Чернильница

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Чернильница » Колизей » Пристрелка №70


Пристрелка №70

Сообщений 1 страница 30 из 46

1

Итак, очередная пристрелка под неизвестным номером)
Тема: Охотники на ...  или Охотники за ...
В любом жанре, цели охотников — на ваше усмотрение, охотничьи угодья — тоже, хоть на Сатурне)
Текст в разумных пределах — не больше, скажем, 10 тыр
Финал рассказа — трофей не добыт, но все довольны)

Сроки сдачи работ  — пятница, 17 июля, мне в ЛС
А если кто еще вдохновился,
Но в теме не объявился,
Тоже может текст прислать
И внезапно победителем стать! Йоу!

Отредактировано Гадость (10-07-2015 07:38:59)

0

2

Нравится) буду)

+1

3

а мне и самой нравится) тоже напишу)

0

4

А можна с вами?

0

5

Имхотеп написал(а):

А можна с вами?

А с удовольствием)

+1

6

Тогда старт объявляем,
Состязание начинаем.
Сроки и условия вот здесь внимательно читаем пристрелочка

0

7

Гадость
немного позанудствую на правах отдыхающего Деда. Правила пристрелок для кого придуманы? 5к, три дня.

0

8

Drakon v palto
Ты с какой планеты вдруг появился? Я тут пристрелки на три дня уже давно-о-о-о-о-о-о-о не видала)

0

9

Drakon v palto написал(а):

5к, три дня.

Эй, эй! Опять на выхи всё?) Не издевайтесь)

0

10

Drakon v palto написал(а):

Правила пристрелок для кого придуманы? 5к, три дня.

насколько я заметила, 5 к вообще никто практически не соблюдает, как правило, все рассказы значительно больше. А срок поставила недельный, потому что в середине недели не будет у меня возможности выложить присланные тексты, подводить состязующихся не есть гуд.

Krikova написал(а):

Эй, эй! Опять на выхи всё?) Не издевайтесь)

срок не меняем: пятница 17 июля)

Такая вот я Гадость)

+1

11

Юр, думаю, если срок пристрелки будет увеличен(пускай и на такой срок), то качество работ будет выше.
Пускай уж.
Пс: и не дай монолит УГ напишите!! Призраков только в шорох накидаем!! За хорошее время не написать годноту, считай, что не справились с условиями!!
Я всё. Спасибо за внимание.

0

12

Блин, тож чтоль поучаствовать?
Пожалуй, я в деле!)))

0

13

А может и знаков возьмем хоть 15 тыщ?

0

14

Krikova написал(а):

А может и знаков возьмем хоть 15 тыщ?


Что, столь грандиозен замысел рассказа?) Так жги, Александра! Главное, чтоб интересно получилось)

0

15

Гадость написал(а):

Что, столь грандиозен замысел рассказа?)

Ну не прям чтобы уж)) Но для меня вообще идеальный размер рассказа — 15 тыщ.

0

16

Попробую успеть. А тема классная) сразу заинтересовала.

0

17

Ребята когда кидаем работы? У меня хоть пара дней есть?

0

18

AvtorSlov написал(а):

Ребята когда кидаем работы? У меня хоть пара дней есть?

Завтра до полуночи +— пара часов. Работы выложу в 6 утра по Москве в субботу. Так что успевай)

0

19

УФ уф уф) не люблю спешить)

0

20

AvtorSlov написал(а):

УФ уф уф) не люблю спешить)

Давай-давай))

0

21

Итак, друзья! Встречайте! Тексты участников пристрелки на ваш суд!

Синяя птица

– К’Истина, а что такое «Птица счастья»? – серьёзно спросил Вячеслав.
Сестра посмотрела на него и наклонила голову:
– Это птица, которая приносит веселье.
Огромный стол, разделяющий их, поблёскивал на солнце. К’Истина задумчиво провела указательным пальцем по узору испещряющему всю поверхность. Вячеслав повторил её жест и улыбнулся:
– Найдём птицу?
В больших карих глазах брата отразился знакомый огонёк приключений. К’Истина ухмыльнулась и взяла очередную ложку супа с фрикадельками:
– Слава, это долгий и трудный путь. Птица Счастья всяким в руки не дастся.
– Я готов! – решительно отозвался брат.
К’Истина задумчиво осмотрела огромный стол обеденной залы. Красивые цветы покрывали всю поверхность новой скатерти. За окном, с белыми монолитными ставнями зеленела слабоисследованная территория. Когда-то, Глава сам провёл их на вершину  холма и показал загадочный удивительный мир.
Слава повернулся к окну и с тревогой в голосе спросил:
– Она там?
К’Истина улыбнулась и тихо ответила:
– Нет, птица находится в соседнем замке.
– Но там же Глава! – воскликнул Вячеслав.
– Да, и поэтому мы всё сделаем тихо. Птицу не так-то просто добыть, – сказала она.
Двое вышли из обеденной залы и замерли на пороге. К’Истина наклонилась к уху брата:
– Это тропа испытаний, её нужно пройти аккуратно.
Широкая пещера с ровными стенами и деревянным полом вела в соседний замок. Когда под ногами спутников зловеще заскрипело, они замерли на месте.
– Не шуми! Иначе нас обнаружат, – зашипела К’Истина.
Вячеслав согласно кивнул:
– Возле стены пойдем.
Каждый шаг приходилось просчитывать и контролировать. Любой звук мог отвлечь Главу от созерцания будущего.
Слева появились врата. Высокая дверь возвышалась аж до потолка пещеры. За ней шумела вода.
– А там что? – спросил Вячеслав, тронув сестру за руку. К’Истина вздрогнула и резко развернулась.
– Слава! Не отвлекай, ты хочешь всё испортить? – зашипела она.
Брат замотал головой.
Пройдя еще несколько шагов, минуя врата, она развернулась и пояснила:
– Там водопад.
Вячеслав, не говоря ни слова, понимающе кивнул.
Наконец, изнурительная пещера закончилась входом в замок. На пороге лежал белый  медведь.
– Он спит, – прошептал Вячеслав.
– Ага, – согласилась К’Истина.
Обойдя спящего зверя, они прокрались в замок.
За столом у окна восседал Глава. Огромный хозяин замка задумчиво смотрел на волшебную коробку и внимал грядущему. Незваных гостей он не заметил. К’Истина приложила палец к губам, показывая брату, сохранять тишину.
Обойдя деревянную колонну, спутники приблизились к лестнице ведущей наверх.
– Оставайся внизу, – сказала сестра. – Присматривай за медведем и Главой.
Брат кивнул и стал наблюдать как К’Истина аккуратно взобралась на верхнюю ступень. Глава продолжал смотреть в коробку.
Теперь самое трудное, подняться и взять птицу… Добыча сидела наверху гордо подняв голову и выпятив синюю грудь.
Вдруг распахнулась дверь ванны и раздался громкий голос Мамы:
– Они поели?
К’Истина замерла на верхнем ярусе, боясь пошевелиться.
Глава снял наушники и обернулся:
– Так, мелкая! Ты чего опять  на шкаф полезла?
В одно мгновение он оказался рядом, подхватил К’Истину под мышки и спустил на пол.
– Мы просто хотели достать «Синюю Птицу», – показывая наверх, ответил брат.
– Кристина, сколько раз вам говорили, не лазить по полкам шкафа! Упасть же можно, – строго сказал Глава.
– Малышня! – воскликнула Мама из коридора. – Я же сказала, суп доесть!
– Ворона ваша еще не высохла после стирки, поэтому и убрал повыше… – сказал Глава.
– Кристина! Почему опять твой плюшевый белый мишка в коридоре валяется? – недоумённо спросила Мама.
– Папа, а ты нам достанешь «Синюю Птицу»? – спросил Вячеслав.
– Вечером отдам, когда высохнет, – шепотом сказал Папа. – Только пообещайте больше по шкафам не лазить.
– Обещаем, – тяжело вздохнув, произнесли брат и сестра.
– А теперь живо доедать суп!
Дети с азартными криками проскочили мимо недоумевающей на пороге мамы на кухню.

в сумерки

Солнце почти село, только его край как золоченый кокошник венчает отдаленный холм. А с востока в погоню за ним срываются долгие сумерки июня. Самое подходящее время для охоты. Только вечернее небо опять отвлекает сочетанием сюрреалистических красок и облаков.
— Анатолий, хорош мечтать! Времени в обрез!
— Да иду я. Где засядем?
— Вон на склоне каприфоль, видишь? Давай туда. Лучше приманки не найти.
Целую неделю вот так. То под каприфоль, то возле жасмина, или Роман находит вдруг еще какие-то цветы. Они так сильно пахнут по ночам, что даже голова начинает болеть и чих нападает. И все пока без толку. А через два дня командировка кончится.
— Ох, чую, сегодня точно поймаем! – Серега так каждый раз говорит, но пока не сбылось, — Готов?
— Готов.

Первые ночные мотыльки уже кружат над цветами.  Но они нас вовсе не интересуют.
— Эх, мелочевка одна, — вздыхает Роман, — А прикинь! Вот прилетит вдруг Мертвая Голова – такой трофей!
— Если только случайно, пролетом. Ей  цветы эти до лампады. Была бы пасека рядом, тогда – может быть…
Видал я пару раз Мертвую Голову. Производит впечатление. Всё же самая крупная бабочка в Европе, размером сантиметров пятнадцать что имаго, что гусеницы. Только в отличие от прочих бражников хоботок у неё совсем короткий,  до нектара ей с таким «оборудованием» не добраться, поэтому питается соком деревьев, слизывая его с коры, и  мед у пчел из ульев ворует.
— О! Тяжелая авиация пожаловала. Анатолий! Начали!
В семействе бражников много видов. Конечно, они уступают в размере Мертвой Голове, но все равно впечатляют. Воздух вокруг каприфоли наполняется низким гулом, когда они, подобно колибри, зависают напротив цветков и вонзают свои длинные хоботки в переполненные нектаром венчики.
— Вот он! – я навожу объектив высокоскоростной камеры на крупного Бражника. Вьюнковый, глазчатый или виноградный не понятно  – крылья двигаются так быстро, что узоров на их поверхности не разобрать, и бабочка больше похожа на жирную черту, окутанную полупрозрачным облаком. Знатные получатся кадры. Сейчас бражник распрямит хоботок и…
Проносится плотная тень, и бабочки как не бывало.
— Не, ну ты видел? – Роман сокрушенно взмахивает руками, чуть не сбив штатив с аппаратурой, и кричит вслед растаявшей в сумерках летучей мыши, — Ах ты сволочь!  Тебе что, пожрать больше негде? Такой экземпляр схомячил!
Я тем временем просматриваю на планшете сделанную камерой запись.
— Ром, да это же ушан! Круто!
— А нам не ушанов  заказывали,а бражников,  значит, грош цена такой добыче.  – Он зевает смачно и потягивается, — Ладно, дай тоже гляну. Интересно же.
Ушан маневрирует молниеносно, пара неуловимых движений крыльями и бражник пойман. Только пылинки разлетаются в углы опустевшего экрана. Мы просматриваем запись несколько раз, словно заколдованные зрелищем, заставляя бражника разламываться на части в пасти летучей мыши снова и снова…
— Ну, прикольно вообще-то. Если AnimalPlanet откажется, оставим себе.  О, смотри, смотри!
Еще пара крупных бражников гудит над кустом. Роман с головой уходит в охоту за ракурсами, фокусами и прочее. Я тоже хватаюсь за камеру. Уверен, на этот раз все получится, и мы выполним заказ в лучшем виде. Трофеи нашей фото- и видеоохоты проживут долгую жизнь на экранах телевизоров. И каждый раз нажатием кнопки repeat  бражник будет зависать над цветком, вонзая длинный хоботок в каплю нектара на дне венчика. Мы охотимся не за бражниками, а за бессмертием, спрятанным в скоплении пикселей.

Бабочка

1. Она.
 
Злость обжигала. Как он посмел? Как он посмел отправиться на эту Охоту без меня?! Раньше заплакала бы от досады, обиды, горечи. Теперь же, яростно сжимая кулаки, я думала только о том, что нужно доказать ему, что выросла, помудрела, накопила опыт в таких делах. А он, он.. Он всё считает меня тётенькой, которой нужно всё чаще и чаще показывать, какая она заурядная, ничтожная, самая обычная женская особь. Из глаз брызнули слёзы обиды.
  "Докажешь? Ему? А зачем?"— шептал внутренний голос. Рывком распахнув окно, жадно глотнула свежего майского воздуха. Главное теперь — успокоиться и всё хорошенько взвесить. Нет, я даже не подумаю переживать из-за него, считающего, что только он всё может, умеет и знает. Какой там его уровень охотника? Если не ошибаюсь, седьмой или восьмой. И всё практика, чёрт её дери. А я? Что я? Умею определять уровень опасности, обладаю ясновидением на короткие промежутки времени, могу понимать Знаки и немного копаться в прошлом. Да и то, только своём и его, когда дымка времени чуть рассеивается. Способность выброса энергии не в счёт, ибо не умею это контролировать. Поэтому и получаются летающие чашки, тарелки и прочие вещи, когда я во гневе. Внутренний голос шептал: " Это всё теория, милочка. А готова ли ты к практике? Готова ли ты к Охоте? Может быть, он специально не сказал, что идёт охотиться? Может быть, он просто решил тебя поберечь? Поберечь. Меня. Какая чушь. Да он терпеть меня не может с некоторых пор. С тех самых, когда решил, что я такая же клуша, как все эти женские особи." Снова закипела ярость. Я ему докажу, докажу, что достойна Охоты.
     
2. Он.

Неторопливо шагая вглубь леса, я размышлял, правильно ли поступил, не сказав ей ни слова о грядущей Охоте. Ну сказал бы, а что толку? Всё-равно, брать с собой её нельзя, опасно. Непосвящённая, хоть и с кое-какими способностями. А такие могут только навредить. И вообще, нужно быть с ней ещё жёстче. Слава богам, меня не тяготят никакие желания, меня волнует только практика. А она всё не может этого понять. Ну или не хочет понимать. Глупая женщина, вот как ей доходчиво объяснить, что есть только я для самого себя. Я и познание мира, познание самого себя. А она, она лишь инструмент, при помощи которого я познал некие грани бытия. А что делают с инструментом, когда он становится ненужным? Да, правильно — его выбрасывают, ну или заталкивают куда-нибудь на чердак или подвал в самый дальний угол.
  О чём это я думаю?! Охота впереди, впору потирать руки и ментально настраиваться. Надеюсь, всё пройдёт удачно. Я ещё не опробовал портал, который только недавно обнаружил. Хотя, осложнений быть не должно, у меня всегда всё выверено и точно. Я не умею ошибаться. Ошибка всегда стоит жизни. Интересно, плачет она там или бросает усилием воли посуду об стену? Или ей хватило ума принять всё философски и просто ждать вестей от меня. Так. Вот и портал, пора приступать к Охоте.
     
