Чернильница

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Чернильница » Песочница » Дети света


Дети света

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://stalker-book.com/_fr/50/6992619.jpg

Предисловие
Я бегу, куда, зачем я бегу? Надо! Надо бежать! От кого? Не знаю, надо бежать! Бежать не смотря ни на что. Ветки, ветки бьют в лицо. Нет , только не падать, падать нельзя, надо бежать, напролом, не обворачиваться, бежать, бежать. Нет! Нет! Падение, подъём, бежать, бежать не смотря ни на что. Бежать сквозь ельник, напролом. Нет! Нет! Опять сук, падение. Отполз за дерево, попытка отдышаться была безрезультатна, по привычке опустил пятерню в карман, выловил пачку, достал, вытащил сигарету. Нет! Курить нельзя, убрал всё обратно. Положил на колени калаш, старенький, но живой. Осмотрел. Вроде, цел, ствол не забит, повреждений не видно, стрелять будет! Проверил патроны, дозарядил, в кармане осталось два патрона. Надеюсь хватит! Закинул за плечо. Собрался с духом. Встал, пошел, не спеша, смотря под ноги и изредка поглядывая по сторонам. Ожидаемой погони не было, видимо сыты.

Глава 1 "Путь" (перезалито)

Глава 1   "Путь"

Часть 1
Я шёл по лесу ещё около трёх часов, пару раз поворачивал, придерживаясь намеченного курса, обходил болота заросшие кустарником. Дважды останавливался передохнуть, покурить и перекусить черники, кустики которой заполонили весь лес. И наконец-то я вышел к озеру, до конечного пункта оставалось всего три с половиной километра, но уже темнело и я решил устроиться здесь на ночь.
Я хорошо знал это озеро ещё с детства. С лёгкостью нашел наш с ребятами схрон и за считанные минуты обустроил себе место для ночлега. Старые воспоминания нахлынули, как волна, их перебивала лишь вонь, исходящая от старого, отсыревшего, но всё-таки спасающего от ветра куска брезента, из которого я оборудовал некое подобие палатки. Костёр горел медленно и грел на славу. Я достал припрятанную в прошлый раз бутылку водки, с которой уже давно облезла этикетка, налил в кружку на самом донышке, достал ломоть хлеба из рюкзака. Отхлебнул и ту же заел хлебом, в горле потеплело. Убрал бутылку обратно в схрон. Пару минут посидел у костра ожидая пока водка достигнет своей цели. Залез в палатку и, устроившись поудобней, тут же уснул.

Проснувшись рано утром, я пошёл на рыбалку, взял из схрона старую самодельную удочку и насобирал под корнями размашистых деревьев парочку червей. К полудню у меня уже была готова уха, поев, я разобрал лагерь, сложил всё что взял из схрона обратно в дупло повалившейся осины. Собрался с мыслями и двинулся на встречу судьбе по знакомым с детства дорогам.

