Неумолимо воронка разрасталась, втягивая всех в себя. Словно пылесос. Тьма окутала все вокруг. Александр снова открыл глаза. Он был в палатке.
«Так ведь каменюка…, а если отбросит еще раньше во времени, до того как они войдут в пещеру?..»
Шальная мысль не успела толком оформиться в голове, как Алекса из палатки быстро вытащили худощавые руки. Через мгновение по палатке пронесся огромный камень размером с двухэтажный дом.
— Дурак! — не выдержал Алекс.
— Я дурак? Я тебе жизнь спас, – возмутился Макс.
— Зачем?
— Зачем?! Да у тебя крыша едет! Что куришь, — понизив голос, спросил Макс, — еще осталось?
Алекс махнул было рукой, но затем опомнился и сдавленно произнес:
— Спасибо, Макс.
— С тебя магарыч:  полтора, нет, двухлитровая миринда и севенап… и…
—  И чипсы, — сразу согласился Александр.
— Что-то тебя то в жар, то в холод бросает, — нахмурился приятель. – Не заболел? Да у тебя лоб горит!
Дотронувшись до лба Алекса импровизированно-наигранным  жестом, произнес Максим.
Алекса действительно трясло от  озноба.
«Кажется, переброски во времени бесследно для здоровья не проходят», — подумал Алекс, решившись.
Третий узкий лаз манил его с самого начала, когда они только оказались в полумраке и пришли в себя после обвала. Сейчас, Алекс с трудом протискивался по нему. Темный, почти кромешный коридор –  в нем приходилось двигаться на ощупь, но постепенно становилось светлее. Наконец, Александр увидел сияние – оно струилось из-за поворота – и решительно двинулся вперед. Через некоторое время, перед ним предстал огромный столб света, уходящий  прямо в никуда, в неизвестность.
«От судьбы не уйдешь, нет, я должен, если  вернусь еще раньше, мы успеем спастись», —  с этой мыслью Алекс и шагнул в  ослепительное сияние. Грохнуло, от столба отделилась овальная вспышка.
Ноги подкосились, а тело пылало, когда Алекса вдруг накрыла новая реальность –  мир перед глазами завертелся. Александр стоял возле пригорка, а Света уже на входе в пещеру.
— Света! – закричал Алекс, обретая устойчивость.
Девушка резко вздрогнула, плечи и спина ее задрожали.
Мир, словно застывший, вдруг замер. В несколько секунд Алекс подбежал, схватил Свету и оттащил от входа.
— Стой, это ведь первый день весны?
— Да… — пролепетала Света, глядя Александру прямо в глаза.
— Вы ведь набрали на пробу? – спросил он у подбегающего к ним Яромира.
— Да.
— Вот, у них есть вода. Вода из источника, понимаешь…
Грохот. Прямо на входе   перед ними произошел обвал.
— Везучие вы, —  смотря на обвал,  медленно произнес Яромир.
— Первый день весны все-таки.

***

Они летели  чартерным рейсом, и Алекс медленно  забывал все.
Почти весь полет  Света, радостная, улыбаясь, держала  в кулаке пузырек  с водой из источника.  Сквозь дрему, Александр  улыбнулся, глядя на нее. Казалось не было этих странных, загадочных приключений в пещере, и он просто вовремя подбежал к любимой девушке. Вовремя…
«Тогда откуда ты знал про первый день весны?»

Отредактировано Михаил Ди (19-12-2015 10:54:38)

0

2

Об ошибки, спотыкаясь... 

чуть

Михаил, вычитай еще раз текст в плане пунктуации, много пропущено знаков, сбивает. Например
Перелет в Восточную Европу, где какая радость есть таинственная пещера с паранормальными свойствами. Если бы не Света он бы ни за что не согласился на этот тур.
Ему постоянно казалось что чувства, охватившие его (тире) неправдоподобный сон
доедим до границы там...   — в смысле доедем или доедим этот бутерброд?
— вот в выделенных словосочетаниях явно знаков не хватает. И таких мест в тексте хватает. Пожалуйста. поправь. Если сам затрудняешься — готова выделить все проблемные фрагменты.