3. Настоящее.

На склоне невысокой горы стояло странное сооружение. Было непонятно, дело ли это рук человеческих или постаралась Природа. Арка не арка, ворота не ворота. Скорее, более точно это можно было бы назвать дырявым нагромождением камней. Наверное, именно так думали редкие туристы, забредающие так далеко в лес под чутким руководством проводника. Для Знающих же это был вход в иной мир, куда очень сложно проникнуть, но ещё сложнее вернуться оттуда. Для единичных же Охотников то были угодья, где они добывали заблудшие души для изучения и экспериментов.
  Возле камней вился дымок. Под натянутым тентом устроился на ночлег мужчина. Он пристально смотрел на огонь, что едва теплился в небольшой, вырытой прямо возле тента, ямке. Кто знает, о чём он мысленно беседовал с духом огня. Просил ли помощи в грядущем деле, узнавал ли тайны мироздания, путешествовал ли по звёздным мирам. Взгляд умных голубых глаз был задумчив, пальцы правой руки поглаживали нож, висящий на поясе. Уже совсем скоро наступит Час Быка, портал подёрнется дымкой, и у него будет только пять минут, чтобы не ошибиться и добыть трофей.
     
4. Она. Прошлое.

  Наконец, я решилась. Достала из маленького мешочка, что всегда висел на шее на кожаном шнуре, маленькую горошину вещества. Слегка согрела её в ладонях и осторожно положила на язык. Вначале я ничего не почувствовала, потом перестала ощущать тело. Я смотрела на него как бы сверху, была необыкновенная лёгкость, хотелось петь и смеяться. Но я быстро вспомнила, что мне нужно туда, к нему. Интуиция подсказывала, что если не успею, быть беде. Только я подумала о нём, как уже видела склон горы, какие-то камни, тент, дымок от костра и его, быстро идущего к камням. В руке он сжимал маленькую коробочку, на которой мигали огоньки. Красный-зелёный..зелёный-красный. Только бы успеть. Я уже ни о чём не думала, были только инстинкты и огромное желание защитить и помочь. Портал заискрился, мужчина на вытянутой ладони протянул к нему коробочку, огоньки мигали всё быстрее. Время текло неумолимо и безжалостно Я поняла, что не хватает полминуты  до полного завершения цикла Охоты. Изо всех сил ринулась вниз, собирая все свои силы, всю свою энергию. Я успела. Портал ярко осветился, запахло озоном, крышка на коробочке захлопнулась, огоньки погасли, а мужчину отбросило в сторону, и он потерял сознание.
     
5. Он. Прошлое.

  Я так и не понял, что произошло. Всё шло так, как и должно было идти, но когда огоньки замигали, и я глянул на циферблат коробки, то понял, что это моя последняя Охота. Я допустил одну, но роковую ошибку — не сверил часы, а они отставали. Отставали всего лишь на полминуты, но этого было достаточно, чтобы я уже никогда больше не вернулся в этот мир. Потом была вспышка, меня что-то толкнуло в грудь и когда пришёл в себя, понял, что жив и всё ещё в этом мире. Рядом валялась коробочка. Все стрелки на её циферблатах застыли в одном положении, сигнальные лампы не мигали. Это был просто кусок железа. Но вот что странно, крышка была захлопнута. Получилось? Но как? Этого не могло быть. Да и при удачной охоте крышка никогда не закрывалась наглухо.Всегда оставалась щель, через которую можно было наблюдать пойманную душу. Сейчас же было всё странно. От моего необыкновенного спасения до этой вот "мёртвой" коробки. Быстро собрав вещи, я двинулся в обратный путь.
     
6. Будущее.

— А ты мне так и не рассказал, почему ушёл из Охотников.
— Ты считаешь, тебе нужно это?
— Да, ты ведь знаешь, я очень любознательна.
— Ну хорошо, всё вот из-за этой коробочки.
  Мужчина достал из внутреннего кармана маленькую плоскую коробку и положил себе на ладонь. Брови его нахмурились, видимо, он не хотел вспоминать эту историю.
— А можно мне её подержать?
— Зачем? Быть может, она опасна для все других, кроме меня.
— Я аккуратно.
— Не нужно, это тебе незачем.
  Вдруг женщина резко накрыла своей ладонью его ладонь, на которой лежала "мёртвая" железяка. Он почувствовал тепло, коробка нагревалась. "Вот теперь можно,"— тихонько прошептала женщина и отдёрнула руку. Переливаясь всеми огоньками, "мёртвая" железяка тихонько подрагивала, крышка медленно отъезжала в сторону. Он, как зачарованный, смотрел и не мог поверить глазам. Из коробки выпорхнула бабочка, переливающаяся всеми цветами радуги. Бабочка покружила возле мужчины и опустилась на плечо женщины. И тут он всё понял. И вспомнил, что именно со своей последней Охоты больше не видел кожаного шнурка на шее женщины.А она счастливо смеялась и смотрела на бабочку. Взмахнув крылышками, бабочка взмыла вверх и поднималась всё выше и выше, пока не затерялась в весенней синеве неба. А им слова были больше не нужны.

Отредактировано Гадость (18-07-2015 07:06:21)

0

22

Охота — пуще неволи

Цивилизация движется по пути прогресса. Вот и настал для нас с Вами тот момент, когда автомобиль, к примеру, стал уже не роскошью, а средством передвижения. А сенсационные когда-то изобретения — радио и телефон, теперь преспокойно умещаются в одной маленькой коробушке. "Мобиле", как принято ныне называть столь доступную вещь даже для наших детей. А что? Растём над собой, имеем возможность знать в любой момент, где находится наше ненаглядное чадо. Волнуемся за него. Порой и воспитывать начинаем, так сказать, на расстоянии, давая указания о дальнейших действиях. И нам совсем не важно, что родное дитятко находится не в прямой видимости, а где-то в стороне, с приятелями. Мы и так знаем, что ему под носом сырость вытереть надо платочком, который расположен в правом нагрудном кармане курточки... Словом, жизнь берёт своё, и остановить её течение мы не в силах, вот и пользуемся благами по своему усмотрению. Но никогда не забываем свои корни. То, что все мы — дети природы. Поэтому и возвращаемся иногда к истокам. К первозданному — к заложенным изначально инстинктам. Но, всё по-порядку.
Знаменательное событие для мужского племени — открытие сезонной охоты на водоплавающую дичь. И вновь собралась весёлая да удалая компания во главе с Иванычем на лоно природы. Не будем описывать преддверие мероприятия — беготню по магазинам, снаряжение патронов, суету и телячий восторг ожидания вольности и простора, а сразу перейдём к, так сказать, самому смаку.
Охота! Начинающая уже жухнуть и терять зелёную окраску листва на деревьях и кустарнике. Запах прелости, оседающий терпким привкусом на языке. Чарующие звуки живой среды, прозрачность свежего воздуха и барашки белоснежных облаков на фоне лазурного неба. Дурманящий сизый дымок костра, медленной струйкой убегающий вслед за облаками и стаями перелётных птиц. Красота...
Тщательный инструктаж перед открытием стрельбы, расстановка по номерам всех членов команды, обследование доступных подходов к водоёму — затопленной низине, поросшей когда-то густым лесом, от которого остались нынче только трухлявые стволы деревьев, напоминающие сейчас прямые столбы, устремлённые сломанными вершинами к небесам. Шутливое пожелание друг другу "Ни пуха, ни пера!" Недолгое чертыхание с надувной лодкой, проверка оружия и боеприпасов с обязательной опаской: "Хватило бы, а вдруг дичи будет немерено? — и мы на воде. А мне сегодня повезло, я попал по жеребьёвке в пару к Иванычу. Ему, говорят, всегда сказочно "катит пруха". Настроение самое разудалое. Вёсла весело плещут по поверхности, лодка разрезает носом водную гладь, разгоняя в стороны ковёр ряски. Тёмная дорожка стоячей воды тянется за кормой. Иваныч принимается выбирать удобное место для стрельбы. Первобытный инстинкт берёт своё. Добыча, где ты? Та, что пожирнее да помясистее. И чтобы с лёту — прямо в руки! Табунами — ровными рядами и колоннами. Мечта стрелка.
Наконец, узрев только ему приметную огневую точку, Иваныч изрёк:
— Вот здесь, Вован, и засядем. Греби вон к той утиной кочке, возле спаренной берёзы. Там и кусты ивняка имеются, ежели чего — прикроют нас от берега...
— Хозяин-барин!
Я рулю в указанный угол. Авторитет Иваныча непререкаем. Кряхтя от удовольствия, он поясняет:
— Вот прямо на кочку лодку затащим, чтобы ветром не понесло. И привстать можно будет на крайний случай. Так стрелять удобнее.
Словом, все команды старшего выполнились без пререканий, точно и в срок. И теперь мы сидим, озираясь, в предрассветных сумерках, в ожидании лёта. Слышно, как за кустами где-то перекрякиваются утки, да шелестят клювами, поедая водную растительность. Слышно, да не видно. И это раздражает. Чего бы им не полетать, не покружить над родным водоёмом? Так нет же — сидят, пернатые, не вылазят. С разных сторон уже слышна разгорающаяся пальба, гулким эхом затихающая где-то за лесом. А у нас — тишина. Ни свиста крыльев приближающейся стаи, ни шума от садящихся на воду птиц... Лишь кряканье и громкое издевательское чавканье прожорливого водоплавающего племени. Не лопнут они там от переедания, в конце концов?! Сколько можно есть?! А крылья размять? Как потом на них, атрофированных, лететь на юга? Не смогут ведь!
Острое желание — оказать помощь глупым уткам, сподвигает Иваныча на решительные действия, и он встаёт. Я успеваю лишь сказать "кря", пытаясь предупредить напарника о малом объёме нашего судна, в отличие от старого восьмиместного баркаса, на днище которого свободно можно было танцевать чарльстон. Но Иваныч уже успел принять вертикальное положение и облокотился на два трухлявых берёзовых ствола, жаждя подсмотреть: что же творится за густым кустарником? Видя эту картину, я зажмурился, боясь спугнуть мгновение...
Резкий треск ломающейся древесины и сильный всплеск заставляют открыть глаза. Иваныча в лодке нет. И одной берёзы тоже. В вертикальном положении. Они — в воде. Одно (бревно) неподвижно, другой (Иваныч) — активно борющийся со стихией.
Рывком добирается Иваныч обратно (прямо мировой спринтер по заплывам через Ла-Манш) и грузно переваливается через борт, возвращаясь ко мне. Я опускаю взгляд — бедовое судно наполовину затоплено водой. Титаник, да и только. Напарник, чертыхаясь, занимает своё место и осматривает окресности.
— От итить его колесом! — изрекает он.
Я замечаю вдруг — ружьё, которое было приставлено к левому борту стволами вверх, отсутствует. Вспомнив о том, что лодка накренялась вправо, понимаю, что оно находится уже на дне водоёма. Немного подумав, решаюсь раздеться и нырять. Но сообразительный Иваныч не даёт мне этого сделать.
— Сиди, чего уже тут нагишом лазить? Всё одно! — и он прямо в одежде ныряет в воду. Появившаяся над поверхностью голова изрекает: — А глубоко, итить его конягой! — потом отфыркивается и выносит вердикт: — Погодь-ка! Что-то подцепил...
Держась одной рукой за лодку, а другой за оставшийся от берёзы пень, подтянул он сведённые вместе ноги вверх. Из воды показался пучок хвороста-топляка, а между веток столь желанный ореховый приклад родной вертикалки "ИЖ-27". Обрадованный, я ухватился за ружьё и вернул себе собственность. Иваныч вновь забрался ко мне, воды прибавилось. Сейчас наша посудина больше всего напоминала подводную лодку, облепленную утиными перьями и ряской. Вот только самих хозяек перьев мы так и не видели...
Но на этом наши с Иванычем злоключения не закончились. Едва мы собрались "сняться с якоря", т.е. стянуть надувное плавательное средство с утиной кочки, как после внезапного хлопка раздался противный звук шипения, и передний отсек лодки сдулся. Иваныч, моментально сообразивший, в чём дело, шустро развернулся кругом и повис на оставшемся стоять вблизи древесном стволе, ну, или, если быть точным, мёртвой берёзе. Я даже не удивился, когда с громким треском труп дерева своей последней песней жизни увлёк за собой моего напарника. В третий раз оказался Иваныч в воде.
Не буду досаждать читателю нудным повествованием дальнейших приключений. Скажу лишь, что благодаря героическим усилиям, с большим трудом мы, наконец, ступили на земную твердь. Надолго же нам запомнилась эта охота! Коллективу длительное время хватало запала, чтобы смеяться над случившемся каждую свободную минуту. Самым пиком комичности явился миг, когда я предложил Иванычу — ехать домой и переодеться, на что он резонно во всеуслышание заявил:
— Не дождётесь! Мы сюда за добычей приехали, а охота, она — пуще неволи! Итить её в подоконник!