Часть2
Пока я шел, погода в конец испортилась, всё небо заволокло пеленой грозовых туч.
Подходя к населённому пункту, я сбавил темп. На каждом шагу здесь начинает подстерегать опасность.
Первая тварь повстречалась мне на самом подходе. Я обошел её стороной, стараясь не привлекать её внимания, сейчас каждый патрон был на вес золота. Чтобы не привлечь к себе лишнего внимания, я решил обойти центральную площадь по родной мне улице. Ностальгия. Да и так безопасней. Меньше народу, а значит меньше и тварей.
Пройдя по заросшему кустарником берегу, спустился к воде. К моему разочарованию, из-за идущих уже с неделю дождей, уровень воды поднялся и переходя в брод, я промок почти по пояс. На берегу, вылил  из берец воду, отжал штаны, обождал пока они подсохнут. После чего вышел на поросшую мелким кустарником дорогу и двинул вдоль по улице. Перебираясь через поваленное ветром дерево, по неосторожности сломал сук и треск ломающейся древесины прокатился по окрестности.  Меня заметили! Выматерившись сквозь зубы, отхожу, медленно отхожу. Нет всё-таки придётся стрелять. Выстрел, выстрел. Одна тварь упала. Ещё выстрел-задел, но она бежит. Вдох. Свожу мушки. Выстрел. Шлепок тела о грязь. На шум среагировали ещё трое. Надо бежать, но куда? Знакомый дом, бежать туда, там можно продержаться какое-то время и попытаться связаться с базой. Подбегаю, дёргаю дверь, заперто. Ну всё— добегался!
Щелчок, дверь приоткрылась и показался ствол двустволки.
Старый хриплый голос произнёс:
— Ты кто? Ты не заражён?
—  Нет! Пустите, они идут, откройте!— прокричал я жалобным тоном, передёргивая затвор.—  Я буду стрелять!
Дверь захлопнулась, зазвенела цепочка. И дверь открылась. Я залетел туда, как ошпаренный, моментально закрыл её и накинул на место старенькую цепь.  Лишь переведя дыхание, я обернулся.
Передо мной стоял коренастый мужик в потрёпанном балахоне и целился в меня из старого, как и балахон, охотничьего карабина.
— Ты кто такой? — начал мужик.
— Я Семён, из базы, что в гаражах, я помню ты за едой приходил.
— Да, да, было дело, припоминаю. Меня Пахомом кличут, если что, — старик начал убирать карабин.
— Проходи, — сказал он, открывая дверь ведущую в дом из коридора.
В доме не было никаких признаков внешней катастрофы. В углу стоял стол, на котором лежал разобранный АК-47, и ящик с тушёнкой. Все окна были заколочены, шторы занавешены. Повсюду доносился запах оружейного масла и подгоревшей каши. На кухне у печки, с которой давно слетела вся штукатурка ,сидела девушка в косынке и что-то шила. Рядом с ней сидел мальчик, на вид лет восьми, и точил деревянный колышек. Пахом пригласил меня к столу. Но снаружи раздался грохот. Пахом вскочил. Подбежал мальчик и протянул мне кол, а второй вручил Пахому. Мы с ним выскочили в коридор. Пахом указал мне на лестницу, ведущую на чердак, и вытащил из угла целый бачок с кольями. Поднявшись по лестнице и подняв бачек по его просьбе, подождал пока он взберётся по лестнице. Пахом двинулся к небольшому проему, который я сначала не заметил и открыл люк. Под нами уже собрались пять тварей и тыкались в дверь. Пахом подтащил к себе кол, взял поудобней, и просунув в люк, воткнул в голову так, чтобы кол пробил череп и повредил остатки мозгов. По-другому этих тварей не убить! Я повторил то же, что сделал мужик. И уже через пару минут мы спускались по лестнице вниз и обсуждали, кто будет выходить наружу, чтобы собрать колья и оттащить трупы.
Конечно же попросили меня. Я быстро выскочил на улицу, собрал колья, обшарил карманы. Сух. паёк, вроде армейский. Собрав ещё с десяток патронов, заскочил в дом и вернул цепочку на место.