По мелочам присутствуют лишние слова.
В школе все равно карантин — две недели все свободны. ( а если не все — это уже не две недели)
у Светки не было подружек, кроме одной девочки — мрачновато-готичной Ольги, а та разболелась. (так если подружка. то понятно, что девочка. И противоречие: если не было подружек, то без всяких кроме. Переделать бы данную фразу.)

В общем вычитка и еще раз вычитка! Даже с сюжетом из-за многочисленных ошибок сложно работать.

+1

3

Исправленное

А он был солнечным — первый день весны. И свежий ветер дул в распахнутое окно. Чистое небо придавало невинности контурам города, игравший на солнце снег — белизны.
  "О чем дальше написать, о чем помыслить в день, когда природа оживает? Конечно о любви! Только о ней, к ней, для нее. А еще можно о свете... Поэты, музыканты, влюбленные — все ценят это время года. Зима ушла, остались ее тени. Снег, словно из хрусталя.
  Наступило первое марта.
  Воскресенье. Солнечно. Свежо. Морозно. Оживление.
  В такую погоду хочется гулять с любимой девушкой, держась за руки, а еще больше смотреть в окно на бесконечный свет и синее небо. Кажется миг застыл и действия не будет.
  Но часы тикают. Все меняется — придет ночь, зажгутся огни. Золото солнца уступит серебру луны... А пока — полдень, равновесие: и в душе, и в природе".
  Точка опоры была найдена. Алекс сделал запись в дневнике и, встав из-за стола, стал собираться в дорогу.
  Раннее утро и выходные, казалось все располагает к отдыху. Активному или созерцательному, Но на самом деле, куда укрыться от забот? Если ты не Александр Македонский, то суета доберется и в выходной. Почему они сорвались в эти внезапные каникулы именно весной? Могли бы жарким летом отправится в экзотические страны типа Таиланда или, еще лучше в глубинку России. Но нет, никак — сейчас или никогда. Перелет в Восточную Европу, где, какая радость, есть таинственная пещера с паранормальными свойствами. Если бы не Света, он бы ни за что не согласился на этот тур. Но она с радостью, неподкупным энтузиазмом решилась. В школе все равно карантин — две недели  свободны.
  Теперь, когда Алекс первым пришел в аэропорт и сидел в зале ожидания, ему оставалось только превращать растущее недовольство в игру слов. Музыку он твердо решил начать слушать только в самолете.
  Собрались все с опозданием: Ирвин потерялся на подступах к аэровокзалу, Макс, как обычно, принципиально не спешил. Света и Андрей пришли пораньше, и они втроем успели перекусить в кафетерии на втором этаже аэропорта.
  Когда Макс с пресным видом присоединился к их компании, а Ирвин через минуту рухнул в свободное кресло за соседним столиком, прозвучало объявление:
  "Уважаемые пассажиры! В связи с нелетной погодой рейсы "Белгород — Будапешт" и "Белгород — Прага" откладываются на неопределенное время. Приносим искренние извинения. Мы делаем все возможное для скорейшего исправления ситуации..."
  — Как? Почему?
  Света вскочила так, что стул, за которым она сидела, упал на пол.
  — Да вулкан этот исландский проснулся, опять, — поморщился Макс. — Короче, ближайшие сутки не улетим.
  — А давайте автобусным туром! Сдадим билеты и рванем налегке, — предложил Андрей, который любил находить выход из ситуаций, казавшихся безнадежными  и был прикомандирован родительским комитетом в качестве сопровождающего, так как ему уже исполнилось восемнадцать.
  "Ох, как я не люблю менять планы", — подумал Алекс.
  Но большинство проголосовало за сдачу билетов. Один Макс, естественно, кочевряжился, но недолго: сдался почти без боя.
  — Еще и сэкономим, — повеселел Ирвин, — в стране кризис намечается.
  — Да кризис идет вовсю! — взорвался Макс. — Вы что, в магазинах не бываете?
   Света печально улыбнулась. Она была очень доброй, а еще везучая: выиграть образовательный тур в Венгрию не каждому удается. А тут карантин: свезло получается им всем. К сожалению, доброе сердце не способствует общественной популярности в наши дни — пришлось звать мальчишек, у Светки не было подружек, кроме  — мрачновато-готичной Ольги, а та разболелась. В общем, девушка она честная не без идефикс в голове, но у каждого должна быть мечта. Даже странно, что Алекс влюбился в нее. Ему постоянно казалось, что чувства, охватившие его — неправдоподобный сон, что такая нескладная, даже слегка странная в своей положительности синеглазка не для него, но взгляда отвести не мог и отказаться от поездки тоже не сумел.
  "Она разорвет мне душу на десятки маленьких клочков, и они разлетятся по закоулочкам вселенной", — часто думал Алекс, даже когда они сидели рядом на занятиях. "За одной партой с первого класса" — так должен был называться этот синдром — искренняя дружба много лет.
  Этой зимой чувства замерзли. Алекс почти успокоился. И вот, первый день весны — первое настоящее приключение и испытание чувств.
  Алексей очень боялся признаться и поэтому решил минимально общаться со Светой. Жизнь, как всегда, все перевернула с головы на ноги. В автобусе они оказались на соседних местах. Отказываться было чрезвычайно подозрительно: столько лет за одной партой сидят да и могло восприниматься как унижение.
  Поэтому, надев наушники, Алекс сразу уставился в окно.
  "Сколько времени течет пока царит день, сколько километров проедет НЕФАЗ, пока свет сияет над миром? До Венгрии точно не доедет. До Украины?.."
  Сквозь полусон, R&B и современную танцевальную музыку пробивались крики:
  — Загранпаспортов у нас нет... Нас же высадят!
  Вместе с расплывчатым восклицанием что-то грохнулось. Автобус встал.
  — Класс, с ума сойти! — голос Макса приобретал профессионально-язвительные нотки.
  Автобус сломался.
  Света плакала на обочине, в метрах трехсот стоял дымящий НЕФАЗ, настроение у всех было паршивое.
  — А что мы так спешим? Попутку поймаем, доедем до границы там... — Андрей не успел закончить, как его оборвал Макс:
   — Загранпаспорта украли, как мы границу пересечем?! Первое марта — сегодня Украина ввела запрет на въезд по внутренним.
  — Попутку поймаем, попутку до Венгрии? — вдруг взорвался уже Алекс.
  — Какая Украина? Белоруссия в пяти часах пути.
 