Одна из миллиона сказок

—«…голову вышесказанного ящера положить к ногам короля. В награду: рыцарский титул и ценные подарки»— мелодичным голосом закончил вещать Ланис, высокий эльф с длинными цвета серебра волосами, статной фигурой и длинным луком за спиной.
-Слущай, чего там в этой бумажьке про награду написали?— гном с ярковыраженным «горным» акцентом чуть не подпрыгнул когда услышал про награды.
-Рыцарский титул и ценные подарки- закатив глаза раздраженно повторил Ланис.
-Подождитэка! Эт они этот, как его…титул! На всэх дэлить будут?— насупив густые, черные брови возмутился Гиви.
-Тебе и четверти хватит, карапуз бородатый.— с презрением смотря вниз и гадко улыбаясь сказал эльф.
-Эээ, а ну жэнщина молчи, а то топором по ногам и совсэм короткой станэш. Того здоровенищего тролля помнищь?— дождавшись кивка Гиви продолжил – Как я его побэдиль тогда? Пока вы с Кубашем его дразнили своими мэчами и молотками, я между ног адын раз топором махнул и все! Упаль ващ «гадкий и ужасный тролль» — передразнивая и приукрашивая тонкость голоса Ланиса закончил выпад Гиви.
-Ты кроме как до его причиндалов, больше  ни до чего не смог дотянуться.— хохотнул эльф.
-До тэбя дотянусь! Тэбе все равно нэчэго рубить мэжду твоих тонких ножэк.
-Успокойтесь.— рыкнул Кубаш. Орк стоял и смотрел на бумажку висящую на двери трактира «Ну очень пьяный пони».
Поспрашивав местных жителей «Кубаш и Ко» двинулись к старому замку, в котором по наводке местных, должен был обитать дракон.
Дорога лежавшая между холмов была выложена из желтого кирпича, и не слабо петляя тянулась к самому замку на утесе. Погода стояла чудесная, и лучи яркого солнца лишь добавляли кирпичам желтизны, дорога казалась золотой, и при должной фантазии ее можно было бы посчитать хорошим знаком, так сказать дорога ведущая к безбедному завтра.
-Эээ, я вот что думаю,— не успел закончить гном, как его прервал Ланис.
-Ого! А ты умеешь?
-Кубаш, а чего дорога такая жельтая?— проигнорировав подколку эльфа спросил Гиви.
-Не знаю.— Кубаш шел в переди, и лишь отмахнулся от нового спора, который как почка по весне на ветке дерева набухает.
-У меня кое какие мысли есть. –серьезным тоном сказал эльф.
-Ну вэщай, жертва диэты.
-Я думаю, что это золотые кирпичи,— идя впереди гнама, эльф улыбался, и продолжал строить стройную, но совершенно фантастическую теорию.— Некоторые короли очень богаты, и поэтому строят дороги из золотых кирпичей, чтобы показать свое величие.
—Что ты за глупости говоришь? Короли не дураки, зачэм такие дороги дорогие? Тогда первый кто тут проходиль бы и собрал бы все золотые кирпичи!
-Гиви, братишка, ну не все же такие жадные как твои горные родичи.
-Эээ, они не жадные! Они экоп…экос…эком…экономние!
-Называй как хочешь, ну если не веришь, на зуб попробуй.
-Да ну тэбя. Глупый блондин.
Ланис не поворачивал голову, он и так знал что Гиви даже не поднимает голову и смотрит только на кирпичи под ногами, а в голове у него крутятся предлоги чтобы отстать.
И вот через пару минут.
-Ой, слущайте, идытэ, у мэна щнюрёк развезался. Завижу и догоню вас.
-Ага, далеко не отставай.— изо всех сил сдерживая смех сказал Ланис.
Через минуту орка и эльфа догнал Гиви, чуть слышно отплевываясь.
-Ну как?
—Чито?
-Не золото?
-Нэт…-грустно ответил Гиви, а потом опомнился.— Да откуда мнэ знать? Я ж не идыот читобы кусат кирпичи.
-И вправду, и давно ты в резиновые сапоги шнурки вдеваешь?— повернул голову Ланис и улыбка его стала еще шире когда Гиви замер с рукавом у бороды, на которой осталась желтая пыль.
-Пощел ты, сказочнык. –обиженно отвернулся гном.
Дальше шли молча до самой крепости.
Замок был небольшой, и стоял на небольшом утесе, под которым плескалось море. Все деревянные конструкции, и элементы лежали обгорелыми головешками по всему двору. Небольшие кучки пепла и раскиданные вокруг них доспехи и оружие, давали четкое понятие о том, кем раньше были эти самые кучки пепла.
-Не весело тут.— заключил эльф, проходя через двор.
Когда они вошли через проломленные двери в главный зал, они увидели огромного ящера, с гигантскими крыльями и сверкающей золотом чешуей.
-Ах-ха-ха-ха…— громогласно разнеслось по залу.— Это еще что за гоп-компания?
Подперев огромную голову лапой на них своим хищным взглядом смотрел тот самый дракон за которого король давал титул и какие-то еще подарки.
-Кубаш…-шепнул Ланис,— может ну его, этого короля, с его подарками.
-Ну и компания у вас собралась.— хмыкнул дракон,— Зачем пожаловали и кто вы такие?
-Охотники мы.— буркнул Кубаш, глядя из подлобья на дракона.
-Ого, колоритные ребята. Знаете кого вы мне напоминаете?— сдерживая смех спросил дракон, чуть наклонившись к пришельцам, будто хотел рассмотреть получше.
-Не знаем. – практически в один голос ответили «Кубаш и Ко»
-Я тут в не так давно пролетал в одном королевстве, так там волшебник знакомый историю смешную рассказал, и вы прям как те ребята.— он коротко усмехнувшись наклонился еще ниже и указал когтем в орка- Ты наверное за сердцем пришел,— указал на гнома,— ты, видимо, за мозгами.— А потом посмотрел на эльфа, и подвел итог – Ну да, в той компании тоже девка была.
Гиви в бороду рассмеялся, а Ланис лишь кинул в сторону гнома презрительный взгляд.
-Так зачем пожаловали?
-Хватит болтовни!-рыкнул орк.— Ланис стреляй, Гиви в но… то есть в лапы проходи!
Выпущенная со скоростью молнии стрела была драконом презрительно сдута. А топор который летел от орка был брезгливо отмахнут огромной когтистой лапой, будто надоедливая мушка.
А вот расторопный гном забежавший к задней лапе дракона все же ударил топором по ней. Но топор лишь жалобно звякнул по чешуе, а сам гном был аккуратно схвачен двумя когтями и поднят на уровне глаз дракона.
-Да вы это всерьез чтоли, олухи?— хохотнул дракон, разглядывая дергающегося гнома за одежду которого  сейчас держал его коготь. – Я тут вам байки травлю, а вы меня обижаете.
-Рррр!— бросился на него Кубаш, поднимая над головой боевой молот.
-Успокойся, жертва мутаций!— также как и от брошенного орком топором отмахнулся дракон и от хозяина столь зловещего крика.
Аккуратно подвесив извергающего проклятия гнома на люстру дракон посмотрел на эльфа и орка.
-Клоуны, ко мне тут такие ребята серьезные приходили, не чета вам. А вы тут дергаетесь. Разве что хотите чтобы я от смеха умер, а не от ваших рук.
-Ты нас не знаешь, ящерица.— невозмутимо сказал Ланис.
-Так, белокурое оно, ты свои силы явно переоцениваешь. Посмотри левее на пол.— дракон сделал небольшую паузу, дожидаясь пока эльф посмотрит,— теперь на право.
-И что?
-Пепел видишь?
-Ну да. Он тут везде валяется.
-Да нет же, идиот.— дракон хлопнул лапой себя по лбу. – Справа лежит горка пепла в которой огромный меч такой, сверкающий. Видишь?
-Ну.
-А справа такая труба большая, видишь?
-Ну.
-Так вот эти ребята мне доставили больше всего хлопот.  Который с мечом мне мозоль старую срезал, а тот с трубой хоть и с грохотом но помог прыщ на спине лопнуть. – дракон сделал многозначительную паузу. – Масштабы ясны?
К Ланису подошел потирая ушибленную голову Кубаш, аккуратно обходя кучки пепла и рассматривая их.
-Слющай, командыр!— прохрипел висящий под потолком Гиви.— может ну его, этого дракона?
-О! Странно почему у вас не самый умный в отряде командует.— с усмешкой кивая в сторону гнома сказал дракон.
Кубаш исподлобья смотрел на дракона.
—Чего ты хочешь?
-Всмысле? Вы тут ко мне пришли, агрессируете, и ты еще спрашиваешь чего я хочу. – удивился дракон.
-Я имею ввиду за то, чтобы нас отпустить.— уточнил орк.
-О как запели! Дайте подумать.— дракон подпер голову и вздохнул.— Даже не знаю.
-Товарищ дракон, отпустытэ мэна пожалуйста на землю, а то мэна уже укачало.— позеленевший гном слезно молил дракона, как маятник раскачиваясь вместе с люстрой из одной стороны зала в другую.
Дракон молча снял его с люстры и сказал:
-Давайте так. Вам повезло что вы мне понравились, и ваш маленький цирк я пожалуй возьму к себе на службу. Мне тут с моими драконскими делами совсем скучно, и поэтому вы будете ко мне приходить каждый месяц и рассказывать веселые истории, анекдоты, показывать миниатюры, читать стихи, в общем организуете мой досуг. А я вам за это буду золотишко отсыпать. В пределах разумного конечно.
Трое охотников зашептались.
-А что будет если мы не согласимся?— поинтересовался Ланис.
-Съем, или сожгу, а может раздавлю. Не знаю, не решил еще.— пожал плечами дракон.
— А если уйдем и не вернемся?— все тот же эльф задал вопрос, после очередной минуты оживленных дебатов.
-Лишитесь отличного способа подзаработать.
Дискуссия закипела с новой силой.
И вот спустя несколько минут Кубаш вышел и встал перед драконом.
-Мы согласны.
-Сразу говорю, ты, с зеленой рожей, мне не нравишься, а чувство юмора у тебя примерно такое же как у той горсти пепла что у твоей правой ноги. Так что надеюсь ты хотя бы с организацией данного мероприятия управишься.
Кубаш рыкнул, а Ланис с Гиви глухо засмеялись.
-Договорились?
-Да.
-Ну вот и замечательно.— хлопнув лапами подвел итог дракон.
-Первый транш от Международного Драконьего Банка имени Меня, состоит из ваших жизней и воооот этого- в когтях дракона появился небольшой увесистый мешок, который позвякивая монетами пронесся над их головами и упал перед ногами орка. – Так сказать небольшого первого взноса.
-Да там кило двадцат монэт!— крикнул Гиви и ринулся к мешку. – Ого! Точно золото!
-А теперь, юмористы, исчезните! А то уже надоели.— махнул дракон, и не дожидаясь реакции, рыкнул – Живо!
Пыхтя и подгибая ноги Гиви вынес мешок из замка, за ним вышли Кубаш и Ланис.
-Да и хрен с этим рыцарским титулом и другими плюшками, наша плюшка сейчас раздавит нашего горного товарища.— хихикнул Ланис.
-Нэ раздавит! Нэ дождешься!
С тех самых пор началось своеобразное деловое сотрудничество шайки «Кубаш и Ко» и «ужасного чудовища из замка на утесе».

Дух леса

Старый бат мягко ткнулся плоским носом в песчаный берег. Охотник, спрыгнув на сушу, вытянул лодку на траву, прислушался: тайга молчала. Следы кабарги: двух телок и бычка, тянулись по мокрому песку и ныряли в густой подлесок. Енгили, внимательно осмотрел растущие сплошным забором кусты, ничего опасного не заметил, поправил висящую на плече винтовку и шагнул под сень деревьев.

Молчащий лес обступил Енгили, и, это нервировало охотника: тайга не умеет молчать. Трещание сойки, шипение недовольных белок, вода близко, должны хрюкать кабаны, выкапывая любимые корни, однако, ничего этого нет. Охотник вздохнул, окинул взглядом еще раз ближайшие кусты, посмотрел на хмурящееся небо, и, скинув с плеча винтовку, принялся раскладывать костерок. Огонь требовался охотнику вовсе не для согрева, стояла поздняя осень, и всё ещё было тепло: Енгили камлал.

Сухое смолистое корье, сложенное в неглубокую ямку, взялось сразу. Ветерок тянул от леса к реке, потому жидкий дымок не должен был спугнуть зверя. Из тощего заплечного мешка охотник достал юколу, мешочек с солью и плоскую склянку. Енгили, тихо запел, обращаясь к духам земли, воды, огня и леса, прося добычу и защиту от зла. Маленький кусочек рыбы жадно, с треском слизал огонь, следом на почерневшие веточки просыпалась соль. Второй кусок юколы он закинул в лес, потухшую головешку в реку: всего понемногу. Много нельзя, духи разгневаются.

Тихо допев песню, Енгили, заканчивая шаманить, вылил весь спирт в костёр, полыхнуло синим пламенем. На реке послышался громкий всплеск:

"Большая рыбина, – с улыбкой подумал охотник, – духи приняли жертву".

Торопливо свернув лагерь и закопав костерок, охотник, пошел по следу кабарги. У Енгили полегчало на сердце, несмотря на дурные предзнаменования – молчащий лес и хмурящееся небо, – духи приняли подношение, охота будет удачной. Должна быть удачной: возвращаться с пустыми руками ему никак нельзя.

От самой воды вглубь чащи, тянулась узкая хоть и старая звериная тропа, не иначе дикие свиньи натоптали, не кабаны, а именно свиньи. И следы на мокрой земле другие – мельче – задиров на коре деревьев нет. А секачи любят точить свои клыки… Кабарга свернула, не пошла по этой тропке, и охотник не стал, зачем? Охотник не глупее оленя.

Лес был старым и сырым, как сама земля и таким же смешанным: ель соседствовала с кедром, дуб с ясенем. В этой части тайги Енгили бывал редко, глушь, да и от нового стойбища далеко. Старое-то было ближе… Воспоминание о старом поселении, неприятно сжалось в груди.

Шаман сказал, что в стойбище поселился злой дух – чёрт, как называли его русские, потому нужно уходить. Похоронив мёртвых, и бросив дома вместе со скарбом, все ушли на новое место. Ушел и Енгили вместе с женой. Но три холмика под раскидистой невесть откуда взявшейся посреди кедровника берёзой, остались. Старшему сыну было уже одиннадцать вёсен, младшему пять, а дочка недотянула до своей первой весны…

"Плохо вспоминать мёртвых на охоте, – одёрнул себя Енгили, – о живых нужно думать" – тихо переступая валежину, двинулся на запах оленя. Осень, гон, бык пометил кусты и деревья, потеревшись мордой – мускус перебивал терпкую горечь хвои и тягучую прель грибов. Вдруг, невдалеке протяжно и хрипло пропищала кабарга.

Енгили насторожился, присел у сосны, снял с плеча винтовку: тихо открыв затвор, по одному не спеша зарядил пять патронов. Последние пять.

– Не подведи… – тихо попросил он ружьё. Енгили не знал, понимает ли язык удэхэ дух японской винтовки и японцев он не любил, хоть и видел всего лишь два раза. Но, всё же меньше чем китайцев. Последние причиняли удэхэйцам много бед: убивали целые стойбища, забирали женщин наложницами, а детей работать на плантациях мака. Японцы не трогали ни тазов, ни удэхэ, ни китайцев, зато нападали на русских. А тот, кто идёт войной из-за наживы, хорошим быть не может – так считал Енгили, ведь удэхэ всегда жили только охотой.