В квартире меня уже ждал мальчик. Он забрал у меня колья и ушел обратно в коридор. Я уселся около печи и стал перебирать собранные мной патроны. Их оказалось шестнадцать и то четыре из них никуда не годные, и мой боезапас пополнился ещё на обойму для пистолета. Остальные я отдал Пахому. Ему может сгодятся, а мне они не подходят. Револьверы я не ношу, не нравятся они мне.
Связаться с базой не получилось, домик стоит в низине и я не находил частоту базы. Ну и смысла особого не было связываться, кроме, как сообщить о выполненном задании и что цель нейтрализована и деньги у меня. Денег там было не то чтобы много, но красть у своих это не дело. Да, у нас было братство, небольшое, но некоторых персонажей я не знал до сих пор. Братство, хоть и готовое всегда помочь, но, как тайник обчистить, все мастера. И ведь потом будут и людей помогать собирать, и поиски устраивать. Сволочи. Озверели люди.
За раздумьями время прошло быстрее и пригревшись, я не заметил, как отключился. Я проснулся ближе к полудню, съел банку тушёнки, переупаковал рюкзак поудобней и стал чистить свой калаш. Только я закончил кропотливо смазывать детали и установил их на место, как из комнаты вышел невыспавшийся Пахом и направился к плите варить пожрать. Мне не хотелось надолго задерживаться в гостях и уже в полдень я вышел на крыльцо спасшего меня дома. Попрощался с Пахомом, двинулся дальше, но не по улице, а по извилистому берегу местной речушки.
По берегу долго идти не удалось, тропинка заросла, а берега обвалились. Сначала я ещё пробирался по пологому берегу между проржавевших столбов и жердей заборов. Из-за торчащих отовсюду лохмотьев сетей, когда-то натянутых на них, об которые всё время спотыкался, пришлось выйти на улицу. Остерегаясь и взвешивая каждый свой шаг, я двинулся вдоль улицы, прижимаясь к остаткам домов. На некоторых из них ещё виднелись выгоревшие надписи с названием улицы и номером дома. Сейчас я проходил дом с табличкой, на которой было написано: ул. Заречная, 32. В памяти сразу промелькнули воспоминания детства, как мы играли с друзьями и даже не могли представить, что такое когда-нибудь произойдет и на родную нам улицу придёт смерть и разруха.
Быстро отойдя от внезапно нахлынувших воспоминаний, двинулся дальше, всё сильнее загибая правее, ближе к древнему, по нынешним меркам, лесу, подошел к остаткам фундамента Старой школы. Нет, она не старая. Она была старой, когда мы маленькие, втайне от всех лазили в закрытую, покинутую всеми школу, и когда нас ловил  злой, но очень справедливый охранник, и родителей вызывали в школу.
Выбрав место поудобней в остатках фундамента, решил устроиться передохнуть и двигать дальше. Привал оказался даже очень быстрым, я выкурил сигарету и пошел. Шел я размеренно, стараясь не шуметь и не привлекать к себе ничьего внимания, особенно всевозможных мутировавших отпрысков "Пангемии". По пути мне на встречу попался знакомый мне путник по кличке Сорока. Не то, чтобы мне было о чём с ним говорить, но перекинуться парой фраз даже очень хотелось, тем более, что меня долго не было и события порой развиваются мимолётно и очень даже непредсказуемо. Мы обменялись парой фраз, обсудили, что происходит на базе и также мирно разошлись. Из нашего столь непродолжительного разговора я узнал, что вернулась группа Механика и то, что они привезли много прикольных плюшек, и что недавно прошел гон, и мутантов стало в разы больше. 
Часть 3
Дальнейшая дорога прошла легко и без приключений. Земли тут были более обхоженные, народу попадалось всё больше. Где-то во дворах виднелись сторожевые вышки, обколоченные домики с высоким забором по периметру. На вышках и у ворот стояли парнишки с автоматами, а по двору спокойно разгуливали дети и их мамаши. В дальнем углу хорошо обосновавшегося двора был хороший погреб, накрытый толстой шапкой земли. Погреб -сооружение напоминающее землянку, в нём до трагедии хранили картошку и прочие плоды с огорода. Сейчас там ,скорей всего, находится склад. Около него сидел коренастый мужик по прозвищу Суслик и читал какую-то книгу. Я не стал заходить, лишь поздоровался с некоторыми знакомыми мне путниками и двинул дальше.