  ***
 
  — Привет! Вероника, как ты тут?..
  Девушка и Андрей жеманно изобразили дружеский поцелуй в щеку.
  В три часа дня они оказались у ближайшего белорусского КПП.
  Несмотря на сомнения, Андрей как-то увлек их в дальнейшее движение — уже к границе Белоруссии и вот, теперь еще и обнаружил знакомую, как он сам выразился "по скайпу".
  — Эндрю, рада видеть, какой фэйт тебя забросил на границу последней диктатуры Европы?
  — Судьба? — Андрей рассмеялся. — Нет, дочь подруж... хорошей знакомой выиграла образовательный тур в Будапешт и вот, сплошная цепь невезений: у нас нет загранпаспортов, тур уже оформили визово-учебный.
  — Бедняжки... слушай, а у нас на военном самолете ОБСЕ места много, — девушка лукаво улыбнулась. — Только как выберетесь, но если вы экстремалы...
  — Мы — русские: без экстрима — никуда.
  Самолет и правда оказался просторным, летел быстро. Андрей и Вероника не могли оторваться друг от друга и, по счастливым глазам девушки не трудно было догадаться о ее отношении. Андрей таял в лучах этого магнетического взгляда и постепенно забывался. К концу полета наш проводник окончательно растаял и несмело обратился к нашей группе:
  — Ребят, я наверное вас покину, в Чехии у Вероники проблемы, а Венгрия уже тут, доберетесь до Будапешта, там посольство, вы ведь взрослые уже...
 