– Не подведи – твёрдо повторил Енгили. Трубка затвора, добротно смазанная жиром, тихо встала на место, загоняя первый блеснувший медью патрон в ствол. Хриплый вой быка кабарги повторился, но теперь уже правее и ближе. Енгили поднял винтовку на плечо, замер. Впереди затрещали кусты, послышался скрежет.

"Быки дерутся" – догадался он, поднимаясь с земли и делая шаг вперёд. Под мягким унтом из рыбьей кожи предательски хрустнула ветка. Енгили вжал голову в плечи, прося всех духов, чтобы кабарга не испугалась. Треск рогов прекратился, зашуршали ветки. Духи не вняли мольбам.

– Дурная охота… – выдохнул охотник. Предостерегающе затрубил бык, Енгили не видя оленя, выстрелил на звук. Хриплый рёв оборвался на высокой ноте, затрещали кусты. Енгили, пригибаясь под ветками, бросился вперёд.

Сразу за густой елью, открылась небольшая поляна: вытоптанная трава, рытвины на земле где боролись олени и кровь. Кабарга была ранена, но не смертельно. Через десяток метров кровь нашлась уже на листьях орешника. След вёл в чащу. Сплюнув под ноги и помянув чёрта, охотник бросился в погоню, ведь подранка не следовало бросать. Во-первых, раненый даже легко олень далеко не уйдёт, а во-вторых… бросать зверя умирать – дурная примета. Духи леса осерчают и никакой охоты вообще не будет, никогда.

Енгили бежал со всех ног, перескакивая валежник и едва заметные глазу поросшие мхом ямки – попадешь в такую ногой и всё, отбегался. Слева в сторону шарахнулась кабарга, он вскинул винтовку, но вместо выстрела послышался лишь сухой щелчок – осечка! Передёргивая затвор, охотник отвлёкся, зацепившись ногой за торчащий корень, кубарем полетел в кусты малинника. Духи, наказывали нерадивого охотника давая понять: сначала добудь первого оленя и лишь затем…

Енгили, хмурый, весь в колючках и сухой листве вылез из зарослей, дослал наконец-то новый патрон вместо негодного. Со ствола кедра будто-бы насмехаясь над бедами охотника, затрещала белка.

– Смейся, смейся, – проворчал Енгили, отцепляя от одежды усы малинника. – Смейся, когда попадёшь под брёвна китайцев. – Услышав про охотников за пушниной, белка, щелкнув на прощание, скрылась в ветвях дерева.

Охотник пошевелил правой ногой: ступня отозвалась тупой болью. Попробовал наступить, плохо, боль не ушла. Глядя под ноги и осторожно ступая, Енгили шагом отправился по кровавому следу. Подранок забрал круто вправо, обрывок тёмной шерсти остался висеть на кусте, несмотря на рану и потерю крови, кабарга продолжала убегать.

День постепенно клонился к вечеру, стал накрапывать мелкий дождик, но проклятая кабарга всё еще не попалась в руки Енгили. Олени постоянно шуршали где-то впереди, хрустели ветками, хрипло трубил бык но, с хромой ногой много не набегаешь, звери оказывались быстрее.

Дождь в лесу – дождь вдвойне. Каждая ветка и каждый лист собирал воду в итоге Енгили, весь промок. Нога горела огнём, но охотник продолжал идти, не зная, куда. Он надеялся, что шуршание дождя заглушит его шаги, и ему удастся подобраться к хитрой кабарге. Ноги вывели Енгили на небольшой взгорок.

Внизу, на узкой вытянутой поляне пасся бык. Он тер, короткие рога о сухой кедр и никуда не уходил. Енгили вытер об себя мокрые руки, не спеша прицелился: так и есть, тот самый олень. Кровавое пятно виднелось на задней ноге, ближе к "зеркалу" – белому пятну под хвостом. Охотник лёг на живот выдохнул, на всякий случай ещё раз попросил духов об удаче и выстрелил. Целился чуть ниже холки, в лопатку, там, под ней сердце. Олень упал, но, тут же поднялся и неспешно пошел через поляну.

Удивившись на долю секунды, Енгили, зло отдёрнул затвор, гильза с размаху шлёпнула его по лбу, дохнув в нос пороховой гарью, но он этого и не заметил. Прильнул к винтовке выстрелил еще раз. Кабарга поскользнулась, но тут же со всех ног бросилась в заросли на прощание, вскинув в прыжке задом и моргнув "зеркалом". Енгили, поминая всех духов, чертей и японцев, сделавших винтовку со злости саданул кулаком по земле и пожалел: напитавшийся влагой холм не выдержала веса человека и обвалился. Охотник, проехав в грязи на животе несколько метров по склону, плюхнулся в лужу с плавающим оленьим "горохом".

Такой плохой охоты у него никогда не было. Внутренний голос предательски нашептывал, что лучше отступить, бросить оленя, пусть его съедят черви… Енгили не слушал, и упорно шел за кабаргой. Он охотник, и должен добыть зверя.

Дождь из мелкого стал проливным, небо совсем рассердилось, загрохотало. В ослепительной вспышке, исчез высокий столетний кедр. Могучее дерево с протяжным скрипом повалилось на землю чуть не придавив Енгили. Внутренний голос всё настойчивее советовал повернуть обратно. Погрохотав немного, дождь внезапно закончился. Из–под плотной пелены облаков на миг блеснуло солнце, где–то неуверенно запищала мелкая пичуга. Посчитав такую перемену в настроении природы добрым знаком, охотник, прибавил шагу.

Лес поредел. Дорога шла в гору, деревья постепенно отступали, пропал мох, под ногами всё больше скрипели камни. Следы оленя было почти не разглядеть, но кровь попадалась всё чаще. До слуха Енгили донеслось чуть слышное журчание. Охотник догадался: теряя силы, кабарга, шла воде.

Вскоре, ручей стало не только слышно, но и видно. Енгили наклонился было зачерпнуть, и передумал: в воде отчетливо виднелась кровь. Он пошел по устью, пока не упёрся в отвесный каменный склон, из подножия которого и пробивалась вода.

"Вода – есть, кровь тоже… Где же олень?!" – подумал Енгили блуждая по поляне взглядом. Мёртвая кабарга лежала на небольшом выступе, карнизе как раз над тем местом, где ручей пробивался из скалы. Обрадованный охотник, прислонив ружьё к скале, потянулся за оленем. Привстав на камень, он смог дотянутся и ухватиться за рога, когда услышал чуть слышный скрип, за шиворот полетела старая хвоя и земля. Енгили поднял голову: прямо в лицо, всего на расстоянии какой-то ладони стоял тигр. Придавив тушу оленя лапой, хозяин тайги в упор смотрел в глаза охотнику.

Душа Енгили ушла в пятки… Тигр! Он с тоской подумал о ружье, преспокойно стоявшем неподалёку, только руку протяни. Правда, там всего один патрон… Будто услышав мысли охотника про оружие, тигр, зарычал, в лицо Енгили, для верности замахнувшись когтистой лапой. Горе охотник вовремя отпустил оленя и бухнулся в ручей, подняв тучу брызг. А величественный Хозяин тайги, рычал, скалил огромные клыки над тушей оленя хлестая себя хвостом по бокам.

Позабыв о винтовке подстреленном олене и растянутой ноге, Енгили, как был на четвереньках, так бросился бежать. Тигр, не стал догонять человека, хотел-бы – догнал!

Енгили бежал до тех пор, пока распухшая нога попросту не подвернулась. Повалившись на землю, задыхаясь от боли и бега, горе охотник понял: это была не его добыча, не его олень. А духи ведь предупреждали… Столько знаков. И главный знак походил для охотника на приговор: никакой охоты. Он четырежды стрелял в оленя, трижды серьёзно ранил, но не убил. От обиды на духов и собственное бессилие, Енгили заплакал.

"Уж лучше бы съел меня Амба! – думал бывший охотник, размазывая слёзы по чумазому лицу. – Что теперь делать, как жить?! Удэхэ живут охотой!"

И тут же в голову пришла мысль:

"Если бы хотел убить – убил, духи ничего не делают просто так. Значит…" – взгляд Енгили упал на тропинку, протоптанную не то кабанами, не то оленями, но, главное, что по краям росли пятипалые листья…

Как–бы он не ненавидел китайцев, как бы ни противился на них батрачить, одну полезную вещь от них Енгили узнал: женьшень. Китайцы собирали женьшень по всему Сихотэ–Алиню и продавали за большие деньги в том же Хабаровске. Бывший охотник потянулся за пятипалым листом, покряхтывая от боли в ноге, аккуратно, выкопал ножом желтоватый мясистый целебный корешок. Поглядел на него в лучах закатного солнца и понял: Дух леса – Тигр, для этого сохранил ему жизнь, и подсказал, как жить дальше.

– Спасибо тебе Хозяин тайги, – поклонился Енгили, в сторону, откуда только что убежал. Ведь это был не просто тигр, а сам дух леса.

"Сороковая весна, еще не старик" – с улыбкой подумал Енгили. Вырубив себе посох из орешника, бывший охотник, ставший собирателем, с лёгким сердцем зашагал домой, время от времени наклоняясь к самой земле и выкапывая корешки. Ведь осень – самое время для поиска женьшеня.