Часть4
Я дошел до базы. И понеслось. Блин. Разбор полётов:
-Как всё прошло? Где я его нашел?— и прочая дребедень, которую хотел знать каждый.
Я спокойно отмазался от толпы любопытных и двинул к главе нашей маленькой "крепости". Кто-то называл это место гнездом, кто-то, по привычке, гаражом. Тут раньше был гараж местного ЛПХ (Лесопромышленное хозяйство) и место удобное. Дома идут по кругу, а въезд один. Ворота на въезде сразу же обшили листами стали. В общем  получилась маленькая "крепость". Я прошел в проём приоткрытой двери, над которой было нацарапано "столовая". На самом деле столовую представлял из себя огромный ангар, из которого вывели технику, наставили столов и стульев, а комнатку, в которой раньше валялся какой-то хлам, стали использовать как кухню.
Не обращая внимания на уплетавших что-то ребят, прошел через всю залу и поднялся по проржавевшей от старости лестнице. В каморке два на два меня уже ждал Патриот, грубый мужик, которого выбрали главой, как самого знающего и пожившего своё.
— Ооо, кто наведался! Ну что, нашел гада-то этого? Ну, не молчи, — полез ко мне с расспросами Патриот.
— Нашел!
Он аж расплылся в улыбке и начал по новой:
— Где он был? Где груз?
Достав из-за спины рюкзак, я протянул ему контейнер. Пошарив в кармане, достал бумаги, что забрал у Зайца, протянул главе.
Осмотрев контейнер, поковырявшись в бумагах, Патриот достал пачку денег и протянул мне.
— Это предоплата, есть дельце. Возьмешься? 
— А по сути?
-Документы не все. Заяц успел часть сбросить или передать кому-то. Верни их, от них может зависеть наша жизнь.
— Послезавтра приступлю, -ответил я.
-Ладушки, только не трезвонь по этому поводу, дело серьёзное.
-Договорились.
Через день, отдохнув, я полностью погрузился в данное дело, а точнее я лежал у себя в каморке, разглядывая трещины на потолке и пытаясь понять, когда Заяц успел скинуть документы и кому? По моим расчётам выходило, что он оставил их либо на базе и напрягаться особо не стоит, либо я чего-то не заметил. Данная перспектива меня не очень радовала- сдавать задание, за которое мне уже заплатили, мне не хотелось. Надо вспоминать!
В раздумьях я придремал и сам был не рад очередным воспоминаниям. Опять всплыл в памяти тот самый день, когда всё началось. Снились взрывы вдалеке, красные грибы снова возникали в поле моего зрения, бегущие люди, вой серен, солдаты, что загоняли людей в подвалы. Откуда они вообще взялись эти самые солдаты, не знал никто, а они не говорили. Почти сразу пропала связь с городом, на выезде с посёлка стоял отряд военных и не выпускал никого. Люди рвались с обоих сторон, кто-то бежал из города, а кто-то хотел к родным в город. Спустя неделю всех женщин и детей начали сажать на поезда и отправлять на север в Мурманск. Плакали дети, кричали их матери.
В тот момент я и потерял сестру и мать. Я просто потерялся в толпе, стоял и ждал, что за мной вернутся, но никто не пришел. Я остался жить с солдатами, но скоро и они начали куда-то пропадать, их становилось всё меньше и меньше. Будучи десятилетним мальчиком, я не осознавал, что происходит. На улицах  появлялись баррикады из покрышек, разбитых машин и другого всевозможного хлама, люди окружали свои дома чем могли. Лишь спустя два года я встретил первого мутанта. Солдат уже почти не было, хотя какие-то остались и помогали местным жителям  оборонять их укрепления. Меня воспитывал старый солдат, звания которого я так и не узнал, он погиб как только мне стукнуло четырнадцать, но успел подучить меня стрелять.