  ***
 
  К закату мы  сели в аэропорту Будапешта. Красно-золотистые лучи освещали небо по-особенному, но не это радовало Свету:
  — Вы представляете, пещера всего в шестидесяти километрах к юго-востоку! Меньше часа!
  — Евро-то у нас не украли?!
  — Нет, слава богу, — подал голос Ирвин.
  Сразу с аэровокзала мы взяли туристическое такси. На автостраде, на скорости свыше ста километров сумерки все равно настигали нас. Последние лучи солнца, последние краски заката исчезли еще до того, как мы свернули на второстепенную дорогу. Здесь такси стало буксовать, но кое-как, еще до наступления ночи, подъехало к уютно-обширному кемпингу.
  — Хорошо хоть палатки с собой не тащили, здесь купим, — обрадовался Макс, разбирая из багажника сумки.
  Небо темнело медленно, наверное слишком заторможено, скорее это сила привычки после длинной зимы: бац и сумерки, миг и ночь. Алекс посмотрел на часы, стрелки показывали почти семь.
  — Первый день весны... — улыбаясь, прошептала Света. Она, в отличие от остальных, пошла прямо к пригорку, на котором располагалась пещера. Много тысяч лет назад в массиве скал мягкая, послушная, жизнеутверждающая вода, источив гранит изнутри, создала эти пустоты, и теперь красивая, странная, юная девушка шла в их темноту.
  — Эй, ты куда?! — Алекс не удержался и окликнул Свету.
  За ним потянулся Макс, следом — Ирвин.
  Свету нагнали только у пещеры. Она стояла, замерев, в паре шагов от входа.
  — Понимаешь, первый день весны, солнце еще озаряет небо последними лучами, наверное, хотя бы где-то там в космосе. Чудеса.
  Девушка вошла в пещеру. Странные электрические огоньки метались впереди, словно указывая путь. Они вчетвером заворожено застыли, рассматривая неизвестный феномен.
  — Вы палатки брать будете? И сдачу забыли, — на чистом русском спросили сзади.
  Продавец из кемпинга стоял, загораживая вход. Макс развернулся, видимо забрать оставленные деньги и вещи... Громыхнуло, странная мгла ударила окружив, стены то ли сдвинулись, то ли обвалились. Их всех пятерых отшвырнуло.
  Когда Алекс очнулся, остальные пришли в себя, Света же стояла у стены и что-то тихо выговаривала, как заведенная.
  — ... Этого не должно было быть, все по-другому... случится.
  — Что, что? — Макс еле сдерживался, когда схватив за плечи одноклассницу, разве что не тряс ее как куклу.
  — Чудеса... Я мечтала помочь подруге, Ольге, ведь в справочнике говорилось, что вода в этой пещере целебная, если набрать в первый день весны.
  — Вот оно как! — отступив, словно опомнившись, завопил Макс.
  — Я мечтала помочь...
  — ... Вот зачем тебе понадобилось всех нас брать — без крепких ребят не пройдешь по паранормальной пещере.
  Все как по команде посмотрели на Ирвина, который как раз поправил очки.
  — И еще умника прихватила, — развел руками Макс.
  — Ну ты, крепкий парень, тон смягчи, громкость убавь, — хохотнул продавец.
  Макс задохнулся от возмущения, но почему-то ничего не сказал, наверное ему просто не хватало слов. А может высокий, атлетичный, с сильным взглядом парень действовал успокаивающе.
  Здесь массив еще в нескольких местах на поверхность выходит. А завал разберут за одни, максимум, трое суток. Это ведь парк национального значения, обходы здесь каждый день. Воздуха достаточно, палатки есть, воду найдем, от голода умереть не успеете.
  — А кто обходы делает, — Макс быстро взял себя в руки.
  — Я... и еще напарник мой.
  — Точно? — подозрительно покосился Алекс на продавца. Тот хотел ответить, но его перебила Света:
  — Тут должен быть источник, — опомнилась девушка, — первый день, ведь.
  Парень из кемпинга улыбнулся.
  — Мы сегодня днем набрали, — протянул он небольшой пузырек. — Когда обходили, на пробу. Меня Яромир зовут.
  Света прижала тару к груди и прошептала:
  — Спасибо.