Охотники на мифы

Первый раз – он самый сложный. Но и самый волнительный, непредсказуемый. Уверен, что абсолютно все испытывали это непонятное чувство, которое заставляет тебя выкладываться на полную, пусть ты не до конца осознаешь, что происходит. Потому что твоя главная цель – сделать этот первый раз идеально, лучше всех. Ну, с точки зрения молодого мужчины – это так. Чего уж говорить об охоте. В ней каждый раз, как первый, но за небольшим исключением – постепенно ты начинаешь осознавать полную картину сего святого действа. И, признаться, охотнику доставляет невероятное удовольствие управлять поведением добычи. Но умение это приходит раз так на сотый, не меньше. Мне ещё далеко до этой цифры, я даже не на полпути, а лишь проделал пару шагов и перепрыгнул небольшую лужицу.  Поэтому рассказ мой возьмёт начало со вчерашнего дня, с моей первой охоты.
Ещё неделю назад я проходил вводный инструктаж на объекте – базе агентства, в котором мне посчастливилось начать работать. Помню его дословно, но излагая вкратце, инструктаж прозвучит так: охота осуществляется только в группах, с разрешения руководителя. Новички добывают трофеи в ранее исследованных местах, опытные могут позволить себе залезать куда только вздумается, лишь бы это окупалось (да, у ветеранов-охотников огромные привилегии и значительное спонсирование, как внутри агентства, так и за его пределами). Сама организация не велика, насчитывает порядка двухсот человек (я имею в виду непосредственно охотников), которые гоняют добычу по всему миру. Название этой организации – Тенебрис, а её назначение – убийство животных и существ, которых воспевают в мифах и легендах. Иными словами тех, кого, по сути, не существует. Но они есть, уж поверьте. Правда, не в нашем мире. А трофеи с них баснословные по стоимости.
Я вошёл в десяток новобранцев, коим посчастливилось сдать все допуски и экзамены к этой профессии. Желающих было много. Не хвастаюсь, но обычно испытуемых набирается под несколько тысяч. По прибытии в штаб-квартиру Тенебриса мы прошли основной недельный курс подготовки охотника. По его окончанию нам выдали ламинированные удостоверения металлического цвета – как раз такие изготавливают для новичков (жаль, с ними не пошикуешь). На день после окончания курса с нами провели брифинг по выполнению предстоящей задачи.
Никогда прежде я не испытывал подобного напряжения. Мне двадцать пять, и я считал, что подготовил себя ко всему, но… видимо я перешёл на новый уровень. Не получалось унять дрожь в руках, не мог даже делать пометки в своём КПК – пальцы всё время промахивались. Сушило горло, и я боялся  высказаться или уточнить некоторые моменты, так как был уверен, что голос мой пропадёт в самый неудобный момент. Не похоже на меня. Но мне это нравилось, если честно. Обычно мне все вещи удаются без труда, а там на лицо настоящее испытание, и, чуял, придётся попотеть.
— Заостряю ваше внимание на том, что по прибытии на место охоты вы должны немедленно доложить на базу. – Начал инструктор Малаков, ранее опытный охотник, ныне передающий свои знания новому поколению. На одной из вылазок он потерял руку, но, не смотря на это, от него так и веяло силой. —  Второе – время на поиски и охоту ограничено сутками. По истечении времени вы обязаны доложить и вернуться в свою реальность. Последствия пребывания там сверх этого времени не стану напоминать. И третье, — инструктор улыбнулся, обнажая жёлтые клыки, — не забывайте, что вы одна команда. Никакая добыча не стоит жизни человека, тем более жизни товарища. Ну, желаю удачи, новички.
Что-то зловещее было в его улыбке. Она словно накликала беду. Наверно я стал суеверным в последнее время, но всё же. Настораживает.
Единой формы в агентстве не было, и все одевались по своему вкусу. Некоторые предпочитали защитные цвета, различные спецкостюмы, снаряжение, начиная  разгрузками и шлемами,  заканчивая полуперчатками и набедренными кобурами. Оружие также было на свободный выбор, и каждый выбирал исходя из своих способностей и предпочтений. Иногда мне попадались охотники настолько искусные, что выходили на задание с луком и стрелами, а то и вовсе с ножом. Вот отморозки…
Я же предпочитал (да и сейчас так хожу) свободные штаны, заправленные в лёгкие кожаные сапоги, термофутболку и тканевую куртку, поверх которой одевал разгрузку. На голове чёрная бандана – не знаю как вам, а мне этот цвет помогает сосредотачиваться. В руках старый добрый «Калаш» с оптикой калибра 7.62, к нему четыре магазина, и, само собой, мачете на поясе плюс расходники, небольшой рюкзак. Такой чудо-набор позволял мне передвигаться быстро и бесшумно, и также эффективно вести огонь. Не понимаю людей, которые вооружаются до зубов, теряя при этом мобильность. А скорость – это ключевой момент в охоте. Кто успел, тот и съел, верно?
Приготовления окончились. В здании Тенебриса (а он находился далеко за чертой города) нас проводили до Зала Перехода. Это была огромная круглая комната, внутри которой располагалась металлическая кольцеобразная вертикальная конструкция. Кольцо окружали различные мониторы, оборудование, электроника, одним словом то, что охотнику, по сути, знать не нужно.
— Здес начинаться наш приключение. – Сказал Том, в узкой шляпе, с двумя револьверами и одетым крест-накрест  патронташем на обоих бёдрах, похожий на ковбоя, на ломанном русском, широко улыбаясь. Несчастный романтик. Впрочем, в чём-то он действительно прав. Я ответил ему кивком головы.
— Да. Но как бы это не превратилось в злоключение. Лучше быть на чеку. – ответил я.
— Злокучение?
— Да не парься, Том, ты всё равно понял, что этот угрюмый тип имел в виду, так ведь? Его как не спроси, всегда скажет что-нибудь пессимистичное. – Поддержал друга Лёха – огневик в нашей группе из пяти человек. Он был единственным, кто ходил с пулемётом и неподъемным боезапасом. Зачем, правда? На охоту идём, пусть и в другой мир. Не на войну же.
Остальные двое, Марат и Денис, обсуждали что-то своё.
— До запуска врат осталось одна минута. – Проговорил компьютерный голос.
От этих слов мурашки побежали по коже, а сердце забилось сильнее. Мне казалось, его биение можно было услышать метров за пять. Мысленно повторил всё то, что выучил на курсе подготовки.
— Пять.
О, чёрт! Сейчас откроются! Я это увижу вживую!
— Три…Два…
Так, всё, я…готов…глубокий вдох…
— Один.
Врата загудели. Края кольца раскалились, сначала покраснев, затем окрасившись в фиолетовый цвет. Фиолетовый кант покрылся электрическими разрядами, которые смыкались к середине конструкции. В центре образовалось подобие грозового облака. В то же мгновение оно начало разрастаться, достигнув краёв металлического круга. Так и выглядел проход в другой мир – густой фиолетовый туман.
— Док, меня шибанёт током? Не хотелось бы оказаться на той стороне со вздёрнутой причёской, – выкрикнул Денис, обращаясь к учёному, запустившему облако.
— Теоретически возможно, но на практике не наблюдалось, – сухо ответил тот, не отрывая глаз от показаний датчиков состояния.
Я осмотрел свою команду: сказать, что все волновались – ничего не сказать. Если быть откровенным, страх сковал всех. Неопределённость давила на психику. Все новички, а опытные не вяжутся с такими. Не заметил, как ногти впились в ладони. Я тоже боялся. Может, больше всех. Неопределённость раздражает. Наконец, я не выдержал:
— Мужики! Лучшее лекарство от страха это действие! – вылетело из моих уст, и я почувствовал себя бодрее. Нашёл силы сделать первый шаг. Второй. Вот за мной подключился романтик Том, другие.
Я подошёл к облаку вплотную. Дотронулся до дымки – холодная. К пальцам потянулись молнии. Думал отдёрнуть руку, но потом понял, что разряды не причиняют вреда, а лишь легонько щекочут кожу.
— Поехали! – Сказал я и сделал шаг в туманную пустоту.
Меня окутала темнота и прохлада, будто я нырнул в озеро разгорячённый от летнего пекла. Я сделал ещё шаг, находясь в полной темноте – стало холоднее, и скрутило живот. Рвотный комок подступил к горлу, но я проглотил горечь и двинулся глубже. Шага через три начало теплеть, полегчало. Я ускорился. Последний шаг вывел меня из тьмы.
Взору моему представились непроходимые джунгли. Вековечные деревья, устремляющиеся бесконечно вверх, лианы, как вены, соединяли землю с кронами. Одним листом здоровенного папоротника можно было накрыть грузовик. Насыщенный зелёный цвет никак не давал глазам приспособиться к непривычной яркости. Да, кажется, тут было лето. Однако, влажность была такая, что приходилось заставлять себя дышать. В первые секунды я буквально захлёбывался воздухом. Оглядевшись и оценив местность, прислушавшись, заключил – безопасно. Пока. Стал дожидаться остальных.
Первым из облака вышел ковбой со взведённым курком на револьвере. Его серьёзное лицо выдавало в нем хладнокровного и расчётливого убийцу. Страшный человек, хоть с виду и не скажешь. Увидев меня, он улыбнулся и убрал револьвер в кобуру.
— Рад, что ты есчё зщив. – сказал он.
— Я тоже, Том. Остальные идут?
— Да. Уверенно защли все.
Следующим вышел Денис. Немного нервничал, но сильно матерился. Я смог разобрать, что говорил он про переход. Ну, бывает и такое. За ним появился Лёха. Точнее, сначала вынырнул ствол его пятиствольного пулемёта, а только потом он сам. Улыбка никогда не сходила с его лица. Мне нравился его нерушимый настрой. Последним вышел Марат. Но вдруг упал на колени и начал рыгать. Выдавив из себя лужицу с нечеловеческими воплями, он встал и вытер слюни рукавом.
— Мужики, пообещайте, что унесёте увиденное сейчас с собой в могилу. А лучше забудьте, хорошо?
Лёха рассмеялся:
— Да не переживай ты так. Просто ты переел перед охотой. С кем не бывает. Впредь будешь…
— Тихо! – Сказал Денис. Все автоматически пригнулись и скрылись в зарослях. Этот и многие другие приёмы отрабатывались сутками. Он продолжил шёпотом. – Слышите? Какое-то стрекотание?
Все молчали. Слушали. Действительно, я тоже услышал хрустящий звук. Но он был так далеко… Поразительно, как Денис услышал его во время разговора.
Шум начал нарастать. Приближаться. У меня побежали мурашки. Чувствовал, что кто-то двигается в нашу сторону. Да, именно к нам. Теперь звук стал очень похож на хруст ломающихся костей и шелест листвы одновременно. Плохой знак.
— Кто-нибудь смог определить источник звука или хотя бы направление? – поинтересовался я, ожидая услышать ответ от Дениса, но мой ровесник молчал.
Сдавлённый голос Марата добавил остроты к обстановке:
— Я нашёл. Все посмотрите вверх. Только не шумите.
Посмотрели. И оказались в шоке: гигантский паук, чьё брюхо достигало размеров холодильника, медленно спускался к нам. Это его мохнатые «лапки» так отвратительно хрустели. Волосы встали дыбом. Сердце сжалось, но я, как всегда, не подавал виду. Чем меньше эмоций в мир, тем лучше – моё кредо.
— Надо шут… — выдавил Том, сглотнув слюну. Кадык проделал путешествие по всему горлу. При особо сильном волнении он говорил некоторые слова по-английски.
— Да, надо стрелять. – Поддержал его Лёха, бережным движением досылая патрон в патронник. Он делал это искусно, и патрон не застрял, как это обычно бывает у людей, только осваивающих огнестрельное оружие.
— Чуть ближе подпустим и накроем. – сказал я. – Он нас, кажется, не видит.
— Ага, не видел — не стал бы спускаться – буркнул Марат. Затем перевёл взгляд на Дениса и охнул. – Дэн! У тебя на плече…
Денис проследил за взглядом товарища и посмотрел на правое плечо: к нему прилипла паутина. Дэн выругался.
— Извиняйте, мужики, моя ошибка.
— Да кончай ты с этим. – сказал Алексей, сверкая белыми клыками. – Мы ж как одна семья. Твои проблемы – это наши проблемы. Ты главное не шевелись.
Денис повиновался и замер, словно статуя. Паук остановился. Видимо, престал получать сигнал от паутины, прицепившейся к Дэну, и это его сбило с толку. Жаль ненадолго. Членистоногое чудище стало спускаться быстрее. Когда оно было в десяти метрах над нами, Лёха отрыл огонь. Длинная очередь буквально разрезала паука пополам. Часть туловища с челюстями-жвалами упала под ноги стрелку (вот тут я мысленно сказал Лёхе спасибо за то, что он таскается с пулемётом). Жвала сократились, но Алексей успел отдёрнуть ногу. Облегчённо выдохнул  — мог и калекой остаться.
— Так, — начал Денис, — надо бы присесть и подумать, да?
Остальные кивнули в знак согласия.
— Только давай подальше от этого… не знаю от чего. – Сказал Марат.
Разговор был долгий. Мы обсудили основные вопросы, из которых стало ясно: здесь надо быть на чеку, и хорошо слушать, поэтому меньше разговоров. Тот, кого мы ищем, исходя их брифинга, обитает возле водоёмов. Значит, надо его найти. Напоследок установили сигналы взаимодействия в группе на возможные случаи.
— Куда пойтём? – спросил Том.
— Если приглядеться, мы находимся на горе, так что точно не на север. Длины горы мы не знаем. На юг тоже нет смыла. Выбор падает на запад или восток. Я за запад. – Уф, высказался.
Ещё трое проголосовали так же, Лёху же тянуло на восток. Но один он никуда не пойдёт.
— Значит, запад, — выдохнул Лёха.
Путь оказался тяжёлым. Шли молча, косясь на всё подозрительное. Заросли приходилось обрубать моим мачете. Ножи других были слишком маленькими для такой работы. Поочерёдно мы пробивали себе дорогу. Некоторые места были настолько плотно покрыты зеленью, что приходилось искать обходы. Так прошло полдня, после чего мы устроили привал.
Рухнув от усталости на сырую землю, Том предложил развести костёр, хотя бы для того, чтобы отогнать наконец кровососущих насекомых. Большинство согласилось, но Лёха не одобрил, мотая головой:
— Нет, братцы. Мы ищем зверя, у которого идеальное чутьё. Лучше не сокращать себе шансы на успех.
Группа нехотя согласилась. Так уж получилось, что у нас в группе не было лидера. Просто время от времени каждый брал инициативу в свои руки. Получалось неплохо, по моему.
Каждый проглотил по пищевой таблетке и запил водой. Вот и весь суточный рацион.
Под вечер стало прохладно. Термофутболка, как всегда, спасала от непогоды.
— Ну что, пойдём, братцы? – сказал Денис.
— Давно пора. – буркнул Марат. – Времени то всё меньше и меньше…
Темные краски опустились на джунгли. Зелень стала серой, а многие мелочи стали ускользать из вида. Идти стало труднее. Однако теперь, в сумраке, прослушка местности стала легче. Лично я полагался на уши Дэна.
Долгие часы изнурительного перехода выжимали из охотников все соки. Война с комарами сводила с ума, а вой ночных зверей не давал расслабиться. Каждый куст был потенциально опасен, каждый шорох подозрительно близким. Дэн, шедший впереди, остановился, прислушался.
— Я слышу это, Алекс.
— Что? – сказал я.
— Журчание. Это река.
Несмотря на дикую усталость, улыбка поднялась сама собой. Я дал остальным знать, что всё хорошо, трижды щёлкнув прицельной планкой. Кто-то чуть злорадно хохотнул, но, спохватившись, тут же умолк. Наверно, это был Марат.
Метров через сто я тоже начал слышать реку. А это уже точно значит, что хищник, на которого открыта охота, может быть рядом. Дэн отдал мне мачете и стал красться, бесшумно отодвигая заросли руками. Я тоже почувствовал присутствие тихой животной ярости. Зверь нас почуял, хоть мы и пытались сбить свой запах. Плохо. Мы потеряли преимущество.
Журчание горной реки становилось всё сильнее. Можно было разглядеть свечение вдали – отражённая синяя луна освещала близстоящие к реке дикие цветы и папоротники. На этот романтическом фоне я заметил два жёлтых блика – огонька. Схватил Дениса за  лямку разгрузки. Тот дёрнул плечом в явном раздражении, но, заметив то же, что и я, остановился и протянул ладонь назад, не сводя глаз с огоньков. Извинения приняты, Дэн.
Идущие сзади выровнялись с нами в шеренге. Марат на пальцах предложил ему «снять» те огоньки. Его тактическая снайперская винтовка подходила как нельзя лучше. Все согласились – один точный выстрел – и всё, можно идти домой.
Марат прицелился, плавным нажатием крючка отправил тихую смерть к очередной жертве. В то же мгновение между огоньков полыхнули искры и, характерный металлический лязг разлился по лесу. Дикий, пробирающий до костей, вопль. Огоньки замигали, замотались из стороны в сторону, затем начали приближаться. Разъярённый рык сковал команду.
— Его не пробило! Сюда бе… – не успел докричать Марат, как с ног его сбил Томас, спасая от прыжка хищника. Последний пролетел над ними в полуметре. Если бы ковбой среагировал хоть на долю секунды позднее, то с Маратом было бы всё кончено.
Приземлившись, зверь выгнулся как кошка, и тут же атаковал вновь. В бой вступили все. Пулевой шквал посыпал шкуру стальной пантеры. Её длинная особо прочная шерсть скатывалась в локоны, образуя подобие ножей, которые ничуть не уступали в прочности и остроте настоящим. Хотя в остроте они были на голову выше обычной стали – лезвия были толщиной с волос. Чудовищное оружие, которое к тому же и отличная защита. Ни одна пуля, попавшая в пантеру, не нанесла никакого урона. Огонь смог лишь подавить боевой настрой хищника.
Том подскочил, вынул молниеносным движением револьвер, и, стреляя с бедра, пустил три крупнокалиберные пули в морду пантеры. Одна из них угодила в глаз зверя. Стальная пантера тут же свалилась на землю, успев только жалобно пискнуть. Пол минуты группа переводила дух после пережитого.
— Как ты это сделал, Том? – спросил Лёха, удивленный тем фактом, что какой-то револьвер оказался полезнее, чем его любимое оружие.
— Его глазы били без защиты. – Ответил ковбой. – Я целиться в глаз.
— Вот оно что… Видимо, пуля дошла до мозга. В итоге – мгновенная смерть. – Высказался я. – Ты прям как герой из вестернов – точно в глаз.
Марат хохотнул:
— Это тот вообще, кого искали?
— По описанию совпадает. — Проговорил Дэн. – Но жопой чую, что-то не сойдётся.
— Ой да брось ты так говорить, а то накаркаешь! – заулыбался Алексей, убрав оружие за спину и доставая металлический шарик из нагрудного кармана. – Всё, кидаю маячок…
Шарик упал на землю. Вокруг него стали сгущаться тени, переливаясь в тёмное облако, искрящееся молниями. Лёха кинул ещё один маячок, который забрал с собой добычу.
— Пора домой. – сказал он.
Пройдя сквозь облако, мы оказались в той же круглой комнате. Подле нас лежало тело убитого зверя. Из его глаза вытекала синяя жидкость.
Зал заполнился одинокими аплодисментами, хоть людей собралось около двадцати. Хлопал руководитель Тенебриса – Михаил Громов. Стоящий рядом инструктор Малаков ехидно улыбался.
— Ну, что? Могу вас поздравить лишь на половину, новички. – Сказал руководитель. Его басистый голос сдавливал уши.
— А что так, наполовину-то? – спросил Дэн.
— Ну, свою задачу вы выполнили тоже наполовину. Понимаете ли, вы убили не того, кого следовало.
— ЧТО???
— Если бы вы были внимательны к брифингу, то обратили бы внимание, какого цвета кровь у этой стальной пантеры. – Проговорил инструктор с тоном разочаровавшегося учителя.
— Точно! – Вскрикнул я. – У этой пантеры кровь синяя! Это – самец! А нам нужна была самка, у которой кровь фиолетовая.
— Именно. – Восторжествовал гордый Малаков.
— Однако и от этого будет толк. – Продолжил Громов. – Шкура его ценится довольно высоко. Но всё-таки не так, как фиолетовая кровь стальной пантеры – лекарство от рака.
— От рака? Чёрт, мне теперь будет стыдно за такой просчёт всю жизнь – потускнел в голосе Марат. Да, достоинство и честь всегда были для него на первом месте.
— Да завязывай. Будет ещё. – Успокаивал его Алексей.
— Тем не менее, есть ещё и хорошая новость. – Сказал Громов. – Теперь вы пятеро официально зачислены в ряды охотников. Вы доказали своё место среди нас. Примите мои поздравления.
Руководитель агентства пожал каждому охотнику руку и ушёл по своим организаторским делам. Вскоре зал опустел полностью. Остались только Марат, Дэн, Лёха, Том и я.
— Что скажешь, Алекс? – сказал мне лучезарный Лёха, положив здоровенную руку мне на плечо.
— А знаете,  — начал я, — мне понравилось…