Глава 2 "Призрак"

Глава 2   "Призрак"
Часть 1
Я проснулся от сильного толчка в бок. Я лежал на полу своей комнатушки, стол валялся в углу, а по всему полу растекался оставшийся недопитым с вечера чай. На глазах были слёзы. Но я вспомнил, где я впервые встретил Зайца. Это был старый погреб, который они, будучи мальчишками, вычистили, где-то даже подремонтировали. Он много времени проводил в своём воображаемом бункере. Как я помню, именно там они  планировали свой первый выход за охраняемый периметр, именно через него он шел в тот день. Надо проверить! Пометив  на карте, я  обвёл приблизительное расположение участка. Убрав беспорядок в комнатушке, я вышел в коридор. Мимо меня пробежали ребятишки, видимо во что-то играющие, и скрылись за углом. Я медленно двинулся к выходу на маленький балкончик, который использовали, как курилку. Мысли полностью поглотили мою голову.
На улице капал грибной дождик. Малышня бегала, радуясь дождю, пускала кораблики в только что появившихся лужах, но у меня настроения не было. Весь вчерашний настрой будто бы улетучился. Я достал сигарету и лишь с третьего раза смог её прикурить. Ещё долго я сидел на самодельном табурете и потихоньку втягивал в себя струйки дыма. На улице бегали из стороны в сторону люди, напоминавшие муравьёв, что сидят у себя в муравейнике и делают относительно бесполезные, но так необходимые всем вещи.
Прямо передо мной, в открытом настежь ангаре, кто-то чинил старенький "Газон". Чуть левее, под натянутым тентом, сидела компания и явно о чём-то ожесточённо спорила. У ворот сидел коренастый мужик и играл на гитаре какую-то очень знакомую мелодию, название которой я так и не смог вспомнить. Жизнь текла своим чередом.
Я вернулся обратно в каморку и рухнул на кровать. Лежал ещё часа два, не спал, просто лежал.
Встал я ближе к четырем, перекусил на скорую руку и нехотя, но с полной ответственностью, приступил к сбору вещей. Взял немного, так как идти предстояло недалеко и по вполне безопасным территориям. Когда я спустился по изгибистой лестнице и вышел на улицу, дождь уже перестал, но повсюду зияли целые мини озёра со связывающими их речушками.
Я шлёпал по лужам, не обращая внимания на проходящих мимо людей. Была цель, не было желания лесть в неизвестность. Пройдя патруль и миновав ворота, я всё также шел размеренным шагом абсолютно наплевав на возможные опасности, да вообще на весь мир вокруг меня. 
Грянул выстрел и в двух метрах от меня повалился зомби.  Постовой что-то выкрикнул в мою сторону, но я уже не слышал. Перебегая дорогу, на ходу вытащил из-за пояса охотничий нож и, только достигнув паребрика, со всей силы всадил движущейся на меня с диким воплем твари.  Хрустнул череп. Небольшой всплеск остатков головного мозга, забрызгавший мне лицо окончательно меня пробудил.
Обтерев нож и лицо от гниющей субстанции и убрав нож за пояс, двинулся дальше сосредоточенно, готовый ко всем неприятностям судьбы. Теперь я шел более аккуратно и несколько раз обходил скопления всевозможных тварей. Каждый шаг разрастался в шлепках луж. Лишь отдалённое карканье ворон разрывало преддождевое затишье.
Только я достиг ближайших домиков, как снова начался промозглый до костей дождь. Укрытие мне предоставил небольшой придорожный магазинчик "Смак". Внутри оказалось вполне тихо, где-то в дальних комнатах текли с потолка струи просочившегося через прохудившуюся крышу дождя.  Посреди торгового зала, где когда-то стояли прилавки, находились костровище и накиданные кем-то впопыхах ящики из-под спиртного, заменяющие стулья.
Переждав затянувшийся ливень, пришлось выходить. Дороги окончательно превратились в кашу и двигаться стало ещё сложнее. Ноги просто отказывались месить эту грязь, но я добрался до асфальта, где дело обстояло чуточку полегче. По асфальту удалось пройти немного, хотя заметно быстрее. Устав и снова потеряв весь настрой, решил сократить и, чтобы не огибать дугу, пройти по железной дороге, по которой недавно возвращался на базу. Идти было трудно и, при попытке спуститься со склона, споткнулся о чуть выступающую из земли трубу, прятавшуюся в траве, и кубарем покатился по склону, оцарапал лицо о кусты, охватившие весь склон. Рухнул в небольшой, но глубокий ручей, что протекал вдоль железной дороги. Весь с ног до головы измазанный в грязи, лежал в ручье и, подняв глаза, в двух метрах увидел лежащего в кустах Пискуна — мутировавшую свинью с изменённым пятаком, напоминающим рупор и используемый им для зова других существ. Проползя по ручью и нырнув под старый, разрушившийся от старости, мостик, перекинутый через ручей, притих. Через минуту я выполз с другой стороны мостика и аккуратненько выбрался из ручья, мелкими гусиными шажками начал обходить тварь. Медленно продвигаясь  между кустарниками, и не сводя глаз с Пискуна, попутно доставал нож. И случайно отвлечённый хлещущими по лицу ветвями не заметил, как повернулась тварь. Теперь мы смотрели друг на друга, напряженные до боли в мышцах и рези в глазах. Напряжение росло. И она и я ждали, кто первый.
Тварь, не выдержав накала,  резко дёрнулась на меня, набирая воздуха для призыва других существ. Но я тоже рванул на неё и, вцепившись в пятак обоими руками, сжал со всей силы. Пискун, пища и крутясь ужом, пытался выскользнуть, но не мог. Перехватив свинью поудобней, не оборачиваясь, я нащупал в траве нож, что бросил в момент рывка твари на землю. Изогнулся в три погибели, чтобы не дать существу издать призывающий писк. Свинья, рванув, укусила меня за ногу своими маленькими, но острыми, как бритвы, зубками. Я, превозмогая боль, резко, как только мог, дёрнул голову свиньи на себя и перерезал ей глотку. Брызнула кровь, окропив ближайшие кусты. Я оттолкнул от себя Пискуна и разлёгся на земле, пытаясь отдышаться. Достал из большого кармана на штанине небольшой пластиковый контейнер, вытащил бинт, а из рюкзака бутылку водки. Плеснул на неглубокий, но крупный укус и хорошенько перемотал рану бинтом. Раскатал штанину, встал и аккуратно, немного прихрамывая на правую ногу, двинулся вдоль молодого подлеска.
Всё также лил дождь. С плеч и капюшона стекали ручейки грязи с водой, в берцах хлюпало. Штанины уже давно прилипли к ногам, шлось всё труднее. Мутантов тоже не было видно, попрятались от дождя. Выйдя к дороге я, не прячась, двинулся вдоль по улице. Идти оставалось недалеко.