0

4

И спасибо. Классный разбор.
Что осталось — готов к труду и обороне.
С уважением.

0

5

Михаил, Исправленную версию прикрепляй в первое сообщение рядом с первым вариантом, чтобы форумчане видели не только первый вариант (не все же будут всю ветку перелистывать, могут не увидеть)

0

6

Продолжаем разбор

вот

А он был солнечным — первый день весны. И свежий ветер дул в распахнутое окно. Чистое небо придавало невинности контурам города, игравший на солнце снег — белизны.
  "О чем дальше написать, о чем помыслить в день, когда природа оживает? Конечно о любви! Только о ней, к ней, для нее. А еще можно о свете... Поэты, музыканты, влюбленные — все ценят это время года. Зима ушла, остались ее тени. Снег,(зпт не нужна) словно из хрусталя.
  Наступило первое марта.
  Воскресенье. Солнечно. Свежо. Морозно. Оживление. (либо продолжить ряд наречий "оживленно", либо убрать)
  В такую погоду хочется гулять с любимой девушкой, держась за руки, а еще больше (тире)смотреть в окно на бесконечный свет и синее небо. Кажется (зпт)миг застыл (зпт)и действия не будет.
  Но часы тикают. Все меняется —(двоеточие, не тире) придет ночь, зажгутся огни. Золото солнца уступит серебру луны... А пока — полдень, равновесие: и в душе, и в природе".
  Точка опоры была найдена. Алекс сделал запись в дневнике и, встав из-за стола, стал собираться в дорогу.
  Раннее утро и выходные, казалось(тире или зпт) все располагает к отдыху. Активному или созерцательному,(точка) Но на самом деле, куда укрыться от забот? Если ты не Александр Македонский, то суета доберется и в выходной. Почему они сорвались в эти внезапные каникулы именно весной? Могли бы жарким летом отправится в экзотические страны типа Таиланда или, еще лучше (зпт)в глубинку России.
 
  Света вскочила так, что стул, за которым (на котором) она сидела, упал на пол.
 
  Дальше сам сможешь? Или еще показать ошибок?)))

помимо ошибок пунктуационных, есть моменты в тексте, которые тоже не плохо бы проработать. Например:
Света печально улыбнулась. Она была очень доброй, а еще везучая: выиграть образовательный тур в Венгрию не каждому удается. А тут карантин: свезло получается им всем. К сожалению, доброе сердце не способствует общественной популярности в наши дни — пришлось звать мальчишек, у Светки не было подружек, кроме  — мрачновато-готичной Ольги, а та разболелась. В общем, девушка она честная не без идефикс в голове, но у каждого должна быть мечта. Даже странно, что Алекс влюбился в нее. Ему постоянно казалось, что чувства, охватившие его — неправдоподобный сон, что такая нескладная, даже слегка странная в своей положительности синеглазка не для него, но взгляда отвести не мог и отказаться от поездки тоже не сумел.

В этом абзаце отсутствует в повествовании логика. От печальной улыбки переход к отсутствию подруг и, как вывод — девушка она честная... Тоесть в абзац сумбурно намешаны никак не связанные предложения, мысль перескакивает с одного на другое. Хуже не станет, если выставить их в неком логическом порядке:

Света печально улыбнулась. Даже странно, что Алекс влюбился в нее. Ему постоянно казалось, что чувства, охватившие его — неправдоподобный сон, что такая нескладная, даже слегка странная в своей положительности синеглазка не для него, но взгляда отвести не мог и отказаться от поездки тоже не сумел. Это она выиграла образовательный тур в Венгрию. А тут карантин: свезло получается им всем. У Светки не было подружек, кроме  — мрачновато-готичной Ольги, а та разболелась. Пришлось звать мальчишек.