Отредактировано Гадость (18-07-2015 07:03:56)

0

23

Экза

— Что значит «высокий коэффициент вероятности»? – спросил я, услышав позади себя шаги. Не дождавшись ответа, продолжил: – Думал увидеть тут настоящие чудеса, но пока отметил лишь тот факт, что светило у вас всходит на западе, а садится на востоке.
— «Высокий коэффициент вероятности» просто указывает, что на планете могут происходить события, необъяснимые с точки зрения человеческой науки. Вот и все.
  Я обернулся на голос, поклонился импозантному мужчине во вполне современном костюме багрового цвета. Видимо, даже здесь, на краю Империи, власть имущие следили  за модой.
— Сир.
— Простите, не знаю вашего имени.
— Мое имя не имеет значения, — улыбнулся я, вновь отворачиваясь к панорамному окну. Потому что мог себе это позволить, даже наедине с королем. – Зовите меня Дубль.
  Экза не была особо красивой планетой. Высокие острые скалы грязно-серого цвета, скудная растительность — в основном карликовые деревья и жесткая, словно пластмассовая, трава. Живность тут тоже почти не водилась, так что Империя отвела Экзе роль планеты-изгоя, места, куда ссылался всякий сброд. Интересно, легко ли быть королем в таком месте?
— Прежде, чем предоставить вам свое ДНК, хочу кое-что уточнить, Дубль, — продолжил Хорд, встав слева от меня. – Вы копируете только тело?
— Нет. Верхние слои души тоже. Знания, опыт, умения.
— А как насчет воспоминаний?
— С ними хуже, — признался я. – Любое воспоминание быстро сжимается в образ, ощущение. А вам нужно, чтобы я что-то вспомнил?
— Как раз наоборот, — покачал головой король. – Мне нужно, чтобы вы кое-что сделали за меня. И если вы не будете обременены моими воспоминаниями – это только к лучшему.
*  *  *
  Женщина была уже в годах, но выглядела довольно хорошо. Длинные темные волосы, оливковая кожа и подтянутая фигура. Одета она была в поношенный балахон с вырезом на груди.
— Долорес? – поклонился я, прикрывая за собой дверь.
— Мой лорд, — подскочила с кровати женщина, широко улыбнувшись. – Ты все же решил почтить меня присутствием?
  Я немного растерялся, когда она ловко ухватила меня за запястье и потянула к себе. Губы у нее были мягкими, влажными и умелыми. Правда, поцелуй длился всего мгновение, потом Долорес оттолкнула меня и нахмурилась.
— Ты не мой лорд. Кто ты?
  Великий Хорд, так вот какие воспоминания не дают вам выйти на охоту. Любимая женщина и для короля – любимая женщина. Легко ли убить ее, даже ради всеобщего блага?
— Мое имя не имеет значения, миледи.
— Теперь я совсем уверена, что ты не Хорд, — усмехнулась женщина, плюхнувшись на кровать. – Он никогда меня так не называл. Неужели король нанял Дубля для грязной работы?
— Всегда любил умных женщин, — признался я, сев рядом с ней.
— Хочешь меня? – игриво улыбнулась Долорес, чуть задрав подол.
— Предпочитаю не мешать работу с личной жизнью.
— Эх… — Женщина растянулась на кровати, закинула руки за голову. – Скучный ты, Дубль.
— Можно вопрос?
— Валяй.
— Насколько ты грешна?
— Достаточно.
— Достаточно для чего?
— Для спасения этого мира, полагаю, — засмеялась Долорес, переворачиваясь на живот и перекрещивая ноги, открывая моему взору крепкие икры и тонкие, изящные лодыжки.
— Грешник способен спасти мир? – ухмыльнулся я. – Спорное заявление, как по мне.
  Женщина несколько минут молчала, а потом тихо спросила:
— Зачем, по-твоему, рядом с Христом распяли бандитов?
— Чтобы показать, что любой может спастись.
— А что, если это не так? Что, если бандиты были частью плана по спасению? И без них Христос бы не справился?
— Интересное заявление для человека, живущего в мире, где жертвы приносятся вообще неизвестно кому, — признался я.
— Ты скучен, Дубль, — протянула Долорес, показательно зевнув. – Скучен-скучен. Иди, ты меня утомил.
  Уже в дверях я не выдержал и спросил:
— Ты боишься?
— Нет.
— Почему? Ты же умрешь завтра.
— Ты так в этом уверен? – усмехнулась женщина. – Сначала попробуй меня поймать.
*  *  *
  Приняв душ, я откупорил маленький сосуд с кровью Хорда, размазал ее по губам, пробуя на вкус королевское естество. Как и ожидал, продублировалось только его тело и астральный слой. Никаких четких воспоминаний.
  Даже не знаю, чего было больше – простого человеческого любопытства или желания знать, чем же так приглянулась Хорду Долорес. Но я вспомнил ее поцелуй, распознал молекулы ее слюны и скопировал образ женщины. Несколько минут смотрел на ладную  фигуру, расчесывая пальцами темные волосы, а потом почувствовал, что что-то тут не так, образ был сформирован не до конца. Нырнул дальше по информационной составляющей ее ДНК и поднес к лицу тонкие пальцы, с кончиков которых срывались пучки света.
*  *  *
  Во время завтрака помощники Хорда долго вводили меня в курс дела, наверно, подняв всю историю королевства. Я слушал их, снисходительно улыбаясь, пытаясь понять, как вообще Император терпит у себя под боком королька. Хотя, путь с Экзы был «заказан», даже местная элита могла поплатиться жизнью за покидание планеты, так что местечковый правитель имел право называться хоть богом.
— Сейчас Экзов осталось чуть больше сотни, их цикл длится около тысячи лет, — монотонно рассказывал Варт, первый из Приближенных. – Именно от них мы унаследовали этот обычай – раз в год приносить в жертву великого грешника.
— И сколько же здесь длится год? – поинтересовался я, разделывая ножом дичь.
— Порядка ста земных лет, — встрепенулся Варт. – Вроде бы. Мы еще ни разу не видели зимы, хвала небу. – Он воздел руки к потолку. – Говорят, их невозможно пережить.
— Местные говорят? – не удержался я. – Почему же вы не приносите в жертву их? Сколько человек живет на Экзе? Миллион? Два?
— Десять, — признался Приближенный. – Поначалу мы так и делали… Но скоро это перестало срабатывать.
— Неудивительно. Сколько вас и сколько их… Так в этом и заключается «высокий коэффициент», да?
— Да, — кивнул Варт. – Есть еще необъяснимое… но так, по мелочам.
— Хорошо. – Я отодвинул тарелку, встал. – Когда начнется охота?
— Через два часа. – Приближенный тоже поднялся из-за стола. – Вам угодно что-то еще?
— Нет.
*  *  *
  Главные врата столицы были покрыты золотом, а может, и вообще состояли лишь из золота – Империя не брала налогов с этого мира, лишь ссылала сюда всякую дрянь. И это было окупаемо, полагаю.
  Долорес стояла на самой границе, а горожане кидали в нее помоями. Я сидел на королевском коне, все в том же багровом костюме,  наблюдая, как протухшие яйца стекают по балахону грешницы, как с лица ее не сходит презрительная улыбка. Отличный спектакль, как и вчера. Хорд не знал тебя, как женщину, да? Он видел тебя совершенно в другом обличии. Говорят, ангела очень трудно убить, если хоть раз видел его. Я был настолько скучным Дублем, что профукал шанс переспать с высшим существом…
  Грянули фанфары, Долорес выделили коня и меч – и она ускакала прочь от столицы, пытаясь скрыться от преследователей в местных лесах. Самый благородный и чистый должен был убить самую грешную, чтобы зима отступила, а люди могли и дальше влачить свое привычное существование.
  Хорд по традиции выделил мне десять всадников, но предупредил, что ввозить добычу в столицу будет именно он. Люди везде – люди. Даже на другом конце галактики.
  Всадники не осмелились сказать хоть слово против, когда уже через час охоты я попросил их спешиться и ждать дальнейших указаний. Сам же поскакал по следу Долорес, я очень хорошо распознавал его. Женщина ждала меня километров через пять, рядом с конем, предусмотрительно привязанным к низкому деревцу. Ходила из стороны в сторону, довольно умело поигрывая мечом.
— Жалеешь, Дубль? – спросила она, когда я спешился.
— Жалею, — признался я, тоже доставая оружие и примеряясь к противнице.
— Есть какие-то вопросы?
  Она пошла вокруг меня, сделала пару простеньких выпадов, которые я легко отбил.
— Есть. Зачем вам это? Вам всем?
— Ну… — протянула Долорес, пожав плечами, – Экза является планетой высшего порядка. Экзы, как и люди, были захватчиками. И не очень разобрались в ее законах.
— В каких именно?
— Здесь причинно-следственные связи срабатывают быстро. Любой грех должен быть оплачен сразу. А вы, люди, как и Экзы, так не умеете. Вот и приходится нам иногда спускаться, забирать ваши грехи, чтобы вы могли жить дальше, чтобы лето не кончалось.
— А к чему весь этот цирк с великими грешниками? Почему вы держите в секрете, что король должен охотиться на ангела?
— Если человек узнает, что перед ним ангел, он начинает сбрасывать гораздо больше грязи. По привычке, видимо. А у нас и так дел достаточно.
— Но ты поцеловала меня. Ты позволила распознать твое ДНК. Ты хочешь, чтобы я положил конец этому миру? Я ведь видел тебя, я не смогу тебя убить.
— А я думала, Дубли лишены человеческих ценностей, — хмыкнула Долорес.
— Лишены, — кивнул я, наступая. – Мы похожи. Два высших существа, наделенные всевластием, но безвольные. Вот только тебя сдерживает воля Божественная…
— А тебя человеческая, — закончила Долорес, медленно отходя. – И что же говорит человеческая воля?
— Даже она говорит, что вечно на халяву не проживешь, — хмыкнул я, останавливаясь и опуская меч. – Хоть и очень хочется.
— Готов взять на себя такую ответственность? – игриво стрельнула глазами женщина.
— Нет. Но я никогда ни к чему не готовлюсь.
— Как и я, — улыбнулась Долорес, протягивая мне свой меч.
*  *  *
  Светило заваливалось на левый бок, поджигало вершины скал, полыхало в городских окнах. Я смотрел на это, как на репетицию грядущего апокалипсиса. Хотя нет, будет наоборот – придет зима. Интересно, тут всегда такие закаты?
  Они подъехали минут двадцать назад, всадники толпились во внутреннем дворике загородного поместья, а Хорд сидел в углу комнаты, молча буравил мою спину взглядом. Я смотрел в окно, пытался представить, как хлопья снега начнут покрывать городские улицы, но местных жителей мне было совершенно не жаль. Дубли лишены жалости.
— Вы ведь не думали, что я действительно убью ангела? – спросил, поворачиваясь.
— Догадывался, — процедил король. – Сколько у меня времени?
— Не знаю.
— Вы… можете хотя бы…
— Зачем?
— Мне не нужна паника.
— Хорошо, — кивнул я, принимая облик Долорес. – Насчет оплаты…
— Я заплачу вам по минимуму, — перебил Хорд, поднимаясь. – Вы не выполнили свою работу.
— Справедливо, — кивнул я, ложась на пол и замедляя все жизненные функции до предела.
*  *  *
  Денег Хорда хватило лишь на обратный билет в эконом классе. Космолет был стареньким и подрагивал, отрываясь от взлетного поля. Уже и не помню, когда я последний раз летал на такой развалюхе.
  Столица Экзы полыхала внизу салютами, горожане праздновали удачную охоту своего короля. Я отвернулся от иллюминатора и наткнулся взглядом на внимательные глаза соседки. Даже не слышал, как она села. А это могло означать только одно.
— Я первый раз не справился со своей работой, — признался девушке, прикидывая, сколько ей лет. Двадцать? Двадцать пять?
— Жалеешь? – знакомо улыбнулась она незнакомыми губами.
— Тебе на небо не пора, а?
— Пора, — призналась девушка. – Но Хорд не заплатил тебе, как должен был. Так что можешь задать мне любой самый важный вопрос. Обещаю, что отвечу.
  Я думал несколько минут, выбирал, но почему-то задал тот вопрос, ответ на который не очень-то меня волновал:
— Ты думаешь, я поступил правильно?
— Я не имею права на собственное мнение, — пожала плечами девушка.
— Тогда скажи с точки зрения... Не знаю. Ваших законов.
— Ты подневольный, как и я. Высшее, подневольное существо. Но у тебя есть хоть небольшое право на собственный выбор. И ты им воспользовался.
— Не зря ли?
— Боишься возмездия? – засмеялась она. – Или думаешь, что если бы твое решение не укладывалось в общий план, ты никогда не смог бы реализовать его? Мне скучно думать о таком. Как я и говорила, ты скучный, Дубль. Скучный-скучный. И не задаешь мне нужных вопросов.
— Хорошо… спрошу еще кое-что. Зачем вы помогаете тем, кто ниже вас по развитию? Это общий план? Или альтруизм? – Я наклонился к собеседнице, так близко, что она даже чуть отодвинулась. – Или мы для вас – как грешники на кресте? Для чего-то нужны?
  Она долго молчала, ни по дыханию, ни по глазам я не мог понять, каков будет ее ответ. И будет ли он вообще.
— Нужны, — процедила, наконец, и еще отодвинулась. – Но ты опять задаешь не тот вопрос. А мое терпение на исходе. Как и время.
  Экза стремительно удалялась, космолет готовился к гипер-прыжку. А я сидел, смотрел в серые глаза и до безумия боялся задать действительно мучавший меня вопрос.
— Ну надо же, — рассмеялась девушка. – Дубли все же чего-то боятся.
— Думаю, и вы, ангелы, чего-то боитесь. Чем дорожите. Или о чем мечтаете.
  Она прищурилась, несколько секунд разглядывала меня, а потом, видимо, решила больше меня не мучить.
— Ты избавишься от маячка, станешь полностью свободным. И никто больше не сможет тебя отследить. Причем очень скоро. Просто будь всегда начеку и рассматривай любую возможность.
— Ох, как по-ангельски расплывчато… — начал я, но девушка резко поднялась и, махнув мне на прощание, пошла меж рядов.
Я проводил ее взглядом, посмотрел в иллюминатор. Космолет еще раз дрогнул, входя в гипер-пространство, звезды размазались серебристыми линиями.
  Я впервые не выполнил свою работу.
  И впервые получил за нее такую высокую плату.