Часть 2
Подходя ко двору, в котором располагался погреб Зайца, я заметил, что импровизированная  калитка из спинки старой, металлической кровати оказалась открытой. Заяц всегда её закрывал, отметил я про себя и сбавил темп. Подошел к дому, за которым был погреб. Аккуратно пробираясь под окнами покосившегося от старости бревенчатого домика с пустыми глазницами окон, заглянул вовнутрь. Там никого не было, только кое-какие ещё нерастасканные и нестлевшие от старости вещи стояли на своих местах.
Вход в погреб был приоткрыт и я ещё сильнее насторожился, передвинул из-за спины старенький АКМ. Подойдя в упор к  железной двери, установленной Зайцем уже после катастрофы, со всей силы пнул её ногой и нацелился в темноту. Ничего не происходило. Обождав пару секунд, шагнул в проход.
Внутри никого не было. В углу погреба стоял генератор и бак, скорей всего, с дизелем. У стены стоял старый, ещё советских времён, обогреватель и железная кровать тех же времён. На деревянных стенах висели старые советские плакаты. Был даже какой-то порядок. Проверив шкафчики стола, большой сундук  и не найдя бумаг я окончательно приуныл.
Делать было нечего, не возвращаться же обратно под дождём. Я вернулся к двери и закрыл её. Завёл генератор, включил свет. Вещи Зайца я видел в сундуке и не задумываясь достал майку и подштанники. Переоделся , а свои вещи повесил на обогреватель. В погребе, переделанном под бункер, довольно быстро стало тепло. Я перерыл все его закутки и не нашел документов. Всё выглядело так, как будто Заяц не собирался покидать своё убежище. Поев, я улёгся на кровать и почувствовал, что что-то лежало под простынёй. Выпрыгнул из кровати, скинул одеяло в сторону на пол, сорвал простыню и моему взору предстала небольшая стопка бумаг. Растекаясь в улыбке, я собрал листы вместе и не читая спрятал в непромокаемый отдел новенького рюкзака с системой моли. Довольный собой, заправил кровать, достал бутылку и, налив на два пальца, влил в себя. На душе стало хорошо, спокойно.  Нырнул под одеяло и тут же уснул. Устал очень.
Я проснулся от того, что кто-то окатил меня холодной водой. Я резко вскочил и увидел направленный мне в голову ствол АК. Сначала  подумал, что мне почудилось, но его возглас начисто отсёк все сомнения. Передо мной стоял Заяц, живой и целёхонький. А ведь я сам помню, как прострелил ему голову.
— Ты что тут делаешь, малявка? Да я тебя...,— выругался незнакомец и замолчал.
-Заяц, это ты? — всё ещё неуверенный в происходящем и уверенный, что это сон, спросил я.
-А что, б*я, не узнал? Я что, такой страшный стал?
-Но я тебя убил! — неуверенно и боясь реакции, прошептал я.
-Ты? Как? Вот я тут. Что тут творится? На меня и в правду напали свои, но причём тут ты? Надо будет доложить Патриоту.
-Как Патриоту? Ты же у него бумаги важные украл, вот он меня и нанял тебя убить. Нельзя тебе к Патриоту.
-Какие бумаги? Ты что несёшь? Меня Патриот на вылазку отправил шестнадцатого с Лешим и Опелем, но они что-то бузить начали и меня убить хотели. Потом гон начался, я под доски залез, еле выкарабкался, два дня под кучей досок выжидал, пока всё не уляжется.