это просто пример, как можно сделать текст более читабельным))

Отредактировано Гадость (14-10-2015 19:56:58)

+1

7

Гадость написал(а):

Михаил, Исправленную версию прикрепляй в первое сообщение рядом с первым вариантом, чтобы форумчане видели не только первый вариант (не все же будут всю ветку перелистывать, могут не увидеть)


Исправился, в плане размещения текста и пунктуации. Возьму пару-тройку дней на окончательную вычитку в плане логики и взаимосвязей предложений.
Огромное спасибо за критику, текст улучшается прямо на глазах.
С уважением.

Отредактировано Михаил Ди (15-10-2015 12:28:07)

0

8

Полностью исправил текст. Готов к очередной порции замечаний.

0

9

Приступим)

чуть

А он был солнечным — первый день весны. И свежий ветер дул в распахнутое окно. Чистое небо придавало невинности контурам города, игравший на солнце снег — белизны.
  "О чем дальше написать, о чем помыслить в день, когда природа оживает? Конечно о любви! Только о ней, к ней, для нее. Поэты, музыканты, влюбленные — все ценят это время года, ведь во многом оно символизирует торжество чувств и жизни.   — торжество чувств — не самая верная фраза, всё же чувства бывают разные и не всегда позитивные)  Думаю, лучше перефразировать: символизирует торжество жизни, яркую палитру чувств (например)

  Точка опоры. Алекс сделал запись в дневнике и, встав из-за стола, стал собираться в дорогу.
  Раннее утро и выходные, казалось, все располагает (располагают) к отдыху. Активному или созерцательному. Но куда укрыться от забот? Если ты не Александр Македонский, то суета доберется и в выходной. Почему он сорвался в эти внезапные каникулы  весной? — здесь не очень понятно о каком срыве речь, и "почему" не к месту. Перефразируем: И куда его несет в эти внезапные весенние каникулы?

  А тут карантин: свезло получается им всем. У Светки не было подружек, кроме  —(тире не нужно) мрачновато-готичной Ольги, а та разболелась. Пришлось звать мальчишек.
 
  Алексей очень боялся признаться и поэтому решил минимально общаться со Светой. (здесь не очень верная фраза, Алексей не признания боится, а выдать свои чувства. поэтому правильней написать: Алексей очень боялся как-то проявить свои чувства)

Ну и продолжение можно смело придумывать — мало ли что там в паранормальной-то пещере может произойти, пока завал разгребают)

0

10

Хорошо, придумаю. Потребуется дней десять-шестнадцать. (остальное поправил перефразировал).
Спасибо, что помогаешь, Ли. Текст становится лучше и лучше.
С уважением.

0

11

Кстати о фляжке с водой) Если ты видел пристрелку синопсисов под руководством Ежи, то можешь тоже поучаствовать в данной затее, вписав продолжение в рамки проекта
  подробнее  подробнее здесь

Отредактировано Гадость (25-10-2015 17:01:35)

0

12

Вступление. Очень долго непонятно, от чьего имени идет повествование? Кто герой? А без героя интерес теряется, общие (банальные) слова о природе и любви обесцениваются, посколльку без главгероя относятся читателем к устам автора, который пытается учить нас жизни. В общем, подобное начало хорошо для классика, которого будут читать обязательно, но не для начинающего писателя, чьей задачей является захват внимания с первых стирок.

+2

13

Отличная идея, Ли. Попробую. (не зря же  синопсис написал)
Drakon v palto, отличный совет, постараюсь исправить начало.
С уважением.