Классная охота

– Федя, ну опять же по седалищу прилетит! – прошептал Степан.
– Да не парься ты, – вальяжно отозвался брат, поправляя штаны.
Домовёнок недоумённо осмотрел себя: вроде одетый, вот шорты в горошек, вот рубаха навыпуск, даже кеды на месте, да и не в бане они…
– Да мне, в принципе не жарко, хотя в баню я бы не прочь, – произнёс старший брат.
– Ой, всё, – отвернувшись и махнув рукой, сказал Федя. 
Степан, немного помявшись на месте, аккуратно тронул брата за плечо:
– Ну, ладно, давай попробуем.
Брат резко развернулся и с блеском в глазах ответил:
– Это будет самая классная охота!
– Главное, чтоб Батька не прознал, – вполголоса сказал Степан.
– Типун тебе на весь рот! – воскликнул младший брат.
– Не надо! – торопливо воскликнул старший брат, подняв обе руки.
Домовята смело прошли в кладовую и углубились в поиски верёвки.
Квартира пустовала. Люди ушли по своим делам – кто на работу, кто в школу, а Батька на ежегодное собрание старейшин. В итоге, домовята были предоставлены сами себе.
Наконец, братья вышли из кладовой, завязывая петлю-лассо. Верёвку нашли знатную, белую, капроновую, метра два. Самое то.
– Давай, просто подкрадёмся и накинем на шею? – прошептал Степан, заходя следом за младшим в зал.
– И в чём ляпота? – прошипел в ответ Федя. – Ну накинем, а дальше? А так, погоняем. Екстрим, чо.
Степан в ответ только глубоко вздохнул. Люська, свернувшись калачиком, спала на диване. Рядом почему-то стояла миска Батьки наполненная гуляшом.
– Я чего-то не понял! – возмущённо зашипел Федя. – С чего это у Люськи плошка?
– Может, взрослые нашли, случайно? – предположил Степан.
– Во! Заодно и посуду вертаем, – задорно прошептал младший брат.
Зеленый палас делал и так, тихие шаги совсем бесшумными. Домовята прокрались к глубоко дышащей во сне кошке. Раздувшееся брюхо размеренно поднималось в такт. Пушистая трёхцветная Люська иногда пряла ушами и дергала передними лапами.
Федька с широкой улыбкой, высунув на бок язык, взобрался на диван. Показав брату большой палец, он подошёл к кошке.
Степан проворно намотал веревку на руку. Федька глубоко вдохнул и заорал во всё горло:
– Лю-ю-ська-а!
Кошка в одно мгновение оказалась на ногах и тяжело прыгнула на компьютерный стол.
– Что, отожралась, мяфка! – расставив руки в сторону угрожающе начал подходить младший брат.
Люська зашипела, выгнув спину. Федька прыгнул на неё. Люська двинула правой лапой подлетающему домовёнку. Противник, получив весомую оплеуху, размахивая руками и ногами, плюхнулся на пол. Степан кинул лассо, но мимо. Кошка запрыгнула на ковёр и забралась под потолок.
Сверху раздалось протяжное «Мяу». Федя с кряхтением поднялся с пола, поглаживая левую щеку:
– Капец тебе, тигра доморощенная!
Степан торопливо приготовил лассо к следующему броску. Младший брат с рычанием метнулся к кошке. Короткая пробежка по вертикали привела к прыжку Люськи на люстру. Светильник начал опасно раскачиваться, норовя упасть в любую секунду.
– Кидай петлю! – с азартом воскликнул Федька. Степан изловчился и, раскрутив лассо метнул на жертву. Верёвка поймала плафон. Младший брат с воинственным криком прыгнул на кошку.
– Не надо! – воскликнул старший брат, но было уже поздно. Люська, держась за люстру передними лапами, протяжно замяукала, Федька летел прямо на неё.
Раздался пронзительный звон, потом треск и светильник, вместе со своими гостями, благополучно полетел вниз. Кошка в полёте отскочила в сторону, а вот Федька не успел. Грохот упавшей люстры смешался с истошными криками домовёнка.
Сдерживающий смех Степан спросил:
– Ты как?
Федька пнул люстру и, стряхивая осколки, злобно засучил рукава:
– Молись, самка с усами! Степан, бросай эту верёвку, мы её так изловим.
Кошка взобралась на спинку кресла и опять зашипела на подбегающих к ней домовят. Братья тюкнулись лбами, а Люська уже была на шкафу. Потирая головы, они проворно взобрались на шкаф, попутно опрокидывая какие-то книжки и сувениры. Люська, дождавшись, когда охотники окажутся рядом, спрыгнула на компьютерный стол.
– Ну, воротник блохастый! – в сердцах воскликнул Федька. – Прыгай за ней, а я сверху подсеку!
Степан согласно кивнул, и с разбегу прыгнул на Люську. Кошка спокойно отошла в сторону.
– У-у-у… – раздалось снизу, после звонкого шлепка, и подозрительного грохота. Степан лежал плашмя на столешнице, раскинув руки и ноги в стороны. На полу валялась упавшая настольная лампа. Федя схватил попавшуюся под руку статуэтку кошки и метнул в Люську. Короткое «мяв», статуэтка вдребезги, а невредимое животное уже возле двери.
– Капец тебе… – начал было домовёнок, но замолк на полуслове.
– Это что, тут, блин, происходит? – чётко спросил возникший на пороге Батька. Подбежавшая Люська с урчанием потерлась мордой о его грудь.
Распластанный на компьютерном столе Степан перестал выть и поднял голову. Посмотрев мутными глазами на старика, он по-пластунски полез за монитор.
– А мы это, с Люськи жир сгоняем, – тихо произнёс Федя, медленно слезая со шкафа.
– Жир? – угрожающе спросил Батька, снимая поясной ремень. – Я вам, сейчас сгоню, божедурье, жир!
– Ой, – сдавленно раздалось откуда-то из-под монитора.
*
– Заклеил? – грозно спросил Батька, сидя за компьютерным столом, и попивая чай из блюдечка.
Степан вздохнул и аккуратно приложил очередной осколок люстры к плафону:
– Нет еще.
– Аккуратно, фитнесс-тренер, блин, – грозно сказал Батька. Домовёнок кивнул и приклеил еще один осколок.
Федька чихнул и снова принялся вычёсывать густую шерсть Люськи. Кошка лежала на боку и тихо мурлыкала. Домовёнок уже успел начесать приличный клубок.
– А ты чего там расчихался? – Батька отпил очередной глоток чая, – Беременным покой нарушаешь.
– Да я случайно, – прошептал домовёнок.
Приборка в комнате была почти закончена. Осталась только люстра.
– Батька, ну мы же не знали, что она беременна, – виновато произнёс Федя, потирая седалище.
– Ещё хоть слово, и вы у неё роды принимать будете, – раздалось от стола.
Синхронный вздох был ответом.

Притворка

Катерина взглянула на часы – почти два, скоро обед. Отлично. Всё успела: стирку, уборку, и даже пару страничек романа пробежать глазами, пока бульон варился. А сейчас осталось только закинуть в кастрюлю нарезанный кубиками картофель, и пусть себе доходит супчик на маленьком огне. Вполне довольная таким положением дел, Катерина поменяла режим на варочной панели, вышла на крылечко и окинула свой дачный участок строгим взглядом. Не пролез ли где из грядок наглый сорняк? Не сорвал ли ветер свежестиранное с бельевой веревки? Нет. Идеальный порядок всюду-всюду. Красота! Все же своя дача – это чудесно. Особенно, если достаточно выйти на  лестницу своего городского дома и, открыв специальную дверь , оказаться на природе. Катерина,  далекая от науки, но уверенно пользующаяся её достижениями, каждый раз мысленно благодарила ученых за это замечательное открытие – двери в другие миры. Стоило это вовсе не дешево, но еще ни разу семья не пожалела об этом приобретении. Каникулы, отпуск, да и просто внезапные свободные минуты и Катерина, и её супруг, и дети проводили здесь с огромным удовольствием. Мир174 ничем не отличался от родной Земли: та же погода, то же солнце, те же растения и животные. Только людей мало, в чем и прелесть этого чудесного уголка.
Калитка шоркнула по веткам растущего вдоль забора шиповника.
— Мам. Мы пришли.
«Ну, всё. Конец порядку, здравствуй анархия,» — подумала Катерина, поворачиваясь к вошедшим.
Панамы натянуты как можно ниже — только кончики обгорелых носов торчат из-под  полей. С утра белоснежные футболки остались таковыми только в некоторых местах, словно кто-то наляпал белой краски поверх коричневого камуфляжа.  «Хоть штаны целы,» — довольно отметила про себя Катерина, но тут её взгляд упал на ноги старшего сына:
— Петр, а где второй сапог?
— Засосало… — очень тихо пробормотал он в ответ.
— Семен, а у тебя что с ногами? – толстый слой грязи так плотно покрывал его ноги, что мама не смогла разглядеть, обут ли вообще её младшенький.
— Тоже засосало…
— Куда же смотрел ваш отец? И почему он не с вами?
— Сказал, что настоящие мужчины без трофея с охоты не возвращаются и…
— …Его тоже того…
— Засосало? – у Катерины перехватило дыхание — отточенное на женских романах воображение выдало дозу ужасающих трагических картин. Вот Володечка тонет в трясине, и хрупкие болотные травы выскальзывают из его пальцев, не в силах помочь ему выбраться из западни…  Или: доселе невиданная болотная тварь с чавканьем пожирает отважного воина, пользуясь его беспомощностью… Возможно, распущенная развратная кикимора в данный момент соблазняет красавца-мужчину… Ну уж нет!
Катерина быстро метнулась в дом, отключила варочную панель, заскочила в кладовку и схватила моток веревки, затем, пробегая через коридор, на бегу, ловко зацепила из шкафа свои резиновые сапожки. Воткнутые в клумбу у крыльца вилы молниеносно оказались в её руке.
— Ведите. Будем спасать отца. По дороге расскажете, что случилось.
— Ма, а можно обуться во что-нибудь? В одном сапоге как-то того…
Вилы резко вернулись обратно в плодородный грунт цветника.
— А тебе, Семен, нужна обувь или нет? Ты так извозился, что я не пойму, обут ли вообще мой ребенок!
— Я, мам, в сапогах. Испачкался плосто чуток.
«Чуток! Страшно подумать, каким бы ты явился, если испачкался как следует!» — Катерина начала перебирать обувь в галошнице. Как выяснилось – дополнительных сапог у старшего сына не было, а возвращаться в городскую квартиру – слишком долго.
— Вот! Обувайся,  – перед Петром приземлились на землю резиновые сланцы, — и пойдем. По дороге расскажете, что случилось.