-Но как же? Я ведь сам тебе голову прострелил, сам деньги и часть бумаг у тебя из рюкзака достал, а вторую часть вон тут нашел, — я указал на кровать.— И по связи сообщение прошло, что Леший с Опелем под гон попали, но они вдвоём ходили.
-Какие бумаги? Меня свои убить пытались ,а тут ты говоришь, что ты меня убил. И где же?
— На пятом, у болота, ты к Южным бежал. Я тебя два дня выслеживал, измотался, ты такие круги наворачивал .
—Что-то тут не так,— заключил Заяц и, убрав калаш в угол, сел напротив меня. -Ну, давай выкладывай, всё по порядку, разберёмся.
После того, как я рассказал всё, что знал, он рассказал, что случилось с ним. Оказалось, что Патриот отправил группу из трёх человек: Зайца, Лешего и Опеля. Они хотели его убить, но прошедший гон спас ему жизнь. И, собрав оружие и оставшиеся неиспорченные толпой мутантов припасы, Заяц двинулся назад. Вернулся домой, а тут я сплю.
Сомнение вызывало не только то, что я лично видел Зайца на следующий день, позже получил приказ и двинулся в погоню, но и то, что погибшими под гоном упоминались только двое.
-Не ясно ни**я, прорвёмся, — сделал вывод ушастый и пошел переодеваться.
Мы сидели в тишине и обдумывали происходящее. Заяц шарил в бумагах и что-то бубнил себе под нос. Я подсел поближе и прочитал на одной из бумаг "Отчёт разведки о нахождении припасов". Такие отчёты составляли разведгруппы после крупных экспедиций при обнаружении большого количества припасов, которые они не могли вывезти сразу. Они делали тайник, а в отчётах писали координаты и место схрона и что в нём находится. Иногда даже патроны поштучно указывали . Это делалось, чтобы другая группа, при необходимости, могла вернуться за вещами.  Но кому понадобились эти схроны. На столе лежало с десяток таких отчётов, схемы каких-то строений, расчёты гонов и карты с местами скоплений мутантов. Когда я начал приглядываться, Заяц тоже обратил внимание на схемы. Задумался, но тут же выпалил: 
-Вот же с*ка,— и показал мне на скопление стрелочек, кружочков и каких-то записей, из которых я разобрал только 16.05.2037.  ГОН ( Скопление кабанов).-Он нас специально туда отправил. Он знал, что будет гон, с*чье отродье. Вот те на — командир выискался. Я ему покажу где раки зимуют.
На время повисла тишина. Я сидел и помечал в ПДА места некоторых тайников, сфотографировал схему гонов и скопления мутантов. Понаблюдав за мной, Заяц тоже приступил тыкать по экрану ПДА, усиленного в стальной корпус планшета. Один умелец, по прозвищу Маус, со своим другом Клавусом, подумал, что они будут очень необходимы, обесцвечивал и переделывал старые планшеты под новые реалии. Но у меня была цветная модель. Я нажал на круглый значок в углу, он загорелся зелёным и на карте тут же появились две точки. Это были я и Заяц.
-Выключи навигатор (да-да, навигатор, хоть от человечества и остались лишь разрозненные группы, готовые перестрелять друг друга за банку тушенки, но спутники ещё бороздили просторы вселенной) Только себя палишь.
Заяц сильней застучал по монитору и точка на карте пропала. Я тоже выключил, убедившись, что никого поблизости нет. Только в углу карты было какое-то движение. Может кто и был поблизости, но точно не хотел, чтобы о нём кто-то знал.