0

14

Михаил, я так и не понял, что это было в ообще...)
В чём тут фантастика? В последних строках?
Понял только. что автор, оч. похоже, сильно влюблён)) Это хорошо!
Но фантастики нет — это плохо!

0

15

АБРАКАДАБР, ты полностью прав — буду расширять текст.
С уважением.

0

16

Исправил и расширил текст. Готов к дальнейшим  замечаниям.
С уважением.

Отредактировано Михаил Ди (29-11-2015 12:43:08)

0

17

вот

Света плакала на обочине, в метрах трехсот стоял дымящий НЕФАЗ, настроение у всех было паршивое. ( в метрах трехстах)

В данном отрывке нужно поменять местами предложения, иначе не понятно, что и с кем происходит:
— Привет!
  — Вероника, как ты тут?..
  Девушка и Андрей жеманно изобразили дружеский поцелуй в щеку.
  В три часа дня они оказались у ближайшего белорусского КПП.
  Несмотря на сомнения, Андрей как-то увлек их в дальнейшее движение — уже к границе Белоруссии. А теперь еще и обнаружил знакомую, как он сам выразился "по скайпу".
(вот с этого должно начинаться повествование в данном фрагменте истории, просто перенеси выделенное выше диалога Андрея и подруги)
  — Эндрю, рада видеть, какой фэйт тебя забросил на границу последней диктатуры Европы?
  — Судьба? — Андрей рассмеялся. — Нет, дочь хорошей знакомой выиграла образовательный тур в Будапешт и вот, сплошная цепь невезений: у нас нет загранпаспортов, тур уже оформили визово-учебный.
  — Бедняжки... слушай, а у нас на военном самолете ОБСЕ места много, — девушка лукаво улыбнулась. — Только как выберетесь, но если вы экстремалы...
  — Мы — русские: без экстрима — никуда.
  Самолет и правда оказался просторным, летел быстро. Андрей и Вероника не могли оторваться друг от друга и, по счастливым глазам девушки не трудно было догадаться о ее отношении. Андрей таял в лучах этого магнетического взгляда и постепенно забывался. К концу полета наш проводник окончательно растаял и, несмело обратился к нам:
  — Ребят, я  вас покину, в Чехии у Вероники проблемы, а Венгрия уже тут, доберетесь до Будапешта, там посольство, вы ведь взрослые уже...

А здесь повествование от лица автора вдруг смещается на от лица "мы", нужно исправить, потому что далее по тексту такого нет.
  К закату мы  сели в аэропорту Будапешта. Красно-золотистые лучи освещали небо по-особенному, но не это радовало Свету:
  — Вы представляете, пещера всего в шестидесяти километрах к юго-востоку! Меньше часа!
  — Евро-то у нас не украли?!
  — Нет, слава богу, — подал голос Ирвин.
  Сразу с аэровокзала мы взяли туристическое такси. — и дальше сам посмотри данный фрагмент, поправь)

0

18

Текст стал еще краше. Спасибо огромное, Ли. Готов к дополнительной критике.
С уважением.

0

19

Большую часть текста я бы переиначил, переделал. Обьяснить все нюансы за раз мне сложно. Гораздо проще привести наглядный свой имхошный пример. Но далеко не каждому автору по вкусу такое "вмешательство".

Отредактировано Вжик (18-12-2015 09:39:16)

0

20

О чем разговор — пример в студию.
Разбил рассказ на две части для удобства критиков.

Отредактировано Михаил Ди (19-12-2015 10:57:46)

0

21

Тогда будут имхи обязательно, но нужно время.
Кстати, тема фляг может иметь и мунусы. Возможно все придется потом кардинально менять.

0

22

Нужно время — не вопрос. Я сам еще оттачиваю рассказ, согласно логики предыдущих, очень помогающих советов, замечаний и критик.
Да на фляги-то как-то не замахиваюсь, но если надо менять — значит надо.

0


Вы здесь » Чернильница » Песочница » Первый день весны