Сразу за калиткой начинался дикий луг. Пестрый от цветущего разнотравья и бабочек, он разбегался до перелесков и исчезал в их зеленых рукавах.
— Мы вот так вышли, постояли, подумали…
— А папа сказал: «На охоту пойдем! Тихую!» И мы пошли вон туда. Как вдлуг из тлавы как плыгнет саланча. Вот такая! — Семен развел руки в стороны, показывая размер саранчи.
— Чё ты врешь? Не бывает таких саранчей. Обычный кузнечик! Ну, мы и на кузнечиков поохотились, конечно, по дороге, пока папа вместо кузнечика за осу не схватился.
— Ага. И как заолет: Ах, ты ж, б…
— Семен! Я сколько раз говорила – не повторять за взрослыми все подряд! — Мама взяла довольно большую скорость, шагая в указанном направлении, поэтому мальчишкам приходилось почти бежать параллельным курсом.
— Ой,ма. Я сейчас тапки потеряю.  Ну и вот. И пошли мы в лес.
— А там глибов, мам, всяких плосто завались! Папа сказал: «Белем только белые!»
— Ага. Ну мы и взяли.
Это точно. Каждое лето Катерина с удовольствием погружалась в процесс всяческих заготовок на зиму, и в рядах банок с солеными и маринованными овощами, вареньями и компотами, занимали свое почетное место грибные деликатесы.
— Так за каким … — тут Катерина выдержала педагогическую паузу, — …белым вас понесло на болото?
Они уже шагали по лесу. Сбитые шляпы мухоморов и растоптанные сыроежки отлично указывали маме маршрут, по которому недавно прошли её дети и супруг – в сторону оврага.
— Ну, как-то так шли, шли…
— А потом папа остановился, лукой нам так показывает: «Вот так тлофей! Кто за ним полезет?» А там последи болотца глиб белый…
— Ма, вот такой здоровенный! И Семен полез. И не долез.
— Ага! Так застлял, ма! Так застлял! Петька начал меня спасать и тоже увяз.
— А папка нас пока спасал, еще песню пел про опасную трясину.
— Тут белеза, за котолую он лукой ухватился, как хляпнет! – в этот момент мальчишка споткнулся и кувырнулся на землю.
— Прям как Сёмка сейчас, ма! – старший брат помог младшему встать на ноги, — И сказал нам: Идите уже домой! Я гриб достану и тоже приду!» Это там мы застряли.
Петр указал рукой на овраг, к краю которого они подошли.
Катерина не раз бывала здесь. Милый овражек. Склоны поросли березками, на дне вьется ручеек, местами растекаясь в мелководную ширину. Тогда воды не видно, место зарастает осокой. Вот в такую скрытую лужу и угодили мальчишки и муж.
— Володечка-а-а! Володечка! Где ты?
— Да здесь я, Катюш! – донеслось из оврага.
Катерина ловко поспешила вниз, придерживаясь время от времени за стройные стволики деревьев. Мальчишки следом, не сказать, чтобы ловко, но довольно шустро.
Посреди сочной лужайки осоки, на какой-то невнятной кочке, поджав босые ноги, сидел супруг. Голенища его сапог торчали из грязи в паре метров. Грибная корзина валялась кверху дном возле сломанной березы. Не долго думая, Катерина кинула конец веревки мужу.
— Ты представляешь, Кать. Это был вовсе не гриб! – схватившись за спасительную «нить», супруг начал выбираться из грязной западни, — А самая настоящая Притворка!
Притворки. Ах, да. Агент по продажам говорил о них, правда, как-то быстро, между делом, после подписания договора на использование волшебной двери. Что же он там говорил?
— Это все от жадности, пап! – Петька пытался собрать в корзину разломанные и рассыпавшиеся грибы. Получалось плохо. Видимо, в процессе спасения из трясины все они неоднократно прошлись по недавно добытым белым.
— Конечно! Жадность! – Катерина случайно ослабила веревку, и драгоценный супруг опрокинулся назад.
— Кать, ну ё! Ты что творишь?
— Ой, прости. Давай уже выбирайся скорей. Мне комары все ноги искусали.
Муж заново начал выкарабкиваться из жижи, а Катерина, подтягивая веревку, вспомнила, что сказал агент.
«Притворки абсолютно безобидны, уверяю вас. Но они очень чувствительны к некоторым человеческим эмоциям. Если человек очень хочет что-то найти, то притворка моментально материализуется в объект поиска. Но если вы попробуете взять её в руки – растает без следа. И без вреда для вашего здоровья».
— Папка! Какой же ты глязный! Настоящий засланец!
— Семен! – мама от неожиданности сделала неосторожный шаг и с ужасом поняла, что её сапоги медленно погружаются в грязь. Муж и сыновья тут же бросились к ней на помощь и быстро вытащили на сухой грунт.
— Какие же вы у меня молодцы! – Катерина с удовольствием обняла детей и мужа,  — Как же я вас, засланцев  (Семен, не вздумай повторять это слово) люблю!
Вдруг она заметила какое-то движение на противоположном склоне оврага. Это был очень большой белый гриб. Он чуть качнул бежевой шляпкой.  Катерине показалось, что Притворка будто улыбнулась, перед тем как исчезнуть в теплом летнем воздухе.

0

24

Всё прочла и не могу молчать) Выскажусь первой, пожалуй, подозревая, что "разбор полетов" может затянутся надолго всвязи с большим количеством работ и их немаленьким объемом.
Очень интересные работы! Авторы безусловно порадовали замечательным чтивом, и выбрать победителя довольно затруднительно. Конечно, в текстах есть горсть опечаток, но это поправимо. А сюжеты — интересны и увлекательны. "Держу пальцы" за дружескую ничью)

Немного о каждом рассказе:

имхо

Синяя птица. С юмором, образно, сочно! Хорошо прописаны дети, да и взрослые -ничуть не хуже. Порадовал текст.
В сумерки. Ближе к очерку, а не к художественному жанру. Познавательно. Только концовка, на мой взгляд, немного смазана. Но можно доработать.
Бабочка. Интересно. Немного редактуры просится по мелочам, но в целом весьма достойный текст.
Охота — пуще неволи. Добротная охотничья байка. Замечательно читается, приятный юмор.
Одна из миллиона сказок. Ядреный стеб, посмеялась от души. Немного редактуры — и будет очень классно.
Дух леса. Читала с интересом! Но в тексте есть две ошибки. Первая: гон у кабарги в декабре-январе, а не осенью. Вторая — у кабарги нет рогов. Чуть исправить эти мелочи — и красота)
Охотники на мифы. Классика боевой фантастики. Тож чуть шлифануть по мелочам — и хороший текст порадует читателя)
Экза. Отличный сюжет! С удовольствием прочла, автору респект)
Классная охота. Автор видимо задумал цикл приключений про забавных персонажей) Хороший текст и веселый сюжет)
Притворка. Сказочка- зарисовочка, с юмором, мило. Тоже подредактировать немного надо, в целом  — неплохо

0

25

Пока выборочно оценю. Потом буду пост добавлять.
В сумерки.
Ровная история с небольшими огрехами и косячками.
Может я был не в том состоянии, но историей я не проникся. Ну мужики с фотиками бегают за бабочками, ну ловят кадр...В общем интересности не увидел. Слабенько.
Бабочка.
Вот нафейхоа было делить и так крохотный текст на главы? Ещё и с указанием времён? Текст это не украсило. Плюс ошибки. Текст, временами, малопонятен, да и смазанная концовка не пролила свет. Доработать. Слабо.
Охота пуще неволи.
Текст, я так понимаю, должен был быть юморной. Но с юмором вышло туговатенько. Не впечатлило.
Дух леса.
А вот это уже другой уровень и идея хороша и матчасть просто шик, молчу уже про сюжет, ошибки по тексту есть, но их просто не замечаешь, за сюжетом и повествованием.. Герою веришь, сопереживаешь. И нить пристрелки поймана идеально. Концовка порадовала. При этом, у рассказа есть и мораль.
Пока лучшая работа из прочитанных.
Одна из миллиона сказок.
Чем-то "драконоборец" 1,2 напомнило))Весёлый стёб на сказки с откровенно юморными сценами и диалогами. Выполнено всё на должном уровне))
Охотники на мифы
Непомерно нудное, полное ошибок всех мастей чтиво. Еле дочитал, с третьего захода. Слишком много воды. Текст можно было урезать как минимум в три раза и в принципе, идея бы осталась. Слабо.
Экза
Вот это вещь)) автор, как всегда, на высоте! Узнаваемый перс. По ходу, автор затеял цикл)) Явный конкурент "духу леса". Претендент на призовое первое.
Притворка. У текста есть жирный плюс: интересно читается. Мысля с дверьми в параллельный мир, так и не выстрелила. Из всего, что можно было придумать с этой дверью, автор выбрал наименее опасную штукенцию.
Неплохо.
Потом продолжу.

+1

26

Я тоже по мере прочтения, постепенно.)

Удивило в этот раз обилие работ. Вот что значит — подать для пристрелки интересную тему!)

1. Синяя птица.
Автор выбрал для повествования гибкую и достаточно интересную для всех слоёв читателя манеру сюжета: детская игра с воображаемыми реалиями. Но как-то просто всё оказалось в концовке... Хм... Мне кажется, я даже узнаю стиль одного автора...))) Наверное он немного поторопился.) Но работа хороша.

2. В сумерки.
Неплохая задумка, но мне показалась скучноватой, уж извините.

3. Бабочка.
Если честно, запинался часто о рассуждения героев, причём, пространные, порой понятные только самим героям и ещё автору. Скучно.

4. Охота пуще неволи.
Видно, что авор знаком с процессом охоты. Вероятно, сам не раз участвовал в подобных мероприятиях. Да, не всегда смешно. Но скорее писалось как сарказм. Кто знает...) Эх, дымком бы дыхнуть на природе...   ;)

0

27

5. Одна из миллиона сказок.
Если не смеялся, то уж ухмылялся или улыбался часто — точно. Действительно, таких сказок много. И эта не исключение, в чём автор признаётся ещё в названии.)))
Не совсем приятно воспринял соответствие "горного гнома". Не полезу спойлерить — прочтёте, поймёте о чём я говорю. Как по мне, так это только сделало хуже достаточно хорошую работу. Ну и по оформлению текста бы автору не мешало перед выкладыванием пробежаться. Уж больно ошибок много...

6. Дух леса.
Серьёзная работа. Очень. Не для обширной аудитории читателей. Не считая сюжетных ошибок, выделенных Ли, на призовое место претендент имеется.)

7. Охотники на мифы.
Автор решил пойти по пути фантастического боевика, но вот недоработал явно. Много лишней воды в тексте, и язык написания далековат зачастую от литературного. Мне кажется я знаю автора и этого рассказа. Уж очень схож стиль написания...
Особо много лишней воды, почти на треть текста, в самом начале. При желании можно сократить рассказ без вреда смысловой нагрузке. Ну и конечно следует поработать с оформлением диалогов-монологов.

Отредактировано Reks (18-07-2015 16:43:45)

+1

28

8. Экза.
Да, сильное впечаление от прочтения. Ещё один претендент. И тоже не для широкого круга читателей. Достаточно серьёзная работа. Наверное Ли права. Будет не один победитель.)))
И небольшое замечание: запад потому и назван западом, что в той стороне светило "западает". С востоком то же самое — в его стороне светило восходит. Скорее, ошибка. Но смысл авторской мысли понятен.)

9. Классная охота.
Ахах! Этот автор сдал сам себя!)))) Я ж говорил, что таким сказкам нужен цикл! И это будет полный аншлаг.))
Чуточку с оформлением текста разобраться — и полный порядок.) А цикл точно нужно продолжать. Хм... А можно я тоже попробую? Уж больно герои шикарные.   ;)       

10. Притворка.
Вот это:
— б...
— сколько раз я тебе говорила — не повторяй за взрослыми!
Шикарно...))))
Очередной претендент, на мой взгляд.)

Вот это пристрелка! Благо — юбилейная.)))) Всем авторам БОБРА!   :)

0

29

Ну-с, начнём по порядку.

Синяя птица.
В рассказе уловил те, может, ностальгические нотки, которые хотел передать автор. Вспомнил себя в детстве... =) По построению сюжета написано хорошо, переход из мира детской фантазии в реальный придаёт изюминку. Минусы, признаюсь, найти трудно.

В сумерки.
Итак, автор разбирается в бабочках. =) По-моему, написано хорошим языком, и последняя фраза даёт пищу для раздумий.

Бабочка.
Деление на главы не совсем подошло. НО, думаю, это был эксперимент автора. Однако можно было разобраться без подобного дробления текста. А лучше, с моей точки зрения, было бы написать всё в правильном хронологическом порядке. Над концовкой пришлось попотеть, а может я так и не понял, что же всё-таки произошло. Добавить бы чуть-чуть больше поясняющих деталей. Но чуть-чуть, иначе уйдёт притягательная загадочность. (Мистика должна оставаться мистикой =) ).

Охота — пуще неволи.
Отличный писательский язык — красиво и лаконично. Доступное описание, читается сходу. Чувствуется, что есть опыт.

Одна из миллиона сказок.
О боже! Я ржал без перерыва. С чувством юмора у автора десятка с плюсом! Читается легко и на одном дыхании. Повествование оптимальное для жанра короткого рассказа. Со сценой на жёлтой дороге я долго не мог успокоиться...

Дух леса.
Замечательный рассказ. Трудно найти недочёты. Если бы не предыдущий отзыв, я бы и не подумал об их наличии. Написано сильно.

Охотники на мифы.
Воды, и правда, хватает. Тут соглашусь.  Но получилось у автора, в целом, неплохо, как мне кажется. Автору надо быть повнимательнее с повторениями. Они захламляют картину. Это относится не только к отдельным словам и местоимениям, но и к конструкциям предложений.

Экза.
Классный рассказ. Оригинальность на высоте. Философская концовка.

Классная охота.
Автор этого произведения тоже подал занятный пример охоты. Показал "домовых" с новой стороны. Читается легко. Никаких слов критики на ум не приходит.

Притворка.
Написано здорово, читал с интересом. Но в конце мне показалась фактическая ошибка. Притворки появляются как объект самого желанного, но Катерина не хотела найти ни гриб, ни что-либо, указывающее на это. Не хочу показаться в этом вопросе занудным, но посчитал правильным сказать о несостыковочке.

+2

30

Синяя птица

Очень много внимания столу, который то блестит, то резные узоры на нем, то скатерть. Волшебный, в общем. Но в сюжете о походе за тридевять шагов не отыграл. Да и саспенса читатель не испытал во время приключений. Посему, 3 балла

в сумерки

пока продрался через криво написанный первый абзац к основному тексту, два раза забывал, чем началось. Неплохая зарисовка, но не рассказ про охоту. Потому 4—

(еще одна) Бабочка

Рассказ похож на лоскутное одеяло, что для такого маленького объема утяжеляет восприятие. Мой далекий от астральных дел умишко так и не понял, в чем была суть охоты и что в итоге произошло. В итоге, 3 балла

Охота — пуще неволи

Вода. Много воды. Океан воды. И в этом океане кто-то чего-то возится с лодкой и утками. В принципе, сам автор дал точное определение своему тексту: "Не буду досаждать читателю нудным повествованием дальнейших приключений." Рассказа нет. 2 балла

Одна из миллиона сказок

Концовка немного смазана, напильник так и просится в текст, но в целом, очень даже юморная сказочка, веселая и задорная. 4 балла

Дух леса

Стал читать и тут же вспомнились "Амурские сказки", так любимые в детстве. Может, потому и высокая оценка. А может, за отличный слог, хорошую осведомленность в теме, аутентичность сказкам народов Сихотэ-Алиня. 5 баллов

Охотники на мифы

Тот случай, когда многалишнегбукв. Много ненужного текста, через который скучно продираться, пытаясь нащупать сюжет, который мелковат для такого объема воды. Оценка 3—

Экза

Как всегда, интересно, запутанно и нестандартно. 5 баллов

Классная охота

Классный рассказ — очередной из сериала про домовят. Оценка 5

Притворка

Милая фантастика с рейтингом "для всей семьи" )) 5 баллов

Итоги. Жаль, что из всего многообразия охот, участники сконцентрировали свое внимание на традиционных видах. А ведь можно было охотиться и не в прямом смысле этого определения "нашел-убил-съел/продал". Ну да, ваш выбор. Из четырех финалистов выбираю уссурийский рассказ про Духа леса.
THE END

+1


Вы здесь » Чернильница » Колизей » Пристрелка №70