Поддержи =)

Группа в ВК http://vk.com/children_of_light_book

Отредактировано Семён (27-02-2015 17:18:38)

0

2

Довольно крепкий техт. Подумываю о переносе в "критику". Что скажут остальные?

0

3

Так уж и крепкий...
Я уже "во первЫх строках..." слегка поплыл. Тут работы — непочатый край.
Особенно умилило:

перекусить (!) черники, чьи кустики заполонили весь лес.

В доме не было никаких признаков внешней катастрофы, кроме стола в углу, на котором лежал разобранный АК-47, и ящика с тушёнкой.

Теперь я точно знаю — увидел стол в углу, разобранный автомат и ящик с тушенкой..... КАТАСТРОФА!!!!!!

0

4

Есаул написал(а):

Так уж и крепкий...
Я уже "во первЫх строках..." слегка поплыл. Тут работы — непочатый край.
Особенно умилило:
Теперь я точно знаю — увидел стол в углу, разобранный автомат и ящик с тушенкой..... КАТАСТРОФА!!!!!!


Хахаха насчёт возможности ошибок я не отрицаю, но с катастрофой обидно стало =)  дальше по сюжету раскручивается что произошло =)

Отредактировано Семён (24-02-2015 22:02:53)

0

5

Старенький кряхтельник написал(а):

Довольно крепкий техт. Подумываю о переносе в "критику". Что скажут остальные?


Спасибо, я вскоре вторую главу добавлю. =))

0

6

Семён написал(а):

Спасибо, я вскоре вторую главу добавлю. =))

Подпись автора

    Всем добра.


И тебе добра — но может, вначале с первой поработаешь?

0

7

Семён написал(а):

Хахаха насчёт возможности ошибок я не отрицаю, но с катастрофой обидно стало =)  дальше по сюжету раскручивается что произошло

А ты сразу определись — будешь обижаться или работать над ошибками?
Это я всего лишь пример привел Деду, даже не тебе. Чтоб не захвалил с первых минут.
Потенциал есть, несомненно.
Но ошибок, особенно в расстановке и употреблении слов, более чем....
С ошибками текст сразу становится тяжелым. Глаз на них спотыкается. А откровенные косяки, как с "катастрофой" вообще могут вызвать смех вместо сопереживания. Книга в результате провалится.
Тебе оно надо?

0

8

Есаул написал(а):

А ты сразу определись — будешь обижаться или работать над ошибками?
Это я всего лишь пример привел Деду, даже не тебе. Чтоб не захвалил с первых минут.
Потенциал есть, несомненно.
Но ошибок, особенно в расстановке и употреблении слов, более чем....
С ошибками текст сразу становится тяжелым. Глаз на них спотыкается. А откровенные косяки, как с "катастрофой" вообще могут вызвать смех вместо сопереживания. Книга в результате провалится.
Тебе оно надо?

Есаул написал(а):

А ты сразу определись — будешь обижаться или работать над ошибками?
Это я всего лишь пример привел Деду, даже не тебе. Чтоб не захвалил с первых минут.
Потенциал есть, несомненно.
Но ошибок, особенно в расстановке и употреблении слов, более чем....
С ошибками текст сразу становится тяжелым. Глаз на них спотыкается. А откровенные косяки, как с "катастрофой" вообще могут вызвать смех вместо сопереживания. Книга в результате провалится.
Тебе оно надо?


Конечно же нет, буду работать, большое спасибо за подсказки. И наоборот спасибо вам обоим, мне главное было что хоть кому-то понравилось. Это значит что есть для кого исправлять, добавлять что-то новое.

Отредактировано Семён (24-02-2015 22:24:21)

0

9

всё прально — повторение — мать учения. ;)

0

10

Семён написал(а):

мне главное было что хоть кому-то понравилось

Не та установка. Главное — сделать офигенный текст.

0

11

Есть два пути.
Первый: продолжать строчить, не думая, постить это свой паблик, самолюбоваться и не развиваться.
Второй: думать и учиться.
Что выбираем, месьё?
Может быть чуть обидно.

Отредактировано Renson (27-02-2015 22:31:52)

0


Вы здесь » Чернильница » Песочница » Дети света